России, женщине, судьбе. Стихи

РОССИИ, ЖЕНЩИНЕ, СУДЬБЕ

Не ругай ее, ветер, за млечность песка на висках,
И за частую ткань паутинок, что выткались в осень.
Не пугай ее, дождь, что стекает на землю тоска,
Что до срока увяла отцветшая временем просинь.

Не кори ее, снег, за уснувшей зари наготу,
За опущенных губ уголки на немом покрывале,
Изменившем чело, и до срока познавшем нужду
В чьих-то страстных устах, на измятом в метель сеновале.

Не бросай в нее, поле, истертой ковыли муку.
Замутненными красками сна не бели ее, осень.
Может быть сотни раз богомолка-судьба на скаку
Проносилась к причастию мимо обугленных сосен.

Залукавилось солнце обманной красою ресниц,
И забряцали бусами рыжерябинных предплечий
Изумруды-леса. И над вспышками шалых зарниц
Заискрились дождей слюдянисто-слепые картечи.

Может даль заметает последний посев в борозду?
Может быть лихоманка-голгофа уже на исходе?
Может быть распрядают ветра вековую узду,
И российская скитная длань присягает свободе?

Дай ей боже, не горечь отравы, не княжеский кнут,
Пусть стреноженный осени конь изорвет чью-то сбрую,
Дай ей вольную волю да вышитый гладью приют,
Да налитую золотом гроздь в полноте поцелуя.
Дай ей Бог!

2003г.

* * *

Пищала старая шарманка
ноктюрн в ночи.
Плясала страстная цыганка
в огне свечи.
Кружилась в зареве заката
постель ветров
И уносилась прочь куда-то,
в поток миров.
И возрождалось вдохновенье,
как дивный сон.
И сыпались стихотворенья
под лиры стон.
К огню стремительно взлетала
звезда-душа,
И у созвездий трепетала,
едва дыша.
И мчались ввысь кабриолеты
с больших пиров.
Сверкали грозно эполеты
у юнкеров.
Звучали флейты и фаготы
на стыке лет.
И на ступеньках эшафота
творил поэт.
2001г.

ОСЕННИЙ САД

Желтоглазые акации-подружки
Под окном осенним шелестят,
И смешные огненные мушки
По газонам скошенным летят.
Русская березовая вечность,
Как вино по телу разлилась.
О, моя далекая беспечность!
Словно лист увядший, сорвалась
Со ствола родного и умчалась
В хороводе ветра и тепла.
Сколько дней у осени осталось
Царствовать, пока не скроет мгла
Эту жизнь в сиреневых рассветах
Монотонной серостью зимы?
У природы тысячи ответов...
Выход из заснеженной тюрьмы
Лишь один: пиши, мой друг, в надежде,
Что тебя услышат и поймут.
Ты всплакни о главном, как и прежде,
Может даль оценит этот труд
И оставит в памяти потомства
Твой опальный выстраданный крест?
Не свершится больше вероломства
При дележке долгожданных мест.
Пой же всласть рубиновое лето,
Догорай цветением закат,
Возрождайся пламенем рассвета,
Мой осенний желтоглазый сад.
1995г.

* * *

Ветер зло просвистел и сорвал мошкару листопада,
И швырнул ее вихрем в унылый оранжевый сон.
Сквозь свинцовую муть золотая блеснула лампада,
И приник к образам отдаленный загадочный звон.

Там, в молочной дали, отпевали угасшее лето,
И лилась панихида в изумрудно-пиритовый рот
Отоспавшейся осени, а за околицей где-то,
Упивался тоской бесприютно блуждающий скот.

Отшумели ветра золотого жнивья на рассвете,
И оборванной ленточкой взвился косяк журавлей,
И вздохнула заря об ушедшем в бессмертие лете,
И туманные гроздья осыпались с винных полей.

Я встречала тебя, и тебя не найдя, провожала.
Ускользала печаль в турмалиновый отблеск дождей.
А воскресшая осень кобылою дикою ржала,
И летела стремглав под уколами мокрых вожжей.

Рваной струйкой хмельной разливалось во рту "Саперави".
Жгло полынь моих век и дурманило негой хмельной.
Я стучала страстями по звонкой фальшивой октаве,
И струился с небес чуть заржавленный локон льняной.
2002г.

ФАТУМ

Ты меня не тревожь, и не мучай, бессонница.
Я уже разгадала свой фатум шальной.
Я грозой рождена и рыданием звонницы,
Гулким эхом тоски и матерой волной.

И сечет меня ветер с пристрастьем непрошенным,
Будто я - его цель до скончания дней.
А уляжется в штиль, и паду я подкошенной
Под копыта моих ненаглядных коней.
2004г.

СОНЕТ МИХАИЛУ

Ты идешь с песчинкою счастья
На руках, обласканных солнцем,
По руинам нужды и безвластья,
Доведенным до самого донца.

Ты идешь, и святая близость
Твоего отраженья сонного,
Теплым светом питает низость
Безысходного и бездонного.

Ты идешь по планете выжженной,
Прижимая младенца - сына,
Миром проклятый и униженный,
Мой единый навек мужчина.

Обнимая шелков порфиру,
Ты несешь его в жертву миру.

1999г.

КРЕЩЕНИЕ РУСИ

Запоет и встанет на ноги высь,
Что зародышем лежала в душе.
Я исторгну залежалую слизь
И к единственной отправлюсь меже,
Что в степи на перекрестке дорог,
Грудь подставив всем волнам и ветрам,
И воскресший окровавленный слог
Я калекам-изуверам раздам.
Будет псиной выть голодная Русь,
Будет нищую протягивать длань.
Я судить ее за грязь не берусь,
За сварливую и пьяную брань.
Протяну ей  в ледяную постель
Крест нательный под рубаху из льна.
Простолюдинкой отправлю в купель,
И всплакнет под образами луна.
А на стойле, предвещая рассвет,
Будут ржать три племенных жеребца,
Чтобы вывести Россию на свет,
От бесовского избавить венца.
Ах убогая, на стон да на срыв
Наступи своей кровавой пятой.
Раздави закостеневший нарыв,
Да впусти меня к себе на постой.
Русской тройкой понесут жеребцы,
И уткнутся мордой в вымя из звезд.
Заскулят лениво "Гончие Псы",
И заплачет деревенский погост.
И соборных колоколен мажор
Спеленает мою Русь на руках,
Вознесет ее в небесность озер
Да не в рубище, а в нежных шелках.
Перекрестит, зацелует до слез,
Искупает в молоке и в вине.
И у девственных российских берез
Груди соком изойдут по весне.

2004г.

КРЫШИ В СНЕГУ

Крыши в снегу,
окна горят.
Я убегу
в твой снегопад.
Я растворюсь
в сумерках дня.
Я превращусь
в пламя огня.
Вьюга-свирель,
ветер в глаза.
Может метель?
Может слеза?
Месяц горбом,
столько потерь!..
В мире родном
заперта дверь.
Брошусь я в ночь,
в белый мираж.
Грусть моя, прочь,
скудный багаж.
Я замету
памяти след,
И упаду
в зарево лет.

1995г.

СУДЬБА ПОЭТА

Божественный Молдовы уголок,
Где сердце, как стремительная птица,
Возносится, и радость бьет в висок,
И боль неволи вечностью дробится.
Здесь будто Русью все освещено:
Цветет полынь в лучах аквамарина
И зреет недозревшее зерно,
И запах мяты, клевера, и тмина.
Берилловые русские холмы,
Моих терзаний горестных отрада,
Поете мне священные псалмы
Уже который год! Вы  - мне награда
За унижения, за скорби и за боль,
За беспощадность и жестокость близких,
За черствость человечества, за соль,
Что до сих пор течет по обелискам
Поэтов, уничтоженных людьми,
Их скупостью и жадностью, и гневом
Рассудков помраченных, их плетьми...
И нет конца тем ядовитым стрелам.
"Поэт в России больше, чем поэт!" -
Неважно кто он - бог, пророк, мессия...
Но вам, предавшим свет, и дела нет,
Что метите в святилища России!
Нагайкой языков да побольней!
Шумит бесчинство воплей изощренных.
Ну а когда добьете, то елей
Речей умильных, масел благовонных
Обрушите поток. Вчера был враг,
Ну а сегодня нет тебя роднее.
И вместо черного:"Распни!" -
Уж белый стяг.
Но только безотрадней и больнее
Смотреть на вас с распятой высоты
Сквозь толщу лет и пестроту сюжетов,
И созерцать дубовые кресты
С закованными крыльями поэтов.

2002г.

* * *

Зарево калинное,
осень долгожданная,
Страсть моя невинная,
грусть моя желанная.
Словно кречет брошенный,
я смотрю на волюшку,
На покос нечесаный,
на медово полюшко.
Отутюжил ветер
зорьку за околицей.
Гнутся ветви-плети,
словно богомолицы.
Кличут лето красное,
маятся в смятении,
И с мольбою страстною
молят о цветении.
Пить тебя не выпить,
Русь моя осенняя!
На рязанской выти
пел тебя Есенин.
И теперь по просу
снежного разлива,
Те же стонут грозы,
те же плачут ивы.
И в саду притихшем,
сиротливо-сонном,
Рассыпают вишни
зимние поклоны.

1996г.

ПЕРЕКРЕСТ

Я бросаюсь в омут домыслов,
как на плаху.
Непорочный крест: сверху-донизу,
под рубаху.
А бесстыдный: снизу-доверху
жестом гибким.
То взлетаю ввысь, то срываюсь вниз
на погибель.
Что ищу в той роковой дали? -
степь да ветер.
Рифмы горькие кровью ис-текли
на рассвете.
А душа моя, боль спалив дотла,
всыть намаялась.
Соль насыпала, каравай спекла,
в пляс ударилась.
Бесноватый страх, истоптав, как прах,
мордой - в грязь!
И ушел во тьму, корчась и кривясь,
Черный Князь.

2004г.

О себе:
Проживаю в Молдове в городе Кишиневе.
Член Ассоциации Русских Писателей Республики Молдова.
Член литературного сообщества "Наше поколение" под председательством Юрия Каюрова.
Писать начала в 1994 году, а первые публикации появились в 1996 году в кишиневских изданиях.
Публиковалась в газетах: "Русское Слово", "Столица", "Независимая Молдова", "Община", "Молдавские Ведомости"
В журналах: " Наше Поколение", "Кодры"
В альманахах: "Как слово наше отзовется", "Фронтовая Муза"
В 2002 году издала книгу стихов "Нечаянная радость"
Книга была награждена Ассоциацией Русских Писателей Республики Молдова и Конгрессом Русских Общин и награждена дипломом Союза Писателей Республики Молдова.
Готова к изданию вторая книга стихов "В зеркальном пламени свечи"
У меня часто спрашивают: "Почему у вас двойное имя?"
А дело в том, что однажды передо мной встал вопрос - под каким именем я буду публиковать свои произведения?
Я стояла прямо перед иконой Божьей Матери и мучительно размышляла о своем будущем псевдониме.
Наконец, я буквально взмолилась Богородице и попросила ее мне помочь. И вдруг... - МАРИЯ! - услышала я очень ясно.
Я, конечно, ужасно обрадовалась и внутренне просияла.
С тех пор я ношу два имени: мое от рождения - Наталия, и данное мне свыше - Мария.

Раздел