МАСКИ

1. Дом у дороги

Все вы идёте к истине различными путями,
а я стою на перекрёстке и ожидаю вас…
Будда.
Мы дом оставляем – он плачет нам вслед.

Мы простимся с тобой у порога,
Ты мне скажешь: «Прощай», уйдёшь.
Мы простимся с тобой у порога,
Будет тихо плакать дождь…
Ты мне скажешь: «Прощай», – не отвечу,
Путь оближет подошвы сапог.
Ты мне скажешь: «Прощай», – не отвечу –
Ты остаться бы мог.… И не мог…
Мы простимся с тобой у порога,
Ты уйдёшь в тишину, в пустоту,
Будет гладко-песчаной дорога,
Ты уйдёшь, догоняя мечту.
Я вернусь в пустоту тёплых комнат.
Не беда – ты ведь выбрал СВОЙ путь!
Я забуду. Забыла. Не помню…
Скоро стукнет в окно кто-нибудь.
Перекрёсток миров. Все дороги
Вас ведут к моему крыльцу,
Вы придёте, уйдёте. С порога 
Провожу вас. Пусть дождь по лицу!
                                                                    03.06.2002.

 2. Волшебная скрипка

Ты не знаешь, ты не знаешь, что такое эта скрипка…
                                                                       Н.С. Гумилёв 

Милый мальчик, ты так весел, так светла твоя улыбка,
И глаза являют миру душу, полную огня,
Протяни скорее руку, и твоею станет скрипка.
Но освободиться сможешь лишь со смертью от меня.

Стоит взять меня впервые в сильные мужские руки –
Струны лопнут с громким стоном, пальцы в кровь начнут лобзать,
И скрипач, владевший мною, замерев на миг от муки,
Улыбнётся и закроет навсегда свои глаза.

А тебе, мой милый мальчик, душу в клочья рвать придётся
И, свивая их в верёвки, петь не боль, а красоту.
Ведь других, меня достойных, струн на свете не найдётся –
Лишь твоей, напившись крови, петь способность обрету.

Ты услышишь, как хохочут в торжестве все духи Ада,
И, смычок омыв в крови, постигнешь тайны Бытия.
Но поверь мне, что всезнанье – далеко не вся награда –
Много больше, милый мальчик, дать тебе сумею я!

Эти струны петь и плакать будут то, о чём мечтаешь,
Сеять боль в сердцах иль счастьем щедро души наполнять.
Нет, счастливым ты не станешь и известность не познаешь –
Жребий твой – былое помнить и грядущее читать.

Ты не сможешь больше плакать, улыбаться и влюбляться,
Ты душой не очерствеешь, но раздаришь всю её.
Сердце будет свет дарить и словно Солнце раскаляться –
Это больно. Такова судьба познавших бытиё,

А однажды вдруг увидеть лучезарную улыбку,
И в протянутые властно руки скрипку положить.
Путь, что скрипачом прошёл ты, станет вдруг туманом зыбким…
Вновь мальчишка, ты получишь право ещё раз пожить.
                                                                                       05.10.2004.

 

 3. Белый дракон

Быть драконом – значит быть свободным.

Змеёю, неслышно ползущею, тянется вечер,
Обвившись вокруг всех предметов, сгущается тьма,
И мысли в запретные дали взмывают всё легче,
И дух всё быстрее бросает оковы ума,

И мне так легко расставаться с обычною речью
И видеть все капли в дробящемся свете луны,
Как кокон ненужный, спадёт облик мой человечий,
Все чувства, что важными были, уже не важны.

И белой бронёй чешуи одевается тело,
Жемчужные капли венчают усы на концах,
Янтарная кисть одевает мой хвост снежно-белый,
И белые когти царапают камни крыльца,

Янтарная грива струится по шее на плечи,
Янтарной каймой обрамляются вмиг два крыла,
В сверкающе-льдистых глазах отражается вечность,
И алый язык разделён на конце пополам.

Я в небо взмываю не лилией – молнией белой,
Мне нет теперь дела до мелочной вашей возни,
До чувств и до помыслов ваших мне нет теперь дела:
Иные пути мне осветят иные огни.

Мне сущность открыта алмаза, цветка или ветра,
И пламя – глоток за глотком – я вбираю в себя,
Мой взгляд проникает за миг в потаённые недра
Земли и воды, гранит мои когти дробят.

Я буду веками купаться в ветров водопадах,
Я буду летать между звёзд, пить их свет и молчать.
Пещеры в алмазных созвездьях моим станут садом,
Я танец придумаю новый пылинкам в лучах.

И капли хрустальной росы будут петь и смеяться,
Приветствуя с радостью каждое утро меня,
И горы в излом белых крыльев так станут влюбляться,
Что алою лавой заплачет их камня броня.

      Изяществом линий со мною никто не сравнится –
Обманчиво-хрупким мелькаю я в лунных лучах,
Но, тысячи тысяч со мной попытавшись сразиться,
Конец обретут, не смочив в моей крови меча.

Моею единственной страстью пребудет свобода –
Свобода навечно, свобода от всех и всего!
Мне в дар преподносится право драконьего рода:
Мир выбрать из мира ухода навек своего.

Однажды устав, я в судьбе своей точку поставлю.
Тогда в человеческом мире родится герой.
Он «подвиг» свершит: я ему своё сердце подставлю,
Из вашего мира уйду навсегда в мир иной.
                                                                                                 11.10.2004.

4. Ночной охотник

Наша сила – в неверии вашем.

Незаметная ночь подкрадётся на бархатных лапах
И укутает пледом тумана дворы и дома.
Этот привкус железа и ржаво-железистый запах
Будят голод мой вечный, сводя меня снова с ума.

И багровою дымкой наполнится город до края,
Соблазнительно лёгкою тенью скользну я в ночи.
Кто сегодня в объятья мои упадёт, умирая?
Чья душа соскользнёт, словно капля с горящей свечи?

Различаю биение каждого сердца в округе,
Ломит зубы от жажды, которую не утолить.
Кто-то, может быть, сложит в экстазе молитвенно руки,
Наслажденье моих поцелуев пытаясь продлить.

Обжигающий лёд моих пальцев и бледная кожа
Никого не пугают: я разум туманю легко,
Тихий зов увлечёт мою жертву на смертное ложе,
Бросит в бездну навек, лишь на миг вознеся высоко.

Я могу улететь, обернувшись летучею мышью,
Я мелькну мимо лёгким туманом, болотным огнём,
Я губами по коже скользну – зов мой будет чуть слышным,
Но уже не отпустит ни ночью, ни утром, ни днём –

Захлестнётся на шее удавкою прочной навечно,
Нежной жилкой под кожей твоей застучит на виске,
Прикажу – и ты с радостью бросишься смерти навстречу,
Промолчу – будешь годы томиться в неясной тоске.

Я душою твоей, словно птичкой на нитке, играю –
Улететь не даю и спокойно пожить не даю,
Заставляю скользить – между жизнью и смертью – по краю,
Потихоньку, по капле не кровь, а агонию пью.

Зелень глаз, изумрудно мерцающих в вате тумана,
Вертикальный кошачий зрачок и волос мягкий шёлк.
Лишь за миг до конца я сниму покрывало обмана –
И оскалит клыки вам в лицо нетопырь или волк.

Моё сердце не бьётся уж три с половиной столетья,
И глаза припорошены пылью ушедших веков.
Я паук, что опутал ваш город невидимой сетью, -
Вечно голоден, я самый страшный из всех пауков.

Я спокоен и собран, все страсти давно отгорели,
Я иду, забираясь всё дальше без страха во тьму.
Вам дано покидать эту землю, с годами старея,
Ваши души скользят к небесам в погребальном дыму.

Я свою обменял на бессмертное вечное тело,
И с тех пор пустоту не дано мне заполнить никак,
Мне б хотелось вернуть свою душу и стать снова целым,
Чтоб хотя бы замедлить слепое паденье во мрак.

Но мой голод безумный терзаем меня беспрестанно,
Он меня заставляет пить души в кромешной ночи.
Я ещё не устал. Но, наверное, скоро устану,
И тогда я шагну под палящего солнца лучи…
                                                                                                       13.10.2004.

 4. Белая Хризантема

Я безмолвно взойду на алтарь.

Сумерки. На пороге вечер немой застыл скорбно.
Белое платье в пол и волосы по плечам.
Я не ропщу, - просто тоской перехвачено горло:
Это ведь просто – ужин с врагом при свечах.

Ты мне сказал: «Что ж, принимай боевое крещенье,
Ты так светла и легка, ты взойдёшь на алтарь.
Жертва твоя велика, мне же не будет прощенья».
Добрый мой Ангел, ты точно нацелил удар!

Кто я такая? Лишь пешка на шахматном поле.
Пешки не спорят с судьбой – размен был хорош.
Пусто в душе моей, тело немеет от боли,
Враг уничтожен – лишь руки бьёт липкая дрожь.

Свету и миру служить оказалось непросто:
Души, тела – всё в бой. А ля гер, ком а ля гер!
Надо – шагнём на алтарь, мы пощады не просим.
Добрый мой Ангел, лишь ношу по силам отмерь!

В вечном сражении с Тьмой ты всегда будешь первым.
Ты никого не жалеешь – ни нас, ни себя,
Сам ты решаешь, кого принести нынче в жертву…
Знаешь, мой Ангел, а мне очень жалко тебя…
01.12.2004.

5. Гемма

Раз в столетье встанет королева

Я блесну тебе в глаза игристым камнем,
Я рассыплю искры света по стене.
Ты, меня касаясь бережно, достанешь
И, лаская, отогнёшь застёжку мне.

И, стараясь не помять резьбы ажурной,
Ты меня приладишь ловко у плеча.
Я услышу, как за вырезом фигурным
Кровь толчками отстучит последний час.

И чужие пальцы, бережно касаясь,
Пристегнут меня на платья белый шёлк.
Ты на век уснёшь. Но раз в столетье в мае
Ты проснёшься и возьмёшь судьбу за холку!

И тебе подарят ночь одну безжалостно
Новой жизни – без утрат, но и без памяти,
И в твоей улыбке будет отражаться
Серебра оскал с кроваво-красным камнем.
15.09.2005.

Раздел