Сетевой литературный журнал издание Фонда «Русское единство»
Москва, № 89 Март 2017
Сегодня Воскресенье, 26 марта
Мнение редакции не всегда совпадает с мнением авторов О журнале Редакция Контакты
23 ноября 2012 — Елена КИСЕЛЬ (Беларусь), раздел «Критика»
Материал из журнала № 37 - Ноябрь 2012

Сезон охоты на критиков открыт

Критик, как известно, писателю друг. В норме, он просто высказывает точку зрения на очередное произведение, помогая автору осознать недочеты, вынося на обозрение спорные вопросы, поддерживая литератора в тонусе (ибо разнообразие мнений – всегда благо, не правда ли?). Об этом написано много и с толком. Но не у всех есть время читать о пользе критики, а потому многие авторы почему-то полагают критиков своим врагом номер один. Сбиваются в стаи и открывают против критиков кампании, обливая их грязью и создавая им всяческие неприятности.

 

Скажете – в наш век открытости информации это атавизм? А вот и нет.

 

Очередной сезон охоты на критиков (и критику в целом), похоже, открывает Гродненское отделение Белорусского Союза Писателей (СПБ). 18 октября состоялось заседание Совета этой организации. На заседании принято решение «о ходатайстве перед Президиумом СПБ об исключении Ирины Сергеевны Шатырёнок из рядов Союза писателей Беларуси» (текст цитируемого отчета можно увидеть здесь).

 

«Все ясно, – скажет догадливый читатель. – Речь явно о том, кто не написал ни строки за последнее десятилетие, отчаянно графоманит…ну, словом никак в ряды литераторов не вписывается, а потому из этих самых рядов и подлежит исключению».

 

Да вот только творческая деятельность Ирины Шатырёнок очень и очень плодотворна! За шесть лет ею издано шесть книг прозы (из них книга «Банные мадонны» переиздана) плюс сборник критики и публицистики. Всё – неплохими для Беларуси тиражами. В активе у писательницы и впечатляющий список премий, таких как «Писатель года» (премия конкурса им. А.Дубко Гродненского облисполкома) или «Лучшее произведение 2011» (республиканский литературный конкурс, за книгу «Старый двор»). В республиканских литературных газетах и журналах регулярно появляются новые рассказы И. Шатырёнок и ее же критические статьи.

 

А на исключение Ирина Шатырёнок осуждена за «деструктивную деятельность не способствующую единству отделения, направленную на его раскол, создание нетворческой атмосферы, а это значит, не соответствующую Уставу СПБ». Звучит ужасно, правда?

 

Судя по отчету о собрании, Ирина Шатырёнок – закоренелая преступница по отношению к Гродненскому отделению СПБ. Так, например, ее обвиняют в том, что ее статьи (критические, конечно!) «появляются без предварительного обсуждения в отделении поднимаемых в них проблем. Об этих статьях члены отделения узнают спустя месяцы после опубликования». Надо отметить, что Ирина Шатырёнок крайне редко позиционирует себя как критик, выражая в своих статьях скорее мнение читателя. То есть суждение уважаемого Совета таково: если писатель или публицист, или даже критик, захочет высказать свой взгляд на чьего-то произведение – ему нужно отправляться прямо к автору этого самого произведения. С умильным: «Ну, я тут о вашем рассказе (романе, поэтическом сборнике и т.д.) статью написал…Просто предупредить хотел… может, посмотрите?»

 

А еще лучше – брать у авторов письменное разрешение на то, чтобы высказываться об их творчестве! Правда, так критические статьи о мертвых классиках никогда не дойдут до читателя: разрешение дать некому…

 

Но подождите! Преступление И. Шатырёнок еще и в том, что «эти статьи полны злого критиканства, огулом хают всю современную провинциальную литературу, уничижают писателя уже только за то, что он издает свои книги не в Минске и пр.» Отстранившись от слога этой цитаты, который очень подошел бы для кляузы или, скажем, тайного доноса (в котором кого-то огулом хают), заметим по сути. Разумеется, ни одной цитаты из тех самых статей, которые «хают и уничижают», в отчете приведено не было (ну, это неудивительно, ведь республиканская пресса, в которой издаются статьи И. Шатырёнок, доходит до членов Гродненского отделения «спустя месяцы после опубликования»!). Но, видимо, имелись в виду такие статьи как «Литература местного розлива» (с текстом можно ознакомиться в ”ЛіМ” от 20.01.2011г.). То есть, статьи, в которых были озвучены такие тезисы как: «неважно, где сотворяются талантливые книги, в тихих провинциальных городах или столицах» и «если ты вошел в общественную писательскую организацию, то ты писатель или нет?» Не правда ли, просто кощунственно?

 

Однако Ирина Шатырёнок на этом не останавливается. Она совершила, видимо, худшее из преступлений, по мнению Совета Гродненского отделения: она «озабочена своей популярностью, занимается постоянным самовыдвижением». Что, конечно, несовместимо с честью и достоинством автора. Писателю и публицисту быть активным нельзя. Писателю и публицисту работать над своей популярностью запрещено. Во всем мире это считается нормальным, но Гродненское отделение СПБ создает «железный занавес» для популярности! Враг не пройдет! Об авторах отделения не должны слышать, а если кто-то вдруг благодаря собственным усилиям окажется на слуху – ему грозит вылет с формулировкой «ты не в нашей песочнице тусуешься!»

 

Откровенно говоря, создается впечатление, что уважаемый Совет, который большинством голосов решил ходатайствовать об исключении И. Шатырёнок, это кредо блюдет свято. То есть об уважаемых членах Совета в масштабах республики, на страницах журналов или литературных порталов не очень-то и слышно… Впрочем, Петр Семинский, например, с его романом «Счастье всегда впереди», стал на порядок популярнее, благодаря статье все той же Ирины Шатырёнок. Или нет, роман сам себя прославил. Такими ляпсусами как: «Промямлив что-то малопонятное на странном языке с римским акцентом…» или «Вероника не сразу поняла, чего же не хватает незнакомке, чтобы полностью радовать глаз. Лишь спустя некоторое время она догадалась: на смелой туристке совершенно не было одежды», или « абсолютно лысый мужчина без признаков жизни». Или «голой итальянкой, моржующей в полынье Невы» (наш взгляд на странные отношения романа, Питера и реальности здесь). Ирина Шатырёнок лишь констатировала, что автор не вполне дружен с нормами русского языка и реалиями города Санкт-Петербурга. Стоит ли нам удивляться присутствию П. Семинского в Совете и его голосу, отданному за ходатайство об исключении Ирины Шатырёнок?

 

А может, и стоит. Может быть, стоит припомнить тот самый Устав СПБ, который, по мнению коллег, так злостно нарушает писательница. Может, стоит припомнить пункт 4.1. этого устава, в котором определенно сказано: членами ОО «СПБ» могут быть те граждане, «произведения которых вносят значительный вклад в литературу Республики Беларусь (социально значимые публикации в периодических изданиях, отдельные книги, сценические постановки, реализованные киносценарии)». Может быть, стоит обратиться к творческой деятельности членов уважаемого Совета и оценить, насколько значителен их вклад в литературу Республики Беларусь? Посчитать тиражи книг, изданных за государственный счет и за свой – каких больше? Востребованность этих книг на рынке у читателей и в библиотеках? Количество значительных республиканских премий за последние годы? Количество статей, вызвавших резонанс или дискуссии в литературных кругах? А как хотелось бы пригласить пару-тройку квалифицированных литературоведов и на объективном уровне сравнить произведения Ирины Шатырёнок и произведения ее оппонентов!

 

И задать вопрос – кто больше достоин быть в Союзе Писателей?

 

Впрочем, мы уже отмечали, что вопрос о значительности вклада в литературу в Гродненском отделении ценности не имеет. Главное, кажется, – создание «творческой атмосферы», которую так разрушает И. Шатырёнок. То есть, все сидят, все пишут, никто не высовывается, а если вдруг высунулся…ведь уже все понятно, да?

 

И хотелось бы сказать, что случай с Ириной Шатырёнок никак не влияет на отношение членов Гродненского СПБ к критике в целом. Но на сайте отделения со знакомым нам отчетом о собрании соседствует еще одна публикация. Обширная. «Синдром культа критики» Дмитрия Радиончика (http://pisateli.by/sindrom.htm). Публикация, автор которой пафосно восклицает: «Так и хочется воскликнуть: уймитесь, санитары литературных джунглей!» «Если будем продолжать лязгать зубами и с оголтелым позёрством куражиться над соотечественниками со страниц печатных и интернет-изданий за то, что, видите ли, их литературный дар несоизмеримо мал по сравнению с литературным даром таких же соотечественников, что мы получим? Нетерпимость! Хаос! Вражду!». Этакая тактичная просьба закрыть рот и перестать выражать свое мнение вовсе: как бы вражды не вызвать. И предоставить «итальянкам, моржующим в Неве» свободное путешествие по и без того несчастным мозгам современных читателей. А ежели увидите, что Вася Пупкин и с литературным языком на «вы», и персонажи у него серые, и творят эти персонажи нечто совершенно нелогичное – уймитесь и зубами не лязгайте, а то хаос начнется…

 

Ну, вражда-то уже проявляется – это мы видим на примере Ирины Шатырёнок. И нетерпимость, кажется, тоже присутствует: что-то не находится на сайте Гродненского отделения СПБ публикаций, в которых осуждалась бы современная графомания или всерьез анализировалось засилье «проплаченных» книг. На остроту на сайте, собственно, претендуют только «Синдром культа критики» и печально известный нам отчет о собрании…

 

Ах, нет. Есть еще небольшая публикация под звучным названием «Критика литкритики», соседствующая с двумя первыми. В ней Анатолий Апанасевич высказывается о таком институте, как критика, следующим образом: «Дети, созидавшие в детстве из песка замки, стали писателями, а бездумно гикавшие вокруг них, ломавшие деревья и заборы, гонявшие камнями и палками кошек и собак, стали критиками» (полный текст здесь). Белинский или Вяземский, полагаю, удивились бы такой трактовке своих биографий. Нынешние критики, боюсь, не удивятся: их мало, и они в свой адрес привыкли еще и не такое слышать. Им не в новинку и такая высокая аргументация как ««корытико» этих litkritikirov» или «…тех, у кого постоянно чешутся языки и кулаки…». Или конструкции вроде «кто на чем стоял?», или ещё: «А то, что даже конферансье и хореограф этого виртуального шоу называет областное отделение писателей болотом, вовсе не желая считаться с мнением большинства нашего коллектива и яростно вставая на защиту одного возлюбленного им члена, говорит об его далеко неблагородном происхождении и о том, что он просто очень любит горячие пирожки скандалов». И то, что человек, допускающий подобные конструкции, призывает коллег «строить свои замки, не слишком обращая внимания на гики со стороны».

 

Итак, мы что-то, кажется, начинали говорить о нетерпимости? Она есть. Вот только это не нетерпимость к бездарям, безграмотным писакам или откровенным графоманам, как это должно было бы, кажется, быть в любом отделении Союза Писателей. Кажется, налицо нетерпимость к критике и критикам.

 

Здесь можно было бы поразмышлять: а кому на руку эта внезапная аллергия, поразившая отделение? Неужто, сильным, зарекомендовавшим себя в глазах читателей авторам?

 

Однако размышлять мы не будем. Мы выждем. Ходатайство об исключении Ирины Шатырёнок направлено в Президиум СПБ. Вполне возможно, решение Президиума будет иметь некое символическое значение для зарождающейся белорусской критики. Будет ли поддержана возможность каждого члена СПБ свободно выражать свое мнение о творчестве других авторов? Могут ли остальные члены Союза приниматься за критическую деятельность без опаски, что и на них откроют «сезон охоты»? Или все же критика будет ограничена беззубо-слащавыми заказными рецензиями – а то мало ли… вдруг… по статье «за деструктивность»…




  • Александр Новиков 24.11.2012 10:09 пп

    Великолепно, Елена. Откровенно, я другого и не ожидал. Жаль, что на портале не опубликовала. Но это уже другая история.
    Вот такое фуфло у нас случается. И всё, в большей степени, из-за языковых предпочтений. Ирина – русскоязычная писательница.
    Конечно, характер у Ирины не подарок. У нас с ней много общего. Но, характер никак не может рассматриваться, в современных условиях, в качестве повода для исключения из какого-либо союза или писательского объединения.

***

Ваш комментарий

(обязательно)
(обязательно, не публикуется)
Сообщение

Ключевые
слова

Самые комментируемые
за месяц



© Сетевой журнал «Камертон», 
2009
Список всех выпусков:
Сделано в CreativePeople 
и Студии Евгения Муравьёва в 2009 году