Многовершинный Кедрин

13 3 Юрий ПЕТРУНИН - 27 декабря 2012 A A+

Две трети века отделяют нас от того года, когда трагически погиб поэт Дмитрий Кедрин (1907 – 1945), оставшийся к своим 38 годам автором единственной, к тому же скромной по объему книги «Свидетели». Очень многим куда более удачливым коллегам хватило одного-двух десятилетий после кончины, чтобы попасть в разряд полузабытых и малочитаемых. А известность Кедрина только нарастала, хотя и с разной скоростью… Первый всплеск широкого интереса к творческому наследию поэта относится примерно к периоду так называемой оттепели, когда было издано несколько вариантов «избранного» Кедрина. В то же время лучшие мастера художественного слова активно включали его стихи в свои концертные программы, а по стихотворной драме  «Рембрандт» эстонский композитор Эуген Капп написал оперу, и она была поставлена на сцене таллиннского театра «Вяйнемуйне». В периодических изданиях и тогда, и позже публиковались не успевшие попасть в однотомники отдельные произведения Дмитрия Борисовича.

 

В 70-е, 80-е годы книги Кедрина стали выпускаться не только в Москве, они выходили в Ленинграде, Перми, Уфе и даже в далеком Южно-Сахалинске. Под конец перестройки столица вернула свое лидерство в деле продвижения к читателям кедринской поэзии. В 1990-м году издательство «Правда» подготовило почти 500-страничный однотомник Дмитрия Кедрина «Дума о России». Его тираж в 200 тысяч экземпляров не залежался в книжных магазинах. А ведь к тому времени  после гибели поэта прошло 45 лет - больше, чем он прожил.

 

Современное падение интереса к поэзии как таковой отмечается многими. Тиражи книг резко  - в десятки раз - упали. Коснулось это и Дмитрия Кедрина. Издательство «Русская книга» в начале «нулевых» годов нового века выпустило его книгу «Русские стихи» тиражом 4100 экземпляров, и он с трудом расходился. Правда, объяснить это можно и распадом российской книготорговой сети.

 

В то же время развитие информационной техники образовало такую сферу, в которой  творчество Дмитрия Кедрина и хорошо представлено, и активно пропагандируется. Здесь имеется в виду Интернет.

 

О высокой степени нынешней популярности кедринской поэзии можно судить хотя бы по такому количественному показателю: в Яндексе ей посвящено 19 тысяч  страниц. Их них бы составилась длинная полка книг. Состав этих материалов весьма разнороден. Статьи из печатных и электронных СМИ соседствуют с интервью знатоков и беглыми заметками блоггеров, с разделами «живых журналов», а то с целыми дискуссиями на форумах. Одна из них, например, развернулась вокруг кедринского стихотворения «Беседа» (можно или нет прерывать беременность). Другая дискуссия, охватившая не только многие области России, но и ряд соседних государств, касалась проблемы  авторства музыки к стихотворению «Всё мне мерещится поле с гречихою…». И, кстати, в ходе споров выяснилось, что сразу несколько музыкантов  и бардов из разных городов бывшего Союза независимо друг от друга вдохновились этими трогательными словами об ушедшем детстве. Есть среди них  и один участник Мытищинского Литобъединения – Валентин Бальзамов. А поскольку мелодии получились очень похожими, значит, музыка уже была заложена в самом стихотворении.

 

Некоторые литературоведы говорят, что интерес к Дмитрию Кедрину подпитывается двумя загадками его биографии – до сих точно неизвестны ни место рождения  поэта, ни обстоятельства его гибели. Моё мнение по первому пункту: мальчик Митя был рожден незамужней Ольгой Руто-Рутенко-Рутницкой в одном из сёл неподалеку от небольшого украинского городка Балты (если не в самом городке). Но поскольку никаких документальных подтверждений этому нет, то  биографы указывают место крещения – Богодуховский рудник, рядом с которым вряд ли были поля с гречихою… Также  продолжают конец жизненного пути Дмитрия Борисовича связывать с местом его прописки в поселке  Черкизово по Ярославской железной дороге, хотя тело поэта нашли около железнодорожной насыпи перед станцией Вешняки по Казанке. Как он там оказался и кто его выбросил из электрички – поныне неизвестно. Предполагаю, что поэт, получивший в тот злополучный сентябрьский день гонорар в одной из московских редакций, по пути на Комсомольскую площадь заметил некоего преследователя и вместо Ярославского вокзала пошел на Казанский, чтобы отвести опасность от своей семьи…

 

Конечно, ореол тайны вокруг имени автора нечто добавляет и его произведениям. И вообще, для тех, кто влюблен в поэта, дополнительные знания о его судьбе много значат. Такая информация  помогает глубже постичь суть уже знакомых произведений. Повторю – для тех, кто влюблен. Первое же знакомство обычно начинается не с биографической справки, а со строк, способных сразу запасть в душу.

 

Вот как об этом рассказывает в Интернете днепропетровец Александр Ратнер:

 

- Дмитрий Кедрин вошёл в мою судьбу, когда мне было 16 лет. Мой друг, как и я, начинающий поэт, встретил меня на улице и вслух, захлебываясь от восторга, прочитал несколько стихотворений Дмитрия Кедрина, перевернув ими душу. До сих пор в памяти потрясение от его «Куклы», «Поединка», «Глухаря», «Зодчих». Особенно поразила «Беседа». Смело утверждаю,  что ни один поэт не сказал ещё так о беременной женщине – «глубоко под сердцем, в твоих золотых потёмках не жизнь, а лишь завязь жизни завязана узелком».

 

Другой виртуальный участник этой своеобразной читательской конференции тоже высоко ставит «Беседу», называя стихотворение потрясающим, но продолжает ряд шедевров по-своему: «Подмосковная осень», «Исповедь», Любовь»…

 

Ещё в одной записи приведен даже рейтинг десятка разноплановых кедринских произведений. Судя по тому, что высшие баллы получили «Офицер», «Солдатка», «Мужская работа», опрос производился в армейской среде. И очень приятно, что там достойно оценены произведения совсем иного рода – «Приданое», «Зодчие», «Свадьба», «Сводня».

 

Максимальная широта вкуса представлена на сайте  stihi.rus, где в рекомендательный список включено 59 кедринских стихотворений. А ведь за пределами этой солидной выборки  остался еще целый ряд  признанных многими ценителями поэзии  вершинных творений Кедрина, таких как «Сердце», «Алёнушка», «Глухота».

 

Число подобных примеров можно множить, но пора сделать вывод: Кедрин  - поэт со многими центрами притяжения. Он создал несколько десятков прекрасных стихотворных произведений классического уровня. Не случайно же его избранные стихи издавались около двадцати раз.

 

К подлинным классикам поэзии надо, по моему мнению, относить тех, кто постоянно, так или иначе, в том или ином объеме, востребован. Говоря короче, тех, кого вспоминают не только по случаю юбилеев.

 

В подмосковных Мытищах, вошедших в биографию Дмитрия Кедрина с начала 30-х годов, когда он пришёл работать в многотиражку главного местного завода, ежегодно проводятся «Кедринские чтения». Изначальное место их проведения – городской историко-художественный музей, со временем к этому делу подключились и библиотеки. Основные организаторы и ведущие участники чтений – члены Мытищинского литературного объединения, с 1967-го года носящего имя Дмитрия Кедрина.

 

В программе чтений  - сообщения и размышления о различных аспектах творчества нашего почетного земляка, а также  декламирование любимых стихов. Набор аспектов  самый разнообразный: Кедрин как историк и патриот, «вечные темы» в кедринской лирике, русская природа, женские образы, стихи о войне, взаимоотношения художника и власти. Рассматривается также история создания и восприятия отдельных произведений, чьи юбилеи можно было отметить в том или ином году.

 

И так же ежегодно, как «Кедринские чтения»,  в Мытищах проводится большой литературный праздник, на котором чествуют новых лауреатов премии имени Дмитрия Кедрина «Зодчий», учрежденной в 1995 году  администрацией Мытищ и Союзом писателей России. Инициаторами учреждения премии выступили известный русский поэт-патриот, руководитель Высших литературных курсов при Литинституте Валентин Васильевич Сорокин и большой любитель и знаток русской поэзии, депутат Мытищинского районного совета депутатов Виктор Михайлович Сошин. Они же прилагают немало усилий для удержания премии на достойном уровне.  В число её лауреатов  попадают прежде всего те, кто  активно, в течение многих лет занимается пропагандой творческого наследия поэта и в собственном творчестве  старается следовать кедринским традициям. Одна из них - в самохарактеристике поэта: «огромная совесть стоит за плечами». А совесть требует искренности и высокой самоотдачи.

 

* * *

 

Юрий Яковлевич Петрунин – поэт, литературовед, журналист. Издал четыре книги стихов и одну документальную – по истории Мытищинского ЛИТО имени Дмитрия Кедрина, которым он руководит с 1966 года, когда ещё был инженером одного из КБ г. Мытищи и студентом-заочником Литературного института. С того же времени занимается изучением жизни и творчества Дмитрия Кедрина. Автор предисловия к кедринскому однотомнику «Дума о России», составитель кедринских книг «Русские стихи» и «Золотая голубятня». Член Союза писателей России. Лауреат премии имени Дмитрия Кедрина «Зодчий».