Откликается на всякую беду. Штрихи к портрету М. К. Башаратьяна

8 0 Наталья МАСЛЕННИКОВА - 27 декабря 2012 A A+

Кто ненавидит благочестивого и любит  безбожного совершает одинаковое зло

Езник Кохбаци, епископ Багревандский (V в.)

"Наставления"

 

Другу моему и благодетелю (впрочем, так его могут назвать многие и очень многие в университете), с которым мы вместе учились  на филологическом факультете Московского университета,  Мише Башаратьяну в сентябре минуло 60. Начался обычный учебный год, напряженный ежедневный труд, множество дел. Он, заместитель декана факультета мировой политики МГУ, фактически несёт  на своих раменах весь тяжкий груз учебной, организационной, административной работы. Десять лет назад он стоял у истоков создания этой старо-новой учебной структуры. Дело в том, что в 1943 г. в Московском государственном университете им. М. В. Ломоносова был обустроен Международный факультет. Однако по понятным причинам уже в следующем, 1944 году, Совнарком преобразовал его в самостоятельный институт - МГИМО, так и началась история этого известного вуза.

 

Интерес к международной политике в настоящее время, ее истории и современности, новые напряженные процессы в мире, переустройство мирового порядка диктовали необходимость подготовки научных кадров, будущих политологов, политиков, дипломатов, экспертов, аналитиков, референтов для службы в международных организациях, потому в 2003 г. в Московском университете было решено отчасти воссоздать, но и в значительной степени обновить  тот самый международный факультет - ныне факультет мировой политики. И получилось. Возглавил факультет маститый академик А. А. Кокошин, доцент М. К. Башаратьян был назначен заместителем декана по учебной работе. Не будем говорить о структуре факультета, программах и т. д., ибо каждый интересующийся может прочитать обо всем на сайте ФМП. Наша задача набросать некоторые черты к портрету преподавателя-подвижника М. К. Башаратьяна.

 

"Михаил Карпович активно развивал факультет, претворял в жизнь новые проекты и программы. Более того, он создал на факультете особую атмосферу мира, дружбы, взаимопонимания и любви, чем далеко не каждый факультет МГУ может похвастаться. Преподаватели стремились работать на этом факультете именно из-за этой особой атмосферы дружелюбия, позитива, конструктивного диалога и сотрудничества, которую он постоянно поддерживал. Михаил Карпович создал с нуля факультет мировой политики и превратил его в один из лучших и крупнейших гуманитарных факультетов МГУ" (такова оценка одной из сотрудниц ф-та). В Интернете можно прочитать множество отзывов студентов и преподавателей МГУ об этом человеке.

 

Добавим лишь, что радениями замдекана факультет провёл множество встреч с российскими и зарубежными дипломатами и общественными деятелями, здесь уже шесть лет подряд проходит "Модель ООН" – недельный семинар, в игровой форме повторяющий работу основных органов крупнейшей международной организации. Семинар с каждым годом посещают всё больше участников из разных городов России и зарубежья. Здесь кипит оживленная студенческая жизнь - работают Дискуссионно-аналитический центр, Научное студенческое общество, Студсовет, осуществляются социальные программы. Активно развиваются связи с зарубежными университетами, идет обмен студентами, предоставляются стажировки в разных странах. Многие выпускники факультета работают в МИДе и других государственных учреждениях – на факультете, помимо английского и французского преподаются немецкий, испанский, итальянский, китайский,  арабский и другие языки.

 

Как мы уже сказали, М. К. закончил филологический факультет, стал кандидатом филологических наук, позже трудился на социологическом факультете, и социология заняла большое место среди его научных интересов; в 2007 он защитил кандидатскую диссертацию в области юриспруденции "Система конституционных прав и свобод граждан РФ в сфере деятельности средств массовой информации". Библиография его трудов достаточно представлена в сети, перечислять не будем. Добавим ещё, что М. К. Башаратьян - блестящий организатор науки. Таков вкратце научный абрис учёного.

 

Когда я думаю о Мише, одна мысль  пронзает мозг - Господи, ведь среди нас, рядом с нами ходит святой... Когда я думаю об этом - я понимаю, что это, прежде всего, его отец и мать, рабы Божии Карп и Вера, упокоенные в селениях праведных; я понимаю, что это древний и светлый род, несущий на себе все раны Армении, я понимаю, что таких людей омывает благородство крови...

 

Близок и дорог мне армянский народ. Было это году в 1967 - тогда папа повез меня на зимние каникулы в Ереван. И этот южный зимний город навсегда остался в сердце -Эребуни и Матенадаран, с масссивным памятником Месропу Маштоцу, рукописи на грабаре, удивительное уникальное собрание, в  какой-то морозной мгле Севан и... памятник страшному 1915 году, геноциду армян, где непрестанно звучит торжественно-скорбная музыка Комитаса... Тогда я узнала о безмерной трагедии народа, позже видела страшные документальные кадры этих событий. Такое не забыть, эта рана Армении глубоко легла в моё русское сердце. Позже мне приходилось не раз бывать в этой чудной стране.

 

Древняя и могучая культура армянского народа со временем все более интересовала меня, узнала и Ерзнкаци и Нарекаци, Саят-Нову и любимый фильм С. Параджанова  "Цвет граната"; поразительные по красоте своей хачкары и дивная живопись М. Сарьяна; подарили мне и знаменитую брюсовскую Антологию армянской поэзии, вышедшую, подумать только, в 1916-ом, прочитала и знаменитый роман Х. Абовяна и, наконец, встреча с поэзией Ованеса Туманяна...

 

АРМЯНСКОЕ ГОРЕ

 

Армянское горе — безбрежное море.
Пучина огромная вод;
На этом огромном и черном просторе
Душа моя скорбно плывет.

 

Встает на дыбы иногда разъяренно
И ищет, где брег голубой:
Спускается вглубь иногда утомленно
В бездонный глубокий покой.

 

Но дна не достигнет она в этом море,
И брега вовек не найдет.
В армянских страданьях — на черном просторе
Душа моя скорбью живет.

 

Но не о поэзии его разговор,  хочется вспомнить о широчайшей милосердной благотворительной деятельности Туманяна как раз во время геноцида армян, о том, как он, узнав о событиях в Западной Армении, немедленно отправился в Эчмиадзин, чтобы спасать уцелевших от страшной резни детей-сирот.  За его, напоминающей библейского пророка, идущей впереди фигурой, завернутой в плащ, под проливным дождем следовали тысячи беженцев, с нехитрым скарбом, детьми и... даже трупами родных. Скольких он вернул к жизни, Ты, Господи, веси... скольких кормил, обувал и одевал, учил, лечил на свои средства в самые черные годы армянского горя... сколько приютов и домов призрения он основал... Туманян говорил, что после 1915 г. Армения стала "страною скорби и сирот". И, кажется, среди трех титулов Ованеса один важнее всех - "Отец всех армянских сирот". А когда был создан Комитет помощи  армянским беженцам и сиротам, председателем его был избран Туманян. Грант Матевосян рассказывал, как мальчишкой учил на память  стихи Туманяна, а отец его все удивлялся и говорил, что не понимает, как можно учить Туманяна, ведь мы и так его знаем. И это правда - стихи поэта и по сей день текут в жилах народа. А стихи - это душа поэта, а это означает только одно - частицу его души несет в себе каждый благородный армянин.

 

Эта драгоценная частица непрестанно мерцает, временами вспыхивая яркими искрами, и в душе Миши Башаратьяна. Скольких он вернул к жизни, скольких кормил, учил, лечил на свои личные средства, когда это было необходимо немедленно протягивая десницу помощи. Никогда не забывал он и учителей своих - профессоров Белошапкову и Горшкову, в трудное время в начале лихих 90-х гг. неизменно оказывал им медицинскую помощь, ещё раз подчеркнём, на свой кошт. И как будто с молоком матери впитал он одно из наставлений, возможно, и сам того не ведая,  епископа Езника: "Очень хорошо при молитве простирать руки к Богу, однако, куда важнее служить людям". И вся жизнь Михаила Карповича - это непрестанное служение ближнему, бескорыстное, безотказное.  И в черные дни русского горя, никогда не думая о происхождении немощного, всегда приходит на помощь. Ей Богу, и на моём почти уже 60-летнем жизненном пути другой подобный человек не встретился, разве что моя мама - образ милосердия и кротости.

 

Сейчас ему трудно, он нуждается в наших молитвах, и наш нравственный долг - быть ему опорой.

 

В дивной "Книге скорбных песнопений" Грегора Нарекаци множество поразительных по духовной красоте своей молитв, вспомним лишь одну, краткую:

 

О Господи, надеждой на спасенье
Отметь меня, как тех отцов святых,
Прославленных чредою поколений
И языками всех краев земных.

 

"Никто не знает, кроме Бога, - пишет  И.Фадеева, на указанной выше страничке в интернете, - что он (Башаратьян) уже несколько лет помогает детям-сиротам в монастыре". И разве не кровь подвижников Господних пульсирует в его добром сердце?! Студентов Михаил Карпович называет не иначе как "мои дети". И только слепой и глухой к Истине не понимает, что в нем отразилась широкая душа великого сына армянского народа Ованеса Туманяна…

Раздел