«Я – кровный брат своих камней, паломник звонких родников…»

0 1 Татул БОЛОРЧЯН (Армения) - 27 декабря 2012 A A+

Я – кровный брат своих камней,
Паломник
Звонких родников,
Вы дайте мне цветочек белый,
Пусть свадьбу справят водопады.
Я – зернышко моих полей,
Подснежник, сохнущий от жажды,
Вы дайте мне цветочек синий,
Пусть свадьбу справят мотыльки.
Вы дайте это все
И знайте:
Я – старый ваш и новый друг,
Ковер летит и чертит круг.
Я – тот ковер: смотрите, смейтесь...

 

* * *

 

Ангелы слезы роняют в воду, -
Золотая рыбка,
Отвори-ка дверь...
В наши глаза засмотрелись звезды, -
Золотая рыбка,
Отвори-ка дверь...
Шелестят пески, говорят со мной,
Волны пенятся, говорят с тобой,
Ты опять шумишь,
Я опять молчу, -
Золотая рыбка,
Отвори-ка дверь...

 

* * *

 

Пусть ветер вновь свою прозу читает,
Я декламирую свои камни.
Не бывает ни новых, ни старых гор,
Я декламирую свои горы.
Я – толкование снов моих,
Я – источник всего, что я видел.
Не бывает ни новых, ни старых снов,
Я декламирую свои сны.

 

* * *

 

Небо, похоже, уже созрело,
Из звезд сочится
И плачет свет,
И муравью говорить захотелось,
И горлица в голос
Встречает рассвет...
А умный не спорит,
И глупому вторит...
Пожалейте Творца!
Пожалейте Творца!
Похоже, что пропасть
Заполнится скоро,
И день неумытый
Умоется споро,
Верблюд отдохнет
И напьется воды
И в пустыне песчаной
Оставит следы...
А умный не спорит,
И глупому вторит...
Пожалейте Творца!
Пожалейте Творца!

 

* * *

 

Рисуйте солнце на камнях!
Пусть слепят каменные диски.
Смотрите, воды обнажились,
Их мучит жажда, кто даст им пить?
Вы воду рисуйте на глади воды...
И дождь нарисуйте, воскресный закат,
И свечи зажгите в вечернюю пору,
И море рисуйте, и память морскую, Пусть дно наконец обретет свой покой... .

 

* * *

 

Все удлинняясь,
Удлиняясь,
Тень не становится умнее,
Не разбирается
Ни в тучах,
Ни в летнем ливне,
Ни в смехе поля.
Не разбирается в вечерней
Высокой радуге-дуге,
Ни в вечном торге света с мраком...
Ни в бриллиантах, ни в слезах,
Ни в раскорчеванных
Лесах,
Ни в боли молодых деревьев...
Все удлиняясь,
Удлиняясь,
Тень не становится умнее.

 

* * *

 

Небо – ваза со звездами, -
Дайте закрыть глаза;
Жить с усталой душою
Непросто мне, -
Дайте закрыть глаза...
Звезда упала,
Звезда пропала,
Звезда легендою стала,
Там, где была звезда,
Теперь пустота, -
Дайте закрыть глаза...

 

* * *

 

На пожелтевшем листе рисую
Образ грядущей весны,
И верю, что мы оба –
Друг на друга похожи...
Стоило тучам сгрудиться,
Я устремлялся к могучему дубу,
Чтоб не промокнуть:
С дубом также мы в чем-то похожи...
Я по лужицам грязным
Бегать любил босиком:
Мы и с мутной водою похожи...
Я шиповнику дал
Капельку крови своей, -
Я на слезы немного похож...
А когда закрываю глаза,
И ущелье журчит и рокочет,
Как приставленный к уху стакан,
Я немного похож на орган...
На пожелтевшем листе рисую
Образ грядущей весны,
И верю, что мы оба –
Друг на друга похожи...

 

* * *

 

Камни – добрые отшельники,
Поджидаю их.
Струйки со скалы стекают,
Вверх смотрю на них.
Реки по морям тоскуют,
И предела нет,
И становится все чище
Под водою свет.
И шумят, шумят легенды,
И проснулся я.
Кто-то слушает глазами.
Кто? – Конечно, я.

 

* * *

 

Полдня еще не миновало –
Посмотрим, что еще случится?
Один –
Еще не воин в поле,
Посмотрим, что еще случится?
Придет и день для перевода,
Веревочке недолго виться,
И мыслям в голове так тесно –
Посмотрим, что еще случится?

Ну как сказать мне, чтоб мои слова
Цветными стали?
И чтоб снега, готовые растаять,
От участи своей не тосковали?
Ну как сказать мне, чтоб в словах моих
Был аромат, чтоб радуга-дуга
Сестрой обзавелась, а дождь – терпеньем?
Ну как сказать мне,
Как же мне сказать,
Чтоб слушающий понял бы меня,
Чтоб, как плоды, слова мои созрели,
И чтоб покой пустыня обрела.

 

* * *

 

Я обнаружил прелесть
В яде...
Ну что же - смейтесь,
Раз вам так надо...

 

* * *

 

Послушайте – вам расскажу
Я сказку – есть в ней смысл и соль.
Одновременно от трех женщин
Вчера родился наш король...
И за него – дай Бог здоровья! -
Молился старец в изголовье.
Шептал,
Почти что не дышал,
И горы золота собрал, 
Они до самых туч достали,
И в небе звезды хохотали.
Ну что за сказку я наплел?
Ну где в ней смысл и где в ней соль?
Одновременно от трех женщин
Вчера родился наш король...

 

Исход камней

 

Камни уходят,
Обнажаются горы.
Первозданная почва
Обнажает гнездовья и норы.
Камни срываются с кручи,
И каньоны молчат,
Тихо зевают пещеры,
Засыпают, сопят.
Ущелья грохочут,
Речка вверх устремила свой взор,
Черт танцует средь ночи
На самых вершинах гор.
Мы не сетуем, Боже,
Пусть нам камни достались в удел.
Это малость, конечно, но все же,
Благослови свой раздел.

 

Паруйр Севак

 

Я понял, понял – почему
Собаки лают на луну,
И почему луна поет ночами.
Я понял, понял – как, когда
Луна становится прекрасной,
Для теней наступает праздник,
И ревность водится со страстью.
И обретают смысл и мудрость
Объятое туманом утро,
Деревьев трепет, спелый плод,
И корень – он еще мне скажет,
Когда в наш светлый мир придет...
Ручьям неведом сон, я знаю,
Вода в жару – всего дороже.
Что за легенда, что и в море
Исчезнуть без следа не может?
Пещеры, скалы эха ждут.
Я буду петь, кричать я буду,
Покой явлю им, словно чудо.
А там, внизу густеет мрак
Я для него готов стать нищим,
Сады вконец уж обнищали, -
Изголодались, просят пищи. 
Я понял говор птиц бездомных,
Зов фазана полночный, томный,
И путь-дорогу муравьев.
И знаю, знаю я теперь,
Как любят аисты друг друга.
Больной птенец – беда, беда,
Он будет сброшен из гнезда.
Метнула молния копье,
Град, озираясь, удалился...
И знаю, знаю я теперь –
Как получается всегда,
Что на закате облака краснеют.
Они, за горы солнце провожая,
Краснеют и сгорают от стыда.

 

* * *

 

Вода одинока в мире,
И камень всегда одинок.
Земля одинока в мире,
В мире гость одинок.

Тьма одинока в мире,
В мире свет одинок,
Тишина одинока в мире,
В мире крик одинок.

 

* * *

 

Вершины без тучи
Тоскуют,
Ущелья без эха
Тоскуют,
Дорога путника легкой не будет,
Но без трудностей он
Тоскует.
Море без ветра
Тоскует,
Горе без слез
Тоскует,
Для волн дорога легкой не будет,
Без кораблей побережье
Тоскует.

 

* * *

 

Слезы пера моего,
Зернышки добрые,
Буквы звездные и слова,
Распуститесь, заставьте страдать,
Видно, мне не хватило страданий.
Слезы пера моего,
Капли зеленые,
Пена, цветущая в реках,
Лотоса белый цветок,
Я любуюсь тобой, -
Видно, мне не хватило находок.
Слезы пера моего,
Крылатые речи мои,
Не  дремлите вы - берег не близко,
Вы узнайте у рыб,
Куда я хочу вас везти.
Рыбы в речке – всегда голышом.

 

* * *

 

Ах, если б ты могла меня понять,
Жизнь бабочки была б куда длиннее,
И вечер был бы не таким бесцветным,
И ночь была бы
Слаще, чем была.

И свет нашел бы мать свою родную,
И туча не страдала б слепотой,
А лишайник на спящих камнях
Брал бы уроки музыки.

Ах, если б ты могла меня понять,
Я б рассказал,
О чем мечтал Создатель,
О слезах муравьиных рассказал...
И точно бы сказал,
Когда устанут
Жужжать сердито крылышки пчелы...

Ах, если б ты
Могла меня понять.

 

* * *

 

Я понимаю плач голубизны,
Где плач – там боль,
Боль тоже плачет.
Смотрю на звезды
И смотрю на свет,
У света – голос,
Это что-то значит.

Я понимаю плач
Плач неба – то же, что и плач земли.
Я вверх смотрю,
Взгляд опускаю вниз –
У боли – голос,
Голос тоже плачет.

 

* * *

 

Любовь моя, бессонная моя,
Мне принеси иллюзии и грезы,
Достань из сердца мячик золотой,
Со дня рожденья в сердце ранен я,
Ты с берегов своих мечты мне принеси.
И тайну сокровенную лесов
Отдай тем беспокойным морякам,
Которые под бликами луны
Разгуливают, бляхами сверкая,
И видят в снах сокровища и жемчуг.
Смотри на наготу бегущих вод,
И на песке рисуй слезу прощанья,
Узнай, откуда доброта берется,
Молись, чтобы она
Листочком стала.
И мирно спи, средь лотосов засни,
И пусть тебе приснится рыжий сон,
И пусть поет в нем сказочная птица,
И бабочка становится царем.
Ты к пояснице прикрепи меня,
И убаюкивай, пока я стану взрослым,
А ты сама – не вздумай постареть,
Пока я соберу свое терпенье.

 

* * *

 

Мне нечего тебе сказать,
Все получил, отдал сполна,
Все, что имею – в небе синем,
Ютится там моя вина.
Там звезды, там потоки света,
Дверь на петлях висит века,
Свет верен слову, слову предан,
Он царь и вместе с тем слуга.
Я вчитываюсь в книгу бездны,
Смотрю в окно на свет луны,
Движенья скованы, им тесно,
Кому они без нас нужны?
Мне нечего тебе сказать,
Все получил, отдал сполна,
Все, что имею – в небе синем,
Сплю наяву, не зная сна.

 

* * *

Год поумнел –
Требует плату за ум.
Лето уже стушевалось –
Осень осипла.
И не знаешь, не можешь понять –
Чем все это закончится?
И не знаешь, не можешь понять –
Как влюбляется смерть?
Как пробуждается мрак,
Преграждая дорогу свету?
И не знаешь, не можешь понять –
Чем все это закончится?
Таким вот образом каждый
Делает то, что он хочет:
Одна нога бродит беспечно,
Другая – в долгу остается.
И не знаешь, не можешь понять –
Чем эти игры закончатся?

 

* * *

 

Сближаются
друг с другом времена,
Утрату осени
Острее ощущаю.
Не верю краскам осени –
Меня
Невзгоды рвут на чати,
Разрушают.

Весенним счастьем
или листопадом
Назвать все это,
Месою корней?
Играй, старик,
Нам ночь несет прохладу,
И нет покоя звездам средь ночей...

Наш день – пушинка. Как она легка!
Он падает, - играй, старик, играй нам!
Я боль свою ищу, по ней моя тоска.
Твоя – с тобой, мою – прикрыла рана.

 

* * *

День все меньше и меньше становится,
В моей ладони он не умещается,
Я взрослых стесняюсь, чураюсь,
С малышами играть собираюсь...

Дневное солнце вечерним становится,
Я то тихий, то шумный,
То робкий, то смелый,
Я для взрослых – еще не умный,
Я для маленьких – неумелый...

День созрел, как слеза,
Как шиповник,
Я не знаю, что небо мне шепчет,
Среди взрослых я – грустный, безмолвный,
Среди маленьких я – сумасшедший.

 

* * *

 

Выходит камень из себя,
Для этого самое время,
Для слов из камня
И речей из камня,
Для возвращенья камня
Самое время...
Немытый день выглядывает
Для этого самое время
Что-то обрушилось,
Для этого самое время...
Чтоб зеленеть,
Чтобы познать себя

 

* * *

 

В ладоши хлопну –
Сразу влюбленные птицы
Усядутся на мои плечи,
Солнце туче назначит встречу,
И свет позавидует свету...

Стоит мне голос подать –
И муравьи соберутся
На пир осенний сбегутся.
День проходит – никто и не видит,
Одна рука другую не обидит...

Осенний день – как слепок мирозданья,
В ладоши хлопну – рыба по суше пойдет,
И все то, что к весне запоздало,
Зреет ночи и дни напролет...

 

* * *

 

Как могу я не видеть,
Как смотрят слепые ночи,
Как слушают звезды бродячие,
И животворную честность
Света –
Как могу я не видеть?..

И бессонницу жарких пустынь,
И терпение желтых стогов
Жажду страждущих, боль беспросветную
Как могу я не видеть?..

И тающего снега чистоту,
Бегущих вод приветливое пенье,
И мимолетность
Жизни нашей бренной
Как могу я не видеть?
Могу ли, скажите, не видеть?

 

* * *

 

Я иду, чтобы снова творить,
Чтоб давать,
Чтобы брать от тебя,
Чтобы звезды спускать с небес,
Чтобы к свету прильнуть губами...

Чтоб от ливня избавить себя,
Чтоб текущие весело воды
Рассудить, раздавая им совесть, -
Воду – им,
Мне достаточно пены...

Я иду, чтоб учиться у моря,
Чтобы глубь отличать от брода, -
Оставь себе сокровища морские,
Мне достаточно рыбьих слез...

Что еще остается мне делать,
Что отдать и что взять от тебя?
Иди – и да будет Господь с тобою,
Я пойду – от себя избавляться...

 

Перевёл с армянского Гурген Баренц (Армения)

 

Татул Болорчян – поэт, член Союза писателей Армении с 1968 г. Родился 14 апреля 1931 г. в селе Гумбурд Ахалкалакского района (Грузия). В 1965 г. окончил филологический факультет Ереванского государственного университета. Работал в еженедельнике “Голос Родины” (на армянском языке), в доме–музее Х. Абовяна. Автор четырнадцати поэтических сборников. 

Теги
Раздел