Дорогие читатели!

8 8 Администратор - 19 апреля 2013 A A+

6 апреля с.г. в России прошла акция под названием «Тотальный диктант». В акции могли принять участие все желающие. Автором диктанта-2013 стала известная израильская писательница Дина Рубина. Ранее авторами диктанта выступали писатели Борис Стругацкий, Дмитрий Быков, Захар Прилепин. Всероссийскую акцию проводит Фонд поддержки языковой культуры граждан «Тотальный диктант».

·

Однако акция была неоднозначно воспринята российским обществом. Так, например, губернатор Ульяновской области Сергей Морозов заменил текст Дины Рубиной на текст писателя Василия Пескова, повествующий о жизни и творчестве великого русского художника Аркадия Пластова.

Приведём лишь несколько высказываний относительно акции «Тотальный диктант», принадлежащих известным российским писателям и общественным деятелям:

·

«Звать русскоязычных писателей в Россию писать диктант для школьников – это и унижение самой русской литературы, и унижение всех русских писателей. Это и унижение самого русского языка». Владимир Бондаренко - литературный критик.

·

«Пусть школьники и студенты изучают Дину Рубину в курсе зарубежной литературы, но писать по этому тексту диктант по русскому языку – это слишком.  Сначала нам навязывают чужую литературу, затем – чужую историю». Виктор Бараков - литературовед, писатель, публицист, литературный критик, доктор филологических наук, профессор.

·

«Поклонники тотального диктанта считают, что Дина Рубина – выдающийся писатель, а мат и похабщина на весьма многих ее страницах – так это свидетельство замечательного стиля. А кто с этим не согласен, тот не понимает литературы. <...>

Вообще-то о вкусах не спорят, нравятся кому такие писатели – пусть их читают и прославляют. Однако в данном случае нам не только сообщают, какие писатели у нас самые-самые, но и навязывают свои кандидатуры тотально и безальтернативно. Причем используя государственные структуры! Аргумент выставляется замечательный: авторское право на сие мероприятие.

Авторская новизна в нем действительно есть: фактически это новый вид литературной премии, которой удостаиваются избранные литераторы, но без какого-либо жюри. В качестве призового фонда выступает возможность обращения к громадной и практически не осведомленной о них аудитории. Прикрываясь "великим и могучим", его организаторы используют "в темную" государственные образовательные институты». Виктор Каменев - журналист.

·

Редакция журнала КАМЕРТОН приглашает читателей высказаться на тему «Мой всеобщий диктант». Как считаете Вы: нужно ли проводить подобные мероприятия в стране? Кому можно поручить их проведение? Должны ли организаторы спрашивать мнение участников о том, какие тексты избирать для диктанта? И, наконец, главное: какой текст для «Всеобщего диктанта» предложили бы Вы?

·

Свои мнения и ссылки на тексты Вы можете оставлять в комментариях.

·

Ниже мы приводим текст В. Пескова, заменивший в Ульяновской области текст Д. Рубиной.

·

Окно в природу: «Я всем обязан деревне»

«Весна». Так называется эта картина из жизни русской деревни. Банный день. Молодая мать одевает дочку в предбаннике. Чистота, здоровье, красота волнуют нас в этом правдивом обыденном моменте человеческого бытия. Идёт синеватый дымок из бани. Под ногами счастливой матери золотится солома, стынет в ведёрке вода из ручья, падает и тает редкий лопушистый снежок. Многие знают эту картину. Если кто-то запамятовал имя художника, назовём его: Аркадий Александрович Пластов - человек, чья судьба с первого до последнего часа жизни была связана с деревней Прислонихой, стоящей в полусотне вёрст от Симбирска - Ульяновска.
Давно собирался увидеть я эту деревню, и минувшим летом с другом Анатолием Яковлевичем Митронькиным, мастером-реставратором из Саранска, мы наконец заглянули в Прислониху.
Обычная деревенька. Особый интерес к ней подогревает Музей А. А. Пластова. Именем художника и знаменита сегодня Прислониха.
В музее нам рассказали: «Всякую картину, закончив, Аркадий Александрович не спешил «обнародовать». Собирал сначала семейство и снимал покрывало с мольберта - важно было услышать сужденье «своих». В тот раз, явно довольный окончаньем работы, сказал: «Чувствую, чего-то не хватает в картине...» После недолгого молчания сын Николай, тоже художник, заметил: «По-моему, не хватает снежинок. Знаете, в конце марта бывают большие и лопушистые». Николай нарвал кусочки папиросной бумаги и прилепил их кое-где по холсту. И сразу всё «встало на место». Отец сказал: «Молодец!» И на другой день появились на картине снежинки».
Прислониха - деревенька старинная. Ей триста лет. Стоит она, прислонившись к косогору, поросшему лесом. Среди всех событий, пережитых деревней, главным надо считать рождение в 1893 году в семье Пластовых мальчика, для которого родная деревня стала судьбой, а для деревни он навсегда теперь - верный, преданный сын.
Отец Аркадия был псаломщиком в местной церкви и очень хотел «выучить мальчика на священника». Но судьбу сына определила встреча с весёлыми «богомазами», приезжавшими подновлять церковь. Вид красок и результаты работ мастеров поразили воображение подростка: «Буду художником!»< И он художником стал. Большим, знаменитым. Получил много наград, звание академика, стал подлинно народным художником, бывал за границей, не переставая и там учиться, но часто искренне говорил: «Я всем обязан деревне».
Прислониха стала главным жизненным университетом Пластова. Он знал быт крестьян, знал цену труда на земле. И сам всю жизнь, по существу, оставался крестьянином - уже будучи живописцем, пахал землю, косил, держал во дворе своем корову, овец, кур, гусей. И очень любил деревенских людей. Начальные его работы - по большей части портреты крестьян. Я много раз подолгу рассматривал в альбоме их лица: пахарь, пастух, кузнец, плотник, охотник, сторож, доярка... Для этнографа это наглядный мир русского мужика. Но писал эти лица не этнограф - художник! И видим мы не просто людей в полушубках, в будничных линялых одеждах и в праздничных одеяньях. Мы видим человеческие характеры, самые разные: вот на портрете Сила и Мужество, вот мужицкая Хитрость, вот Мудрость, вот лицо Федора Тоньшина, излучающее Доброту. (Пластов несколько раз писал это замечательное лицо!) Ничто в работах художника - ни облик людей, ни ощущение их мастерства, ни страсти - не подсахарено: всюду жизнь, какой она и была. Пластов дорожил этой жизнью, причастностью к ней. Рассказывают: будучи в Венеции и восхищаясь её самобытностью, он доставал из кармана коробочку с сухой полынью и нюхал степную траву, поясняя с улыбкой: «Это чтобы своё не забыть».
Часть зимы Пластов жил в Москве, в доме на Верхней Масловке. И, очень возможно, мы с ним встречались на остановке трамвая или Бутырском рынке. Но большая часть жизни художника проходила в Прислонихе. Деревенский уклад дел и забот был ему ближе, дороже, чем городской.
Деревенская жизнь близка к природе, крепко связана с ней. И Природа (напишем это слово с заглавной буквы) является одним из главных героев Пластова. Сколько написано им цветов, поставленных в вазы и кувшины, сколько их перешло на холсты с лугов, с полевых меж, с лесных полянок! Сколько грибов, ягод и всякой живности из крестьянского быта увековечено мастером! Живой видится на картинах его вода - вода, бегущая в роднике, текущая из ковшика косаря и тихо подрагивающая в ведре. И неброский приволжский пейзаж... Пластов ловил мгновенья - запечатлеть на холсте зной летнего полдня, закат солнца с алыми отблесками на постройках, на деревьях и на лицах людей. Волновала его тишина и загадочность лунной ночи, привлекательность «ягодного местечка», зимние первопутки. Ему удавалось «схватить» состоянья природы, длящееся иногда всего две-три минуты. И очень его волновали в российском пейзаже границы смены времен года - разливы речек, февральская вьюга, первая зелень после снегов. И первый снег! Этот мотив не раз на холстах
повторяется.
Постепенные накопления материала - портреты, этюды и зарисовки - побуждали обобщать сделанное в продуманных образах. На деревенском материале откликается художник на требованья текущей жизни. Кажется, первой картиной, сделавшей имя Пластова сразу известным, был холст с названьем «Фашист пролетел». Грустный день осени 42-го года. Остатки стада коров на опушке и лежащий в траве пастушок, расстрелянный сверху. Щемящий сердце эпизод огромной войны. Картина была замечена. Внук художника Николай Николаевич Пластов мне рассказал: «Сталин из Тегерана распорядился послать самолёт за этой картиной, чтобы поместить её в зале, где проходила в 43-м году знаменитая встреча глав государств, воевавших против фашистов...»
У каждого даровитого живописца за творческую жизнь его скапливается множество разных работ. В целом это мир возвышений - холмы, горушки, среди которых видны вершины с белыми шапками снега. Их обычно не очень много, но именно они не дают забыть о художнике. Есть такие вершины и у Пластова. На днях, собравшись с духом написать о «сыне Прислонихи», я позвонил внуку его, тоже художнику: «Какую картину деда вы любите больше всего?» Он растерялся: «Вопрос мучительный. Я всё у деда люблю». «Но все-таки. Вот сказали бы: полетите на Марс и уже не вернетесь. С собою взять можно только одну картину...» - «Дайте подумать мне до утра». Утром я позвонил. Ответ был такой: «Взял бы «Жатву».
Эту картину многие знают и любят. Мы помещаем её рядом с «Весной». Написана «Жатва» в 45-м году на подъеме нашей гордости великой Победой. Это картина-свидетельство: Победа добывалась не только в окопах и на дорогах войны, но и там, где сеяли хлеб и ковали железо. Следом за «Жатвой» надо назвать «Ужин трактористов», «Сенокос» (тоже картина 45-го года), «Первый снег», «Полдень». Ну и другие, смотря по вкусу, - наследство Пластова очень большое. В целом это не только пленительный мир искусства, пронизанный сердечным зовом художника: «Люди, любите жизнь! Лучшего дара для человека на Земле нет!»
Есть в наследии художника и еще одна ценность. Сын Прислонихи оставил нам живописную энциклопедию деревенского быта, мира, который на наших глазах исчезает. Очень полезной была бы выставка Пластова в связи с предстоящим 115-летием со дня рожденья художника. И не обязательно в связи с какой-нибудь датой следовало бы показать мир Пластова на телевидении. Для канала «Культура» это почётное и благодарное дело.

Раздел

Комментарии

Дайте ТЕКСТ диктанта, - тогда будем обсуждать!

Лорина Тодорова, текст не имеет значения. Дина Рубина - иностранка. Это ненормально, что грамотность в России теститует иностранка, каким бы ни был текст.

Предлагаю отрывок из рассказа Чехова "Свирель".

Л.Н. Толстой"Война и мир".Произведение, которое научит владению русским языком и грамотности.

А я бы предложил для всероссийского "Тотального диктанта" выбранные места из небольшого очерка В.И.Даля "Что такое Отчизна?" (1842). Начинается он так: "Отчизна, отечество - это родная земля наша, где отцы и деды жили и умирали, где родились и сами мы живём и хотим умереть". И в самом конце: "Отечество тебе колыбель и могила. Не отрекайся от земли Русской: да не отречется от тебя Господь".

Кто любит свой родной язык - любит и свой народ. Кто на русском языке говорил лучше, чем Иван Сергеевич Тургенев? А ведь барин был и либерал, но, в отличие от нынешних либералов, народ русский любил. Мне, кажется, можно для диктанта предложить отрывок из его повести "Степной король Лир":
"День выдался чудесный: я думаю, кроме России, в сентябре месяце нигде подобных дней не бывает. Тишь стояла такая, что можно было за сто шагов слышать, как белка перепрыгивала по сухой листве, как оторвавшийся сучок сперва слабо цеплялся за другие ветки и падал наконец в мягкую траву - падал навсегда: он уже не шелохнется, пока не истлеет. Воздух ни теплый, ни свежий, а только пахучий и словно кисленький, чуть-чуть, приятно щипал глаза и щеки; тонкая, как шелковинка, с белым клубочком посередине, длинная паутина плавно налетала и, прильнув к стволу ружья, прямо вытягивалась по воздуху - знак постоянной, теплой погоды! Солнце светило, но так кротко, хоть бы луне"...
Всем хорош текст: и как прививка детям любви к родной земле, и для воспитания вкуса к русской литературной речи, и как упражнение на правописание...

Тургеневский "Степной король Лир" - это замечательный выбор для всероссийского тотального диктанта! Текст действительно всем хорош, красоту его сразу не охватишь, но она завораживает...

Замечательным выбором был бы, конечно, Пушкин - любой фрагмент, нпр., из "Капитанской дочки".
А текст о Пластове, несомненно, правильно был предложен вместо некоей рубиной. Он и познавательный, и краеведческий, и хорошо написанный - одним словом, историко-культурное значение его очевидно.

Добавить комментарий

CAPTCHA
This question is for testing whether or not you are a human visitor and to prevent automated spam submissions.