Сетевой литературный журнал издание Фонда «Русское единство»
Москва, № 89 Март 2017
Сегодня Четверг, 23 марта
Мнение редакции не всегда совпадает с мнением авторов О журнале Редакция Контакты
14 апреля 2013 — Ирина ШАТЫРЁНОК (Беларусь), раздел «Новая книга»
Материал из журнала № 42 - Апрель 2013

Где эта улица, где этот дом…

«История одного неприметного гродненского дома

при внимательном прочтении позволяет не только ознакомиться

с жизнью его  обитателей, но и во многом понять,

чем был наполнен ХХ век для Гродно и всей огромной страны»

В.Черепица

·

Читать книги профессора истории Валерия Черепицы, человека буквально одержимого исследованием богатого прошлого гродненской земли, отдельная увлекательная история. Учёный владеет особым даром – прикасаясь к страницам забытой истории, наполнять их живыми картинками минувшего, возвращая и реконструируя забытые события.

Хочу представить читателям новую книгу автора – «Гродно, Студенческая, 3: история дома и жизни его обитателей. Век ХХ». Заголовок красноречив, обещает сюрпризы и новые встречи, приглашая любителей истории Гродно и его жителей пройтись по знакомым улицам.

В последнее время люди всё чаще интересуются своими родовыми корнями, происхождением предков, составляют генеалогические древа, и эти поиски часто заканчиваются неожиданными открытиями, как случилось и с представляемой книгой.

Каким же был ушедший, страшный, коварный, разный век двадцатый? В частности,  преломленный в судьбах обычных людей, гродненских семейств Кугач, Наумюк, Тиминских, Бахмутских, где тесно переплелись большие и частные события, происходившие в  губернском Гродно, сопричастные с первой мировой войной, революцией, смутой гражданской войны, жизнью в предвоенной Западной Польше, немецкой оккупацией, послевоенным бытом и неустроенностью…

По словам автора, материалы для будущей монографии накапливались им не один десяток лет. Ещё, будучи подростком, он запомнил: «Впервые дом №3 по улице Студенческой попал в поле моего зрения летом 1958 года… К сожалению, переулок, носивший название – улица Студенческая, оказался тупиковым».

Приведем данные из недавно вышедшего историко-архитектурного справочника о гродненских улицах: «Студенческая улица – улица без названия, скорее проезд к складам табачного товарищества Шерешевских со стороны улиц Софийской (ныне Ленина. – В.Ч.), переулок Зелены, Zielona, Ielinka, Studentcka, Loetzener Str.»

В предисловии к книге автор кратко описывает свою первую встречу с гродненским старожилом, родственником первого  домовладельца  Петром Александровичем Наумюком, их давнюю полезную прогулку «от здания главного корпуса университета (и далее по улицам Ленина, Антонова) к главному объекту нашего внимания – старому православному кладбищу по Иерусалимской улице… По дороге к кладбищу мы останавливались у зданий, которыми некогда владели чиновники Воевники и помещики Ознобишины, некий поляк Куява. Возле дома №19 по улице Ленина он рассказал немало интересного о гродненцах Преображенских и Мозалевских. Напротив здания штаба армии (бывшего Крестьянского поземельного банка) внимание Наумюка привлекли дома судьи ещё царской поры Гедройтя, врача Тальгейма, польского сенатора Церликовского, замечательного певца-баритона Шилейко…».

Сколько сразу узнаётся имён, фамилий в названиях построек. Знакомые улицы исторического центра, и каждый дом может рассказать свою отдельную, не менее удивительную историю, вскрывая молчаливые пласты времени. И тогда время, такое неумолимое и исчезающее в забвении, вдруг причудливо оживёт и зазвучит неожиданными датами, встречами, невероятными казусами и бытовыми деталями. Наш город станет ещё ближе и понятнее всем, современникам дня нынешнего.

Например, дом №6 по улице Студенческой, стиль «модерн»,  известный, как «”дом со львами”, построен в 1906 году грузинским князем Челокаевым. В 30-е годы им владел, а может быть, снимал часть дома некий доктор Алшибая». (До сего дня в Свято-Покровском соборе сохранилась серебряная табличка с надписью «Киот сей сооружен в дар роте командиром ея Капитаном Кн. В.Г. Челокаевым в 1912 году. Строили его рядовые М. Митюрев и П. Титов. Освящен 20-го октября 1912 года»).

Из-под пера увлечённого своей профессией историка-краеведа выходят уникальные книги – настоящие исторические путеводители в прошлое, где до настоящего дня скрыто много мистических тайн, городских загадок и легенд. Почему бы не организовать для  гродненских школьников экскурсии, усваивать с пользой учебный материал не только на традиционных уроках, но и здесь, на старинных мостовых, во дворах и улочках древнего Гродно, среди позеленевших домов столетней «царской» кладки, под сводами узких подворотен, в проёмах подъездов, где ещё хорошо сохранились резные массивы дверей. Такими мостками времени сближается разрыв между прошлым и настоящим…

Постройка дома всегда, и в наши времена тоже – целое событие для семьи, связанное с накоплением и отвлечением немалых финансов. Исследователь приводит в книге много документов по оформлению земельного участка в Софийском переулке. Но какова сама стилистика первоисточников, как точно передаётся в них дух и колорит времени. «Выписки из крепостной Гродненского Нотариального Архива по городу Гродно за 1902 год».

Мне, как человеку неравнодушному и чуткому к художественному слову, все эти немного архаичные обороты, давно вышедшие из употребления, нравятся и будоражат воображение, как будто смотришь  чёрно-белое кино: «определено главную выпись выдать на гербовом листе бумаги ценою в 08 рублей сорок копеек», «и разрешает постройку по оному каменного одноэтажного дома и такого же с ретирадом сарая».   Однако какое красивое французское слово retiarde! А за ним всего лишь смущённо прячутся  дела житейские – «уборная».

Почитайте документы, в них есть что-то от диалогов героев  из пьес А. Островского «нотариус Оскар Фриш,  канцелярский служитель, бывший житель Царства Польского Антон Александрович и Амалия Николаевна Воевники, свидетели крестьянин Мухамеджан Асфандиярович Брондуков… Антон Александрович и Амалия Николаевна супруги Воевники продали Ивану Петровичу Кугачу собственное свое благоприобретенное имущество». Завораживает.

Выясняется, что имущество-дом обременено залогом у банка «… 1200 рублей, по которой заемщики должны платить Банку в каждое полугодие вперед, не позже 13 июня и 31 декабря согласно параграфа 34-го устава Банка по 39 рублей». Таким образом, наш покупатель И.П. Кугач приобретал не просто земельный участок в 97,92 сажени, одноэтажный  дом с сараем, но и ссуду в придачу.

Бывшие владельцы Воевники остро нуждались в наличных деньгах, (скажите, а кто в них не нуждается!),  и хотели получить очередную ссуду под строительство нового дома, это можно прочитать из официального письма «…Правление Виленского Земельного Банка имеет честь покорнейше просить Вас прибыть в Банк лично или уполномочить кого-либо для совершения залога означенного имущества и получения ссуды по номинальной цене 4,5% закладными листами 38,5 лет в размере одной тысячи двухсот (1200) рублей…».

Да, так во времена империи говорили и писали не только банковские конторщики, телеграфисты и купцы. Для нашего уха немного непривычно и витиевато, но это был общепринятый язык публичных выступлений, газетных объявлений, театральных афиш. А какие в приложении к книге есть образцы так называемых «открытых писем», любая женщина не останется равнодушной. Половинка листа украшена тонким профилем какой-нибудь грустной барышни в роскошной шляпе, а рядом мелким, быстрым почерком влюблённые слова «скучаю и думаю о тебе, где ты и что с тобой… Целую тебя крепко-крепко. Пиши мне, моя ненаглядная Ирусечка. Твой Юрик. 25.10.1912» или с многозначительным намёком «Я кѣ вамѣ пишу чего же болѣ?». Куда нашим торопливым, безликим sms-кам до эпистолярного жанра былой эпохи, разве можно сравнить. Эхо ушедших столетий вызывает ностальгию…

Восхищает не только правильная орфография, пунктуация и каллиграфия, стилистика писем той поры дышит теплом и искренними чувствами. Так мало информационных технологий, и так много чувств и благородства. Взять бы из той, отлетевшей в небытие жизни, самую малую толику воспитанности и сдержанности, не помешало бы в наше замкнутое, одинокое время…

Но перейдём от лирических отступлений к книге. С приобретением семьёй Кугач земельного участка, появилась возможность временно проживать во флигеле и строить новый дом, хозяина не смущала долговременная, кабальная ссуда, Иван Петрович служил в царской железнодорожной жандармерии, служба обещала стабильность и денежное довольствие военнослужащего.  Из частной переписки: «Чтобы построить наш гродненский дом, дедушка и бабушка держали корову, которую пасли около речки Городничанки…».

Сто лет назад такое было возможно. В каких-то двух шагах от центральной Муравьевской улицы, теперь Э. Ожешко,  которая вела к зданию  вокзалу, было связано много знаковых событий. «После осмотра войск гарнизона и парада в августе 1879 года, который принимал в Гродно Александр II», или «1 ноября, ровно в 10 часов утра императорский поезд плавно остановился у дебаркадера гродненского вокзала. Из салона-вагона вышел государь в сопровождении военного министра Сухомлинова и лиц императорской свиты. На перроне вокзала Николай II принял рапорты от коменданта крепости М. Кайгородова и гродненского губернатора генерал-майора В. Шебеко…».

Сегодня район улицы Э. Ожешко – визитная карточка Гродно, европейского уютного  города, здесь всё напоминает культурный комплекс «Гоpодница» – фонтан, цветники, скамейки, фонари, мостики, арки, ботанический сад, заложенный ещё гродненским старостой Антонием Тизенгаузом.

В книге можно почерпнуть много информации, автор подробно представляет читателям, например, сведения о работе жандармской полиции С.Петербургско-Варшавской и Московско-Нижегородской железных дорог, а также статистику преступлений, хищений грузов. Жандармерия – с французского «люди оружия», всего лишь полиция, которая занималась охраной общественного порядка и безопасностью на транспорте.

Осенью 1906 года семья Кугач наконец-то переезжает в новый дом, но хозяева не стали вдруг богаче, а наоборот, им пришлось сдавать комнаты в аренду, а от полученного дохода от меблированных комнат гасить ссуду банку. Так что сто лет назад, как в наши времена, при строительстве жилья выдавались кредиты, люди в чём-то себе отказывали, экономили, сводили концы с концами.

Вот ещё одна историческая справка, рядом с домом  «в 1909 году была построена гарнизонная Свято-Покровская церковь в честь гродненцев, погибших в русско-японскую войну 1904-1905 годов». Православный хозяин вместе с детьми посещал службу в церкви, а его «жена евангелического-аугсбурского вероисповедания» шла в лютеранскую кирху, которая располагалась близко, в одном квартале от собора.

Германские войска в 1914 году приближались к городу, становилось всё тревожнее, город-крепость Гродно перешёл на военный режим, в 1915 году началась массовая эвакуация жителей в центр России, разросшейся семье Кугач пришлось уехать в Петроград. Думали, уезжают временно, никто не представлял, какие повороты ожидают всех в ближайшем будущем.

На этом заканчивается первая глава книги, не менее интересны остальные семь.

Одна глава посвящена российской династии живописцев Кугач – «сын гродненского домовладельца И.П. Кугача Пётр стал единственным в семье носителем этой фамилии». Его внук Юрий Кугач – народный художник России, действительный член Академии художеств.

«К истории дома в разные годы имели отношение: директор народных училищ Гродненской губернии, член Гродненского церковно-археологического комитета В.А. Тиминский (1856-1917); настоятель Свято-Владимирской церкви в г. Гродно, протоиерей Афанасий Тиминский, видный инженер-металлург и учёный Ю.В. Тиминский (1887-1961); балерина Мариинского Императорского театра в Петербурге И.В. Тиминская (Ротару, Димитрашку) (1888-1980); преподаватели Гродненского лицея Цесаревича Алексея – братья Бахмутские; товарищ народного писателя Беларуси Василия Быкова по работе в редакции «Гродненская правда» художник-ретушёр В.И. Фридрихсон и др.».

В 1935 году улица Зелёная была переименована в улицу Студенческую.

Ограниченность рамками небольшой рецензии не позволяет дать более полные комментарии к книге, тем не менее, влюблённый в историю Гродно читатель найдёт на страницах издания много любопытных сведений о жильцах дома, как например, о народном артисте БССР Дм. Орлове (фильм «Часы остановились в полночь»).

После войны он проживал с семьёй в этом доме. «В доме на Студенческой улице, он (Орлов) познакомился с моей мамой, Вдзеньконьской Викторией», – сообщает в письме автору дочь Орлова Софья Дмитриевна. – Интересно то, что три жены из четырёх были польского происхождения, все как одна красавицы, притом, что самого папу к «видным» мужчинам отнести трудно…, но у женщин пользовался «бешеным» успехом». В приложении есть фотография, где на крыльце дома среди цветущих георгин мирно сидят две женщины, подписано – «Жёны Д.А. Орлова».

В предвоенный 1940 год дом попал под т.н. муниципализацию (национализацию), строение передали на баланс коммунального хозяйства. К тому времени прямые наследники и домовладельцы по Студенческой улице уже сами стали обычными квартиросъёмщиками. Вот  данные исторической статистики –  «В 1940 году только по одной Белостокской области, в состав которой входил и город Гродно, было муниципализировано (т.е. переданы советским государством права собственности частных лиц на землю, строение и т.п. органам местного самоуправления – горисполкому) 10338 домов».

Но вот что примечательно, по окончании советско-польской войны в 1921 году был подписан Рижский мирный договор, дочь владельца дома в Гродно Надежда Кугач вышла замуж в Петрограде за Александра Наумюка, и молодая семья начала хлопотать о выезде на родину. Гродно к тому времени оказался уже в составе Польской Республики. Как беженцы они выехали в Польшу, но по приезду узнали, что дом уже заселён чужими людьми.

И что же, владельцы остались без прав на домовладение? Нисколько. Были затребованы архивы в г. Януве Подляском, подтверждающие их имущественные права на дом, и споры разрешились в пользу молодой семьи Наумюк. Правда, перед Виленским банком за эти годы накопился значительный долг, который надо было срочно погашать. Вот вам и войны, социальные потрясения, передел границ, мировой кризис, а банк исправно работал, начислял проценты и потом всё своё вернул. Общественный строй остался прежним, значит и законы, охранявшие частное право, были непоколебимы.

Семье Наумюк снова пришлось жить в квартире с мезонином, свободное жильё сдавать внаём местным чиновникам и офицерам гарнизона, при этом они могли позволить себе держать прислугу. «В 1927 году пошёл в школу сын Петя (обучение было платным), периодически осуществлялся текущий ремонт дома с необходимой реконструкцией, шла закупка и обновление мебели, имелся велосипед, радиоприёмник как атрибуты успешной семьи того времени».

Сегодня многие из нас через законодательные акты 90-х годов превратились во владельцев недвижимого имущества. Почти все мы стали частниками. Представьте, как бы к вам пришли, вдруг забрали всё ваше кровное, «благоприобретённое имущество», объявив революционное решение. Трудно представить. Но люди, многое испытавшие, прошедшие через лихолетье войн, голод, немецкую оккупацию, допросы НКВД и другие лишения, выходили в дальнейшую жизнь закалёнными и сильными. Другие времена, другое поколение.

Они, конечно, любили свой родной дом, семейное гнездо, но и ценили намного больше иное – крепость и тепло человеческих отношений, взаимопомощь, настоящую дружбу, поддержку в трудную минуту. Как сделала это семья Александра и Надежды Наумюк, сохранив во время оккупации Гродно жизнь еврейскому мальчику Ионе Зарецкому, они скрывали его в своём доме почти полтора  года,  с февраля 1943 по июль 1944.

Перед отъездом в Вильно Иона писал: «Дорогие тётя Надя, папочка и Боба! Мои дорогие! За великие дела не следует благодарить, потому что это выглядит как попытка уравнить что-то неизмеримо большое с чем-то безусловно малым. Всегда, всегда я останусь Вашим должником и, дай Бог,  чтобы никогда мне не пришлось равноценным образом платить за всё то, что каждый из Вас и вы все вместе сделали для меня. Это было свыше человеческих сил и возможностей, и только Бог может соответствующим образом вознаградить за все переживания, опасности и тот постоянный риск, на который Вы шли ради меня. Целую Вас. Гродно. 22.VII.44г

В 2009 г. А. Наумюк и Н. Наумюк посмертно были удостоены звания «Праведник Мира».

В 1944 году по доносу Наумюк-старший был арестован, а его сына с женой выселили из квартиры их когда-то собственного дома. Ещё одна горькая страница жизни. «В 1944-1945гг. А.В. Наумюк и П.А. Наумюк подвергались необоснованным репрессиям, арестам и  содержанию в тюрьме. В 1990 годах были полностью реабилитированы».

Исследовательская работа историка требует хорошей памяти, изрядной кропотливости, усидчивости, переписки, расширения поиска всё новых и новых архивных документов, поэтому автор книги обратился с письмами к жильцам, которые когда-то проживали в доме на улице Студенческой. Одним из первых откликнулся коллега автора монографии, известный в городе краевед, преподаватель лицея №1 А.П. Гостев, в его подробных воспоминаниях многие гродненцы встретят знакомые фамилии – жильцы Савины, Мезенцевы, Литвинцовы, Чайка, Фих…

Надо отметить въедливую любознательность и дотошность, с какой поработал над архивными документами  исследователь старого дома профессор В. Черепица. Из них, из этих домашних писем, купчих, ветхих страниц протоколов допросов,  справок, лицевых счетов, домовых книг, чертежей, технических паспортов, старых фотографий, почтовых открыток проступают черты далёкой эпохи – начала ХХ века и продолжаются почти до наших дней. Приложение книги насчитывает почти  200 страниц.

Старый дом ещё крепок, его стены, наличники, перекрытия чердака, деревянные половицы помнят голоса и лица обитавших здесь когда-то людей. Он хранит память об исчезнувшей жизни, полной больших и маленьких человеческих трагедий, о межвоенном и военном времени, привычных советских мирных будней. Дом помнит волнующие звуки духового оркестра, долетавшие из городского парка, перемешанные с запахами влажной вечерней сирени, как он замирал в ожидании писем, новогодних поздравлений, телеграмм, проводов в армию, в роддом, в школу, в последний путь…

В конце книги историк В. Черепица предлагает придать старому дому статус музея, где можно будет разместить картинную галерею, хранилище и фонды. Начинать можно с малого, с памятной доски – «Дом как культурно-историческая ценность охраняется государством», которая привлечёт внимание горожан и туристов к дому №3 по улице Студенческой.

«Автор будет благодарен всем, кто откликнется на выход в свет этой книги».

Своей небольшой рецензией я тоже присоединяюсь к предложению уважаемого профессора, заведующего кафедрой истории славянских государств ГрГУ имени Янки Купалы Валерия Черепицы, поддержать доброе начинание.

·

Черепица В.Н. «Гродно, Студенческая, 3: история дома и жизни его обитателей. Век ХХ»: моногр./ В.Н. Черепица. – Гродно: ГрГУ, 2012. – 435 с.




***

Ваш комментарий

(обязательно)
(обязательно, не публикуется)
Сообщение

Ключевые
слова

Самые комментируемые
за месяц



© Сетевой журнал «Камертон», 
2009
Список всех выпусков:
Сделано в CreativePeople 
и Студии Евгения Муравьёва в 2009 году