Сетевой литературный журнал издание Фонда «Русское единство»
Москва, № 89 Март 2017
Сегодня Суббота, 25 марта
Мнение редакции не всегда совпадает с мнением авторов О журнале Редакция Контакты
Материал из журнала №43 - Май 2013

Только вновь – на гнездовья Отечества по весне прилетают грачи…

Новая походная песня Слободских полков

Ю. Г. Милославскому

Ветерок развевает знамёна,
За рекой полыхнула заря,
И на Запад уходит колонна
От Покровского монастыря.

По Полтавскому Шляху – на Киев –
Командиры пехоту ведут.
Это наши полки Слободские
За победой на Запад идут.

Наши жизни, солдат, не напрасны,
Потому что написан у нас
На хоругви родимой, на красной
Образ Истинный – Харьковский Спас!

Преисполнена воли и стати,
Осенённая с Горних высот,
Озерянскую Божию Матерь
Мерефянская рота несет.

А за ней – с чудотворной Песчанской –
Выступает Изюмский отряд,
Чтобы нечисти американской
Прекратить непотребный парад.

Эй, раздайся, мерзотина злая!
Это явная явь, а не сон:
Вместе с нами идут – Николаев,
Севастополь, Донецк и Херсон!

Поднимайтесь – и Ворскла, и Уды,
Встань, народ, – от Сулы до Донца –
Против ведьмы и против иуды,
У которого нету лица!

Мы не предали отчую славу
И над Лаврою свет золотой!
Постоим за Луганск и Полтаву,
За поруганный Киев святой!

Погляди-ка: над хатой саманной –
В белом небушке, с синим крестом,
Наш апостол, Андрей Первозванный,
На врага указует перстом!

Для солдата нет смерти напрасной –
Потому что написан у нас
На хоругви родимой, на красной
Образ Истинный – Харьковский Спас!


Алексей Саврасов. «Грачи прилетели»

Кто толкует про крах человечества,
кто куёт себе «счастья ключи»…
Только вновь – на гнездовья Отечества
по весне прилетают грачи.

Всё возможно для русского –
Палехи и Федоскино, и Хохлома,
и молоховы всполохи памяти,
где кровавой слюны бахрома.

Можно дыбить судьбину хитровую,
стыдный сор выносить из избы…
Только всё ж колокольню шатровую –
средь берёз, в облаках – не избыть.

Вспомни церковку ту, Воскресенскую,
меж грачиных пронзительных гнёзд,
синеву Богородцеву женскую,
что сочится на землю из звёзд.

Вспомни тёмные маковки медные,
тени веток на талом снегу.
И крестьянские хижины бедные
не затри в замутнённом мозгу.

Отдыхай, прозревай или ратничай –
поднимай над горбушкой ржаной
за помин Алексея Кондратьича
русской водки стакан крыжаной!

Помрачившийся классово, расово,
мой народ, заплутавший, как тать,
не забудь живописца Саврасова,
что учил Левитана писать.

Тополь

Если тополь за окном,
Ничего не надо боле.
С ним – без муки и без боли
За оконный окоём

Можно кануть. Голубой –
Бессловесный, беспечальный –
Глубиною изначальной –
Он врачует нас с тобой.

Трепет, ропот. Лист и ветвь.
Ничего в нём больше нету –
О покое два завета:
Тихий звук и слабый свет.

Плат – заплата на заплате –
У него, но ты не плачь.
Мы за счастье не заплатим:
Тополь – царь, а не палач.

Тополь – плот, и тополь – поле.
Пальцы слепятся в щепоть.
Гул целебный, дар тополий
Единяет дух и плоть.

Это – я ль? А это – ты ли?
Явь? Или её испод?
Волны света золотые.
Тополь. Воля. Путь. Господь.

Камушек
Песенка калики

Стоит наш батюшка на камушке,
Под кровом бора – как во храмушке.
Как столп, как крест, как Спас-на-кровушке.
И «Богородицу» поёт.
Стоит наш батюшка, наш дедушка,
Приходит к дедушке медведушка
Сухарика отведать, хлебушка,
В ладошку влажный нос суёт.

Ай, свиристят, щебечут, цвенькают
Пичуги! И пеньки с опеньками
Обсели, а бельчата спинками
У старцевых мелькают ног.
Пусть распрострилось семя змеево,
Крепчает дело лиходеево, –
Да диво дивное, Дивеево,
Намолено среди дорог.

А с дедушкою – Божья Матинка!
И, даром что спина горбатенька,
За грешников молися, батенька,
Господень умаляя гнев.
Когда б у старца Серафимушки
За всю за Русь достало силушки
Молиться, не смыкая крылушки –
Два века, словно тыщу днев!

Где веют промыслы бесовския,
Там плачут ангелы Саровския.
Но живы серафимы русския,
Покров – их до поры таит.
Повырастала снитка-травушка,
Где стынет борушка-дубравушка.
Хоть нет того на свете камушка,
Да батюшка на нём – стоит.

Восьмистрочные стансы

1.

Я постным становлюсь и пресным,
простым, безхитростным и ясным.
Отдавший дань мослам и чреслам,
я возвращён к воловьим яслям —
тем самым, с тишиной Младенца
сладчайшей, истинной, безстрастной.
Есть счастие для отщепенца –
свет мягкий, образ неконтрастный.

2.

Ты дал мне дар: живое сердце,
вмещающее всё живое –
мерцающая веры дверца,
в любви участье долевое.
На свадьбу в Галилейской Кане
я вышел, словно на свободу,
нетерпеливыми глотками
я пью вина живую воду.

3.

Но, озираясь спозаранку,
я вижу страшные картины:
уходят люди в несознанку –
в глухую оторопь, в кретины.
К себе изживши отвращенье,
никто не шепчет: «Боже, дрянь я!»
И если есть кому прощенье,
то только после воздаянья.

4.

Скажи ж, почто дрожат колени
с утра у грешников скорбящих –
от страха или же от лени
играющих в бесовский ящик:
горит, горит перед очами
и дразнит ложью обречённой,
и превращает, враг, ночами
им красный угол – в чорный, чорный.

5.

Сорви с них лень, пугни сильнее,
чем чорт, появший их, пугает,
перечеркни их ахинеи,
ничтожный лепет попугайный!
«Любовь!» – им сказано; в любови ж
пусть и живут, отринув дрёму.
…Ловец, почто Ты их не ловишь,
клонясь к пришествию второму!

***

В неделю первую Поста
была еда моя проста,
да – тяжек ум. Хотя в капели,
слетавшей с синего холста,
я слыхом слышал Те уста,
что говорили или пели.

В неделю первую Поста
была душа моя чиста
и по отцу сороковины
справляла. И, неся свой крест,
сквозь слёзы видела окрест
свои ж безчисленные вины.

Не досчитавши до полста,
я список лет прочёл с листа,
и, ужаснувшись, благодарен:
у Гефсиманского куста
мне тоже Чаша – непуста,
напиток огненный – нектарен.

Ночлег в Оптиной пустыни
Юрию и Инне Зайцевым

1

тот кто спал обнимая святые гроба
кто по капле в себе прозревает раба —
не отринул Господней свободы
и какая б на сердце ни пала журба
не изгнал не спугнул осененья со лба
что навеяли Оптины своды

тот кто спал – как живое обнявши гранит
кто охранную память гранита хранит
преисполнится славного Слова
да вмещает сознание меру вещей:
мощь победы исходит от этих мощей…
не ветшает вовеки обнова

2

простую постели рогожку на полу
в Казанском храме тут у белых плит в углу
в приделе у Креста где слышно свят свят свят
устал? приляг усни где старцы трезво спят
и с ними ж выйдешь в сон неизмеримый сей
и снимешь злобу дней… Антоний Моисей
лежат в гробах гляди учись как надо спать
сады по берегам реки уходят вспять
по синим куполам теки река теки
реки пророк пока нет края у реки
хотя б во сне… не зря ж ты меж мощей залёг
эй здравствуй Жиздра-жизнь – предвечного залог
проснёшься в двух шагах от злата алтаря
есть правда и в ногах: знать, дадены не зря
надежда не пуста как твой поклон Кресту
во дни и вне Поста стоящий на посту


Алёнушка. Васнецов

и жаль её сильнее прочих
поскольку звонче всех поёт
поскольку значит и пророчит
и ноженьки об камни бьёт

поскольку серыми своимя
глядит как ласковая рысь
и полымя волос и имя
льняное заплетая в высь

поскольку и в лоскутьях нищих
льнёт к тайне омутов земных
поскольку плачет тише инших
и молча молится за них

Станислав Александрович Минаков – поэт, переводчик, эссеист, прозаик, публицист. Автор книг «Имярек» (Москва, Современник, 1992), «Вервь» (Харьков, Издатель, 1993), «Листобой» (Харьков, Крок, 1997, стихи и проза, послесловия А Кушнера и Б. Чичибабина), «Хожение» (Москва, Поэзия.ру, 2004; стихи 1983—2004, переводы, пьеса, две поэмы; предисловие Ю. Г. Милославского), «Где живет ветер» (переводы стихотворений А. А. Милна; ХЦ СП Интербук, 1991).
Автор-составитель энциклопедии «Храмы России» (Москва, ЭКСМО, 2008), альбома «Храмы великой России» (Москва, ЭКСМО, 2009), а также и «Всеобщей истории музыки» (М.; ЭКСМО, 2009), совместно с Анной Минаковой.
Член Национального союза писателей Украины, Союза писателей Росси, Международного фонда памяти Б. Чичибабина, Всемирной ассоциации писателей International PEN Club (Московский центр).
Публиковался в Харькове, Киеве, Вильнюсе, Воронеже, Москве, Ровно, Запорожье, Белгороде, Санкт-Петербурге, Казани, Владивостоке, Хабаровске, Красноярске, Нью-Йорке, Мюнхене, Штутгарте, Париже, Праге, Оттаве.
За книгу “Листобой” удостоен литературной премии им. Б. Слуцкого (1998). Лауреат конкурса-фестиваля «Культурный герой ХХІ века» (Киев, 2002). Победитель Всеукраинского конкурса “Русское слово Украины” (Киев, 2003) в номинации “Публицистика”. Победитель турнира поэтов Коктебель-2004 (в рамках Международного Волошинского литературного фестиваля). Лауреат премии «Народное признание» (Харьков, 2005) и Международной премии шимени Арсения и Андрея Тарковских (Киев—Москва, 2008) — за книгу стихотворений и переводов «Хожение» (Москва, Поэзия.ру, 2004).
За публицистику удостоен Всероссийской премии им. Киреевских «Отчий дом» (Москва—Калуга, 2009).
Был соредактором журнала «Бурсацкий спуск», редактором многих поэтических книг. Составитель и издатель (вместе с А. Дмитриевым и И. Евсой) сборника «Дикое Поле. Стихи русских поэтов Украины конца ХХ века» (Х.: «Крок», 2000), «Ветка былой Эллады. Греческие мотивы в современной русской поэзии» (Харьков, Крок, 2004), а также альманаха «ДвуРечье. Харьков — Санкт-Петербург» (Харьков, Крок, 2004).
Живет в Харькове.




  • Лорина ТОДОРОВА 20.05.2013 12:58 дп

    Станислав, как хорошо пишите…божечко… Даже не знаю с чего начать…, тем более, что уже почи полуночь…

    «Для солдата нет смерти напрасной –
    Потому что написан у нас
    На хоругви родимой, на красной
    Образ Истинный – Харьковский Спас!» – это финал поэтического текста -» Новая походная песня Слободских полков» – Эти же слова составляют и третье четверостишие – текст впечатляет своей СТАТИСТИЧНОСТЬЮ, т.е. перечислением движения колонн, полков, отрядов и их направлением, что превращает текст в «подвижную» картину ,где все глаголы, выражающие идею действия ( делать), редуцируютсь ко второму типу идеи «быть» = «кажется» – т.е. иллюзия интенсивного движения войск передана через трансмодальную связанность и именно она предопределяет и введение в текст интеллективной идеи типа ЗНАТЬ: патриотически настоенное «Я» Автора информирует детально и о цели военной операции! и о названии войск! и о названии хоругвий! и знамен! Например:
    «И на Запад уходит колонна
    От Покровского монастыря».;// «Это наши полки Слободские//За победой на Запад идут.»; » Озерянскую Божию Матерь // Мерефянская рота несет.»; «А за ней – с чудотворной Песчанской //Выступает Изюмский отряд,»; «Вместе с нами идут – Николаев,
    Севастополь, Донецк и Херсон!»// Эти детальные перечисления смешены директным Обращениеч Патриотически настроенного «Я» Автора к НАРОДУ , так он ставит себя в самую сильную модальную позицию , призывая к исполнению объективного долга (=необходимым быть) и личного, субъективното долга (=должным быть) и между этими сдвумя самыми сильными модальными идеями НЕТ оппозиции(как это часто бывает в лирической поэзии) , наоборот, между двумя типами долга ставится знак РАВЕНСТВА. Вот почему Автор позволяет себе повторять :идея субъективного долга :»Наши жизни, солдат, не напрасны,» = «На хоругви родимой, на красной
    Образ Истинный – Харьковский Спас!» – идея объективного долга.

    Нвероятной силы этот текст, где эксплицитно присутствуют и сильная модальная связанность , и интеллективные идеи и трансмодальная связанность с ее чувственными и перцептивными идеями…

    благодарю Вас, Станислав!

  • Елена 12.06.2013 9:50 пп

    Всегда заплачу, когда читаю «Тополь»…

  • Валентина 13.06.2013 11:23 дп

    А я очень люблю стихотворение Станислава Минакова «Кузнечик». Жаль, что его нет в этой подборке… А ещё – «Возле Оптиной»…

  • Валентина 13.06.2013 11:27 дп

    Вот ссылка на стихотворение «Возле Оптиной»: http://www.stihi.ru/2013/01/09/119

  • Валентина 13.06.2013 11:45 дп

    А вот стихотворение С.Минакова «Кузнечик» (из книги стихов «Невма», 2011 год):

    Кузнечик

    Елене Буевич и сыну её Ивану

    Час настал, отделяющий души от тел,
    и застыла ветла у крыльца.
    И кузнечик, мерцая крылами, слетел
    на худую ладонь чернеца.

    И продвинулась жизнь по сухому лицу,
    и монах свою выю пригнул.
    И кузнечик в глаза заглянул чернецу,
    и чернец кузнецу — заглянул.

    “Как последняя весть на ладони моей,
    так я весь — на ладони Твоей…” —
    молвил схимник, радея о смерти своей
    и луну упустив меж ветвей.

    “Перейти переход, и не будет конца —
    в этом знак кузнеца-пришлеца.
    Переходного всем не избегнуть венца —
    по веленью и знаку Отца.

    Нет, не смерть нас страшит, а страшит переход,
    щель меж жизнями — этой и той.
    Всяк идёт через страх на свободу свобод
    И трепещет от правды простой”.

    И ещё дошептал: “Погоди, Азраил,
    не спеши, погоди, Шестикрыл!”
    Но зелёный разлив синеву озарил,
    дверцы сферного зренья открыл.

    И послышался стрекот, похожий на гул,
    и как будто бы ивы пригнул.
    …И кузнечик бездвижную руку лягнул:
    в неизбежное небо прыгнул.

    9-12 октября 2007

  • С.М. 13.06.2013 12:14 пп

    Заплачешь тут!

  • Светлана Замлелова 13.06.2013 4:11 пп

    А мне очень нравится перевод С. Минакова «Голгофы» Йейтса.

  • С.М. 14.06.2013 2:51 пп

    Ой, спасибо! И вам, Валентина, и вам, Светлана :) )
    Я объединю: а мне нравится и то, и это :) )

  • Лорина Тодорова 07.07.2013 4:55 пп

    Как же не хватает времени…Вернулась к Вам, Станислав…Нравится мне этот текст:Алексей Саврасов. «Грачи прилетели»Кто толкует про крах человечества,кто куёт себе «счастья ключи»…Только вновь – на гнездовья Отечествапо весне прилетают грачи. – блестящее обобщение -констатация..а и само заглавие, как конденсерованное резюме (Ch. Todorov. La théorie opérative et la littérature française. FABER. 2003) вызывает у Читателя приятные ассоциации с картиной… Очень оригинально прозреть в картине Саврасова оперативную метонимию с идеей обладаниия – человек как и грачи весной создают свои ГНЕЗДА на Родной земле…и это самое важное : создать свое гнезд..А и правильно подмечена идея локализации:»Только вновь – на гнездовья Отечествапо весне прилетают грачи….» идея обожествления ОТЕЧЕСТВА как у А.Пушкина: » И дым Отечества нам…» Сейчас отдаю себе отчет в том что ,например, во Французской литературе это слово «ОТЕЧЕСТВО»- «Patrie» очень широко использовано в «Песне о Роланде» , в Марсельезе, у Виктора Гюго,, но это не то….там слово ОТЕЧЕСТВО – ДЕРЖАВА! КОРОЛЬ….а у нас Отчий ДОМ – >ОЧАГ …Мотив нарисованный и мотив реальности переплетаются с идеей о вечности православия, чтобы не происходило на уровне политическом. Как красиво преподнесена идея Превосходства Духа христианского над челевечиским земным несовершенством: Можно дыбить судьбину хитровую,стыдный сор выносить из избы…Только всё ж колокольню шатровую –средь берёз, в облаках – не избыть. -»НЕ ИЗБЬІТЬ» -звучит невероятно и верно…Какая интересная лексика у Вас, Станислав….

    Вспомни церковку ту, Воскресенскую

    ,меж грачиных пронзительных гнёзд,

    синеву Богородцеву женскую,

    что сочится на землю из звёзд.

    - мне просто хочется плакать, какая живая метафора:»сочится на землю из звезд» -мне это напоминает очень поэтическое объяснение понятия «вода» в Библиейском тексте:»eau est également signe de bénédiction de Dieu (Deut. 8 : 7)» =»вода это так же и знак благословения Бога» = (сравните Вашу метафору, Станислав): «синеву Богородцеву женскую,что сочится на землю из звёзд» – истинкая благословия божия…

    .»Вспомни тёмные маковки медные,

    тени веток на талом снегу.

    И крестьянские хижины бедные

    не затри в замутнённом мозгу.»-

    прекрасный обобщенный перцептивный Образ православных церквей…..в антитезисной структуре, подчеркивающей: » И крестьянские хижины бедные…»Отдыхай, прозревай или ратничай –поднимай над горбушкой ржанойза помин Алексея Кондратьичарусской водки стакан крыжаной!Помрачившийся классово, расово,мой народ, заплутавший, как тать,не забудь живописца Саврасова,что учил Левитана писать. – очень грустно, но с такой Любовью:» мой народ, заплутавший, как тать»…НЕ ЗАБУДЬ живописца Саврасова,// что учил Левитана писать». спасибо, Станислав!

***

Ваш комментарий

(обязательно)
(обязательно, не публикуется)
Сообщение

Ключевые
слова

Самые комментируемые
за месяц



© Сетевой журнал «Камертон», 
2009
Список всех выпусков:
Сделано в CreativePeople 
и Студии Евгения Муравьёва в 2009 году