Прогулки по городу, где спокойно и тепло

10 7 Елена БУЕВИЧ (Украина) - 18 октября 2013 A A+

Просторный и нарядный, с самой большой в Европе площадью и яркими, старинными разноцветными храмами, заметно возвышающимися на городской панорамой, Харьков не называют туристическим центром. Скорее – центром науки и образования. Однако путешественнику, силою судьбы попавшему сюда, есть, где развернуться, утоляя свое любопытство.
.

В тишине тенистых скверов

.

Харьковчане очень любят фонтаны и воду. Кто-то даже сравнил этот город с Санкт-Петербургом. И действительно, протяженные каналы, вобравшие в свои каменные берега реки Лопань и Харьков, с мостами, огражденными чугунными массивными решетками, — очень напоминают водное украшение Питера или даже Венеции. И катерок здесь когда-то ходил, но сегодня большую популярность имеют прогулочные лодки: на канале есть даже лодочная станция и вечерами пары не отказывают себе в удовольствии прогуляться по реке на веслах…

Город полон уютных уголков, старинных зданий и новых остроумных памятников, его дома хранят память о живших здесь знаменитостях, а сохранившиеся храмы — невероятные святыни. Как, например, святые мощи Афанасия сидящего. Византийский патриарх в XVII веке оказался в Малороссии. В Лубнах, в монастыре он остановился, почувствовав недомогание, вскоре преставился и был похоронен по греческому обряду — сидящим. Однако тело оказалось нетленным. Мощи прославились чудесами исцеления. Cейчас в Харьковский Благовещенский собор, ко святому Афанасию-чудотворцу Лубенскому, люди приезжают издалека: попросить у сидящего в золотых одеждах  святого владыки здоровья и помощи…

Что же касается фонтанов, то посидеть в созерцательной задумчивости на лавочке возле них – любимое времяпровождение и горожанина, и путешественника. Будь то небольшой фонтанчик в скверике на площади Поэзии, или массивный городской фонтан в парке, спускающемся вдоль стен Покровского монастыря. Здесь выставляют свои работы местные художники, плывет аромат из окошка монастырской пекарни, предлагающей самые настоящие печные пироги и даже пиццу, для продвинутых пользователей. В непосредственной близости монументальной Александровской колокольни-свечи Успенского собора (гигантская, 86 метров, видна изо всех уголков города), приятно подумать о вечном и преходящем…
Этот сад был разбит в пятидесятые годы, на месте разрушенного в войну пассажа. Чаша фонтана была белой (подобные белые фонтаны были характерными для советских городов того времени). Но что особенно интересно — сегодня ее венчает поздняя добавка: изящный кованый крест. Есть ли где в мире подобный, с крестом? «Фонтан, перешедший в православие», — так остроумно называет его знаменитый харьковчанин, ныне живущий в США писатель Юрий Милославский.

А «Зеркальная струя»! Если смотреть на фонтан против солнца – просвечивает прекрасное арочное строение, как волшебный, скрывающийся в водяном тумане храм. Или знаменитый фонтан влюбленным, дотягивающимся один к другому в поцелуе: вот-вот не удержатся и рухнут. Но — нет! Загон тяготения соблюден. Как не издевались острословы над ним, называя фонтанную скульптуру с субтильной парочкой «памятником Бухенвальду», «жертвам Чернобыля» и тому подобное, а любят его: вон, сколько молодежи сидит по вечерам здесь на лавочках или на траве, с ноутбуками или гитарами…
.

Без спешки и суеты

.

Харькову свойственная особенная умиротворенность. Кажется, здесь никто никуда не спешит. По делам идут сосредоточенно, но не суматошно, без стресса, с чем обязательно сталкиваешься в мегаполисах, пожирающих человеческую энергию сумасшедшими порциями. А тут – тишь да благодать. Даже в метро.

Харьковчане преданно любят свой город. Архитектор и поэт Герман Титов рассказывает, что именно летом отдыхает в Харькове душой: когда город так спокоен, чист и нетороплив, когда на юга перебираются толпы отпускников. Малолюдье, которое можно наблюдать в эту пору наступает и от того, что разъезжается огромное количество  учащейся молодежи, составляющей львиную часть человеческого потока, струящегося в рабоче-учебное время по харьковским площадям и улицам.

Летом в городе атмосфера какая-то разреженная. Тенисты скверы, просторны площади, теплы и душевны колоритные старинные улочки с сохранившейся и местами отреставрированной дореволюционной застройкой. В городе огромное количество зданий, построенных знаменитым архитектором Бекетовым — их всегда можно узнать по изящным аркам над окнами и парадными. Но и советская, так называемая «сталинская» архитектура здесь уместна и очень красива. Дома в центре не выше четырех, максимум  пяти этажей: каждое здание отличается своим видом, украшены необычными балконами, колоннами или портиками, кариатидами или масками-маскаронами: рассматривай — не устанешь.

Город привлекает своей нескрываемой культурой. Бетонные заборы, закрывающие стройки на центральных улицах, расписаны летящими куда-то по своим поэтическим делам Пушкиным и Гоголем. Да что заборы! Как вам название, возможное, кажется, только здесь: «Автосалон «Поэзия»: запчасти для автомобилей»?

Вообще названия в Харькове теплы своим консерватизмом. В них, безусловно, хранится дух города: люди будто бы договорились ничего не разрушать, а взять из своего прошлого в настоящую жизнь все, что связано со счастливыми днями труда и отдыха в юности,   зрелости. Никто не отрывает головы памятникам прошедших эпох, наоборот – город украшают, наращивая его уже имеющееся обаяние. Ни у кого нет фобии к названиям улиц из прошлой эпохи. Здесь не собирают топографических комиссий по борьбе с символами тоталитаризма, как в иных украинских городах — в Харькове любят и уважают свою историю. И поэтому в метро можно увидеть не только привычные названия станций Холодная Гора, Пушкинская, Киевская, Одесская, но и —  Пролетарская, Гагарина, Тракторный завод, Советской Армии, Маршала Жукова, Госпром, Героев труда…
.

Погладить кенгуру

.

Зоосад — прообраз рая. Лица посетителей в любом зоопарке —  счастливы и безмятежны, независимо от возраста. А в Харьковском — тем более. Ведь на его территории давно работает такое ноу-хау как «Контактная зона», где посетители могут поласкать малышей животных, поиграть и пообщаться  с ними. Нам, как гостям, обещают встречу с кенгуру…

Едва войдя в зоопарк, набредаем на столик с пакетами корма для животных. В Харькове не просто просят не бросать питомцам конфет и вредных кукурузных палочек. Здесь продают «завтрак питомца» — нарезанные капустные листики, огурцы и морковку для зверей. Они очень нравятся симпатичным ламам, гигантской зебре, добрым редчайшим лошадкам Пржевальского и прочим разным антилопам Гну. Еноты берут их своими «ручками» из рук кормильцев, а маленькие игривые камерунские козлята-негритята выпрашивают лакомство, подбегая к «добрым людям» на зеленой полянке. Ну, чем не кусочек райского сада?

Харьковский зоопарк чем-то неуловимо напоминает Берлинский. Он так же огромен — 22 гектара, 7240 животных 391-го вида, среди которых 236 видов редких и охраняемых. И что особенно радует — многие животные здесь содержатся в естественной среде, как и в знаменитом немецком ZОО. Они совершенно доступны — порой посетителей от зверей (не хищных) отделяет только глубокий ров.
Настоящие любимцы горожан здесь — азиатские слоны. На сегодняшний день они представлены на Украине лишь в трех зоопарках – Харьковском, Одесском и Киевском. Причем, в Харькове слоны появились раньше всех — еще в 1925 году! История содержания в Харькове слонов давняя и трогательная. Коренные жители знают их по именам и биографиям. Очень переживали харьковчане, когда эти огромные символы детского счастья погибли в 1943 году — пара слонов находилась в зоопарке, который разбомбила фашистская авиация. А сегодня здесь новая парочка — Тедди и Аун Нейн Лей. Горожане так любят их, что два раза в году приходят на слоновые Дни рождения. Подаренные фрукты, особенно бананы, сосчитать в эти дни — невозможно.

А вот и сумчатые. Западный черномордый кенгуру, коренной лесной житель эвкалиптовых лесов Австралии, представляет одну из главных достопримечательностей в экспозиции, так как этот вид очень редко содержится в зоопарках мира, а в Харькове они успешно размножаются с начала 1980-х годов. Они очень пугливы и чтобы погладить кенгуру, нужно присесть. Огромными прыжками звери перемещаются по вольеру, тревожно поглядывая на непонятных гостей. Когда в прыжке проносятся совсем рядом, удается дотянуться до шерстяной спинки – неожиданно, она оказывается мягкой и шелковистой, как кошачья шубка.
.
И такой Харьков — добрый и детский тоже остается в глубоко в сердце…

Раздел