Книга преткновения

6 0 Сергей КАРА-МУРЗА - 06 ноября 2013 A A+

23 апреля 2013 года президент Владимир Путин поручил правительству РФ до 1 декабря разработать единую концепцию курса истории России для общего образования. Концепция единого учебника истории была утверждена в среду, 30 октября, на расширенном заседании Российского исторического общества и направлена главе государства.

Российский политолог и философ Сергей Кара-Мурза  рассуждает о концепции единого учебника истории

Концепцию единого учебника истории рано опубликовали. Сначала требуется большая предварительная работа, поскольку в целом общество (а, значит, и родители, и дети) пока что находится в состоянии раскола именно по ряду пунктов истории.

Если в этой ситуации просто вот так, без предварительного диалога, загнать историю в определённые идеологические рамки, заданные каким-то государственным органом — это может только усилить раскол по всем этим двадцати или тридцати трудным вопросам, по которым комиссия таким волевым образом задала трактовку. Они требуют сложного и, я думаю, довольно-таки деликатного и умелого диалога, чтобы найти формулу, которая заморозила бы конфронтацию разных частей общества.

Не было ни диалога, ни дотошного поиска компромисса. Я считаю, что результаты этого проявятся довольно быстро. Например, какой смысл был объединять две революции — Февральскую и Октябрьскую — в одну Великую Русскую революцию? Это повторение ошибки официальной советской истории в гораздо более конфликтогенных условиях.

Эти две революции вызревали примерно одновременно, но на совершенно разных мировоззренческих основаниях.  И обе революции были инспирированы идеями социализма (меньшевики и большевики), но ведь в цивилизационном плане это были разные проекты. Это надо было бы и объяснить школьникам и целому обществу. Это позволило бы снять много расхождений и даже латентных конфликтов, которые были выделены непониманием, что было два проекта, оба замечательные в своём роде. Но соединять их в одно — мне это кажется странным, это и для либералов наших оскорбительно, и для сторонников Советской революции то же самое — как можно? Ведь меньшевики считали Октябрьскую революцию реакционным переворотом, и у них были основания. Они следовали учению Маркса, который вот так представлял это — революция прервала развитие капитализма, это реакционное событие. Меньшевики призывали западную европейскую социалистическую общественность к крестовому походу против этой Октябрьской революции. Я думаю, что нужно, наоборот, развести их и объяснить смысл этих двух революций.

Само создание единого учебника — это труднейшая и сложнейшая задача. Его можно было бы создать, договорившись с двумя главными разошедшимися частями общества о моратории на какой-то срок на такие дебаты, которые сейчас нас только раскалывают. И в этом учебнике истории будут иносказания и умолчания о ряде вещей. Это перемирие необходимо нам на время. А если взять какую-то одну сторону, то это точно усилит раскол.

Поэтому эта задача простая, но она так быстро решалась, как местные реформы у нас, например, реформа Академии Наук — моментально, без всяких размышлений и выявления рисков. Поэтому методологически эта работа проведена поспешно и без предвидения всех побочных эффектов, которые скорее всего возникнут.