Украина: книжная территория войны, или Пушкин и Толстой как враги народа

0 5 Аркадий АЗОВ (Украина) - 07 октября 2014 A+ | A-

«Никогда мы не будем братьями»: сказано и — сделано. Официальная Украина пытается разрубить существующие связи со всем, что есть русского в стране. Книжное дело в этом смысле — благодатная почва для борьбы с атавизмами «братскости». Прошедший в сентябре во Львове 21-й Форум книгоиздателей старательно поработал на идею избавления Украины от всего русского. На форуме не было ни одного российского издательства, писателей же были единицы, и отбор их был тщательно продуманным.

.

Нашу песню не задушишь, не убьёшь…

.

А ведь можно  при большом желании и задушить, и убить. Львовский форум не скрывал остроты такого  желания.  Накануне его открытия в Интернете с инициативой пометить российские книги наклейками с триколором (чтобы сознательные украинцы по ошибке не купили российский товар) выступил журналист с украинским именем Отар и звучной фамилией Довженко. «Как же это будет выглядеть?», - всё думал я, прохаживаясь перед стендами издательств, с новенькими книжками, выставленными на продажу. Однако наклеек найти не удалось. Продавцы проигнорировали призыв линчевать российский товар.  Ведь каждым издательством, представленным на форуме, двигало противоположное горячее желание - чтобы скупой украинский покупатель приобрёл книгу именно у него. Итак, метить продукцию России на книжных полках не стали. Напротив, начав обход выставочных лабиринтов, я сразу врезался в небольшую палатку, продававшую столь презираемую во Львове литературу на русском и, судя по пристойному полиграфическому качеству, изданную в России. Бросилась в глаза роскошная переводная «Сто лет одиночества» Маркеса, тут же лежали мемуары Раневской, стояли в ряд толстые однотомники стихов - Блок, Рождественский, Евтушенко; здесь же была выложенная в привлекательном месте новинка «Странности современного этикета». Без труда такой подбор можно обнаружить и на каком-нибудь прилавке в Москве.

На стендах украинских издательств — исключительно книги на украинском. Русские удалось увидеть всего в нескольких местах: киевское издательство «Лаурус» выставило на полку свои старые издания прошлых лет: томики стихов Л. Рубинштейна и Б. Кенжеева. В этом году у украинских издательств конкуренции не было совсем — российские издательства не приехали. Зато был огромный длинный стол, уставленный книгами на венгерском. Экзотический и самый трудный, как говорят, из европейских языков явно не вызвал ажиотажа на книжной выставке. А вот польский стенд не скучал. Около него продавец говорил с посетительницей на польском. Что ж, они нашли друг друга. .

Программа Форума тоже говорила о многом. Абсолютным зарубежным фаворитом по количеству акций – круглых столов, семинаров, встреч с читателями, писателями и библиотеками, — стала Польша. Рабочий язык некоторых мероприятий так и был обозначен: польский. А особо почетным гостем форума была организация Donau Lounge, объединившая писателей из стран Дунайского региона - Венгрии, Румынии, Австрии, Хорватии, Болгарии. Западноевропейский крен прочитывался и здесь: на форуме было сразу несколько приглашенных авторов из Хорватии, но ни одного из Сербии. Тематика встреч тоже определялась вниманием к европейским ценностям. Шведский институт подготовил программу дискуссий с участием шведских, украинских, польских и белорусских писателей на темы «Евромайдан и масс-медиа», «Общественные протесты», «Литература и феминизм».

.

«Украинские Еврейские Встречи» пригласили для дискуссии «О жизни евреев в политической и социально-культурной жизни Украины после «революции достоинства» такую известную лоббистку нетрадиционных европейских ценностей, как Людмила Улицкая. Писательница, приглашенная на форум из РФ, - фигурантка скандала, возникшего после издания книги, в которой детей «просвещают» по части педерастии и лесбиянства на примерах из истории цивилизаций. Улицкой на Львовском форуме предоставили широкую трибуну, одну из её встреч с читателями организовали в детском театре. Просветительница детей дала множество интервью, где говорила о своём стыде за российскую власть и даже потрафила украинской аудитории выпадами по адресу Путина. «Самый большой страх Путина в том, что украинцам удастся построить европейское государство и россияне, наблюдая этот пример, тоже захотят избавиться от его гнёта и русско-украинской войны», — провозгласила она. Отметилась мадам Улицкая и  сентенциями о войне - смешными  и с далёким умыслом: «Европа воевать не хочет. Украина, насколько я понимаю, тоже воевать не хочет. Воевать хочет наш президент [Путин. А.А.]. Удастся ли его остановить – не известно. Но хотелось бы, чтобы за руку все-таки взяли».

.

Высказывания заезжей просветительницы были с удовольствием растиражированы украинскими СМИ, создававшими впечатление, что она-то и есть лицо современной русской литературы. А что?  Ведь для того её во Львов и звали… Местные писатели, пишущие по-русски, тоже отбирались на форум из тех, кто поддержал «революцию достоинства» и порождённый ею режим. Русский язык представляли журнал «Шо» Александра Кабанова и сотрудничающие с ним писатели – они задавали тон на круглом столе под названием «Пушкин и Толстой как враги народа». Кабанов со своим «Шо» принял также участие в представлении книги "Вiршi з вiйни" некого украинского карателя, или, как именовали его в программе, «поэта, заместителя командира батальона ОУН в составе Украинского Корпуса добровольцев». Под знаменем «ШО» прошло и выступление белоруса Андрея Хадановича (Минск) на творческом вечере "Песни белорусских жидобандеровцев».

.

Изолировать книги на русском языке .

Моральной помощи со стороны украинских и белорусских «жидобандеровцев» киевскому режиму сегодня уже мало. Само существование русского языка в украинском книжном пространстве воспринимается как опасность.

В специальном исследовании о чтении на Украине, проведенном к Львовскому форуму и презентованном компанией «GFK Украина», рассматривался вопрос о том, на каком языке украинцы читают книги. Отмечая общее падение интереса к чтению (на протяжении трех месяце, предшествовавших исследованию, только 51% украинцев от 15 до 59 лет прочитали хотя бы одну книгу), исследователи отметили: нет ни одного современного украинского писателя, которого знала хотя бы половина жителей страны. 42% всех опрошенных указали, что знают такую писательницу, как Лина Костенко (23% читали ее), а 5-11% слышали такие имена, как С. Жадан, Ю. Андрухович, О. Забужко.  При этом читали их всего 2-4% опрошенных.

.

Данные катастрофические, но исследователи обеспокоены другим: тем, что читатели всё ещё склоняются в пользу чтения книг на русском языке. Оказалось, что 41% жителей Украины говорят дома по-украински, но только 24% предпочитают читать книжки на украинском. Для русского же языка эти показатели составили 40% и 44% соответственно. Оказалось, что в случае выбора между переводом одной и той же книги на русский и украинский языки, но при условии, что книга на украинском будет дешевле, ее выбрали бы 45 % читателей. Используя прижимистость украинского читателя, исследователи из компании «GFK Украина» дают свои рекомендации: «Исходя из нежелания многих читателей покупать русские переводы иностранных авторов, издательствам надо обратить больше внимания на авторов из стран ЕС, правительства которых поддерживают переводы на украинский язык. Надо стараться переводить литературные новинки и международные бестселлеры на украинский раньше, чем выходит в печать русский перевод».

Борьба за выбор языка, на котором говорит, читает и думает Украина, давно уже стала острейшим политическим вопросом.

.

Лингвгвистическое гетто — для русскоязычных «сирот»

.

А пока русский язык на Украине всё ещё широко используется, ограничить его, лишить притягательной силы и роли универсального средства общения может лишь специальное лингвистическое гетто. К тому и идёт. Идея устроить гетто на Львовском книжном мероприятии обсуждалась. Высказал её писатель, автор книги «Восемь месяцев шизофрении» Андрей Любка, участник совместного проекта телеканала ZIK и Форума книгоиздателей: «Проблемы с языками на Украине нет, — провозгласил господин Любка. — Но когда я, например, слушаю  русскоязычного поэта Бориса Херсонского из Одессы, говорящего, что чувствует себя сейчас сиротой, потому что пишет на русском языке, который сейчас является не только языком войны, но и лжи, то понимаю, что для русскоязычных украинцев тоже важно себя идентифицировать. Для русскоязычных должен быть создан свой «русско-украинский язык»…, что-то наподобие American English в США. Этот язык должен стать языком обучения в университетах на Востоке, языком повседневного общения…». Вот так: из «братьев» — в гетто. Вектор языковой политики нового режима обозначен агрессивно и внятно.

Раздел

Комментарии

Очень интересные "картинки с ярмарки" (во Львове) и точный авторский вывод: "Борьба за выбор языка, на котором говорит, читает и думает Украина, давно уже стала острейшим политическим вопросом".

Знакомый подчерк ЕС....В Болгарии со вступлением в ЕС, магазины русской книги сразу закрылись...А я для моих детей там покупала от сказок до полного собрания С.Цвейга...Как же дешево все стоило...Даже Энцклопедии, но я взяла ОДНУ КРАТКУЮ 1984....Пушкин...Фет...Батюшков...Баратынский! Набоков, Солженицын...да там было все....даже проф Е.Г. Эткинд ( тогда он уже был выслан во Францию, а точнее, это Французские Академии потребовали его немедленного освобождения)-помню как я плакала, когда узнала о закрытии этих магазинов....Можно смело сказать, что люди ТОННАМИ уносили с собой КНИГИ....Сценарий повторяется и злоба.на Украине....И тут вдруг начала витать Злоба в 1990г., но я с детьми продолжала говорить по -русски....Сколько идиотизма....

Я считаю язык это повод-карта(вброшенная) для того чтобы начать рознь между людьми.Причина совсем другая-политика тех кому нужно было вбить кол между украинским и русским народом в границе Украины.А тем более между нашими странами Украины и Россией.А кому это надо....тем кто вставляет свои пять копеек по всему миру,а кода влезли там война,убийства.Когда-то в советские времена один говорил по русски,другой отвечал по украински и все понимали и не кривились.Все друг друга уважали.Я с грузинской национальностью и не только ,со своими украинскими сотрудниками начинала говорить по украински немного смешно получалось,но мне нравилось.А что мы имеем сегодня?Повод выяснения отношений из-за языка???майня ребята.

Правильно, быдлу Пушкин ни к чему))))))))))))))))))))

во всякой войне, революции всегда страдала интеллегенция, книги, писатели, поэты - то их восхваляли, то презирали и уничтожали...