«Не теряй своей души, Вильнюс!..»

18 1 Поэты Литвы - 06 декабря 2014 A A+
Каунасский республиканский фестиваль православной поэзии, посвящённый 700-летию со дня рождения Сергия Радонежского.
.
Эляна Суодене (Вильнюс)
.
Последняя византийка
.
«Я – последняя лошадь в России…»
Тимур Зульфикаров
.
Я – последняя византийка.
Как «последняя лошадь в России»
По разрушенной Атлантиде
Я скитаюсь, понурив выю.
.
По разрушенной Атлантиде
(Где ты, племя гипербореев?)
Или, может, по Византии?
Или, проще чтоб, - по Расее?
.
Где ты, доблесть, соборность святая?
Где всеобщность любви вселенской?
Я ищу её по оврагам,
Я ищу по долинам и весям.
.
Эта память и впрямь внутривенна,
Как прививка сакрального истинно –
Память мудрого благоденствия
Жить по совести, не завистливо.
.
Жить восторженно, благодарствуя
За чудес полноту и благостность.
Я – последняя могиканка,
По России бреду, скитаюсь.
.
Очень странно, что русские – белые,
Не зелёные и не в крапинку.
Из чего же мы, русские, сделаны?
Непонятные столь для Запада?
.
И всеобщая достоевщина,
И к обыденности презрение!
Мы как будто бы ближе к вечности,
Мы как будто бы не ко времени!
.
И пристрастие к покаянию,
И презрение к распорядку!
Если мелок что – мы не делаем,
Мы не можем жить без размаха!
.
Будто нет никакой срединности,
Будто выросли мы на крайностях!
Мы скитаемся меж провинностью
И раскаянья смакованием!
.
Не по нраву мне превосходство
И богатства слепая вычурность,
Будто жалостливость к сиротству
Я впитала навеки сызмальства!
.
Будто хлеба кусок не в милость,
Если рядом кто голодает.
Я – последняя византийка,
Рядом с вами.
.
Эльвира Поздняя (Каунас)
.
Плач Ярославны
.
Я приду к тебе поклониться,
Упаду в твою стылу борозду.
Что ж ты, Русь моя, тройка-птица
Отдала своё тело ворогу?
.
Иль тебе ему поклоняться?!
Иль не ты гнала не жалеючи?!
Как позволила надругаться
Над красой своей статной, девичьей?
.
То не ворогом в час ненастья
Поступь гордая изувечена.
То сыны, как псы, в одночасье
Душу светлую искалечили.
.
Ты прости же их, неразумных –
Покуражатся да опомнятся,
Отыграются в драках шумных.
Всё хорошее да исполнится...
.
Лейся дождичек, дай умыться.
Осуши лицо, красно солнышко.
Дайте силушки оживиться,
Чтоб не знала ты лиха-горюшка.
.
Очи дивочи...
.
Тёмные ночи...
Грозные ночи...
Пушки ослепшие бьют по домам.
Ой, очи, очи...
очи дивочи,
Скорбные слёзы не выплакать вам...
.
Век двадцать первый тоже пророчит,
Как и в двадцатом, исход сатане...
Ой, очи, очи...
очи дивочи...
Детки и мамы пылают в огне...
.
Тёмные ночи...
Грозные ночи...
И вместо зиронек – фосфор-фугас...
Ой, очи, очи...
очи дивочи...
Хоть бы Господь вашу Родину спас...
.
Моим стихам
.
Время собирать камни...
Екклесиаст
.
Как слепа бытия суета –
Засосёт так, что не оглянуться,
Но момент наступает проснуться,
А вокруг – бытия пустота.
.
Талым облаком мимо пройдёт
Всё, что было и что ещё будет,
Бесконечность сплетения судеб,
И падение в бездну, и взлёт.
.
За надежду, ведущую в рай,
За раскаянье, за отступленье
Посылает Господь провиденье –
Только камни свои собирай.
.
Но сомненье терзает висок:
Свои камни ли я собираю,
Им судьбы отголоски вверяю...
Не рассыплются ль камни в песок...
.
Всё вернётся на круги своя –
Смерть и жизнь,
снова смерть и рожденье,
За падением – вновь вдохновенье...
Бесконечная вьётся петля...
.
Елена Шеремет (Вильнюс)
.
Прощать
.
Как во сне живём, порой грешно,
Дни свои листаем так беспечно,
Кто успешней, кто скромнее, но
Не задумываясь о делах, что вечны.
Нам Всевышнего деяний не постичь
В суете проблем земных, болезней...
Но в душе Его призывный клич:
Всех прощать – нет дела бесполезней,
Чем испепелять тепло сердец
Жаром огненным обид бесплодных.
Как легко, когда вы , наконец,
Ощущаете себя свободным
От обид, готовы мир обнять,
Раздарить души тепло до капли,
Восклицать в молитве «Исполать!» –
Жизни, Господу, и ...спрятать сабли
в ножны...
.
О душе
.
Порою ты с хозяином в разладе,
Загадочная русская душа,
Ты бескорыстна, равнодушная к награде,
Талантлива, как сказочный Левша,
Несправедливость не выносишь,
Чужую боль в себе несёшь,
То вдруг в ущелье с кручи сбросишь –
То до небес нас вознесёшь.
Поёшь от радости и плачешь,
От горя рвёшься и кричишь,
От страха в пятки вдруг ускачешь,
А в исступленье зарычишь –
Но ты живёшь, творишь, страдаешь
И наслаждаешься, любя,
И терпеливо ожидаешь,
Когда мы обретём себя...
В тревоге ли, в смятенье, иль в покое –
Но с нами ты, попутчик до конца.
И так светла, как сны Оле Лукойе,
Когда душа, ты, не у подлеца.
И только ты способна к состраданью,
Сочувствию... Порою вопреки
И смыслу здравому, и пониманью
Прощаешь. Поступаешь бунтовски,
Когда непримирима с лестью, ложью,
Предательством... А вот когда
Под гнётом нелюбви дышать не можешь –
Сдаёшься, и уходишь... навсегда.
.
Вновь Покров...
.
Развела осень рыжий костёр,
Разгорится он непременно.
Потемнела гладь синих озёр,
Предвещая времён года смену.
.
Ярко-красный в палитру дождей
Ненавязчиво напросился,
И разбавил октябрьский коктейль
Поздний жёлтый – то цвет девясила.
.
Будто собраны вместе цвета
Богоматери Омофора,
Нерушима её красота,
И прикованы к ней наши взоры.
.
Вновь ПОКРОВ нам дарует октябрь,
Служит людям Икона свято,
И во имя Её тропарь
К небесам устремлён, как когда-то.
.
Ты Заступницею на века
Пред Андреем представ в виденье,
Сердцу русскому так дорога
Верой в истинное спасенье.
.
Ева Ахтаева (Вильнюс)
.
Не теряй своё лицо, Вильнюс!
.
Не теряй своё лицо, Вильнюс!
Не стремись в бездушный век, тщетно.
Ты из княжеского сна вырос,
Пусть не будет абрис твой смертным.
.
Возносили купола храмы
Выше крыш домов и всех замков.
А теперь - стеклянный перст - самый
Ближний к небу. Только - свет застит.
.
Бонапарту б на ладонь, Вильно,
Стройной Анны стан, да взять чудо!
Ах, прошу, не становись стильным,
Я молить тебя о том буду.
.
Нет тепла в металле, нет в стёклах,
Только камни прежний дух помнят.
Прикоснусь к живым стенам тёплым,
Сердце - песнь колоколов полнит...
.
А  в разлуке всё кресты снились,
Что с небес в тебя глядят строго.
Не теряй своей души, Вильнюс!
Оставайся под крылом Бога...
.
Равнодушье неба
.
Дрожащи смертные.
И каждое десятилетье
как шаг в ту сторону,
где боли нет -
блаженство обещают,
но - не телу,
а вечно неразгаданной душе.
Там всё тщета,
не кровоточат раны.
Но страшно, страшно...
кануть в ту нирвану.
.
А время нелинейно -
год от года
всё спешится, мельча свои шаги.
Чем ближе край,
тем больше мы - враги,
всё больше планов
остаётся без исхода.
О равнодушье неба! Научи
постичь твою-Его немую мудрость.
Утешь живых
и подари ключи -
как, уходя навек,
не обернуться...
.
Влад Швейн (Вильнюс)
.
Стародавней Вильне
.
По Большой Погулянке
До Троцкой спущусь,
По Завальной пройду до Рудницкой,
На Замковой - Мадонне
Перекрещусь,
И в «Свят Духа» - мощам
Монастырским.
.
Поклонюсь Трём Крестам,
Забелевшим вдали,
Освещающим город покоем.
На горе у Вилии
Флаг над Башней хранит
Сны Литвы -
«От моря до моря».
.
Куполок Параскевы
И Аннушки шпили
Пять веков ведут разговоры...
Этот город храним
Благодатью святынь
И крестами церквей
И костёлов…
.
Анна Тураносова-Абрас (Вильнюс)
.
***
.
Памяти актера РДТЛ Эдуарда Мурашова
.
Растаял снег; земля обнажена
У той сосны, где ты уснул навек.
Приду к тебе сегодня дотемна...
Как никогда, растаял рано снег.
Я говорю с тобою день и ночь,
Твои глаза сияют мне с небес;
Да, ничему на свете не помочь...
Как нынче рано оживает лес,
А ты не видишь... Или видишь ты,
Как от святого отступает бес...
Ты на меня глядишь из высоты,
И кажется, что ты уже воскрес.
.
Верю я
.
Верю я в тоску немую
И в молитву без ответа;
Жизнь страданья не минует,
Не минует ночь рассвета.
.
Верю я - всему на свете
Бесприютен путь и долог.
Верю в день, который светел,
Верю в дом, который дорог.
.
Верю я - достоин счастья
Каждый смертный, каждый грешный,
Если только в нашей власти
Эта боль и эта нежность.
.
Как мне любить тебя, Господи
.
Как мне любить тебя, Господи,
Как на тебя уповать?
Жизнь наша страшная, костная;
Господи, дай же мне знать.
.
Я не умею, хоть смелая,
Плодоносить и цвести;
Дай же мне Господи с верою
В сердце тебя обрести;
.
Жизнь наша страшная, костная,
Часто не видно не зги;
Благослови меня, Господи,
Душу мою сбереги…
.
Осень в Вильнюсе
.
Приходит в Вильнюс осень как сестра
Приходит к опечаленному брату –
Томительными красками заката
И сдержанностью ясного утра.
.
Касается дыханием своим
Высоких арок и узорных шпилей;
Здесь воды и столетья проходили,
Ступал Голлем и плакал херувим.
.
И я, изгой повсюду, истоптала
Семь посохов, сбивая пену дней, -
Я голову склоню у пьедестала,
Мой Вильнюс, тихой осени твоей…
.
Сергей Лавров (Вильнюс)
.
Иудин   грех
.
Веками поиски уму землян присущи,
А истина едина и проста:
Соединилось прошлое с грядущим
На жёстких перекладинах Креста.
Дай, Боже, сердцу в вере укрепиться
В миру, где правят зависть и расчёт.
Где, повторив падение Денницы,
Любовь земной Иуда предаёт.
Мучители Христа и те не стали
Хитона рвать разбойничьей рукой,
А мы Господни ризы разорвали,
Презрев Единство Троицы Святой.
Едину Суть умом земным, как мыши,
В угоду властолюбцам растаскав,
Из ризы светлой сделали фетиши,
А из любви - казарменный устав.
В реке времён душа мертва без взлёта,
Бегут года, столетия текут,
Бродячий дух души Искариота
Рождает поколение иуд.
Отцы детьми торгуют ради блуда,
Прикрыв Святым Писанием позор.
Живуч в миру кровавый след Иуды,
Хоть отменён смертельный приговор.
Иудин грех пророс горчайшей былью,
Достиг кощунства высшей из вершин:
Здесь мать своим птенцам ломает крылья,
Вампирствуя на поминках души.
Так чья ж ты дочь, коль, претерпевши роды,
Засеяв поле светоносной ржи,
Смолой горячей поливаешь всходы,
Ответственность на Бога возложив?
Кричат: "Не укради!" - воруют души,
"Не возжелай!" - насилуют сердца,
"Не осуди!" - и здесь Завет нарушен:
Народы судят именем Творца.
А между тем по воле Провиденья
Вершится Суд без суеты и слов.
Подходит срок, всё ближе час прозренья,
И "брачный стол" давно уже накрыт.
...В разгаре Пир. Зажглись сердца и свечи,
Со всей Вселенной собрались на Зов,
Отвергнув грех, не зная срока встречи,
Изгои мира в радости сынов.
И вот закрылась дверь. В одеждах Света
Тот, кто не чаял, не мечтал войти,
А за дверьми напрасно ждут ответа:
Светильник пуст, и масла не найти.
Средь той толпы в засаленной одежде,
В невинной перепачканный крови
Иудин дух несбывшейся надежды,
И серебро затоптано в пыли.
.
Иллюзия   пути
.
Время человеческой жизни - миг;
её сущность - вечное течение.
Марк Аврелий (философ II в.)
.
Как часто спящим разумом
Ты крылья духа связывал,
Пытаясь путь пройти.
На ниве устремления
Твой камень преткновения -
Иллюзия пути.
В молитве к Богу просишься,
А сам по кругу носишься:
Чем дальше, тем быстрей...
А в центре притяжения -
Дух гордый лжесмирения -
Любимый дух страстей!
С благочестивой маскою
Живёшь, как тать, с опаскою:
Не вышло бы чего!..
Поклоны бьёшь со счётами,
Довольствуясь работою,
Не ведая того,
Что самоценность мнимая -
Стена неодолимая:
Попробуй обойти!
Твой разум надрывается,
А сердце так же мается,
Как было до пути.
Шаг сделав, дважды пятишься,
О мир боясь испачкаться,
Как будто чист давно!..
Забыв, что грань алмазная,
От внешней пыли грязная,
Не меркнет всё равно!
Сними личину святости,
В молитве - скорой радости
Изведать не стремись.
За праведностью внешнею
Не видишь душу грешную,
И путь не вверх, а вниз!..
Пройди в себе падение
И Духа нисхождение
На самом дне прими.
Себя признаешь праведным -
Окажешься обкраденным
На все земные дни.
Не бойся зла реальности,
Иллюзию зеркальности
В себе преодолей.
И чашу слёз в смирении
При богооставлении
До дна души испей!
.
Голгофа
.
Отцу Андрею (Папкову), протоиерею Богоявленского храма в г. Чикаго (США)
.
Возвышалось Распятье на том самом месте,
Где стоял Его Крест... И подумалось мне:
Наша горькая жизнь - это тоже возмездье,
Ибо лживо живём мы на этой Земле.
.
Я поставил свечу пред Иконой Господней
И у Господа милости поздней просил,
Чтоб несчастный народ мой Он к радости поднял,
Чтобы всем нам хватило терпенья и сил...
.
И когда просветлённый я вышел из Храма,
Полный веры все беды свои одолеть,
То душа моя, словно зажившая рана,
Успокоилась и перестала скорбеть.
.
Виктория Куракевич (Вильнюс)
.
Россия
.
Моя Россия! Русь моя святая!
Страдалица. Терпения полна.
Не раз тебя терзала участь злая,
Но в этом есть ведь и твоя вина.
Всегда была душа твоя простая
Открыта на любовь и доброту.
Но очень часто ты, не ожидая,
Вступала за опасную черту.
.
В твоей судьбе так много потрясений!
Как часто ты хотела перемен!
Но вместо ожидаемых свершений
Лишь беды получала ты взамен.
Твоим исканьям не было примера.
Судьба твоя изломана не раз,
Но в старину тебя спасала вера,
Объединяя всех в тяжелый час.
.
Что далее тебя подстерегает?
Что от себя ты можешь ожидать?
Хранить державу вера помогает –
Необходимо истину принять.
Пусть никогда не повторятся снова
Твои лихие, страшные дела.
Пусть слышат люди пастырское слово,
Церковные звонят колокола.
.
Троице – Сергиева  Лавра
.
Есть на Руси спасительное место,
Что хорошо паломникам известно.
То монастырь, давно уж ставший Лаврой,
Очаг духовный веры православной.
.
Основан был в годину лихолетий,
Тому назад почти что семь столетий
Молитвенником Сергием, святым.
Во все века был монастырь храним.
Таят в нем стародавние преданья
О Сергии святом воспоминанья:
Был славный Сергий инок не простой,
Срубил он храм в честь Троицы святой.
.
Его поставил посреди дубравы,
Где жил один, минуя всякой славы.
С лесным зверьем и птицами дружил,
Молитвой  место это  освятил.
.
Своим примером жизни привлекая,
Создал обитель строгую для края.
То  новым было для Руси явленьем,
Но дело получило  продолженье.
.
Ученики, приемники святого,
С его благословляющего слова
Для Троицы нашли места иные,
Устроили обители другие.
.
Старейший в Лавре Троицкий собор.
Особо почитался с давних пор.
Он за века дух Сергия сберег,
Там «Троица» Рублева – там и Бог.
Великий праздник Троица был свят.
Был свят и православия обряд.
И потому-то в летнее приволье
Шел к Троице народ на богомолье.
.
Три дня обычно праздник отмечали.
Три дня молились, святостью дышали.
И, получив грехов своих прощенье,
Шли под великое благословенье
.
В тот храм, где мощи Сергия лежат,
Где тихо светят огоньки лампад.
И под иконой «Троица» Рублева
Благословенного все ждали слова.
.
Но Лавре нес беду двадцатый век —
Закрыли монастырь тогда для всех.
А в наши дни, как в старину в приволье,
Паломники идут на богомолье.
.
Здесь имя Сергия всегда над долом —
Руси защитник он перед престолом.
Святая Троица, помилуй нас,
Чтоб новый век Русь от напасти спас!

Каунасский республиканский фестиваль православной поэзии, посвящённый 700-летию со дня рождения Сергия Радонежского.

.

Эляна Суодене (Каунас)

.

Последняя византийка

.

«Я – последняя лошадь в России…»

Тимур Зульфикаров

.

Я – последняя византийка.

Как «последняя лошадь в России»

По разрушенной Атлантиде

Я скитаюсь, понурив выю.

.

По разрушенной Атлантиде

(Где ты, племя гипербореев?)

Или, может, по Византии?

Или, проще чтоб, - по Расее?

.

Где ты, доблесть, соборность святая?

Где всеобщность любви вселенской?

Я ищу её по оврагам,

Я ищу по долинам и весям.

.

Эта память и впрямь внутривенна,

Как прививка сакрального истинно –

Память мудрого благоденствия

Жить по совести, не завистливо.

.

Жить восторженно, благодарствуя

За чудес полноту и благостность.

Я – последняя могиканка,

По России бреду, скитаюсь.

.

Очень странно, что русские – белые,

Не зелёные и не в крапинку.

Из чего же мы, русские, сделаны?

Непонятные столь для Запада?

.

И всеобщая достоевщина,

И к обыденности презрение!

Мы как будто бы ближе к вечности,

Мы как будто бы не ко времени!

.

И пристрастие к покаянию,

И презрение к распорядку!

Если мелок что – мы не делаем,

Мы не можем жить без размаха!

.

Будто нет никакой срединности,

Будто выросли мы на крайностях!

Мы скитаемся меж провинностью

И раскаянья смакованием!

.

Не по нраву мне превосходство

И богатства слепая вычурность,

Будто жалостливость к сиротству

Я впитала навеки сызмальства!

.

Будто хлеба кусок не в милость,

Если рядом кто голодает.

Я – последняя византийка,

Рядом с вами.

.

Эльвира Поздняя (Вильнюс)

.

Плач Ярославны

.

Я приду к тебе поклониться,

Упаду в твою стылу борозду.

Что ж ты, Русь моя, тройка-птица

Отдала своё тело ворогу?

.

Иль тебе ему поклоняться?!

Иль не ты гнала не жалеючи?!

Как позволила надругаться

Над красой своей статной, девичьей?

.

То не ворогом в час ненастья

Поступь гордая изувечена.

То сыны, как псы, в одночасье

Душу светлую искалечили.

.

Ты прости же их, неразумных –

Покуражатся да опомнятся,

Отыграются в драках шумных.

Всё хорошее да исполнится...

.

Лейся дождичек, дай умыться.

Осуши лицо, красно солнышко.

Дайте силушки оживиться,

Чтоб не знала ты лиха-горюшка.

.

Очи дивочи...

.

Тёмные ночи...

Грозные ночи...

Пушки ослепшие бьют по домам.

Ой, очи, очи...

очи дивочи,

Скорбные слёзы не выплакать вам...

.

Век двадцать первый тоже пророчит,

Как и в двадцатом, исход сатане...

Ой, очи, очи...

очи дивочи...

Детки и мамы пылают в огне...

.

Тёмные ночи...

Грозные ночи...

И вместо зиронек – фосфор-фугас...

Ой, очи, очи...

очи дивочи...

Хоть бы Господь вашу Родину спас...

.

Моим стихам

.

Время собирать камни...

Екклесиаст

.

Как слепа бытия суета –

Засосёт так, что не оглянуться,

Но момент наступает проснуться,

А вокруг – бытия пустота.

.

Талым облаком мимо пройдёт

Всё, что было и что ещё будет,

Бесконечность сплетения судеб,

И падение в бездну, и взлёт.

.

За надежду, ведущую в рай,

За раскаянье, за отступленье

Посылает Господь провиденье –

Только камни свои собирай.

.

Но сомненье терзает висок:

Свои камни ли я собираю,

Им судьбы отголоски вверяю...

Не рассыплются ль камни в песок...

.

Всё вернётся на круги своя –

Смерть и жизнь,

снова смерть и рожденье,

За падением – вновь вдохновенье...

Бесконечная вьётся петля...

.

Елена Шеремет (Вильнюс)

.

Прощать

.

Как во сне живём, порой грешно,

Дни свои листаем так беспечно,

Кто успешней, кто скромнее, но

Не задумываясь о делах, что вечны.

Нам Всевышнего деяний не постичь

В суете проблем земных, болезней...

Но в душе Его призывный клич:

Всех прощать – нет дела бесполезней,

Чем испепелять тепло сердец

Жаром огненным обид бесплодных.

Как легко, когда вы , наконец,

Ощущаете себя свободным

От обид, готовы мир обнять,

Раздарить души тепло до капли,

Восклицать в молитве «Исполать!» –

Жизни, Господу, и ...спрятать сабли

в ножны...

.

О душе

.

Порою ты с хозяином в разладе,

Загадочная русская душа,

Ты бескорыстна, равнодушная к награде,

Талантлива, как сказочный Левша,

Несправедливость не выносишь,

Чужую боль в себе несёшь,

То вдруг в ущелье с кручи сбросишь –

То до небес нас вознесёшь.

Поёшь от радости и плачешь,

От горя рвёшься и кричишь,

От страха в пятки вдруг ускачешь,

А в исступленье зарычишь –

Но ты живёшь, творишь, страдаешь

И наслаждаешься, любя,

И терпеливо ожидаешь,

Когда мы обретём себя...

В тревоге ли, в смятенье, иль в покое –

Но с нами ты, попутчик до конца.

И так светла, как сны Оле Лукойе,

Когда душа, ты, не у подлеца.

И только ты способна к состраданью,

Сочувствию... Порою вопреки

И смыслу здравому, и пониманью

Прощаешь. Поступаешь бунтовски,

Когда непримирима с лестью, ложью,

Предательством... А вот когда

Под гнётом нелюбви дышать не можешь –

Сдаёшься, и уходишь... навсегда.

.

Вновь Покров...

.

Развела осень рыжий костёр,

Разгорится он непременно.

Потемнела гладь синих озёр,

Предвещая времён года смену.

.

Ярко-красный в палитру дождей

Ненавязчиво напросился,

И разбавил октябрьский коктейль

Поздний жёлтый – то цвет девясила.

.

Будто собраны вместе цвета

Богоматери Омофора,

Нерушима её красота,

И прикованы к ней наши взоры.

.

Вновь ПОКРОВ нам дарует октябрь,

Служит людям Икона свято,

И во имя Её тропарь

К небесам устремлён, как когда-то.

.

Ты Заступницею на века

Пред Андреем представ в виденье,

Сердцу русскому так дорога

Верой в истинное спасенье.

.

Ева Ахтаева (Вильнюс)

.

Не теряй своё лицо, Вильнюс!

.

Не теряй своё лицо, Вильнюс!

Не стремись в бездушный век, тщетно.

Ты из княжеского сна вырос,

Пусть не будет абрис твой смертным.

.

Возносили купола храмы

Выше крыш домов и всех замков.

А теперь - стеклянный перст - самый

Ближний к небу. Только - свет застит.

.

Бонапарту б на ладонь, Вильно,

Стройной Анны стан, да взять чудо!

Ах, прошу, не становись стильным,

Я молить тебя о том буду.

.

Нет тепла в металле, нет в стёклах,

Только камни прежний дух помнят.

Прикоснусь к живым стенам тёплым,

Сердце - песнь колоколов полнит...

.

А  в разлуке всё кресты снились,

Что с небес в тебя глядят строго.

Не теряй своей души, Вильнюс!

Оставайся под крылом Бога...

.

Равнодушье неба

.

Дрожащи смертные.

И каждое десятилетье

как шаг в ту сторону,

где боли нет -

блаженство обещают,

но - не телу,

а вечно неразгаданной душе.

Там всё тщета,

не кровоточат раны.

Но страшно, страшно...

кануть в ту нирвану.

.

А время нелинейно -

год от года

всё спешится, мельча свои шаги.

Чем ближе край,

тем больше мы - враги,

всё больше планов

остаётся без исхода.

О равнодушье неба! Научи

постичь твою-Его немую мудрость.

Утешь живых

и подари ключи -

как, уходя навек,

не обернуться...

.

Влад Швейн (Вильнюс)

.

Стародавней Вильне

.

По Большой Погулянке

До Троцкой спущусь,

По Завальной пройду до Рудницкой,

На Замковой - Мадонне

Перекрещусь,

И в «Свят Духа» - мощам

Монастырским.

.

Поклонюсь Трём Крестам,

Забелевшим вдали,

Освещающим город покоем.

На горе у Вилии

Флаг над Башней хранит

Сны Литвы -

«От моря до моря».

.

Куполок Параскевы

И Аннушки шпили

Пять веков ведут разговоры...

Этот город храним

Благодатью святынь

И крестами церквей

И костёлов…

.

Анна Тураносова-Абрас (Вильнюс)

.

***

.

Памяти актера РДТЛ Эдуарда Мурашова

.

Растаял снег; земля обнажена

У той сосны, где ты уснул навек.

Приду к тебе сегодня дотемна...

Как никогда, растаял рано снег.

Я говорю с тобою день и ночь,

Твои глаза сияют мне с небес;

Да, ничему на свете не помочь...

Как нынче рано оживает лес,

А ты не видишь... Или видишь ты,

Как от святого отступает бес...

Ты на меня глядишь из высоты,

И кажется, что ты уже воскрес.

.

Верю я

.

Верю я в тоску немую

И в молитву без ответа;

Жизнь страданья не минует,

Не минует ночь рассвета.

.

Верю я - всему на свете

Бесприютен путь и долог.

Верю в день, который светел,

Верю в дом, который дорог.

.

Верю я - достоин счастья

Каждый смертный, каждый грешный,

Если только в нашей власти

Эта боль и эта нежность.

.

Как мне любить тебя, Господи

.

Как мне любить тебя, Господи,

Как на тебя уповать?

Жизнь наша страшная, костная;

Господи, дай же мне знать.

.

Я не умею, хоть смелая,

Плодоносить и цвести;

Дай же мне Господи с верою

В сердце тебя обрести;

.

Жизнь наша страшная, костная,

Часто не видно не зги;

Благослови меня, Господи,

Душу мою сбереги…

.

Осень в Вильнюсе

.

Приходит в Вильнюс осень как сестра

Приходит к опечаленному брату –

Томительными красками заката

И сдержанностью ясного утра.

.

Касается дыханием своим

Высоких арок и узорных шпилей;

Здесь воды и столетья проходили,

Ступал Голлем и плакал херувим.

.

И я, изгой повсюду, истоптала

Семь посохов, сбивая пену дней, -

Я голову склоню у пьедестала,

Мой Вильнюс, тихой осени твоей…

.

Сергей Лавров (Вильнюс)

.

Иудин   грех

.

Веками поиски уму землян присущи,

А истина едина и проста:

Соединилось прошлое с грядущим

На жёстких перекладинах Креста.

Дай, Боже, сердцу в вере укрепиться

В миру, где правят зависть и расчёт.

Где, повторив падение Денницы,

Любовь земной Иуда предаёт.

Мучители Христа и те не стали

Хитона рвать разбойничьей рукой,

А мы Господни ризы разорвали,

Презрев Единство Троицы Святой.

Едину Суть умом земным, как мыши,

В угоду властолюбцам растаскав,

Из ризы светлой сделали фетиши,

А из любви - казарменный устав.

В реке времён душа мертва без взлёта,

Бегут года, столетия текут,

Бродячий дух души Искариота

Рождает поколение иуд.

Отцы детьми торгуют ради блуда,

Прикрыв Святым Писанием позор.

Живуч в миру кровавый след Иуды,

Хоть отменён смертельный приговор.

Иудин грех пророс горчайшей былью,

Достиг кощунства высшей из вершин:

Здесь мать своим птенцам ломает крылья,

Вампирствуя на поминках души.

Так чья ж ты дочь, коль, претерпевши роды,

Засеяв поле светоносной ржи,

Смолой горячей поливаешь всходы,

Ответственность на Бога возложив?

Кричат: "Не укради!" - воруют души,

"Не возжелай!" - насилуют сердца,

"Не осуди!" - и здесь Завет нарушен:

Народы судят именем Творца.

А между тем по воле Провиденья

Вершится Суд без суеты и слов.

Подходит срок, всё ближе час прозренья,

И "брачный стол" давно уже накрыт.

...В разгаре Пир. Зажглись сердца и свечи,

Со всей Вселенной собрались на Зов,

Отвергнув грех, не зная срока встречи,

Изгои мира в радости сынов.

И вот закрылась дверь. В одеждах Света

Тот, кто не чаял, не мечтал войти,

А за дверьми напрасно ждут ответа:

Светильник пуст, и масла не найти.

Средь той толпы в засаленной одежде,

В невинной перепачканный крови

Иудин дух несбывшейся надежды,

И серебро затоптано в пыли.

.

Иллюзия   пути

.

Время человеческой жизни - миг;

её сущность - вечное течение.

Марк Аврелий (философ II в.)

.

Как часто спящим разумом

Ты крылья духа связывал,

Пытаясь путь пройти.

На ниве устремления

Твой камень преткновения -

Иллюзия пути.

В молитве к Богу просишься,

А сам по кругу носишься:

Чем дальше, тем быстрей...

А в центре притяжения -

Дух гордый лжесмирения -

Любимый дух страстей!

С благочестивой маскою

Живёшь, как тать, с опаскою:

Не вышло бы чего!..

Поклоны бьёшь со счётами,

Довольствуясь работою,

Не ведая того,

Что самоценность мнимая -

Стена неодолимая:

Попробуй обойти!

Твой разум надрывается,

А сердце так же мается,

Как было до пути.

Шаг сделав, дважды пятишься,

О мир боясь испачкаться,

Как будто чист давно!..

Забыв, что грань алмазная,

От внешней пыли грязная,

Не меркнет всё равно!

Сними личину святости,

В молитве - скорой радости

Изведать не стремись.

За праведностью внешнею

Не видишь душу грешную,

И путь не вверх, а вниз!..

Пройди в себе падение

И Духа нисхождение

На самом дне прими.

Себя признаешь праведным -

Окажешься обкраденным

На все земные дни.

Не бойся зла реальности,

Иллюзию зеркальности

В себе преодолей.

И чашу слёз в смирении

При богооставлении

До дна души испей!

.

Голгофа

.

Отцу Андрею (Папкову), протоиерею Богоявленского храма в г. Чикаго (США)

.

Возвышалось Распятье на том самом месте,

Где стоял Его Крест... И подумалось мне:

Наша горькая жизнь - это тоже возмездье,

Ибо лживо живём мы на этой Земле.

.

Я поставил свечу пред Иконой Господней

И у Господа милости поздней просил,

Чтоб несчастный народ мой Он к радости поднял,

Чтобы всем нам хватило терпенья и сил...

.

И когда просветлённый я вышел из Храма,

Полный веры все беды свои одолеть,

То душа моя, словно зажившая рана,

Успокоилась и перестала скорбеть.

.

Виктория Куракевич (Вильнюс)

.

Россия

.

Моя Россия! Русь моя святая!

Страдалица. Терпения полна.

Не раз тебя терзала участь злая,

Но в этом есть ведь и твоя вина.

Всегда была душа твоя простая

Открыта на любовь и доброту.

Но очень часто ты, не ожидая,

Вступала за опасную черту.

.

В твоей судьбе так много потрясений!

Как часто ты хотела перемен!

Но вместо ожидаемых свершений

Лишь беды получала ты взамен.

Твоим исканьям не было примера.

Судьба твоя изломана не раз,

Но в старину тебя спасала вера,

Объединяя всех в тяжелый час.

.

Что далее тебя подстерегает?

Что от себя ты можешь ожидать?

Хранить державу вера помогает –

Необходимо истину принять.

Пусть никогда не повторятся снова

Твои лихие, страшные дела.

Пусть слышат люди пастырское слово,

Церковные звонят колокола.

.

Троице – Сергиева  Лавра

.

Есть на Руси спасительное место,

Что хорошо паломникам известно.

То монастырь, давно уж ставший Лаврой,

Очаг духовный веры православной.

.

Основан был в годину лихолетий,

Тому назад почти что семь столетий

Молитвенником Сергием, святым.

Во все века был монастырь храним.

.

Таят в нем стародавние преданья

О Сергии святом воспоминанья:

Был славный Сергий инок не простой,

Срубил он храм в честь Троицы святой.

.

Его поставил посреди дубравы,

Где жил один, минуя всякой славы.

С лесным зверьем и птицами дружил,

Молитвой  место это  освятил.

.

Своим примером жизни привлекая,

Создал обитель строгую для края.

То  новым было для Руси явленьем,

Но дело получило  продолженье.

.

Ученики, приемники святого,

С его благословляющего слова

Для Троицы нашли места иные,

Устроили обители другие.

.

Старейший в Лавре Троицкий собор.

Особо почитался с давних пор.

Он за века дух Сергия сберег,

Там «Троица» Рублева – там и Бог.

.

Великий праздник Троица был свят.

Был свят и православия обряд.

И потому-то в летнее приволье

Шел к Троице народ на богомолье.

.

Три дня обычно праздник отмечали.

Три дня молились, святостью дышали.

И, получив грехов своих прощенье,

Шли под великое благословенье

.

В тот храм, где мощи Сергия лежат,

Где тихо светят огоньки лампад.

И под иконой «Троица» Рублева

Благословенного все ждали слова.

.

Но Лавре нес беду двадцатый век —

Закрыли монастырь тогда для всех.

А в наши дни, как в старину в приволье,

Паломники идут на богомолье.

.

Здесь имя Сергия всегда над долом —

Руси защитник он перед престолом.

Святая Троица, помилуй нас,

Чтоб новый век Русь от напасти спас!

Раздел