Всё для рынка, всё для победы

5 22 Владимир ГЛАЗКОВ (Украина) - 31 декабря 2014 A A+

О нынешнем украинском патриотизме уже писано-переписано. Вообще-то, подобный «патриотизм» у нормального человека вызывает чувство, если не стыда, то неловкости. Да и не ново это: верноподданнические восторги есть при любой власти и в любых странах. Так что «Слава Украине» в каком-то смысле мало чем отличается от «Славы КПСС». Хотя и отличается: КПСС славили исключительно на собраниях и митингах, а нынешняя украинская «слава» используется вместо «здравствуй». Ну, прямо, как у немцев, заменивших однажды обывательское пожелание доброго дня восторженным «хайль». Не в том вопрос, чем такие восторги заканчиваются. И не в том, что истинный патриотизм не криклив, как не криклива любая любовь. Интересен механизм доведения до криков с последующей, уже сугубо клинической истерикой. Механизм этот всегда основан на подмене сути явления выдуманным символом. А ещё доведённая до абсурда подмена, вызывает в итоге стыд и неловкость. Сначала, к сожалению, не у всех.

.

Никого и ни в чём не намерен убеждать, а тем более – переубеждать. Не настолько наивен; жизнь чему-то научила. Мой опыт, понятно, никого не интересует, но вопросами, которые задаю себе, поделиться ничто не мешает. Некоторыми и поделюсь.

В январе этого года в Черкассах в революционном порыве, под призывы местных политических лидеров захватили здание обладминистрации. Ну, захват как захват. Потом приехала милиция, кого-то с этажей повезла в отстойник, остудила, опросила и отправила по домам. Вопрос: почему уголовным преследованиям после этого подверглись только милиционеры, а те, кто бил стёкла, выбрасывал мебель, оргтехнику и вазоны с цветами остались для правосудия неприкасаемыми? Вазоном, к слову, была травмирована женщина, попавшая в реанимацию. Это один вопрос.

.

То, что во всём виноват Путин и что именно он забрал Крым, вдолбили каждому украинскому школьнику. Но я не школьник, поэтому спрашиваю: а мог бы он это сделать, если бы крымчане воспротивились? Себя спрашиваю. И никого другого этим вопросом напрягать не хочу.

По поводу Донбасса вопросов вообще немерено.  Я от своего президента никак не услышу, в чём же благо для страны, когда её армия артиллерией и авиацией лупит по всем без разбору гражданам Украины? Ну не верится мне, что донецкие школьники или их бабушки – отпетые террористы. Как не верится и в то, что мне – законопослушному – от этой АТО краше жить.

В том, что граждане Украины – народ замечательный, талантливый и трудолюбивый, меня убеждать не надо. Лично знаком и с талантливыми, и с трудолюбивыми, и просто с хорошими. Почему же в правительство набирают иностранцев? В чём тут дело, друзья дорогие?

.

Есть, конечно, вопрос и сакраментальный: в чём причина, что во всей своей независимой истории Украина только и научилась варить пиво с собственными «брендовыми» названиями? Куда подевались украинские самолёты и ракеты, куда делись верфи, аэропорты, машиностроение, приборы, автомобили? Да ведь даже вязаные черкасские кофточки «разлетались» когда-то в супермаркетах Австрии и Франции. Отчего так произошло?

Именно в этих вопросах весь он – мой узколобый и несовременный патриотизм. Ругайте меня за это. И за то, что мне просто сводит скулы от лозунга «Черниговское – пиво твоей Родины!» Я не понимаю, как пиво может соседствовать с Родиной. Клеймите меня любыми знаками.

Вот к ним – к знакам и символам – хочу вернуться. Символика разнообразна, как разнообразен людской мир. Символ любви – сердце. Знак согласия – молчание. Хотя всем понятно, что молчание – сего лишь молчание. Как всем понятно и то, что по названию конфеты не ощутишь её вкус. И по названию книги не узнать её содержания. Однако в своей символьной абсурдности людской мир не только странен и страшен. Он ещё и смешон. Для не верящих даю прямую ссылку, а верящим – перевод свежего интервью черкасскому медиа-изданию «Викка» от Елены Татариновой, директора ООО «Черкассыхлеб ЛТД»: «…от покупателей были сигналы и пожелания. И плюшки «Москва» мы переименовали просто в «плюшки». А хлеб «московский» - в «ржаной заварной». Формула была утверждена, мы ничего нового не выдумывали, но названия пришлось изменить, поскольку они вызвали нарекания со стороны покупателей». http://vikka.ua/news/24136-cherkaskij-hlibzavod-patriotichno-perejmenovue-svoyu-produktsiyu.htm

Смейтесь, дамы и господа! «Ржаной заварной» для покупателей вкуснее, чем «московский», хотя рецептура осталась без изменений. И производитель остался своим, и мука украинская. Так что же это? Патриотизм? Или что-то уже клиническое? Стыдно мне. За такой патриотизм – стыдно.

.

Гордыня – грех великий. Но прикрывать патриотизмом свою ненависть к остальному миру, да ещё и требовать того же от окружающих – путь прямиком в никуда. Это рыночный патриотизм, патриотизм от мамоны. Именно он и доводит до коллективной истерики. Однако в этой же абсурдности есть и лекарство от абсурдности, обнаружившееся за пять веков до Рождества Христова.

В те времена жили-поживали в Афинах два политика, Фемистокл и Аристид. Как и положено – враждовали. Вдаваться в подробности не буду; отмечу только, что Геродот очень уважительно отзывался о моральных качествах Аристида. И жаждавший власти Фемистокл придумал восхвалять Аристида на всех форумах и перекрёстках, называя его лучшим и справедливым. Случилось то, на что он и рассчитывал, подменяя суть словесным символом. Когда пришло время писать на черепках (остраконах) имя самого ненавистного афинянина, кто-то из неграмотных обратился к Аристиду и попросил написать именно его имя. Аристид написал. После чего, спросив о причине, услышал изумивший ответ: «Ничего плохого он мне не сделал, я даже не знаю его, но надоело слушать: «Справедливый, справедливый»…

.

Вот и я думаю: надоест ли, наконец, патриотам обвешиваться флагами, перекрашивать парковые скамейки и железнодорожные мосты в патриотические символьные цвета, и обратятся ли они к сути того, что происходит между ними и украинской властью? Доведётся ли дожить до этого самого общегражданского стыда?

А пока в который раз убеждаюсь: ничем не обузданный разум может довести своего обладателя до любой глупости. До истерики. До чего угодно. До всего.