Запретное молчание Мончаловского

14 1 Сергей ВАРЯЖСКИЙ (Украина) - 29 декабря 2014 A A+

На фоне «годичного юбилея» события, получившего в украинском обществе наименование «революции чести», отныне любое упоминание исторических событий, так или иначе связанных в позитивном плане с российской историей и культурой, не просто под запретом, но еще и в глубокой тени. Однако ни ход истории, ни исторические события давно минувших дней никто не сможет запретить. Хотя бы по той простой причине, что это было. Как, например, был в украинском обществе человек, даже в самые сложные времена не оставлявший свою деятельность по сохранению тесных и крепких связей Руси-Украины. Имя ему Осип Андреевич Мончаловский, о котором вспоминать сегодня, как говорят некоторые «политики от истории» – стыдно. Но возникает вопрос – кому и почему?

.

.

Некоторые «политические шутники», используя перефразировку имен, ненавязчиво называют сегодня его фамилию «Молчановский», намекая тем самым на то, что имя его, как и дела минувшего, должны быть в полном молчании. И тем не менее, интерес к этой политической фигуре, особенно в галичанском обществе, сегодня востребован более, чем в предыдущие десятилетия. Даже неожиданная победа на парламентских выборах просвещенной и цивилизованной части галицийского общества в виде партии «Самопомощь» (в противовес национал-нацистской «Свободы»), наглядно показывает, что на одном «свидомом национализме», не только не сможет выжить современное украинское общество, но и не сможет получить свое место в системе европейских ценностей. И соответственно, труды и деятельность самого Мончаловского, востребованы в том смысле, что украинскому обществу пора прекратить искать врагов среди россиян, а уметь искать то историческое и культурное начало, которое, собственно, и является объединяющим для двух братских славянских народов.

.

Несколько слов о жизни самого Осипа Мончаловского. Родившийся в 1858-м в селе Сушно (ныне Радеховского района Львовской области) в семье школьного учителя, юный Осип, дабы получить достойное образование, был вынужден закончить немецкую гимназию в австро-венгерском польском Львове, а также стать слушателем униатской (греко-католической) духовной семинарии. Даже будучи студентом юридического факультета Львовского университета, он был вынужден получать образование, исключительно, на польском или немецком языках. Естественно, что как настоящий галицийский малоросс, он не мог терпеть унижения своего родного языка и культуры, и всей своей публикационной деятельностью призывал к самосознанию западно-малороссийской нации. Призывал к тому, что просвещенная европейская «культура, насаждаемая насилием» не может являться родной культурой и родным языком.

.

Сотрудничая с русскоязычными журналами «Червонная Русь» и «Галичанин» в статьях он писал, что не вина, а беда славянского народа Прикарпатья в том, что нет единства в родной культуре, основанной на древней русской: «Для того, чтобы могла быть «украинская» культура, необходимо существования украинского народа. Но народа такого имени пока нет, в крайнем случае, в Галиции есть только «украинская» разновидность русского народа». Именно в поднятии самосознания и в организации «самопомощи» своего культурного понимания лежит основа тесной связи с родным русским народом, с его культурным наследием. За свои публикации, за свои мысли и деяния Осип Андреевич не только преследовался в журналистских кругах Австро-Венгрии, но и подвергался арестам. И тем не менее, это не останавливало ни его самого, ни его единомышленников.

.

Наряду с общественно-политической жизнью, воплотившейся в создание Русской народной партии в Галиции, он написал значительное количество произведений на русском языке, которые, увы, сегодня находятся под молчаливым запретом. Среди его основных и наиболее  стоит отметить: «Житье и деятельность Ивана Наумовича», «Живые вопросы», «Краткая грамматика русского языка», «Петр Великий в Галицкой Руси», «Участие малороссов в общерусской литературе», «Главные основы русской народности», «Положение и нужды Галицкой Руси». Большая часть этих работ была конфискована австрийскими властями. А касательно нашего времени, они также под грифом «наносящие вред украинскому обществу». В чем же причина такого репрессивного отношения, как в те времена, так и сегодня?

.

Разобраться в этом помогут лишь некоторые цитаты из его творений. Так, в работе  «Главные основы русской народности» он указывал: «…украинствовать значит: отказываться от своего прошлого, стыдиться принадлежности к русскому народу, даже названий «Русь», «русский», отказываться от преданий истории, тщательно стирать с себя все общерусские своеобразные черты и стараться подделаться под областную «украинскую» самобытность. Украинство — это отступление от вековых, всеми ветвями русского народа и народным гением выработанных языка и культуры, самопревращение в междуплеменной обносок, в обтирку то польских, то немецких сапогов: идолопоклонство пред областностью, угодничество пред польско-жидовско-немецкими социалистами, отречение от исконных начал своего народа, от исторического самосознания, отступление от церковно-общественных традиций. Украинство — это недуг, который способен подточить даже самый сильный национальный организм, и нет осуждения, которое достаточно было бы для этого добровольного саморазрушения!»

.

Даже будучи под надзором, Осип Андреевич не боялся в одиночку покидать Львов. Он выезжал в прикарпатские села, где смело выступал с речами перед селянами, открывал литературные и общеобразовательные кружки, организовывал занятия по изучению русского литературного языка, подготавливал способную молодежь к самостоятельной работе, стремился познакомить галичан с достижениями русской культуры. Итогом этих просветительских поездок, стал известный его вывод в той же работе «Главные основы русской народности»: «Русская земля - это русский народный гений, это духовные творческие силы русского народа, своеобразный склад его ума, его фантазий, его отношения к вещам, это продукты нашего творчества в науке, искусстве, в литературе. Русская земля - это наши ученые, наши писатели, наши поэты, музыканты, живописцы, это Ломоносов, Державин, Пушкин, Лермонтов, Гоголь, Тургенев, Достоевский, это Лобачевский, Менделеев, Захарьин, это Брюлов, Васнецов, Маковский, Верещагин, это Глинка, Даргомыжский, Серов, Чайковский, это Белинский, Хомяков, Аксаков, Карамзин, Соловьев; из галицко-русских - Денис Зубрицкий, Наумович, Вербицкий, Лавровский, Устыянович, Иероним Аноним и весь многочисленный сонм работников в разнообразных областях духовного творчества, наполнивших сокровищницу русской культуры своими бесценными вкладами от времен древних и доныне».

.

Он один из немногих просветителей Галицкой Руси однозначно и смело заявлял, что галицкий украинский язык перестал быть малорусским языком из-за сильнейшего влияния на него польского, а со временем и заменившим коренной язык галицких малороссов на  «комбинированный» польско-украинский. Также языком своих произведений он, боролся с агрессивностью униатской церкви, которую в галицийских регионах называли «украинской». Он, как слушатель духовной семинарии, аргументировано доказывал, что истинно украинская церковь – это церковь православная с ее духовными истоками на русских землях. И именно ему принадлежит заслуга в том, что в 1900 г. появился первый православный храм в Галиции – Святогеоргиевская церковь Львова. Он по этому поводу писал: «Русская земля - это наша святая Церковь и вера, под благодатным осенением которой мы родились, основали свои семьи, делали свои дела и под благословением которой мы умрем, та вера, которая утешала нас в скорбях и бедствиях, возвышала в радости, воодушевляла мужеством и давала сердцу неиссякаемую усладу; это обряд с славянским богослужебным языком, который спас Прикарпатскую Русь от латинства и сохранил ее доселе русскою. Русская земля - это русские храмы и монастыри, русские святители и святые». Благодаря и его стараниям сохранилась и живет сегодня своей полноправной жизнью Свято-Успенская Почаевская лавра на Тернопольщине.

.

Наравне с употреблением термина «Галицкая Русь» Осип Андреевич ввел в общественно-политический оборот  термин «Прикарпатская Русь», расширяя тем самым культурно-политическую территорию на современные западно-украинские области: Тернопольскую, Ивано-Франковскую, Черновицкую.

.

С приходом русских войск в Галицию осенью 1914-го Прикарпатская Русь ожила, и ее народ понял, что есть разница в австро-венгерской и польской культурах с русской, есть разница народного самовыражения.  Но сам Осип Мончаловсикй это уже не увидел.

.

В декабре 1906-го (точная дата неизвестна) Осип Андреевич скончался. Ему было всего 48 лет. Но именно эти лучшие годы своей жизни он отдал самому главному своему делу – воссозданию русской духовности на славянских прикарпатских землях.  Авторитет Мончаловского был столь велик среди галицко-русского общества, что австро-венгерские власти были вынуждены дать разрешение похоронить просветителя на львовском Лычаковском кладбище в собственной гробнице.

.

Сегодня это не просто могила великого галицко-русского просветителя, публициста и общественно-политического деятеля своей эпохи. Сегодня – это памятник борьбе за самосознание, за самопомощь, как и памятник на братской могиле всех русскоязычных прикарпатских писателей и просветителей.

Если кому доведется побывать во Львове и посетить Лычаковское кладбище, найдите время и подойдите к могиле Мончаловского. Постойте возле нее, подумайте о прошлом и будущем, а еще вчитайтесь в имена тех русских прикарпатских просветителей, писателей и журналистов, которые захоронены вместе с Осипом Андреевичем в единой братской могиле. И вы узнаете их имена: Богдан Дедицкий, Владимир Луцык, Иван Процык, Орест Авдыковский, Иван Пелех, Клавдия Алексович, Григорий Малец, Мария Глушкевич, Семен Бендасюк, Василий Ваврик, Роман Мирович, Борис Лелявский, Всеволод Труш…

.

.

Так может, хватит искать врагов там, где настоящие братья по духу, вере и культуре, может, стоит идти по пути самопомощи, понимая, что дух европейский, как был далек от нашего славянского братства, так далеким и останется…