Проститутки года, или Такие люди нужны Германии

На Западе неустанно обвиняют российское ТВ в зажиме свободы слова, в том, что оно ангажированное, пропагандистское, журналистов даже – невиданное дело – подвергают санкциям… Но можно ли назвать журналистикой то, чем занимаются, к примеру, на немецком телевидении?

.

Группа немецких журналистов, выступающих против лживых мейнстрим-медиа, провела интернет-конкурс на звание Maulhure 2014, что переводится на русский как «Журналистская проститутка 2014 года». Номинированы были журналисты-пропагандисты, которые сознательно дезинформируют телезрителей, замалчивая одни факты и придумывая другие, которые служат разжиганию ненависти к определённым личностям и даже народам, дестабилизации общества, латентному развязыванию войн. Главная идеологическая линия текущего момента – демонизация России и её президента.

.

Победителем стал ведущий канала ZDF Клаус Клевер, который преподносит любой материал под углом зрения США. В новостной программе heute journal он взял интервью у главы концерна «Сименс» Джо Кэзера после его визита в Россию. Стиль этого интервью возмутил не только многих телезрителей, но и коллег-журналистов. В одном из изданий «Франкфуртер альгемайне цайтунг» интервью охарактеризовали как «заседание уголовного суда». Телезрители могли наблюдать эту инквизицию. «Звёздный час театра одного актёра» журналиста Клауса Клевера, который безжалостно зажал в тиски главу «Сименса». Вот некоторые выдержки из этого интервью. Ведущий: «Что вы себе вообразили, предпринимая этот дружеский визит в Москву? Вы подумали о том, что сейчас, в такой исторический момент, когда Россия напала на Украину, украла Крым, что породило мировой кризис?» Джо Кэзер со снисходительно-мудрой улыбкой ответил, что «Сименс» уже 160 лет в России, у обеих стран есть общие ценности и в любых условиях надо оставаться в диалоге. Клевер: «О каких ценностях вы говорите? Я надеюсь, не о долларах и евро? Речь идёт о том, как подобает себя вести в отношении России. Ваш визит – конфронтация со всеми нашими реалиями. Ваша поездка в Россию направлена против Меркель и Обамы, против Евросоюза и НАТО... Вы едете в страну, которую никто не поддерживает в Совете безопасности. России было указано, что она должна изменить, чтобы с ней снова можно было общаться…» В голове Клевера явно происходила цепная реакция: «Вы встречались с Путиным, ну и сколько времени он заставил вас ждать у себя в приёмной?.. А фрау Меркель давала вам разрешение на поездку в Москву?»

.

Ни слова о цели и результатах визита, ни одного вопроса о разговоре с Путиным, что действительно интересно немцам. Только риторика «предательства отечества» в лучших традициях гестапо – интервью проходило в режиме телемоста, но в картинке явно не хватало лампы, направленной в глаза «предателя». Происходит превращение телеведущего в судью, который определяет красную линию во внешнеполитических вопросах. Немцы должны узнать не то, что Джо Кэзер делал в Москве, а что думает по этому поводу журналист, у которого к тому же нужно поучиться правительству Германии, которое, не «спросив разрешения у Клевера», в тот же день объявило о продолжении экономических отношений с Москвой.

.

Не изменяя «высокого стиля» антироссийской пропаганды, немецкие СМИ горячо откликаются на любой информационный повод, который создаётся из всего, что попадёт под руку. Вот, например, репортаж о фильме «Левиафан» на канале ARD в программе Tagesthemen в начале февраля. Ведущая – из победительниц конкурса Maulhure 2014 Карен Миозга. Она дала этот материал в политической части программы, чуть ли не первой новостью. Назвала фильм «…грандиозным обличением преступной сущности властей России», перечислила все международные призы, которые он получил, и выразила уверенность, что впереди у фильма, номинированного на «Оскар», будут только победы. Но что очень огорчает фрау Миозга – это полная тишина на родине режиссёра Звягинцева и замалчивание его успехов и международного признания «Левиафана»! Она считает возмутительной дерзостью слова министра культуры Мединского о том, что впредь государство не будет финансировать фильмы, которые плюют в лицо руководству страны. Правда, Миозга отметила, что фильм, о котором «никто в России не слышал», всё-таки выйдет в прокат, но в «другом варианте». Намекая на политическую цензуру, она умолчала о том, что в России есть закон, запрещающий мат в публичном пространстве, который присутствует в этом «произведении искусства», и «другой вариант» означает, что нецензурщина адаптирована для нормального восприятия в прокате.

.

Особенно активизировались мейнстрим-медиа в связи с убийством Бориса Немцова. Немецкое информационное пространство бурлило, московские корреспонденты немецких СМИ работали в буквальном смысле в две смены. Помпа, с которой освещалось убийство, не сравнится даже с реакций СМИ на убийство Джона Кеннеди. Из бесчисленных репортажей в эти дни можно было узнать, что российские СМИ развернули против Немцова и других противников Путина разнузданную пропагандистскую войну, что и привело к убийству оппозиционера. Репортаж с места убийства Немцова построен так примитивно, что возникает вопрос о профпригодности московской корреспондентки ARD Голине Атай (тоже отмечена премией Maulhure). Появление в кадре Ольги Романовой с сигаретой и мокрым от слёз лицом вызывает у россиян понятные эмоции, но немецкие зрители должны были поверить бредовым утверждениям так называемой оппозиционерки: «Это пляска на костях!» Вообще все журналисты, участвующие в освещении этой темы, были удивительно одно­образны – ни одного объективного слова, только бесконечные повторения: «Самый известный противник Путина убит». Эти слова вбивают в сознание телезрителям, чтобы у них не было сомнений в вопросе «Кто убийца?». Голине Атай не гнушалась и просто утверждениями маргиналов с улицы, которые, кивая на Кремль, выносили приговор: «Убийцы сидят там!» или «Мне стыдно за страну!» Не исключено, что это постановочные кадры, что было уже не раз в практике немецких каналов.

.

Корреспондентка Биргит Вирних уже с кладбища: «Присутствуют многочисленные иностранные политики, но президент Путин, которого Немцов жёстко критиковал, и премьер Медведев не соизволили оказать последнюю честь видному политику и не приехали на траурные мероприятия. Президент Европарламента Мартин Шульц осудил Россию за то, что в порядке ответных санкций было отказано во въездной визе нескольким членам Европарламента, назвал этот акт публичным оскорблением. Бывший министр юстиции Сабина Лёйтхойзер-Шнарренбергер, прибывшая на траурные торжества, заявила, что на Россию будет оказано давление, чтобы было проведено расследование убийства.

.

Вирних говорит о многочисленных известных оппозиционерах, присутствующих на похоронах. Приводит слова Касьянова о том, что причина убийства Немцова – гнетущая атмосфера в путинской России. В кадре Кудрин с очередным откровением – только после смерти Немцова стало понятно, какого масштаба личность потеряла страна. Правда, он не настаивал на исключительности покойного и отметил, что такие политики есть, но их мало. Видимо, только он сам и Чубайс. Меркель в Берлине, потрясённая этим убийством, выразила надежду, что будет проведено расследование и что люди с «другим мнением» в России будут иметь возможность о нём заявлять.

.

В одном из репортажей дали интервью с писателем Виктором Ерофеевым, видимо, видным экспертом по политическим убийствам. Ответив на несколько пустых вопросов, он предсказал появление новых убийц, потому что «убийство превращается в средство разговора». Резюмировал словами: «Главное, во всём виноват один человек, фамилия которого начинается на букву «П».

.

Если немецкие журналисты служат порочной идеологии своих хозяев, то какой идеологии служат Ольга Романова и Михаил Касьянов, Алексей Кудрин или Виктор Ерофеев, а также маргинальные прохожие, готовые на камеру публично опорочить свою страну и президента? Получается, что их всех можно объединить известными со времён Третьего рейха словами: «Такие люди нужны Германии!»