Веселопед

0 16 Олег СЛЕПЫНИН (Украина) - 29 марта 2015 A A+

Олег Слепынин – писатель, проживающий на Украине, написал книгу для детей и подростков «Веселопед»; жанр определён как «сказочная повесть, фантастическая история». Опубликовать книгу в настоящее время в «бумажном виде» не представляется возможным. Предлагаем вниманию читателей «Камертона» первые две главы. Автор надеется, что со временем найдётся заинтересованный издатель и для полной бумажной версии «с картинками».

.

Глава I. Однажды у зелёного дуба

.

Егор Звонцов, выйдя после дождя без особого дела во двор, заприметил в песочнице, под дубом, кем-то забытый серебристый совочек. Делать было нечего. Дождь недавно перестал, и во дворе ещё не было ни души, если не считать нескольких котов, сидевших над ним, в тёмных ветвях; вечерело.

Егор давно уже вышел за границы того славного возраста, когда прилюдно возятся в песке. Но вокруг – никого. Он согнулся, взял совок, копнул раз, копнул два, насыпал горку и получилось, что он строит крепость.

Песочница была устроена рядом с огромным дубом, который здесь рос и тогда, когда ни в каких проектах ещё не было здесь никаких строений – ни девятиэтажек, просторно обступающих двор, ни особнячка, стоящего в окружении каштанов, ни беседки для доминошников, ни двух детских площадок. К одной из веток дуба был привязан канат для раскачивания всех желающих и прыганья в песок – тарзанка. Некоторые взрослые предлагали дуб спилить, потому что в нём, якобы, водятся клещи, которые могут свалиться кому-нибудь на голову. Но другие возражали, говоря, что в дубе кроме короедов, небесных птиц и дворовых кошек никогда ничего не водилось. И вообще дуб это дуб! История, память.

.

Когда Егор взялся сооружать из палочек мост через крепостной ров, солнце уже ушло из двора. Вверху вдруг послышал слабый свист похожий на писк. Звук нарастал. Егор вскинул голову. В обрамлении резных листьев виднелся темнеющий клочок неба. Свист стал похож – как по телевизору иногда показывают, на свист небольшой падающей мины. В клочке серого неба мелькнуло нечто ярко красное и вдруг оно ударило в верхние ветви дуба. Дерево содрогнулось, затрещало. Из темени ветвей с невероятным мяучьим воем выскочили три кота и разлетелись в разлетелись в разные стороны; следом посыпалась труха и через миг прямо на лицо Егора спланировала веточка с тремя дубовыми листами.

- Что это? – пробормотал Егор, смахивая листья.

В нём громко, словно камень в коробке, прыгало сердце.

В ветвях послышалось какое-то жужжание, что-то щёлкнуло, взвизгнуло, хрустнуло и сверху принёсся слабенький голосок.

- Эй, мальчик!.. Эй… Сможешь мне помочь?

Егор отскочил от песочницы. Он смотрел в ветви, вытаращив глаза. И ничего не видел.

- Кто это?

- Это я. Не бойся, - послышался прежний голосок.

- Кто – я?

- Я!.. Я – это Ве-се-ло-пед!..

Егор хлопал глазами:

- Какой велосипед?

Он посмотрел, оглянувшись, на дверь своего подъезда, глянул выше, на светящиеся в третьем этаже три окна родной квартиры. Там было уютно.

- Да не велосипед! – в ветвях раздался негромкий смех. - Хоть и похож… Ве-се-ло-пед!.. Так меня Доктор-Доктор назвал… Слушай! Поможешь ты мне или нет?!

На дереве вновь что-то зажужжало, как бормашина, и вновь что-то хрустнуло. – Видишь, не получается! Застрял.

- Что не получается?

В кармане у Егора имелся мобильный телефончик. Он посветил в листву. Рядом с узлом тарзанки блеснуло нечто кругло, похожее на обод велосипедного колеса.

- Видишь? – сказал неизвестный вверху. – Лезь по верёвке, хватай колесо и тяни вниз!.. Сможешь?

- Запросто!

Егор осторожно ухватился за тарзанку, но вдруг услышал за спиной, на дорожке тяжёлые шаги и оттолкнул верёвку.

К нему подходил Стёпа Степанович Минуткин, хозяин двухэтажного особнячка, единственного, уцелевшего в окружении их девятиэтажек. Минуткин был молод и весь кругл, но силён, он был в толстых круглых очках, а круглое его лицо украшали длинные золотистые усы, похожие на часовые стрелки.

- Собрался покататься?

- Да, так, - промямлил Егор.

- Качнуть?

- Не-ее…

- Я в детстве любил… Качнуть?

- Не-ее!! - повторил Егор громче. Он знал, Минуткин плохо слышит. В детстве Минуткин смастерил бомбу с часовым механизмом. Рвануло так, что в ушах у него лопнули слуховые перепонки: часовой механизм подвёл. С тех пор Минуткин бомб больше не мастерил. Но увлёкся ремонтом и коллекционированием часов.

Егор однажды был у него в доме, занёс квитанцию, ошибочно попавшую к ним в почтовый ящик. Все комнаты Минуткина были как музей часов! Отовсюду выглядывали усатые физиономии циферблатов, всё тикало, стучало, позванивало, из домиков выскакивали кукушки, из будок – собачки, бородатые мужики стучали молотками, бронзовые слоны мотали головами, маятники покачивались, цепи опускались и поднимались, колокольчики прыгали, всё это постоянно звонило, куковало и гудело. Стёпа Степанович ничего этого не слышал.

Когда ему нужно было кого-то или что-то услышать, он пользовался слуховым аппаратом, вмонтированным в дужку очков. Ещё он умел читать по губам.

- Мне показалось, ты с кем-то сейчас говорил, - сказал Минуткин и посмотрел вверх.

Егор ответить не успел, в кармане Минуткина запрыгал, завибрировал, засверкал мониторчиком телефон.

- Я уже иду, иду! – неведомо кому прокричал он в трубку. – Главное, не кричи. Я и без тебя оглох.

Стёпа Степанович заспешил к подворотне.

- Ушёл, - сказал Егор, глядя вверх.

- Тогда лезть.

.

Эту тарзанку Егор знал отлично не только потому, что катался на ней тыщу раз, а ещё и потому, что несколько раз забирался по ней за мячом.

Добравшись до верха, поднял руку – узел верёвочный, ещё выше – колесо нащупал, ухватился, потянул. Вверху громко щёлкнуло, словно б обломился сучок, и тут же вся конструкция, застрявшая в дубе, ещё не видимая ему, откачнувшись вместе с ним, как маятник, обрушилась вместе с Егором в серёдку песочницы. Егор хлопнулся затылком о песок и потерял сознание.

.

Глава II. «Не надейся, я не сон!»

.

Когда в третий раз над ним прошелестело «эй» («Эй… эй… Ты живой?.. Эй!»), - Егор распахнул глаза. Над ним в сумраке высилась некая угловатая штуковина, тихо мерцающая огоньками, стоящая как бы на колёсах и действительно похожая на велосипед.

- Робот, что ли? – прокряхтел Егор, пытаясь сесть, держась за ушибленный затылок.

- Сам ты робот! – добродушно ответил Веселопед. – Ещё скажи: неведома зверушка. Шею не свернул?

- Нет, вроде, - Егор повертел головой, перебираясь на четвереньках к краю песочницы и там усаживаясь, вытягивая перед собой ноги. – Не свернул.

- А у меня в колесе что-то хрустнуло.

Егор тёр ладонью ушибленный затылок, вытряхивая песок из волос, присматриваясь к собеседнику. У того имелся серебристый руль – вроде велосипедного, в центре которого располагалась плоская пластина, которая оказалась двусторонним компьютерным монитором. Снаружи на мониторе были обозначены – словно б быстрым пером – контуры юного лица: глаза, улыбка и кучерявый чубчик. Глаза и рот не были застывшими! Они имели свойство менять свои очертания, а губы шевелились. На обратной стороне монитора, как успел заметить Егор, слабо переливались огоньки. Они были как северное сияние: фиолетовые, малиновые, зелёные. Когда Веселопед что-то говорил, сияние становилось многоцветней, то есть северней. А когда примолкал – южнее: экран чернел и по нему пробегали золотистые точки, похожие на звёзды. Кроме светящегося мудрёного монитора, как оказалось, у Веселопеда повсюду имелись маленькие-премаленькие лампочки-индикаторы, которые изредка слабо вспыхивали – словно б реагируя на запахи цветов, на музыку в соседнем доме или на его, Егора голос.

- Ты меня разглядываешь как в зоопарке обезьяну, - заметил Веселопед.

- Никогда ничего такого не видел! – признался Егор. - Мне кажется, я сплю! Какая-то фантастика!

- Не надейся, я не сон! – проговорил Веселопед. – Я просто фантазия одного человека – не очень доброго, но очень умного. Я его фантазия, воплощённая в жизнь!

.

Егор понял: голос Веселопеда исходит из монитора с нарисованной весёлой физиономией, при этом движение нарисованных губ чётко совпадает со звуком голоса. Егор поднялся с приступочки, и тут же выяснилось, - Веселопед имеет размеры как его собственный велосипед, который недавно ему подарили мама с папой.

- Фантазия умного человека? - спросил Егор, притрагиваясь к рулю. Ему остро захотелось прокатиться на этой странной штуковине, он потрогал седло и ухватился за ручки, намереваясь усесться. Но руль вдруг сам собой вильнул в сторону, словно б выполнил бойцовский приём; Егор полетел носом в песок.

- Ты чего! – вскрикнул он, вскакивая. – Я же упал!

- Не смертельно! – строго ответил Веселопед. – Если ты вздумал на мне прокатиться, то ты всё-таки здорово головой бахнулся, и хуже твоей голове не будет!..

- Как это?!

- Так. Я же не лезу к тебе на шею, чтоб ты меня покатал!

Егор смутился. Но не извинился, а проворчал:

- И откуда ты такой умный взялся на мою голову взялся!

- Оттуда, - весело ответил Веселопед. Нарисованные его глаза указали на звёзды.

- С неба?

- Со станции сбежал.

- Со станции? С какой ещё станции?!

- Станция – космическая, называется RIM-4. Сбежал от профессора Доктора-Доктора.

- От доктора? Он что врач? Людей лечит?

- Не лечит, а калечит, – бодро ответил Веселопед. – Фамилия у него такая – Доктор. Вот твоя – какая?

- Звонцов.

- Вот. А у него – Доктор. При этом он доктор медицинских наук. Мировое светило. Называют Доктор-Доктор.

- Прямо в таком виде и прилетел? Из космоса?.. Без скафандра?

- Скафандр мне ни к чему, - улыбнулся Веселопед. - А прилетел не просто так. А в капсуле. В Красной капсуле.

- Она на дубе?

- На дубе.

- Её тоже Доктор-Доктор изобрёл?

- Не знаю. Он вообще-то лучший в мире разработчик и создатель систем искусственного интеллекта... Понимаешь, о чём это?

- Ну-у, - Егор помялся и решил уточнить: – Это что-то умное?

- Не то слово! Только об этом я тебе потом расскажу. Мне бы сейчас нужно спрятаться.

- Поехали ко мне, - предложил Егор. - У меня, правда, комната небольшая и мне родители не разрешают приносить чужие вещи…

- Я – не вещь!..

- Я понимаю.

- Но я к тебе и не поеду. Мне простор нужен, чтобы себя вылечить. У меня ведь в колесе авария!

- Тогда даже и не знаю, - Егор почесал затылок.

- Когда я был в твоём возрасте, - Веселопед стал делиться житейским опытом, - был у нас штаб, секретное место…

- Ты был мальчиком? – изумился Егор. – Мальчиком-велосипедом?

- Человеческим мальчиком! Меня Доктор-Доктор превратил… Потом расскажу.

Егор хлопнул в ладони: - Вообще-то у нас тоже есть одно секретное место! Только мы туда не ходим… Там стрёмно.

- Стрёмно?

- Там бомжи и маньяки завелись … Знаешь, давай-ка я Люське позвоню! Это мой друг. Девчонка правда. Но вместе с ней мы уж точно что-нибудь накумекаем…

.

(Продолжение возможно)

Раздел

Комментарии

Хоть что-то человеческое прочтешь в этой страшной жизни.

Замечательно) будем надеяться, что издатель найдется.

А что было дальше?

Разговор о превращении нынешнего чипированого человечка из машины в ЧЕЛОВЕКА - это серьёзно
Жду продолжения банкета!

хороший слог, читается легко и с интересом

Увлекательно! Жду продолжения.

Олег, здравствуй! А СТИЛЬ ведь Распутинский (Уроки французского.) Так хочется посидеть в кресле, почитать, поговорить... Паутина все же не то. Как всегда ты - Молодец. Удачи!

какая интересная статья))) очень хочется продолжения!!!

Действительно - «сказочная повесть, фантастическая история». Подождём продолжения и интриги событий...

Отличная проза, достойная печати.

Издателя! Срочно!

Интересно что будет дальше, жду продолжения!
Как по мне очень круто, давно не видел ничего подобного, спасибо!

А что,Веселопед по узнаваемости может стать не хуже Буратино или Чебурашки, если сюжет занимателен

Андрон, я читала - занимателен, и продолжение, говорят, ожидается

Спасибо! Хорошо бы дальше почитать. Успехов, Олег.

Добавить комментарий

CAPTCHA
This question is for testing whether or not you are a human visitor and to prevent automated spam submissions.