Стулья

На сцене семь обыкновенных деревянных стульев коричневого цвета выставлены в ряд. На спинке каждого цифрой отмечен номер – по порядку от одного до семи, слева направо. Расстояние между стульями – тридцать сантиметров. На стуле номер один сидит молодой человек (23-24 года) в приличном кремовом костюмчике. Возле передней правой ножки стула стоит черный портфель, на вид чем-то забитый.

.

Первый. Мир – это мир. Потому что так есть и никак иначе. Многие, конечно, думают наоборот. Но они ошибаются. Я говорю так, потому что знаю об их ошибке. Они думают, что мир это не мир, потому что есть не так, как есть. Но разве можно во все это поверить. Славная мысль.

.

Первый достает из левого кармана пиджака диктофон.

.

Первый. (Включив запись)  Мир – это есть так, как есть.

.

За сценой раздается непонятный шум, напоминающий собой шорох газет.

.

Первый. (Выключив запись и улыбнувшись) О, я слышу одобряющее шевеление. Послушаем, что вышло.

.

Первый перематывает пленку и включает диктофон. Диктофон выдает запись голоса Первого: «Мир – это есть так, как есть».

.

Первый. (Выключив диктофон) Замечательно.

.

Слева от Первого раздается скрип двери. Входит молодой человек (25-26 лет) в белой майке и синих потертых джинсах. Вид у него не очень, похоже, он давно не мыл голову.  В руках у молодого человека (Второго) сложенный вдвое белый конверт. Молодой человек подходит к стульям, смотрит на спинки и садится на стул под номером два.

.

Второй. Вот мой стул, значит, я сяду на него.

Первый. Нет, неточно.

Второй. Это неточно?

Первый. В этом есть неточность.

Второй. Думаю, этому найдется объяснение, которое будет для меня понятно и приемлемо. Если будет неприемлемо или непонятно, то лучше такому объяснению вовсе не находится.

Первый. Ты сидишь на стуле.

Второй. Я сел на стул.

Первый. Ты сидишь на стуле и даже ведешь диалог.

Второй. Мне кажется, так вышло и все тут. Я сел на стул.

Первый Ты сидишь на стуле. Ведь это естественно.

Второй. Почему?

Первый. Ведь  стулья существуют для того, чтобы на них сидеть.

Второй. Они такие стулья, что мне приятно смотреть на их органичность как элементов интерьера.

Первый. Мне неизвестна твоя профессия.

Второй. Я пришел сюда не для того, чтобы вести беседы о жизни.

Первый. Мне нужны философские беседы.

Второй. Зачем это в данном замкнутом пространстве?

Первый. Затем, что это данное пространство является частью.

Второй. Составляющей.

Первый. Да, это справедливо. Мы ведь состоим. Славная мысль. (Включает запись) Мы состоим, хоть и находимся в замкнутом пространстве. (Выключает запись)

Второй. Я чужд прогрессу и всякой всячине.

Первый. Я отвлекаюсь на ненужную умственную деятельность.

Второй. Мне не нравится выстроенный в подобном ключе дискурс. Неблагонадежная конструкция.

Первый. Как можно найти то, что есть не то, что ищешь.

Второй Мои глаза видят стену с небольшой дырочкой в ней.

Первый. Я вижу несколько весьма интеллектуальных собеседников.

Второй. Думаю, там стоят коробки с чем-то.

Первый. Следует не забывать о сути вещей. Какой твой номер?

Второй. Раз я сел на второй стул, то мой номер очевиден.

Первый. Да, ты прав. Мир полон очевидных вещей и банальных решений.

Второй. Решения не бывает вне проблем. Сейчас нет проблем и решений. Мы сейчас находимся в помещении.

Первый. Тебе что-нибудь известно о нем?

Второй. Не буду говорить.

Первый. Ты или знаешь, или нет. Правда где-то здесь. В этих словах.

Второй. Ты странный тип. В костюмчике таком немодном, что я хочу от тебя отсесть. С претензиями на знание метафизики бытия. И вообще у тебя портфель и, судя по виду, он полон. Ты кто такой?

Первый. Не надо думать, что я причем, если я всего лишь люблю носить костюмы  и у меня имеется в наличии портфель. Тем более, он один.

Второй. Ну и что? Причем здесь количество портфелей?

Первый. А причем здесь наличие портфелей?

Второй. А зачем тебе, скажем, второй, если и в первый все помещается.

Первый. Ты меня в чем-то подозреваешь?

Второй. Я думаю, ты знаешь больше.

Первый. Я вошел в ту же дверь, что и ты. Она также скрипела. Есть стулья.

Второй. Есть номера.

Первый. Я ничего не знаю. Я думаю о другом.

Второй. О чем ты думаешь?

Первый.  О том, что есть мир, как он есть и что не так как было.

Второй. Какая разница во всем этом, если мы сидим здесь?

Первый. Я тут сижу без дела, вот и думаю.

Второй. Без дела?

Первый. Вернее, я сам себе его придумал.

Второй. Зачем же ты здесь?

Первый. Интересный вопрос. Я тоже об этом думал. Но пока не понимаю.

Второй. Разве такое случается?

Первый. Я  раньше думал, что нет. Теперь же думаю иначе.

Второй. Но есть ведь какая-то цель в этом.

Первый. Пожалуй. Она будет достигнута, если есть.

Второй. А смысл?

Первый. Вот о смысле я и думаю.

Второй. Там коробки стоят.

Первый. Мне кажется иначе.

Второй. Но иначе не может быть.

Первый. Это если так думать. А ты зачем здесь?

Второй. Затем, что мне нужно здесь находиться. В этом пространстве сидеть на стуле.

Первый. А как долго продлится наше сидение?

Второй. Что значит «наше сидение»?

Первый. Ну, мы же здесь сидим с тобой.

Второй. Просто так вышло. Не вижу никакой логической связи. И вообще нашего сидения здесь нет и не будет. Ты сидишь себе, а я себе. Нет ничего общего между нами. Наши сидения разные и они отдельно.

Первый. Ты мыслишь агрессивно. Это не к добру.

Второй. Я мыслю ясно и так, как есть. Говорю так, как есть. Я здесь нахожусь.

Первый. Ты здесь находишься?

Второй. Я сел на стул и сижу. Вот так.

Первый. Я же думаю.

Второй. Зачем?

Первый. Это должен кто-то делать.

Второй. Что именно?

Первый. Думать о том, каков мир как он есть.

Второй. Мир как он есть?

Первый. Да.

Второй. Это условность.

Первый. Вовсе нет.

Второй. Я видел сон. Я шел по большому лугу. Он был зелен от травы. Слева тянулось озеро с кристально чистой водой. На его зеркальной поверхности сверкали лучи утреннего солнца. Я шел по лугу босиком. Роса уже спала, но земля была еще холодной. Я шел к грустной иве, что росла за лугом недалеко от берега озера. Я так и звал ее – грустная ива. Мне кажется, у всех деревьев есть свое настроение. Ивы почему-то все грустные. Но та, к которой я шел, была особа грустна. И вот я пришел. Смотрю на нее, и сердце мое замирает. Мне снилась грустная ива из детства. А потом я проснулся. Я был в городе, жутком, депрессивном, в котором полно черствых и равнодушных людей. И все эти люди всего лишь потребители. Рядом спала женщина, с которой я занимаюсь сексом, но не люблю. И самое главное. Ту иву, которая мне приснилась, давно спилили. Она пошла на дрова. Все всего лишь иллюзия. И твой мир – это грустная ива, которую давно спилили на дрова.

Первый. Дело в тоталитарности материи. Ты мыслишь, исходя из материального облика.

Второй. Хватит об этом. Я пришел сюда не для этого.

Первый. Что тебе нужно?:

Второй. Я сижу и все. Мне хочется, чтобы вокруг было как можно меньше людей. И чтоб совсем не звучали их голоса.

Первый. А твой собственный?

Второй. Я буду молчать. Все время. Не произнесу ни слова. Пусть все катится туда, куда и должно.

Первый. Есть еще внутренний голос.

Второй. Внутренний голос. Он внутри. Там нечто иное.

Первый. Не нравится мне твой пафос.

Второй. Мой пафос есть и все тут.

Первый. Пафос можно изменить.

Второй. Пусть меняется изменчивое.

Первый. Ты менее общителен, чем мои собеседники.

Второй. Там стоит несколько коробок.

Первый. Это собеседники. Всюду текст. Вне его ничего нет. А кто предает значение тексту?

Второй. Можно жить без всего угодно. Можно жить и существовать одновременно или параллельно.

Первый. Замкнутое пространство есть и мир, и ограждение от него. Славная идея. (Включив диктофон) Замкнутое пространство есть и мир, и ограждение от него. (Выключает запись)

.

Слева раздается уже знакомый скрип двери, за ним следует цоканье каблуков о пол. Входит девушка (27-28 лет) в розовой блузке и черной мини-юбке. На ногах дорогие черные туфельки на каблуках, на левом плече маленькая розовая сумочка. У девушки длинные волнистые русые волосы и стройная фигура. Она оглядывает сначала помещение, потом стулья, потом с недоверием смотрит на Первого и Второго и медленно подходит к стульям. В руке у нее белый конверт. Девушка (Третья) подходит к стулу номер три и садится на него. Первый и Второй молча смотрят на Третью. Третья, не сгибая, кладет конверт в сумочку.

.

Третья. (Снова оглядывает помещение) Интересно, интересно. Обычные стены, обычный потолок, обычные полы, обычные стулья. Только все какое-то ветхое и не несет в себе никакой информации. Стулья деревянные, жесткие. Слишком стандартные, чтобы говорить о них хоть что-нибудь.

Первый. Добрый день.

Третья. Не знаю, насколько он добрый.

Первый. Это выражение такое.

Третья. Мне все равно, выражение такое или вы такой. Честно скажу, все равно.

Первый. Вы ко многому безразличны.

Третья. Многое безразлично.

Первый. Многое похоже, но оно не такое.

Третья. Мне безразлично то, что не имеет разницы.

Первый. Есть значение.

Третья. Разница в безразличии или нет.

Второй. Вы пришли сидеть?

Третья. Я пришла сидеть и смотреть. А вы?

Второй. Я сижу на стуле.

Третья. Ты сидишь на стуле?

Второй. Я сижу на стуле и слушаю тишину. Отдыхаю от человеческих голосов.

Третья. Я села и смотрю. И буду смотреть, чтобы запомнить. Мне интересно писать. И больше не будем об этом.

Второй. Можно и так, и иначе. И еще как-нибудь.

Третья. Флирт меня не интересует и даже раздражает. Появилась женщина, и появился флирт с ней.

Первый. Причинно-следственные связи разнятся. Все зависит от угла зрения.

Второй.  Угол бывает настолько острым, что об него можно и пораниться.

Третья. Флирт, как я устала от него. Не смейте ко мне приставать. Если бы я этого хотела, то я бы не пришла сюда.

Второй. Здесь нет никакого флирта.

Третья. Я вижу, как меняетесь в лицах и думаете, а что это она здесь делает. Сейчас мне не до того и вряд ли когда-либо будет. Хватит.

Второй. Люди – это сплошные проблемы и заморочки. Катись оно все к черту.

.

Второй закрывает глаза и откидывает голову.

.

Третья. Вы давно тут сидите.

Первый. Время всего лишь единица измерения временной протяженности бытия. Все так просто и в то же время запутано.

Третья. Сколько точно вы тут сидите?

Первый. Есть различные категории.

Второй. Вы быстро меня утомили. Я хочу сесть с краю и не слышать больше ничего.

Третья. Появляются первые странности.

Первый. Первая странность это сомнение в том, что странностей нет.

Второй. Люди сами все усложняют. Люди усложняют свою жизнь условностями. Никакая условность не может сделать мир проще. Человек весь состоит из условностей. Человек сам самая большая условность себя.

Третья. Мне интересно знать, для чего предназначено данное помещение и что вы тут делаете. Чего ждете.

Второй. Мало ли кто чего ждет. Да и кто сказал, что кто-то чего-то ждет.

Первый. Здесь не помещение, а замкнутое пространство. Оно и есть часть бытия. Часть мира и ограждение от него.

Третья. Я слышу непотребную чушь. Мне плевать, что за части и чего. Я говорю «помещение» и называю данное помещение помещением.

Первый. Помещение это всего лишь стены, полы, потолок, крыша. То, что они содержат в себе, есть замкнутое пространство. Мы в пространстве более, нежели в помещении. Помещение есть единица измерения, но она как таковая собой ничего не представляет, потому что важно то, что измеряется, а именно имеется в наличии.

Третья. Мне надоело. Но не очень. Ты интересный собеседник. Как-нибудь поговорим о тебе, но сейчас мне важно другое. Два мужика и одна девушка. Зачем меня посадили на третий стул.

Второй. Теперь я не хочу сидеть на втором стуле.

Третья. Похоже, здесь каждый занимает свое место.

Второй. Нас сажают по порядку.

Первый. Во всем, что здесь происходит, есть некая закономерность.

Третья. Кто решает, что каждый занимает свое место. Почему я третья?

Второй. Не люблю никакие порядки. Свой собственный тоже не люблю и поэтому у меня нет никакого порядка.

Первый. У тебя раньше явно был порядок.

Второй. У меня нет порядка. И вообще я не хочу слышать человеческий голос, о чем бы он не говорил.

Третья. Интересно, для чего все это. Сколько мы будем сидеть?

Первый. Определенный порядок уже определен и ничего не изменится. Так все вокруг и устроено.

Второй. Все вокруг условность.

Третья. Я буду ждать и смотреть.

Второй. Я буду сидеть и слушать.

Первый. Я буду находиться и думать.

Третья. Все происходит не так, как я предполагала.

Второй. Хочу спать и видеть сны как раньше. Но снятся одни непонятные автономные машины.

Первый. Человек всего лишь человек. Текст преломляется через него. Текст – способ мира быть познанным. Что есть что и кто так определил.

Третья. Меня дома ждет ванна с пеной. Но если я не буду здесь, то ванна с пеной перестанет меня ждать.

Второй. В принципе здесь не так уж плохо. Я думал, будет хуже. Я думал, будет испытание для нервов.

Третья. Часть моей работы находится здесь.

Первый. Я и позабыл о моих собеседниках. Похоже, они задремали от скуки.

Второй. А, ты все о тех же коробках.

Третья. О каких коробках идет речь? Расскажите мне.

Первый. Он принял моих собеседников за коробки.

Второй. Он принял коробки за своих собеседников.

Третья. Не знаю ни о каких коробках. Здесь нет ничего и никого, кроме нас.

.

Слышится голос за кадром. Он хрипит, привлекая к себе внимание. Все трое замирают и прислушиваются к хрипу. Непонятно, откуда он раздается.

.

Голос за кадром. Есть комната. Есть стулья. Семь стульев. Семь стульев  в комнате. Стулья пронумерованы. Стулья имеют номера. Стул номер один. Стул номер два. Стул номер три. Стул номер четыре. Стул номер пять. Стул номер шесть. Стул номер семь. Всего в комнате семь стульев. Это понятно.

.

Третья. Что все это значит?

.

Голос за кадром не отвечает. Некоторое время все трое сидят молча.

.

Третья. Что все это значит? К чему все ведется? Мне нужно знать факты. Мне нужно проанализировать и четко изложить ситуацию.

.

Слышится скрип двери. Входит мужчина (29-30 лет) в зеленом свитере и коричневых брюках. На его лице пятидневная щетина, но все равно выглядит он вполне ухоженным. В руке у него белый конверт. Мужчина смотрит на стулья и тех, кто на них сидит. Мужчина (Пятый) подходит к стулу номер пять и садится на него. Первый Второй и Третья молча смотрели на пятого.

.

Пятый. У меня такое ощущение, что мы находимся в подвале.

Третья. В подвале.

Пятый. У меня ощущение, что мы находимся в подвале.

Второй. Что-то не похоже это место на подвал.

Первый. Разве бывают подвалы с деревянными полами?

Третья. Подвал и такой большой.

Пятый. Я не знаю, какими бывают подвалы, но у меня такое ощущение, что мы в подвале.

Первый. Как-то нелогично.

Третья. А может это бомбоубежище какое-нибудь.

Второй. (Ухмыляясь) или бункер.

Пятый. Я работаю на третьем этаже и чувствую прекрасно, что нахожусь над землей, даже если не смотрю в окно. Сейчас я чувствую, что нахожусь под землей.

Третья. Как вы здесь оказались?

Пятый. Определенным образом.

Третья. Вы случайно не знаете, что мы тут делаем?

Пятый. Случайно? Случайно – это некая вероятность. Как алгоритм случайных чисел – что выпадет, то выпадет. Но ведь такого со знаниями не бывает. Они либо есть, либо их нет. Какая здесь может быть случайность?

Третья. Ответьте тогда конкретно.

Пятый. Я не стану ничего говорить. Откуда мне знать, что мне можно сказать вам что-либо.

Второй. Мы говорим здесь, не думая, о том, что можно говорить, а что нет.

Пятый. Всякое бывает.

Третья. От кого мне ждать конкретики?

Пятый. Семь стульев, четыре человека. Комната примерно пять на десять. Что это такое.

Первый. А почему вы сели на пятый стул, ведь четвертый свободен?

Пятый. Вам так интересно?

Первый. Не особо, но все же испытываю некий интерес.

Пятый. Вы, по всей видимости, садились в ряд и думали, что уловили логическую связь.

Третья. А ведь точно.

Первый. Что-то вроде того.

Пятый. Но логической связи не оказалось. Вот в чем проблема. Вполне вероятно, что ее вообще нет.

Первый. Такого не может быть.

Третья. А как иначе?

Второй. Не все ли равно. Мне уже хочется уйти отсюда.

Пятый. Есть какой-то расчет. Я буду сидеть и производить расчет.

Второй. Давайте сидеть молча.

Третья. Если тебе этого так хочется, то пожалуйста.

Второй. Миром правит эгоизм.

Первый. Эгоизм это чувство или состояние?

Третья. Трудно сказать.

Первый. Я совсем забыл про своих собеседников.

Второй. Там стоят обычные коробки.

Третья. О чем идет речь?

Второй. Это все ерунда.

Первый. Вовсе нет. Ерундой можно считать и важные вещи.

Пятый. Важные вещи бывают.

Второй. Там стоят коробки.

Третья. Где именно?

Пятый. Мне теперь тоже интересно.

Первый. Вряд ли они станут с вами говорить.

Второй. Конечно, не станут. Ведь это коробки. Но, не смотря на это, они намного лучше людей. Они хотя бы оберегают то, для чего созданы.

Третья. Я вижу какой-то мусор. Вы говорите о мусоре? Боже мой, мы сидим непонятно где, а вы не нашли ничего лучше, чем говорить о мусоре?

Второй. Мы не говорим о мусоре.

Первый. Мусор это отходы жизнедеятельности.

Пятый. Я вижу геометрические фигуры. Кубы и параллелепипеды.

Третья. Что?

Пятый. Кубы и параллелепипеды.

Второй. Это игра.

Первый. Кто вам об этом сказал?

Второй. Ну и черт с ним.

Третья. С кем?

Второй. Неважно.

Третья. Что?

Второй. Неважно.

Третья. Скажи.

Второй. Уже сказал.

Третья. Я не поняла.

Пятый. Серьезный расчет.

Первый. Философия.

.

Слышится скрип двери. Входит девушка (19-20 лет) в черной джинсовой юбке и черной майке. На ногах розовые колготы в сеточку. На лице яркий агрессивный макияж из черного и бардового цвета. Длинные черные волосы с розовыми прядями. В руке скомканный белый конверт. Смотря на пол, подходит к стульям. Садится на стул номер шесть. Все молча смотрят на нее. Девушка (Шестая), не обращая ни на кого внимания, смотрит на пол.

Пятый. Привет. Как дела?

.

Шестая не отвечает.

.

Третья. Теперь нас двое. А то сиди тут одна с незнакомыми мужчинами.

Первый. (Шестой) Вы будете с нами говорить?

.

Шестая отрицательно качает головой.

.

Второй. Это правильно. Зачем говорить, когда многое нельзя выразить словами.

Третья. Становится интересней с каждой минутой.

Пятый. Наше пребывание здесь чем-то обусловлено.

Третья. У меня в голове множество вопросов.

.

Слышится скрип двери. Входит высокий человек в белом балахоне с капюшоном. Его лица не видно. Он идет через сцену. Все кроме Шестой оборачиваются и смотрят на него. Человек в балахоне проходит сцену за стульями, подходит к правой стене, открывает дверь, которой до этого не было видно, входит в нее и закрывает за собой.

.

Третья. Кто это?

Первый. Он прошел мимо.

Пятый. Что-то здесь не так.

Третья. Кто это?

Первый. Он прошел мимо.

Пятый. Что-то здесь не так.

Второй. В этом подвале две двери.

Третья. Почему это подвал?

Второй. Я думал, здесь есть только одна дверь.

Пятый. (Показывает на дверь слева) Получается, та дверь вход.

Первый. У всего есть вход и выход. У монеты две стороны.

Третья. Как странно он был одет. И еще я не рассмотрела его лица.

Второй. Может, четвертый стул предназначен для него.

Третья. Или вон седьмой.

Пятый. Но он не сел ни на один из свободных стульев.

Третья. Здесь творятся странные вещи.

Второй. Что-то прошло мимо нас.

Первый. Это все философия. Все дело в философии. И что там за маленькая дырочка в стене.

Третья. Причем здесь дырочка?

Пятый. О какой дырочке идет речь?

Второй. Нет там никакой дырочки. Здесь вообще ничего нет, кроме стульев.

Третья. Здесь есть мы.

Пятый. Мы сидим на стульях. Мы находимся в положении сидя.

Первый. Камера обскура. Это камера обскура.

Третья. Подождите, мне нужно все записать.

Первый. Мы не можем быть вне текста.

Второй. И вне оптического обмана.

Третья достает из сумочки блокнот и ручку и что-то записывает. В это мгновение слышится хрипение голоса за кадром.

.

Голос за кадром. Есть комната. Есть стулья. Семь стульев. Семь стульев  в комнате. Стулья пронумерованы. Стулья имеют номера. Стул номер семь. Стул номер шесть. Стул номер пять. Стул номер четыре. Стул номер три. Стул номер два. Стул номер один. Можно считать как по порядку, так и в обратном порядке. Но сохраняется ли после этого порядок? Сохраняется, только он становится обратным. Это понятно.

.

Второй. Я хочу уйти. Мне надоело находиться здесь.

Первый. Нет ничего метафизического в данных изменениях.

Пятый. (Кивая на Шестую) а почему она все время молчит.

Третья. Она может что-то знать.

Второй. Да, эта девица весьма подозрительна.

Третья. Но она зашла последней. Значит, она провела в этом месте меньше времени, чем мы.

Пятый. Кто зашел сюда первым?

Первый. Я вошел сюда первым и сел на стул.

Пятый. Сразу или нет?

Первый. Вот как есть, так все и произошло.

Второй. Некая условность как будто пытается материализоваться.

Пятый. Все поддается логическому объяснению. Нам необходим расчет.

Третья. Да, нужно все рассчитать.

Первый. Какой еще расчет? К чему все эти расчеты? Да и что вообще рассчитывать?

Пятый. Все.

Третья. Чтобы все довести до конкретики.

Первый. Необходимо философское обобщение.

Второй. А мне плевать на все. Мое место совсем не здесь. Теперь я это понял и это мое понимание никуда от меня не денется. Оно будет мучить меня, пока я отсюда не уйду. Я здесь испытываю дискомфорт.

Третья. Люди испытывают дискомфорт по разным причинам и в разных местах.

Второй. Это место входит туда.

Первый. Оно входит туда, куда и следует. Но вся соль состоит в том, что оно представляет собой замкнутое пространство. Оно резко ограничено и обособлено. Значит, оно никуда не входит.

Пятый. Этот подвал есть автономная система. Нужно составить алгоритм его внутренних изменений.

Третья. Как сказал человек?

Второй. Какой еще человек? Все люди пустые ничтожества. Неважно, что они говорят.

Третья. Он сказал, что есть комната.

Пятый. Где?

Третья. Где-то есть комната и есть стулья в той комнате.

Первый. Где-то есть комната,  а где-то ее нет.

Второй. Он говорил о той комнате, в которой мы все сейчас находимся.

.

Слышится скрип двери слева. Вбегает молодой человек (25-26 лет) в белой рубашке и серых брюках. На рубашке три небольших пятна крови. Волосы молодого человека взъерошены, он очень возбужден. Молодой человек кричит: «не нужно мне все это!» и начинает бегать по сцене вокруг стульев, крича фразу «не нужно мне все это!», делает четыре круга, затем подбегает к правой стене и пытается открыть дверь. Дверь не открывается. Молодой человек подбегает к краю сцены и смотрит в зал. Тихо и обреченно произносит: «не нужно мне все это!» поворачивается к стене, бежит к ней, опустив голову, бьется головой о стену и падает. Все пятеро, даже Шестая, следят за ним, сидя на стульях, с испуганными лицами. Когда молодой человек бьется головой об стену и падает, все, кроме Шестой, вскакивают со стульев и замирают.

Первый. Я не понимаю.

Третья. Это что было?

Второй. Получилось как-то не так.

Первый. Мне многое непонятно, но кое-что непонятно.

Третья. Этот человек лежит.

Второй. Я совсем не думал, что возможно такое.

Пятый. Это не поддается никакому логическому объяснению.

Третья. Он лежит на полу.

Первый. Он жив?

Пятый. Кто это?

.

Третья отходит от стула на шаг.

.

Первый. Ты что?

Третья. В моем поступке нет ничего такого.

Второй. Ты сделала шаг от стула.

Пятый. Почему она отошла от стула?

Третья. Я немного усомнилась.

Первый. Такое бывает. Сомнение случается с людьми.

Второй. Сомнение случается с разными людьми.

Пятый. Сомнения они ведь разные.

Первый. Они одинаковые.

Пятый. Мне не верится в то, что они все одинаковые.

Второй. Сомнение вещь индивидуальная.

Третья. Вы что не видите, что человек лежит на полу. Его голова испачкана в крови. Кровью голова испачкана.

Первый. Мы видим это не хуже тебя.

.

Видно как все волнуются. Продолжают стоять.

.

Первый. Думаю, нам стоит сесть обратно.

Третья. Это тоже выход. Просто мы не знаем этого человека, но нам необходимо ему помочь.

Пятый. Как мы ему поможем?

Третья. Можно перевязать голову.

Второй. От перевязки головы голова целее не станет.

Первый. Множество людей, проводящих жизнь в мире, нуждаются в помощи. Я вижу таких страждущих регулярно.

Пятый. Неполноценные люди.

Третья. Нам нужно помочь ему.

Второй. Здесь мы ему не поможем.

Пятый. Что вообще происходит?

Первый. Это все не спроста. Это все что-то значит.

Третья. Что это может значить?

Первый. Что-то.

Второй. Там где люди вечно проблемы.

Первый. От нас утаили смысл.

Третья. Я не знаю что делать.

Второй. Похоже, парня что-то достала.

Пятый. Он ведь кричал.

Первый. Он пытался избавиться от чего-то.

Третья. Может, от лишних проблем.

Второй. Кто его знает.

Третья. (Указывая пальцем на Шестую) а почему она все время молчит? Почему она с нами не разговаривает?

Пятый. Действительно.

Второй. Она вошла последней.

Первый. Был еще человек в белом.

Пятый. Точно, здесь проходил человек в белом. И мы его ни о чем не спросили.

Третья. Я думала, здесь только одна дверь.

Пятый  Дверей оказалось две.

Первый. Двери такие разные.

Второй. Он искал выход.

Третья. Человек в белом?

Второй. (Указывая на лежащего) вот этот парень.

Пятый. (Шестой) Почему ты молчишь?

.

Шестая опустила голову и не реагирует на обращенные к ней слова.

.

Третья. Она молчит все время.

Первый. Она молчит постоянно.

Второй. Она еще ни одного слова не сказала.

Пятый. Молчаливая девчонка.

Третья. Похоже, ей плевать на все, что здесь происходит.

Второй. Ну и ладно. Мне лично плевать на то, что ей плевать.

Третья. Ваши плевки в одной урне.

Пятый. Вы говорите как-то литературно. Мне это жутко не нравится. Цифры говорят больше слов.

.

Второй садится на стул и закрывает глаза.

.

Пятый. Ничего непонятно. Все такое странное.

.

Из двери справа выходит высокий человек в белом балахоне с капюшоном и, закрыв за собой дверь, идет через сцену. Человек в белом балахоне подходит к стулу номер семь, берет его и идет к двери слева. Человек в белом балахоне со стулом в руке уходит со сцены в дверь слева. Слышится скрип двери слева. Первый, Третья и Пятый одновременно и быстро садятся на свои стулья.

.

Первый. Что это значит?

Третья. Он унес стул. Разве можно уносить стулья?

Пятый. Кто-то принес стулья.

Первый. Стул – это предмет мебели для сиденья.

Второй. Я готов к исчезновению.

Пятый. Это дешевые стулья.

Третья. Я не могу ничего понять.

Второй. Конечно, ведь это нечто необъяснимое.

Пятый. Как же нам быть?

Третья. Мамочка, мне страшно.

Первый. Где мы?

Третья. Зачем мы здесь?

Пятый. Как долго нам предстоит пребывать здесь.

.

Шестая поднимает голову и смотрит перед собой.

.

Шестая. Это все ненастоящее. Это информационный фантом. Мы все информационный фантом. Нас просто придумали.

.

Слышится хрипение голоса за кадром.

.

Голос за кадром. Есть комната. Есть стулья. Шесть стульев. Шесть стульев  в комнате. Стулья пронумерованы. Стулья имеют номера. Стул номер один. Стул номер два. Стул номер три. Стул номер четыре. Стул номер пять. Стул номер шесть. Всего в комнате шесть стульев. Это понятно.

.

Первый. Это понятно.

Второй. Это понятно.

Третья. Это понятно.

Пятый. Это понятно.

Шестая. Это понятно.

Первый. Все понятно.

Второй. Все понятно.

Третья. Все понятно.

Пятый. Все понятно.

Шестая. Все понятно.

.

Занавес.

Раздел