Карпатская Русь: неизвестная страница Великой войны

Карпатская Русь: неизвестная страница Великой войны
Владислав Скворцов
«Западные украинцы – государствообразующая нация», - изрек президент Порошенко. Он, конечно же, имел в виду не всех западных украинцев, а тех, кто в 1941 г. шагал с вермахтом в одном строю, а сегодня вскормлен на идолопоклонстве Бандере и Шухевичу.
Но была в истории другая Западная Украина – антифашистская. Борьба уроженцев Галичины и Буковины, Закарпатья и Волыни с немецко-фашистскими захватчиками и их прихлебателями – украинскими националистами – малоизученная тема.
Историки говорят о Волынской резне поляков, упоминают, что вместе с поляками «оуновцы» убивали чехов, армян, евреев. Поэтому Прага хочет услышать от Киева разъяснения по поводу принятия закона, прославляющего ОУН-УПА. На Волыни исторически проживает много чехов, и современным чехам хочется понять, за что «українські патріоти» убивали их предков в 1943 г.
Но в этой войне есть еще одна жертва, о которой никто не вспоминает – это карпаторусы, жалкие остатки некогда многочисленного населения, уничтоженного австрийцами и украинскими националистами в Первую мировую войну практически под корень. Многие слышали про австрийские концлагеря Талергоф и Терезин, про массовые казни галичан, еще сохранявших общерусское самосознание, в 1914-1916 гг. Но немногие слышали, что с приходом нацистов по Западной Украине прокатилась вторая волна геноцида: ОУН-УПА, идейный наследник украинских сечевых стрельцов и «самостийников» Первой мировой, вырезала уцелевшие галицко-русские семьи не только во время Великой Отечественной войны, но и после нее, вплоть до 1947 г.
Карпаторосы оказались между молотом и наковальней, будучи ненавидимы сразу двумя влиятельными силами в регионе – ОУН-УПА и польской Армией Крайовой (АК), которые воевали друг с другом. Одни – ради построения профашистской «соборной Украины», другие - ради торжества Речи Посполитой «от моря до моря».
Украинских националистов карпаторосы не устраивали тем, что отказывались принимать национал-украинскую идентичность взамен общерусской, ОУН-УПА не поддерживали, и, наоборот, помогали Красной Армии бить фашистов.
«Аковцы» убивали карпаторосов за то же. В их понимании носитель общерусской идентичности был виноват уже тем, что родился таковым. Как это происходило, описал в рассказе «Кровавое злодеяние польской банды» галицко-русский филолог Юрий Демьянчик. Сам автор в Первую мировую из-за своих общерусских взглядов был брошен в Терезин, затем в Талергоф. В 1945 г. поляки учинили резню в дер. Скопов (сейчас – Подкарпатское воеводство Польши), где жила семья Ю. Демьянчика, убив его 80-летнего отца-cвященника, зятя и трех сестер.  Армия Крайова для современных поляков – герои. Но знают ли поляки о резне в Скопове?
Карпаторосы уходили в партизаны, вливались в ряды Красной Армии, служили в отрядах «ястребков» - спецгрупп НКВД по ликвидации националистического бандподполья.
На этой старой фотографии – члены чехословацкого Общества карпато-русских православных студентов «Пролом». Сидит крайний справа – Степан Васильевич Добош, основатель Ужгородского университета. С разделом Чехословакии и присоединении Закарпатья к хортистской Венгрии С. Добош, как «неблагонадежный», долго не мог найти работу. С 1944 г. оказывает помощь советским партизанам.
Иван Степанович Шлепецкий больше известен, как карпато-русский литератор, автор множества литературоведческих произведений. Менее известно о его антифашистской деятельности.  Вторая мировая война застала Шлепецкого в Праге, там он помогал обустроиться землякам из Венгрии и Словакии, бежавшим от нацистского террора.
Один из самых известных карпато-русских поэтов, Андрей Васильевич Карабелеш, впервые был брошен в застенки венграми (в 1939). После освобождения Карабелеш – активный участник чехословацкого подполья. С 1942 по 1945 г. прошел ад нацистских концлагерей – Ораниенбург, Маутхаузен, Бухенвальд. Тогда же родились его строки «И на восток концлагерным оконцем глядим мы все на выжженный пустырь... Друзья, светает... скоро выйдет солнце, громит фашистов русский богатырь!».
Судьба А. Карабелеша полна горя и страданий, которые, впрочем, его не сломили, но ему повезло больше, чем Дмитрию Вакарову – молодому карпато-русскому поэту, сгинувшему в концлагере Нацвайлер. Среди известных карпаторосов, отдавших силы на борьбу с нацизмом - публицист Иван Керча, педагог Иван Ковач, историк и этнограф, составитель «Талергофского альманаха»  Василий Ваврик (из-за его антифашистской деятельности гитлеровцы расстреляли двух его братьев).
От рук нацистов в с. Детковцы Львовской обл. погиб священник Игнатий Гудима. В 1912-1915 гг. его имя было известно многим – соратник Максима Сандовича (позже причисленного к лику святых как Максим Горлицкий), узник Талергофа, где он провел три страшных года, о. Игнатий выдержал нечеловеческие пытки, но лишился психического здоровья. Это не спасло его от расстрела.
Максим Сандович был расстрелян австрийскими оккупантами в тюрьме в Горлицах в 1914 г. Позже, уже в социалистической Польше, в городе появился памятник карпато-русским партизанам и другим героям, боровшимся с гитлеровцами. В 1963 г. памятник посетила делегация карпаторусов из Канады, отдав дань памяти соплеменникам-антифашистам.
Материал, разоблачающий звериную суть ОУН, напечатанный в карпато-русской газете
Карпаторусы сражались с иноземными оккупантами по всей Карпатской Руси, от Галичины до Буковины. И случайность ли, что все эти оккупанты были союзниками Гитлера? На Буковине орудовали румыны под командованием маршала Антонеску (прозападные власти в Молдавии делают сегодня из него героя), в Закарпатье – венгры под командованием адмирала Хорти, в Галичине – поляки, которые в 1938 г. участвовали в разделе Чехословакии и учиняли репрессии против галицко-русского населения, но их союз с Третьим Рейхом рухнул только потому, что у Гитлера были свои взгляды на польский вопрос.
Выдержка из статьи «История Буковины» в одной из эмигрантских газет
Каковы масштабы геноцида, устроенного гитлеровцами и бандеровцами против карпато-русского населения? Точного ответа на этот вопрос до сих пор нет.
«Западные украинцы – государствообразующая нация», - изрек президент Порошенко. Он, конечно же, имел в виду не всех западных украинцев, а тех, кто в 1941 г. шагал с вермахтом в одном строю, а сегодня вскормлен на идолопоклонстве Бандере и Шухевичу.
Но была в истории другая Западная Украина – антифашистская. Борьба уроженцев Галичины и Буковины, Закарпатья и Волыни с немецко-фашистскими захватчиками и их прихлебателями – украинскими националистами – малоизученная тема.
Историки говорят о Волынской резне поляков, упоминают, что вместе с поляками «оуновцы» убивали чехов, армян, евреев. Поэтому Прага хочет услышать от Киева разъяснения по поводу принятия закона, прославляющего ОУН-УПА. На Волыни исторически проживает много чехов, и современным чехам хочется понять, за что «українські патріоти» убивали их предков в 1943 г.
.
Но в этой войне есть еще одна жертва, о которой никто не вспоминает – это карпаторусы, жалкие остатки некогда многочисленного населения, уничтоженного австрийцами и украинскими националистами в Первую мировую войну практически под корень. Многие слышали про австрийские концлагеря Талергоф и Терезин, про массовые казни галичан, еще сохранявших общерусское самосознание, в 1914-1916 гг. Но немногие слышали, что с приходом нацистов по Западной Украине прокатилась вторая волна геноцида: ОУН-УПА, идейный наследник украинских сечевых стрельцов и «самостийников» Первой мировой, вырезала уцелевшие галицко-русские семьи не только во время Великой Отечественной войны, но и после нее, вплоть до 1947 г.
Карпаторосы оказались между молотом и наковальней, будучи ненавидимы сразу двумя влиятельными силами в регионе – ОУН-УПА и польской Армией Крайовой (АК), которые воевали друг с другом. Одни – ради построения профашистской «соборной Украины», другие - ради торжества Речи Посполитой «от моря до моря».
Украинских националистов карпаторосы не устраивали тем, что отказывались принимать национал-украинскую идентичность взамен общерусской, ОУН-УПА не поддерживали, и, наоборот, помогали Красной Армии бить фашистов.
.
«Аковцы» убивали карпаторосов за то же. В их понимании носитель общерусской идентичности был виноват уже тем, что родился таковым. Как это происходило, описал в рассказе «Кровавое злодеяние польской банды» галицко-русский филолог Юрий Демьянчик. Сам автор в Первую мировую из-за своих общерусских взглядов был брошен в Терезин, затем в Талергоф. В 1945 г. поляки учинили резню в дер. Скопов (сейчас – Подкарпатское воеводство Польши), где жила семья Ю. Демьянчика, убив его 80-летнего отца-cвященника, зятя и трех сестер.  Армия Крайова для современных поляков – герои. Но знают ли поляки о резне в Скопове?
Карпаторосы уходили в партизаны, вливались в ряды Красной Армии, служили в отрядах «ястребков» - спецгрупп НКВД по ликвидации националистического бандподполья.
На этой старой фотографии – члены чехословацкого Общества карпато-русских православных студентов «Пролом». Сидит крайний справа – Степан Васильевич Добош, основатель Ужгородского университета. С разделом Чехословакии и присоединении Закарпатья к хортистской Венгрии С. Добош, как «неблагонадежный», долго не мог найти работу. С 1944 г. оказывает помощь советским партизанам.
.
Иван Степанович Шлепецкий больше известен, как карпато-русский литератор, автор множества литературоведческих произведений. Менее известно о его антифашистской деятельности.  Вторая мировая война застала Шлепецкого в Праге, там он помогал обустроиться землякам из Венгрии и Словакии, бежавшим от нацистского террора.
Один из самых известных карпато-русских поэтов, Андрей Васильевич Карабелеш, впервые был брошен в застенки венграми (в 1939). После освобождения Карабелеш – активный участник чехословацкого подполья. С 1942 по 1945 г. прошел ад нацистских концлагерей – Ораниенбург, Маутхаузен, Бухенвальд. Тогда же родились его строки «И на восток концлагерным оконцем глядим мы все на выжженный пустырь... Друзья, светает... скоро выйдет солнце, громит фашистов русский богатырь!».
Судьба А. Карабелеша полна горя и страданий, которые, впрочем, его не сломили, но ему повезло больше, чем Дмитрию Вакарову – молодому карпато-русскому поэту, сгинувшему в концлагере Нацвайлер. Среди известных карпаторосов, отдавших силы на борьбу с нацизмом - публицист Иван Керча, педагог Иван Ковач, историк и этнограф, составитель «Талергофского альманаха»  Василий Ваврик (из-за его антифашистской деятельности гитлеровцы расстреляли двух его братьев).
От рук нацистов в с. Детковцы Львовской обл. погиб священник Игнатий Гудима. В 1912-1915 гг. его имя было известно многим – соратник Максима Сандовича (позже причисленного к лику святых как Максим Горлицкий), узник Талергофа, где он провел три страшных года, о. Игнатий выдержал нечеловеческие пытки, но лишился психического здоровья. Это не спасло его от расстрела.
Максим Сандович был расстрелян австрийскими оккупантами в тюрьме в Горлицах в 1914 г. Позже, уже в социалистической Польше, в городе появился памятник карпато-русским партизанам и другим героям, боровшимся с гитлеровцами. В 1963 г. памятник посетила делегация карпаторусов из Канады, отдав дань памяти соплеменникам-антифашистам.

Материал, разоблачающий звериную суть ОУН, напечатанный в карпато-русской газете

Карпаторусы сражались с иноземными оккупантами по всей Карпатской Руси, от Галичины до Буковины. И случайность ли, что все эти оккупанты были союзниками Гитлера? На Буковине орудовали румыны под командованием маршала Антонеску (прозападные власти в Молдавии делают сегодня из него героя), в Закарпатье – венгры под командованием адмирала Хорти, в Галичине – поляки, которые в 1938 г. участвовали в разделе Чехословакии и учиняли репрессии против галицко-русского населения, но их союз с Третьим Рейхом рухнул только потому, что у Гитлера были свои взгляды на польский вопрос.

Выдержка из статьи «История Буковины» в одной из эмигрантских газет

Каковы масштабы геноцида, устроенного гитлеровцами и бандеровцами против карпато-русского населения? Точного ответа на этот вопрос до сих пор нет.

Похожие публикации

.

Как Горбачев «сдал» Западу Восточную Европу

Юрий НОСОВСКИЙ
.

Как Вашингтон и Лондон попытались украсть у СССР Европу

Юрий НОСОВСКИЙ
.

Как большевики освободили крестьян от средневекового рабства

Юрий НОСОВСКИЙ