Послесловие к литературному форуму

Рыбоверблюд
Для  начала – небольшой экскурс в лингвистику: название статьи вовсе не является новоязом, как у большевиков в семнадцатом году (Наркомпрос, пролеткульт, Реввоенсовет, и т.д.). Кстати, Даздраперма – это вовсе не ругательство, а имя новорожденной девочки – Да здравствует 1 Мая!! А Вилен – это Владимир Ильич  Ленин.
А уж овцебык – и вовсе благопристойное и почти законное название, и даже принятое в двух областях нашей забавной жизни. Во-первых, это – животное, по внешности – бык, но по родству все же ближе к баранам.
А во-вторых, это – народное прозвище одной из моделей  ныне уже покойной «Волги».
Ну, а рыбоверблюд – это скульптура, но не скандального Зураба Церетели, а ваятеля, пожелавшего остаться неизвестным. Благоразумное решение, однако. Потому что при взгляде на указанную скульптуру – сросшиеся верблюд и рыба – хочется приставить указательный палец к виску, и повертеть им, этим пальцем.
А установлен этот продукт радиационной мутации в славном местечке, с незатейливым названием Актау (белая гора), бывший Шевченко. О смене названия умолчим, не о том сейчас речь. О статусе этого местечка речь тоже не идет. Контингент, обитающий здесь (он же – электорат, он же – охлос etc),называет это место городом. Но, по мнению автора и одесского «Привоза», город – это то место, где ходит трамвай.
Верблюды в Актау есть (и даже сидящие в многочисленных офисах!), лошади ходят, а вот  с трамваями пока туговато.
Итак, Актау. Чтобы быть кратким, это недоброкачественная опухоль на здоровом теле Каспийского моря. Недоброкачественная – потому что стоит эта опухоль, аккурат на урановом месторождении, каковое и разрабатывалось активно в годы Советской власти Для использования добытого сырья был построен МАЭК – Мангышлакский Атомно-Энергетический Комплекс. Этот самый МАЭК активно опреснял  морскую воду для сельского тхозяйства (это официально), и поставлял сырье для советского ядерного оружия (фактически).
А для обслуживания этого самого МАЭК и был образован вахтовый поселок Шевченко, впоследствии – Актау, потому что именно здесь и отбывал солдатчину ярый русофоб Тарас.
Для подвоза комплектующих и стройматериалов, а потом и  коммерческих грузов, был построен порт. Маленький, конечно, но все на свете относительно. В качестве примера: два волоска на лысине – это много или мало? Это, конечно, очень мало! А те же самые два волоска, но у вас в чашке с борщом – это много или мало? Очень много!
По глубокому убеждению автора, город Актау проектировала баба (не женщина!) Более того, она была блондинкой. Далее, эта блондинка находилась в состоянии глубокого похмелья, и создавала этот город и порт левой ногой.
Потому что трудно найти для постройки порта более неподходящее место на Каспийском побеоежье, даже если очень постараться.
Береговая линия представляет собой ровную линию направлением север-юг, без малейшего намека на бухту, залив, губу или фиорд. Для создания хотя бы мало-мальски подходящего ковша для гавани, пришлось насыпать мол и волноломы. При этом волнолом был так ловко спроектирован и построен, что абсолютно не защищает акваторию порта от господствующих здесь ветров от норд-веста. А посему порт Акту не является портом-убежищем, и при усилении ветра капитан порта вынужден прекращать грузовые операции в порту, и выставлять находящиеся в порту суда на внешний рейд.
Далее, дно в ковше порта – каменная плита, и якоря здесь совершенно не держат, что не добавляет безопасности для стоянки судов. Более того, эта самая каменная плита не позволяет проводить никаких дноуглубительных работ, что лишает порт Актау каких либо перспектив в приеме крупнотоннажных судов.
Абсолютное отсутствие пресной воды – это разумеется, это как «здрассьте!». А что вы хотите – пустыня кругом. Атомную станцию-то для опреснения воды благополучно сдали на металлолом (к металлолому мы еще вернемся). Актау являет собой железнодорожный тупик – рельсы оканчиваются здесь. И по этим рельсам сюда, в Актау, везут в качестве металлолома выкопанные из земли трубы, отслужившие свой срок в трубопроводах. А трубы эти, ожидающие своей отправки на экспорт, в Иран, страшно «фонят», ибо лежали они в радиоактивной земле, нахватали вредных рентген, и сейчас щедро одаривают радиацией все окружающее пространство. При всех настоящих и выдуманных недостатках Советской власти, она, эта власть, не позволяла людям проживать а Актау на постоянной основе – только вахтами.
А сейчас по улицам, вернее, закоулкам Актау продит множество дурачков. Или, если угодно, умственно неполноценных. И они, эти неполноценные, все молодого, или даже детского возраста, то есть, родились уже тогда, когда население стало постоянным, а рентгенов хватало на всех. Нельзя, наверное, жить на урановом месторождении, а Хиросима нам не указ.
Кстати, об улицах и закоулках. Улиц в Актау нет. То есть, совсем нет. А есть проезды между микрорайонами, которые пронумерованы, такую же нумерацию имеют и дома в микрорайнах, и на вопрос: «Ваш домашний адрес?»,  обитатель Актау бодро рапортует: «5-24-71»!!! Это – район, дом, квартира. А на вопрос несчастного приезжего объяснить дорогу куда-либо, отвечают примерно так: «Пойдешь в сторону степи, потом повернешь к морю, там стоит дом, на нем панно – верблюжья семья, вот третий дом от этой семьи – и есть твой».
И не дай Бог оказаться приезжему человеку в Актау ночью и одному. Названий улиц нет, потому что нет и самих улиц, есть только хаотично разбросанные дома (помните блондинку?!) Можно, конечно, подойти, и подсветив спичкой, взглянуть на номер дома. Но это возможно только в разумном месте, не стоящем на урановом  руднике. А здесь эти самые номера домов, нанесенные краской, имеются, конечно, но вся прелесть в том, что нарисованы они на уровне девятого этажа! И кто меня будет уверять, что урановые рудники не влияют на умственные способности?
В белорусском городе Полоцке недавно прошёл довольно крупный литературный форум "Славянская лира", который, как неоднократно отмечали и его организаторы, и участники, явился очень значимым событием в литературной жизни не только региона и страны, но всего постсоветского пространства. Достаточно сказать, что в конкурсе приняло участие без малого двести поэтов, переводчиков, прозаиков, драматургов и писателей-сатириков из тринадцати стран. В финальной стадии фестиваля участвовали девяносто авторов из Беларуси, Украины, России, Армении, Казахстана, Великобритании, Финляндии. В программу форума были включены выступления известных литераторов, мастер-классы по разным литературным жанрам, презентации литературных журналов и альманахов, конференция о месте русского языка на постсоветском пространстве, круглый стол о роли писателя в современном обществе.
.
Город Полоцк Витебской области – небольшой живописный и очень уютный, спокойный город на реке Западная Двина. Он примечателен тем, что дал мировой цивилизации выдающуюся просветительницу раннего средневековья (периода Древнерусского государства) инокиню Ефросинью Полоцкую, первого белорусского и восточнославянского книгопечатника и философа-гуманиста Франциска Скорину (1490 – 1551), который по очень многим параметрам, в том числе и по времени своей жизнедеятельности, вполне сопоставим с армянским первопечатником Акопом Мегапартом, а также крупнейшего деятеля восточнославянской культуры, духовного писателя Симеона Полоцкого (1629 - 1680).
В рамках Фестиваля в течение трёх дней – 2, 3 и 4 июня – состоялись литературные конкурсы в различных номинациях: «Поэзия. Свободная тематика», «Сатира и юмор», «Художественный перевод», «Малая проза», «Драматургия». В каждой номинации победители выявлялись дважды, получая оценки от зрителей (зрительские симпатии) и от жюри Фестиваля.
Состоялся также блиц-турнир поэтов, в котором приняли участие более сорока поэтов. С учётом большого числа участников и их неуёмного желания выступить был установлен регламент: каждому поэту следовало уложиться в две минуты. Злостными нарушителями регламента оказались графоманы, без которых, к сожалению, не обходится ни одно литературное мероприятие такого масштаба. Одна из поэтесс читала своё пресное и нескончаемое произведение, не обращая никакого внимание на протесты, улюлюканье, топанье и освистывание всего зала. И невозмутимо дочитала-таки его до конца.
В рамках Фестиваля был проведён тематический вечер, посвящённый 70-летию Великой Победы над фашизмом. Вечер наглядно показал, что поэзия объединяет людей, что поэты самых разных стран, в отличие от политиков и дипломатов, единодушны в своей оценке судьбоносных для мира событий и испытаний, выпавших на долю всех народов советской страны.
В конференц-зале Полоцкого государственного университета состоялась довольно полезная и информативная конференция «Русский мир: особенности современного литературного процесса», на которой прозвучало одиннадцать докладов о состоянии русскоязычной литературы в Армении,  Финляндии; об организации периодических поэтических видеомостов; о проблемах поэтических переводов с близкородственных языков; были представлены довольно подробные обзоры литературных журналов России, Украины, Беларуси. Один из докладов был посвящён раскрытию славянской души в классической и современной белорусской поэзии.
Интересно прошла встреча участников фестиваля с председателем жюри, молодым, но уже вполне состоявшимся и преуспевающим драматургом и киносценаристом Андреем Курейчиком, который рассказал несколько забавных и поучительных эпизодов из своей творческой биографии.
В последний день работы фестиваля, 4 июня, состоялся круглый стол на тему «Литература сегодня: насущная необходимость, хобби, дань моде или традиция?». Как и ожидалось, дискуссия на столь животрепещущие и стержневые вопросы получилась очень оживлённой; мнения выступавших вызывали бурную реакцию, будь то согласие и одобрение или решительное неприятие. Много говорилось о засилье графоманов, которые всеми правдами и неправдами стараются найти “место под солнцем”. Так, М. Матвеева из Симферополя рассказала о случае, когда в Крыму какой-то банкир-графоман, подключив свои денежные средства, стал преуспевающим, “маститым” писателем, издал несколько десятков книг, причём сразу на нескольких языках, и даже многие годы руководил крымским отделением Союза Писателей Украины. Случай этот показателен, но вовсе не единичен. В наши дни требования к художественным произведениям, критерии их эстетической оценки настолько снизились, что любой человек среднего достатка может безо всяких проблем издавать десятки книг низкопробных стихов или прозы. А Интернет предоставляет графоманам поистине неисчерпаемые возможности не только публиковать свои опусы, но и успешно “раскручивать” себя, напрашиваясь на комплементарные отклики и “лайки” большой армии родственников, знакомых и “фейсбучных друзей”. И всё же подлинным злом, нашими реальными противниками являются не сами графоманы, которые одержимы “высокой болезнью”, не будучи наделёнными соответствующим дарованием, а те зрители, литературные критики, которые всячески потакают графоманам, дают им возможность подступиться к микрофону, дают возможность публиковать свои беспомощные произведения. Сошлюсь на своё двустишие, написанное во время другого фестиваля: “Не говорите графоманам: “Браво!”; Как нам потом найти на них управу?”
.
Разумеется, организовывать подобные литературные фестивали – дело непростое. Необходимо держать под контролем сотни больших и малых организационных вопросов. Программа фестиваля была очень насыщенной, каждый день был расписан буквально по минутам, и для того, чтобы не сбиться с графика и всё успеть, необходимо было учитывать каждую деталь и бережно относиться к отведённому на каждое мероприятие времени. Следует констатировать, что организаторы, модераторы Второго Международного  литературного форума “Славянская лира” Олег Зайцев и Александр Раткевич провели мероприятие на достаточно высоком уровне, и форум можно было бы оценить как вполне удавшийся, если бы не было нескольких очень досадных, совершенно очевидных и явных, можно даже сказать, вопиющих проколов при подведении итогов конкурсных номинаций. Можно, конечно, не обращать внимания на спорные решения конкурсного жюри, снисходительно отнестись к отбору финалистов в разных конкурсных номинациях, делая скидку на проблему восприятия, но когда в номинации “Художественный перевод” вместо безукоризненно выполненных, апробированных переводов повышенной сложности, многократно публиковавшихся в периодике и получивших самые высокие оценки специалистов, переводов, безоговорочно получивших к тому же “зрительские симпатии”, совершенно неожиданно для всех профессиональное жюри отдаёт предпочтение явно более слабым, если не любительским, переводам стихов белорусских поэтов, в том числе и одного из организаторов форума, на украинский язык, то здесь просто невозможно не усомниться в объективности подобного решения. Решение это представляется нам тем более странным и непонятным, что нет ни единой причины для того, чтобы усомниться в компетентности и профессионально подготовленности жюри, достаточно представительного, тщательно отобранного и представляющего разные страны и города.
.
Во время форума часто звучали призывы к борьбе и преодолению ограниченности, провинциализма мышления, “местечковости” взглядов и подходов. В этом смысле слова и действия организаторов и жюри форума, к сожалению, разошлись. Причём своим “волюнтаристскими” решениями они “прокатили” и дискредитировали не только и не столько реальных победителей конкурсов, сколько самих себя, свой форум, который они считают своим детищем, к которому готовились со всей тщательностью и который, несмотря на указанные оговорки и просчёты, провели на достаточно высоком и организованном уровне.
.
Что ж, возможно, это тот самый случай, когда принято говорить, что мясо без костей не бывает. Да, в бочке мёда оказалась большая ложка дёгтя, но, невзирая ни на что, хотелось бы пожелать, чтобы организаторы форума извлекли урок из своих просчётов и чтобы в последующих форумах не было таких грубых ошибок, не было просчётов, и чтобы конкурсантам, оценивающим работу форума и подводящим его итоги, не приходилось говорить о каких-то оговорках, о ложке дёгтя.
Теги
Раздел