«Как госпожа Удача в пляс идёт»: взгляд на прозу современных венгерских писателей

7 0 Владимир СМЫК - 30 сентября 2015 A A+
Бабуш Антал (Венгрия)
«Как госпожа Удача в пляс идёт»: взгляд на прозу современных венгерских писателей
Недавно на одном из живописных курортов озера Балатон состоялся XIII конгресс финно-угорских писателей. С докладом о ситуации в венгерской литературе выступил литературовед Антал Бабуш, доктор филологии, руководитель отдела рукописей библиотеки Национальной академии наук Венгрии.  В венгерской литературе наблюдаются явления, схожие с теми, о которых говорится в статье Юрия Милославского «Паралитературный процесс», когда  всячески поддерживаемый солидными спонсорами «эстетический экуменизм» вообще снимает  вопрос о качестве произведения искусства,  и  лучшее в культуре перестаёт  подчиняться иерархии ценностей, а назначается заказчиками литературного процесса.  «Заказчикам» нет дела до традиции, обозначенной венгерскими классиками и поддерживаемой писателями-народниками с их национально ориентированным творчеством. Во главе литературного процесса в Венгрии оказались писатели, освобожденные от долга перед венгерским народом.
.
Предлагаем читателям текст сообщения Антала Бабуша с небольшими сокращениями. Читатели видимо обратят внимание на то место в докладе венгерского литературоведа, где говорится, что еще в 1974-м году писатели Дьердь Конрад и Иван Селени написали научное эссе «Путь интеллигенции к классовому господству». «Совокупные умонастроения, свойственные нижнему господскому слою, обыкновенно именуемому интеллигенциею», о которых пишет Юрий Милославский, в России и Венгрии некоторым образом совпали. Впрочем, является ли это странным в эпоху глобализации?
.
Владимир СМЫК
***
.
«Как госпожа Удача в пляс идет
И, истеричка, за собой ведет
Весь сброд!»
(Эндре Ади. Прощание с госпожой Удачей)
.
Когда мне предложили читать доклад по вышеназванной теме, я сразу решил, что начну с небольшого, но принципиального введения. Заранее хочу заявить: в моих глазах успех - не мера ценности искусства вообще, и, конечно, не мера ценности литературы. Да, успех – это важно, но примеры, которые я буду приводить из истории Нобелевской премии, блестяще иллюстрируют, что успех часто не отражает реальную систему ценностей. В 1901-ом первая Нобелевская премия по литературе была присуждена Шведской Королевской Академией французу Сюлли-Прюдом. Конечно, для меня совершенно ясно, что ценность творчества писателей нельзя измерять, как измеряют результаты спортсменов-бегунов, но все-таки осмелюсь заявить, что Лев Толстой более значительный писатель, чем французский парнасец. Несмотря на это, Толстой ни в 1901-ом году, ну позже не получил эту престижную премию. При жизни Толстого, между прочим, были награждены историк Теодор Моммзен, философ Рудольф Эйкен, писатель Пауль Хейзе. Прощу прощения за резкость, здесь в зале есть кто-нибудь, кто знает Пауля Хейзе?
.
Если дать статистику по континентам, сразу же виден огромный перевес европейских писателей. Низкий процент азиатских лауреатов каким-то образом еще можно объяснить языковыми барьерами, но Нобелевскую премию не получили ни крупнейший норвежский писатель Генрик Ибсен, ни швед Август Стриндберг. Нет времени для анализа подобных странностей, просто перечислю несколько писателей, которые не оказались достойными этой премии: Марсель Пруст, Райнер Мария Рильке, Франц Кафка, Джеймс Джойс, Бо́рхес, Чехов, Горький, Есенин, Михаил Булгаков.
.
И́мре Ке́ртес
.
Однако мои сомнения даже в литературных кругах мало кто принимает во внимание. Тот факт, что в 2002-ом году впервые нобелевским лауреатом стал венгр - писатель Имре Кертес, - вызвал ликование в Венгрии. Однако искренне надо признать, что награждение Кертеса стало огромным сюрпризом. До 2002-го года его еле-еле знали у нас. Академик Эрно Кулчар-Сабо в 1994 году издал историю венгерской литературы с 1945 года. В этой монографии фамилия Кертеса вообще не упомянута.
.
По определению Нобелевского комитета, премия была вручена Кертесу «за творчество, в котором хрупкость личности противопоставлена варварскому деспотизму истории» (?).
.
Самое известное произведение Кертеса - автобиографический роман «Без судьбы». Через судьбу подростка Кёвеш Дюри Кертес рассказывает про свой «долгий путь». В 15-летнем возрасте он был отправлен в Освенцим, а затем переправлен в Бухенвальд. Из концлагерей он вернулся домой в 1945-ом году. Кертеса интересует механизм тоталитарных систем, разрушающих человека. Он, узник нацистских концлагерей, десятилетиями живший при коммунистическом режиме, разработал теорию «функционального человека», человека без принципов, приспособляющего к любому политическому строю. Прежде всего, он гордится этим. При этом писатель изо всех сил пытается понять, откуда черпают силу те, кто отважился бороться с тоталитаризмом, те, у кого есть отвага для противостояния, есть отвага быть свободным.
.
По мнению венгерского философа-марксиста Дьёрдья Лукача, «у каждого выдающегося человека только единственная мысль». Это высказывание уместно и для Кертеса. Его единственная тема - холокост и еврейство, и связи с этим свобода индивидуума в условиях диктатуры. Исключая его юношеские произведения, написанные ради денег, все его работы затрагивают эту одну-единственную тему. Кертес, переживший концлагеря, назвал «культуру воспоминаний», сложившуюся в Германии, холокост-бизнесом. Именно тогда, в 2013-ом году заявил он о своем лауреатстве: «Дали мне Нобелевскую премию только ради награждения такого типа литературы свидетелей. Перед этим меня пригласили в Стокгольм, выступать с речью. На самом деле хотели убедиться, что я подходящая фигура, то есть ем свою яичницу вилкой, а не руками».
.
Дьёрдь Конрад
.
Родился в зажиточной провинциальной еврейской семье. Вся семья Конрада гонения 1944-го года успешно пережила. Первый литературный успех принес ему роман «Тяжёлый день» (A látogató) в 1969-ом году. Материал для своего романа он накопил, когда работал в Будапеште инспектором молодежи в Бюро опеки и попечительства. Сюжет романа прост: после самоубийства родителей инспектор должен заботиться о малолетнем малыше, умственно слаборазвитым. Инспектор не смог пристроить ребенка ни в одно детское учреждение. В нем пробуждается нравственное чувство, и, оставив свою семью и работу, он временно переселяется в квартиру малыша.
.
С 1965 по 1973 год Конрад работал социологом в столице, и плодом этой работы стал написанный им в 1973-ом году роман «Градооснователь», который по политическим соображениям был издан в сокращённом виде только в 1977-ом году. На самом деле это «левая городская утопия», не роман, а безбрежная лирическая проза (есть одно предложение, которое состоит из 38 строк).
.
В 1973-ом году Конрад получил прокурорское предупреждение, был уволен с работы, и в течение трех лет был лишен права ездить за границу. В 1974-м году вместе со своим другом Иваном Селени Конрад написал научное эссе «Путь интеллигенции к классовому господству». Оба автора были арестованы на 6 дней. Впоследствии Селени получил возможность эмигрировать, Конрад остался в Венгрии.
.
В 1976-ом году, когда истек срок запрещения на выезд за границу, Конрад выехал в Берлин, потом Нью-Йорк, Сан-Франциско, Париж и вернулся домой только в 1979-ом году. В 1982–84-гг. следовали очередные путешествия в Западный Берлин, Нью-Йорк, Париж. В 1987–88-гг. он преподавал в США. Создалась любопытная ситуация. На Западе Конрад резко критиковал коммунистический режим. Его произведения, распространяемые в Венгрии только в самиздате, на Западе и в США свободно издавались, и он был окружен ореолом героя-диссидента, был награжден Премией Гердера (1983), но когда он вернулся на родину, с  его головы (при коммунистах) не упал ни один волос.
.
В 90-е годы, во время демократического переворота Конрад активно участвовал в политической жизни. Он был основателем и влиятельнейшей фигурой ультра-либеральной партии Союза свободных демократов (SZDSZ). Здесь стоит заметить, что классики венгерской литературе XX века - Ласло Немет, Дюла Ийеш, Янош Кодолани и их последователи, так называемые писатели-народники - Шандор Чори, Иштван Чурка, Дюла Фекете, чьё отношение к духовным и культурным ценностям во многом совпадают со взглядами их русских коллег, «писателей деревенщиков» Валентина Распутина, Виктора Астафьева, Василия Белова - явились идеологами патриотической партии МДФ (Венгерский демократический форум).
.
Петер Надаш
.
Известность ему принес роман «Конец семейной истории» (1977), в котором он глазами ребенка передает атмосферу 1950-х годов, сложившуюся при режиме Ракоши. Арест по ложному обвинению отца мальчика, офицера внутренней безопасности, напоминает сфабрикованный процесс Ласло Райка. Повествование ведется в двух временных плоскостях: параллельно с основным сюжетом романа развивается историческая фабула: дедушка рассказывает внуку их семейную хронику - историю древней еврейской семьи.
.
В 1986-ом году на 1000 страницах вышел в свет двухтомный роман «Книга воспоминаний», над которым Надаш работал 11 лет. Чрезвычайно важную роль в романе играет эротика. Надаш открыто изображает однополую любовь, но подчеркивает, что это не автобиография.
.
Над своим последним, трехтомным, монументальным романом (1500 страниц) – «Параллельные истории» – Надаш работал 18 лет. В этом романе в центре – также сексуальные приключения. Нервом романа является изображение любовной сцены на 150 страницах, при этом Надаш проповедует, что  человек двуполое существо и  «любовь не определяется полом». Ему же принадлежит фраза о том, что «кроме искусства всё остальное собачье дерьмо».
.
Самых шумных творческих успехов Надаш добился в Германии. Несколько раз был кандидатом на Нобелевскую премию по литературе.
.
Петер Эстерхази
.
Принадлежит к старинному аристократическому роду Эстерхази. Его дед по отцовской линии - граф Мориц Эстерхази - был премьер-министром Венгрии. При Ракоши семья Эстерхази была сослана в провинцию. После публикации в 1979-м году «Производственного романа» имя Петера Эстерхази стало широко известным. Он пишет не традиционные романы, а постмодернистскую прозу, «текст». Любой ценой хочет быть оригинальным, и это ему удается. Эстерхази чрезвычайно остроумный, увлекательный рассказчик; читая его романы, мы смеемся, хихикаем. Он мастер слова, все время выдумывает новые слова и каламбуры. Довольно развязен, с удовольствием сквернословит. Ко всему относится с насмешкой, иронией, свысока, для него не существует табу.
.
Творчество Эстерхази может увлекать, но его произведения не вызывают у читателя чувства катарсиса, возвышения, очищения, оздоровления. Это литература, похожая на нашу эпоху с её культом развлечений и комфортом.
.
В идеологическом отношении Эстерхази - настоящий «герой нашего времени», отъявленный либерал. В 2014-м году, он, отец четверых детей, открыл будапештский гей-парад.
.
Ласло Краснахоркаи
.
Пошел по стопам своего отца, учился на юриста, но потом закончил филологический факультет. Когда ему исполнилось 18 лет, он, приняв всерьез призыв Рильке «Ты должен жить иначе», стал работать ночным сторожем на хуторе. Здесь Ласло столкнулся с безнадежной пустотой мира, изображённой им в романе «Сатанинское танго» (1986) с такой силой, что один критик называл его «эпическим существом». В этом мире для Краснахоркаи есть только один цвет – черный и оттенки черного. «Сатанинское танго» сразу принесло Краснахоркаи признание на только в Венгрии, но и за рубежом.
.
Мир другого известного его романа «Меланхолия сопротивления» так же мрачен и безысходен, как в «Сатанинском танго» - и критики приняли его с таким же восторгом. В маленький провинциальный город приезжает театральный балаган, и это незначительное событие перерастет в беспорядки. Краснахоркаи мастерски изображает, как бунтует толпа, манипулируемая сплетнями.
.
Для писателя отвратительны пошлость политики, потребительское общество, собратья по перу, которые служат золотому тельцу.  «Художник нуждается в малом: кое-что для питания, место для проживания, и за это он каждый день должен обходить свой город, свою страну, как раньше делали нищенствующие монахи. Для него не может быть ничего важнее собственного достоинства…», - говорит Ласло. А однажды он воскликнул: «Неужели наша единственная цель в этой грязной жизни, чтобы владеть еще большими деньгами?»
.
Он получил много наград, из них самая престижная - Букеровская премия, лауреатом которой он стал в 2015-м году. Лауреат этой премии получает 60 тысяч фунтов стерлингов.
.
В заключение нельзя не сказать о том, что, помимо упомянутых в докладе писателей получивших международную известность, в Венгрии есть немало талантливых прозаиков, известных только в венгерской языковой среде. Достаточно назвать Иштвана Силадьи из Трансильвании. Он писатель такого масштаба, что достоин любой международной премии.
.
Свой доклад я начал с размышления об успехе. В заключении разрешите мне цитировать мысли Ласло Краснахоркаи об успехе: «В этой системе для художника не может быть ничего опаснее успеха. Я знаю только таких успешных художников, которым популярность принесла вред. Или разрушила их как личность, или разрушила их как художника».
.
Пусть же будет как можно больше  пользующихся успехом венгерских писателей, которые опровергннут эту мысль Краснахоркаи!
.
***
.
Несколько слов о докладчике. Доктор филологии Бабуш Антал – литературовед, руководитель отдела рукописей библиотеки национальной академии наук, автор книг о венгерских мыслителях и политических деятелях, в числе которых Фюлепе Лайош и Мадяри Золтан, Ласло Немет. Его круг интересов не ограничен венгерскими именами. Антал хорошо знаком с русской историей и культурой. Он познакомил венгерскую читающую публику с Игорем Шафаревичем, переведя его исследование «Социализм как явление мировой истории» и работу «Две дороги к одному обрыву». На католическом канале венгерского телевидения Бабуш Антал недавно сделал передачу о схимонахе Иннокентии Сибирякове, миллионере и благотворителе, вставшем на путь иноческого подвига. Он частый гость Москвы  и неоднократно выступал здесь с докладами в Венгерском культурном центре.
.
Составитель заканчивает публикацию своим стихотворением, посвященном Бабушу Анталу, с которым его связывает многолетняя дружба.
.
Анталу Бабушу
.
Издалека берут разгон
Вполне морского цвета волны,
Но говоришь ты недовольно,
Что стал немецким Балатон.
В его курортных городах
Венгерской не услышишь речи,
И потому свой праздник встречи
В других мы проведем местах.
И вот за стеклами машины
Гектары убранных полей
И села крепкие – картины
Родной Паннонии твоей.
Дано здесь нежится от века,
Купаясь в жаркой бирюзе,
Лаванде, розе и лозе...
- Куда мы едем?
- В горы Бэконь.
.........................................
Стоим, открыты всем ветрам,
На высоте – пирует зренье.
От величавых панорам
Восторг и головокруженье.
Вдруг, изо всех любуясь сил,
Я понял Чонтвари пейзажи:
Он их не только сердцем – даже
Своими легкими творил.
Земля вздымается, смотри,
И опадает вниз, и живы
Дыханием монастыри,
Часовни, села, рощи, нивы.
Там башня, кою австрияк
Извел взрывчаткой в наказанье
Мадьярам, а не просто так, -
За их бесстрашные восстанья.
Твердыня вот бенедиктинца:
Монаха твердая рука
Отсюда нищего и принца
Вела сквозь Средние века.
На каменистых этих тропах
Вконец стесала башмаки
История твоей Европы...
И вспомнил ты про Соловки.
Над русской северной святыней
Как Беломорья ночь светла.
Тебя любовь туда вела
К России. Друг, да не остынет
Она в тебе. Ты свой поход
Признаньем подытожил главным,
Что стал бы точно православным,
Не будь венгерский патриот.
Благословим же нашу встречу
Среди Паннонии полей.
На ту любовь всегда отвечу
Любовью к Венгрии твоей.
.
Публикацию подготовил Владимир Смык
Недавно на одном из живописных курортов озера Балатон состоялся XIII конгресс финно-угорских писателей. С докладом о ситуации в венгерской литературе выступил литературовед Антал Бабуш, доктор филологии, руководитель отдела рукописей библиотеки Национальной академии наук Венгрии.  В венгерской литературе наблюдаются явления, схожие с теми, о которых говорится в статье Юрия Милославского «Паралитературный процесс», когда  всячески поддерживаемый солидными спонсорами «эстетический экуменизм» вообще снимает  вопрос о качестве произведения искусства,  и  лучшее в культуре перестаёт подчиняться иерархии ценностей, а назначается заказчиками литературного процесса. «Заказчикам» нет дела до традиции, обозначенной венгерскими классиками и поддерживаемой писателями-народниками с их национально ориентированным творчеством. Во главе литературного процесса в Венгрии оказались писатели, освобожденные от долга перед венгерским народом.
.
Предлагаем читателям текст сообщения Антала Бабуша с небольшими сокращениями. Читатели видимо обратят внимание на то место в докладе венгерского литературоведа, где говорится, что еще в 1974-м году писатели Дьердь Конрад и Иван Селени написали научное эссе «Путь интеллигенции к классовому господству». «Совокупные умонастроения, свойственные нижнему господскому слою, обыкновенно именуемому интеллигенциею», о которых пишет Юрий Милославский, в России и Венгрии некоторым образом совпали. Впрочем, является ли это странным в эпоху глобализации?
.
Владимир СМЫК
.
***
.
«Как госпожа Удача в пляс идет
И, истеричка, за собой ведет
Весь сброд!»
(Эндре Ади. Прощание с госпожой Удачей)
.
Когда мне предложили читать доклад по вышеназванной теме, я сразу решил, что начну с небольшого, но принципиального введения. Заранее хочу заявить: в моих глазах успех - не мера ценности искусства вообще, и, конечно, не мера ценности литературы. Да, успех – это важно, но примеры, которые я буду приводить из истории Нобелевской премии, блестяще иллюстрируют, что успех часто не отражает реальную систему ценностей. В 1901-ом первая Нобелевская премия по литературе была присуждена Шведской Королевской Академией французу Сюлли-Прюдом. Конечно, для меня совершенно ясно, что ценность творчества писателей нельзя измерять, как измеряют результаты спортсменов-бегунов, но все-таки осмелюсь заявить, что Лев Толстой более значительный писатель, чем французский парнасец. Несмотря на это, Толстой ни в 1901-ом году, ну позже не получил эту престижную премию. При жизни Толстого, между прочим, были награждены историк Теодор Моммзен, философ Рудольф Эйкен, писатель Пауль Хейзе. Прощу прощения за резкость, здесь в зале есть кто-нибудь, кто знает Пауля Хейзе?
.
Если дать статистику по континентам, сразу же виден огромный перевес европейских писателей. Низкий процент азиатских лауреатов каким-то образом еще можно объяснить языковыми барьерами, но Нобелевскую премию не получили ни крупнейший норвежский писатель Генрик Ибсен, ни швед Август Стриндберг. Нет времени для анализа подобных странностей, просто перечислю несколько писателей, которые не оказались достойными этой премии: Марсель Пруст, Райнер Мария Рильке, Франц Кафка, Джеймс Джойс, Бо́рхес, Чехов, Горький, Есенин, Михаил Булгаков.
.
И́мре Ке́ртес
.
Однако мои сомнения даже в литературных кругах мало кто принимает во внимание. Тот факт, что в 2002-ом году впервые нобелевским лауреатом стал венгр - писатель Имре Кертес, - вызвал ликование в Венгрии. Однако искренне надо признать, что награждение Кертеса стало огромным сюрпризом. До 2002-го года его еле-еле знали у нас. Академик Эрно Кулчар-Сабо в 1994 году издал историю венгерской литературы с 1945 года. В этой монографии фамилия Кертеса вообще не упомянута.
.
По определению Нобелевского комитета, премия была вручена Кертесу «за творчество, в котором хрупкость личности противопоставлена варварскому деспотизму истории» (?).
.
Самое известное произведение Кертеса - автобиографический роман «Без судьбы». Через судьбу подростка Кёвеш Дюри Кертес рассказывает про свой «долгий путь». В 15-летнем возрасте он был отправлен в Освенцим, а затем переправлен в Бухенвальд. Из концлагерей он вернулся домой в 1945-ом году. Кертеса интересует механизм тоталитарных систем, разрушающих человека. Он, узник нацистских концлагерей, десятилетиями живший при коммунистическом режиме, разработал теорию «функционального человека», человека без принципов, приспособляющего к любому политическому строю. Прежде всего, он гордится этим. При этом писатель изо всех сил пытается понять, откуда черпают силу те, кто отважился бороться с тоталитаризмом, те, у кого есть отвага для противостояния, есть отвага быть свободным.
.
По мнению венгерского философа-марксиста Дьёрдья Лукача, «у каждого выдающегося человека только единственная мысль». Это высказывание уместно и для Кертеса. Его единственная тема - холокост и еврейство, и связи с этим свобода индивидуума в условиях диктатуры. Исключая его юношеские произведения, написанные ради денег, все его работы затрагивают эту одну-единственную тему. Кертес, переживший концлагеря, назвал «культуру воспоминаний», сложившуюся в Германии, холокост-бизнесом. Именно тогда, в 2013-ом году заявил он о своем лауреатстве: «Дали мне Нобелевскую премию только ради награждения такого типа литературы свидетелей. Перед этим меня пригласили в Стокгольм, выступать с речью. На самом деле хотели убедиться, что я подходящая фигура, то есть ем свою яичницу вилкой, а не руками».
.
Дьёрдь Конрад
.
Родился в зажиточной провинциальной еврейской семье. Вся семья Конрада гонения 1944-го года успешно пережила. Первый литературный успех принес ему роман «Тяжёлый день» (A látogató) в 1969-ом году. Материал для своего романа он накопил, когда работал в Будапеште инспектором молодежи в Бюро опеки и попечительства. Сюжет романа прост: после самоубийства родителей инспектор должен заботиться о малолетнем малыше, умственно слаборазвитым. Инспектор не смог пристроить ребенка ни в одно детское учреждение. В нем пробуждается нравственное чувство, и, оставив свою семью и работу, он временно переселяется в квартиру малыша.
.
С 1965 по 1973 год Конрад работал социологом в столице, и плодом этой работы стал написанный им в 1973-ом году роман «Градооснователь», который по политическим соображениям был издан в сокращённом виде только в 1977-ом году. На самом деле это «левая городская утопия», не роман, а безбрежная лирическая проза (есть одно предложение, которое состоит из 38 строк).
.
В 1973-ом году Конрад получил прокурорское предупреждение, был уволен с работы, и в течение трех лет был лишен права ездить за границу. В 1974-м году вместе со своим другом Иваном Селени Конрад написал научное эссе «Путь интеллигенции к классовому господству». Оба автора были арестованы на 6 дней. Впоследствии Селени получил возможность эмигрировать, Конрад остался в Венгрии.
.
В 1976-ом году, когда истек срок запрещения на выезд за границу, Конрад выехал в Берлин, потом Нью-Йорк, Сан-Франциско, Париж и вернулся домой только в 1979-ом году. В 1982–84-гг. следовали очередные путешествия в Западный Берлин, Нью-Йорк, Париж. В 1987–88-гг. он преподавал в США. Создалась любопытная ситуация. На Западе Конрад резко критиковал коммунистический режим. Его произведения, распространяемые в Венгрии только в самиздате, на Западе и в США свободно издавались, и он был окружен ореолом героя-диссидента, был награжден Премией Гердера (1983), но когда он вернулся на родину, с  его головы (при коммунистах) не упал ни один волос.
.
В 90-е годы, во время демократического переворота Конрад активно участвовал в политической жизни. Он был основателем и влиятельнейшей фигурой ультра-либеральной партии Союза свободных демократов (SZDSZ). Здесь стоит заметить, что классики венгерской литературе XX века - Ласло Немет, Дюла Ийеш, Янош Кодолани и их последователи, так называемые писатели-народники - Шандор Чори, Иштван Чурка, Дюла Фекете, чьё отношение к духовным и культурным ценностям во многом совпадают со взглядами их русских коллег, «писателей деревенщиков» Валентина Распутина, Виктора Астафьева, Василия Белова - явились идеологами патриотической партии МДФ (Венгерский демократический форум).
.
Петер Надаш
.
Известность ему принес роман «Конец семейной истории» (1977), в котором он глазами ребенка передает атмосферу 1950-х годов, сложившуюся при режиме Ракоши. Арест по ложному обвинению отца мальчика, офицера внутренней безопасности, напоминает сфабрикованный процесс Ласло Райка. Повествование ведется в двух временных плоскостях: параллельно с основным сюжетом романа развивается историческая фабула: дедушка рассказывает внуку их семейную хронику - историю древней еврейской семьи.
.
В 1986-ом году на 1000 страницах вышел в свет двухтомный роман «Книга воспоминаний», над которым Надаш работал 11 лет. Чрезвычайно важную роль в романе играет эротика. Надаш открыто изображает однополую любовь, но подчеркивает, что это не автобиография.
.
Над своим последним, трехтомным, монументальным романом (1500 страниц) – «Параллельные истории» – Надаш работал 18 лет. В этом романе в центре – также сексуальные приключения. Нервом романа является изображение любовной сцены на 150 страницах, при этом Надаш проповедует, что  человек двуполое существо и «любовь не определяется полом». Ему же принадлежит фраза о том, что «кроме искусства всё остальное собачье дерьмо».
.
Самых шумных творческих успехов Надаш добился в Германии. Несколько раз был кандидатом на Нобелевскую премию по литературе.
.
Петер Эстерхази
.
Принадлежит к старинному аристократическому роду Эстерхази. Его дед по отцовской линии - граф Мориц Эстерхази - был премьер-министром Венгрии. При Ракоши семья Эстерхази была сослана в провинцию. После публикации в 1979-м году «Производственного романа» имя Петера Эстерхази стало широко известным. Он пишет не традиционные романы, а постмодернистскую прозу, «текст». Любой ценой хочет быть оригинальным, и это ему удается. Эстерхази чрезвычайно остроумный, увлекательный рассказчик; читая его романы, мы смеемся, хихикаем. Он мастер слова, все время выдумывает новые слова и каламбуры. Довольно развязен, с удовольствием сквернословит. Ко всему относится с насмешкой, иронией, свысока, для него не существует табу.
.
Творчество Эстерхази может увлекать, но его произведения не вызывают у читателя чувства катарсиса, возвышения, очищения, оздоровления. Это литература, похожая на нашу эпоху с её культом развлечений и комфортом.
.
В идеологическом отношении Эстерхази - настоящий «герой нашего времени», отъявленный либерал. В 2014-м году, он, отец четверых детей, открыл будапештский гей-парад.
.
Ласло Краснахоркаи
.
Пошел по стопам своего отца, учился на юриста, но потом закончил филологический факультет. Когда ему исполнилось 18 лет, он, приняв всерьез призыв Рильке «Ты должен жить иначе», стал работать ночным сторожем на хуторе. Здесь Ласло столкнулся с безнадежной пустотой мира, изображённой им в романе «Сатанинское танго» (1986) с такой силой, что один критик называл его «эпическим существом». В этом мире для Краснахоркаи есть только один цвет – черный и оттенки черного. «Сатанинское танго» сразу принесло Краснахоркаи признание на только в Венгрии, но и за рубежом.
.
Мир другого известного его романа «Меланхолия сопротивления» так же мрачен и безысходен, как в «Сатанинском танго» - и критики приняли его с таким же восторгом. В маленький провинциальный город приезжает театральный балаган, и это незначительное событие перерастет в беспорядки. Краснахоркаи мастерски изображает, как бунтует толпа, манипулируемая сплетнями.
.
Для писателя отвратительны пошлость политики, потребительское общество, собратья по перу, которые служат золотому тельцу.  «Художник нуждается в малом: кое-что для питания, место для проживания, и за это он каждый день должен обходить свой город, свою страну, как раньше делали нищенствующие монахи. Для него не может быть ничего важнее собственного достоинства…», - говорит Ласло. А однажды он воскликнул: «Неужели наша единственная цель в этой грязной жизни, чтобы владеть еще большими деньгами?»
.
Он получил много наград, из них самая престижная - Букеровская премия, лауреатом которой он стал в 2015-м году. Лауреат этой премии получает 60 тысяч фунтов стерлингов.
.
В заключение нельзя не сказать о том, что, помимо упомянутых в докладе писателей получивших международную известность, в Венгрии есть немало талантливых прозаиков, известных только в венгерской языковой среде. Достаточно назвать Иштвана Силадьи из Трансильвании. Он писатель такого масштаба, что достоин любой международной премии.
.
Свой доклад я начал с размышления об успехе. В заключении разрешите мне цитировать мысли Ласло Краснахоркаи об успехе: «В этой системе для художника не может быть ничего опаснее успеха. Я знаю только таких успешных художников, которым популярность принесла вред. Или разрушила их как личность, или разрушила их как художника».
.
Пусть же будет как можно больше  пользующихся успехом венгерских писателей, которые опровергннут эту мысль Краснахоркаи!
.
***
.
Несколько слов о докладчике. Доктор филологии Бабуш Антал – литературовед, руководитель отдела рукописей библиотеки национальной академии наук, автор книг о венгерских мыслителях и политических деятелях, в числе которых Фюлепе Лайош и Мадяри Золтан, Ласло Немет. Его круг интересов не ограничен венгерскими именами. Антал хорошо знаком с русской историей и культурой. Он познакомил венгерскую читающую публику с Игорем Шафаревичем, переведя его исследование «Социализм как явление мировой истории» и работу «Две дороги к одному обрыву». На католическом канале венгерского телевидения Бабуш Антал недавно сделал передачу о схимонахе Иннокентии Сибирякове, миллионере и благотворителе, вставшем на путь иноческого подвига. Он частый гость Москвы  и неоднократно выступал здесь с докладами в Венгерском культурном центре.
.
Составитель заканчивает публикацию своим стихотворением, посвященном Бабушу Анталу, с которым его связывает многолетняя дружба.
.
Анталу Бабушу
.
Издалека берут разгон
Вполне морского цвета волны,
Но говоришь ты недовольно,
Что стал немецким Балатон.
В его курортных городах
Венгерской не услышишь речи,
И потому свой праздник встречи
В других мы проведем местах.
И вот за стеклами машины
Гектары убранных полей
И села крепкие – картины
Родной Паннонии твоей.
Дано здесь нежится от века,
Купаясь в жаркой бирюзе,
Лаванде, розе и лозе...
- Куда мы едем?
- В горы Бэконь.
.........................................
Стоим, открыты всем ветрам,
На высоте – пирует зренье.
От величавых панорам
Восторг и головокруженье.
Вдруг, изо всех любуясь сил,
Я понял Чонтвари пейзажи:
Он их не только сердцем – даже
Своими легкими творил.
Земля вздымается, смотри,
И опадает вниз, и живы
Дыханием монастыри,
Часовни, села, рощи, нивы.
Там башня, кою австрияк
Извел взрывчаткой в наказанье
Мадьярам, а не просто так, -
За их бесстрашные восстанья.
Твердыня вот бенедиктинца:
Монаха твердая рука
Отсюда нищего и принца
Вела сквозь Средние века.
На каменистых этих тропах
Вконец стесала башмаки
История твоей Европы...
И вспомнил ты про Соловки.
Над русской северной святыней
Как Беломорья ночь светла.
Тебя любовь туда вела
К России. Друг, да не остынет
Она в тебе. Ты свой поход
Признаньем подытожил главным,
Что стал бы точно православным,
Не будь венгерский патриот.
Благословим же нашу встречу
Среди Паннонии полей.
На ту любовь всегда отвечу
Любовью к Венгрии твоей.
.
Публикацию подготовил Владимир Смык
Теги

Добавить комментарий

CAPTCHA
This question is for testing whether or not you are a human visitor and to prevent automated spam submissions.