«Отсюда и в вечность»

3 4 Виталий ТОПЧИЙ (Украина) - 09 сентября 2015 A A+
«Отсюда и в вечность»
(О черниговском поэте Н.А. Комове)
«Всю жизнь пишу мои стихи я,
Они шумят, как рощица.
Как волны даже, как стихия,
Волнуясь, в книги просятся»
Н.А. Комов.
Старейшему черниговскому поэту Николаю Александровичу Комову 87 лет. Подумать только! Когда негромким, но внятным голосом он читает свои стихи, всё кажется, что где-то рядом неторопливо журчит ручей, а над ним склоняются-шумят берёзы. Вот так образно хочется сказать, когда его слушаешь. Самые обыкновенные русские слова у него весомы, а рифмы легко запоминаются. И такое загадочное воздействие его поэтического слова на слушателей – исключительная особенность таланта поэта Комова. Ведь Николай Александрович по образованию учитель русского языка и долго преподавал его в школе. Говорит он непринуждённо, без налёта иностранщины, которую теперь так часто можно услышать в общении. Хорошо это или плохо, пусть уж судят филологи и лингвисты – те люди, от которых зависит чистота русского языка. Мне же этот человек по душе, потому и хочется о нём рассказать.
.
Вот уже много лет Николай Александрович образцово посещает литературную студию. Не пропускает и все другие тусовки черниговских поэтов. И всегда внимательно слушает своих молодых коллег. А потом, опираясь на свою неизменную палочку, сам выходит к трибуне. Его простые, без заумин стихи трогают и не забываются. Со временем к ним возвращаешься, чтобы заново их перечитать. Помню, как с листка он читал: «Край днепровский, край смоленский…». Стихотворение понравилось, и я попросил у него этот листок на память.
.
Край днепровский, край смоленский…
Только что улёгся гром.
Пахнет гарью деревенской –
Где-то ферма за бугром.
.
Когда услышал эти строчки, сразу вспомнился Сергей Есенин, его «Край любимый! Сердцу снятся…», и такая милая сердцу «резеда и риза кашки». Но у Есенина любовь к родному краю полна пессимизма: «Я пришёл на эту землю, // Чтоб скорей её покинуть». А Комова переполняет гордость за русскую сторону – Смоленский край. И пусть природа его неброская, особо ничем не примечательная, но, сколько в ней простора и мощи! И это присуще людям, родившимся на смоленской земле. «Здесь француз от русских бегал. // С Бонапартом во главе». На смоленской земле шли тяжёлые бои с фашистами, а уже после войны по ней «в рубашоночке летал» Гагарин. Смоленская земля – славный край поэтов! На ней Исаковский «много песен сочинил», здесь родился «исключительный поэт» Твардовский, написавший своего знаменитого «Василия Тёркина».
.
Глянешь влево, глянешь вправо –
Всюду небо и поля.
Помнит Тёркина держава
И смоленская земля.
.
Меня всегда поражал энтузиазм этого согбенного годами человека, так страстно влюблённого в слово, отдающего ему всё своё время. Даже не верится, что он может серьёзно заболеть и не прийти на студию. Похоже, что время над ним не властно, затронув его тело, оно не затронуло его душу. В советские годы часто звучал бравурный комсомольский гимн: «Не расстанусь с Комсомолом, // Буду вечно молодым». Вот и Николай Александрович, несмотря на свои почтенные годы, кажется вечно молодым. Хотя в комсомоле, по его собственному признанию, никогда не был. Любовь к поэзии и образному ёмкому русскому слову не даёт ему постареть. Весь смысл его жизни в творчестве.
.
Творчество стало потребностью его пытливой натуры. Ни дня без строчки, написанной или прочитанной! Вот так можно охарактеризовать его нынешнюю жизнь. А подпиткой служит общение с любимыми поэтами и писателями. Вот навскидку одна цитата: «Влечёт Толстой, он также современен, // Как и при жизни много лет назад». В его личной библиотеке, которую он собирает уже многие годы, насчитывается 4 тысячи томов. А ведь было время, когда денег на книги не хватало. В стихотворении «Сонеты Шекспира» он вспоминает:
.
Помню то безденежное лето,
Я тогда был Иова бедней:
Чтоб купить Шекспировы сонеты,
У знакомых занял семь рублей.
.
Не лишённый самоиронии, о своей страсти к книгам близкому человеку он скажет:
.
Прости, жена, мою страстишку,
Чувствительную на карман.
Я снова в букинисте книжку
Купил, несчастный книгоман.
.
Николай Александрович может часами рассказывать о поэтах и писателях: русских, украинских, зарубежных. Прошлых лет или современных, часто их цитирует. В стихотворении «Поэзия России» он перечисляет, начиная с Пушкина, 35 имён известных бардов 19 века. А ведь ещё есть стихи о поэтах и писателях 20 века, и уже наших дней. Все они с юных лет стали ему близкими друзьями и собеседниками, он восхищался их талантом, учился у них писать. Хотя признавался, что никогда слепо никому не подражал и «в поисках строки простой и звучной» немало наломал дров.
.
Своё 75-летие поэт встретил строчками: «Невзирая на сроки и даты, // Можно жить и стареть – и творить». И он «натворил» (уж пусть простит меня Николай Александрович за это, может, и не совсем удачное словцо) уже семь поэтических сборников, и готовит к выходу восьмой. А первая книга вышла, когда ему исполнилось 77 лет. И только поражаешься неукротимой энергии поэта, приближающегося к своему 90-летнему рубежу. Но уходить на творческий покой Николай Комов не желает. «На свет рвутся новые годы // Книгой дум, и надежд, и труда».
.
Когда я сказал, что хочу написать о нём, а потому нам нужно бы пообщаться, Николай Александрович только улыбнулся. «А что говорить? Подарю вам свою книгу, читайте её, там всё сказано». И пригласил к себе. Вот так я побывал у него в гостях и узнал о его обширной библиотеке. Со мной была молодая черниговская поэтесса, которой Николай Александрович обещал книгу по теории стихосложения. А свой автобиографический сборник «Отсюда и в вечность», посвящённый 100-летию родителей и 80-летию пропавшего без вести на Великой Отечественной войне брата, он подарил мне со своим автографом. Эта объёмная книга в 544 страницы на конкурсе русскоязычных писателей Украины в 2007 году получила первое место. География конкурса была представительная, в нём участвовали поэты из Киева, Харькова, Днепропетровска, Одессы – всего из 16 городов Украины. Вот эта книга и стала своеобразным путеводителем по его большой жизни. А её название навеял одноимённый роман известного американского писателя Джеймса Джонса.
.
Красивым ли иль некрасивым –
Родишься весёлым, крикливым,
Сначала цветеньем блистаешь,
А вскоре, как куст, облетаешь,
Теряя с годами беспечность,
Уходишь отсюда и в вечность.
.
***
.
Перелистывая сборник «Отсюда и в вечность», я открываю страницы жизни поэта Н.А. Комова. Родился он в селе Ново-Гольское Воронежской области в мае далёкого 1928 года. В том году в стране началась коллективизация, когда крестьян уговорами, а то и силой загоняли в колхозы. Жить стало тяжело.
.
Крутых тех лет был тяжек жребий...
Рискуя с голоду пропасть,
Познали мы всю власть бесхлебья
И всю над хлебом чью-то власть.
.
Но ведь в детстве не всё так печально. Даже в такое непростое время у сельского мальчонки выпадали светлые дни, когда он просто жил и радовался жизни, вбирал всю её полноту под ласковым летним солнцем. Когда ходил в ночное, удил в речке Савале рыбу и вдыхал ароматный запах сваренной на костре ухи. Эти дни навсегда остались у него в памяти. Вспоминая своё босоногое детство, Николай Александрович грустно вздохнёт: «Не забыть мне тебя, Савала, // Тихоструйная реченька с плёсами».
.
Его отец был крестьянином, не зажиточным, однако и не совсем бедным. Таких называли «середняками». Колхозная жизнь не пришлась ему по нутру, в поисках лучшей доли он решил уехать на Донбасс. Там разворачивалась грандиозная народная стройка: сооружались новые заводы, фабрики, шахты. И позарез нужны были рабочие руки. «В шахтёрский город увезли меня ещё мальчонкой». А уезжать из родного села не хотелось.
.
Когда навеки оставлял
Я дедушкину хату,
Я ничего не понимал,
Но чувствовал утрату…
.
В доме деда он оставил частицу своей детской души. На Украине он нашёл свою вторую родину, но чувство любви к земле, на которой родился, не оставляло его все последующие годы. Русь-Россия, родная сторона. Отсюда это гордое:
.
«Я не ферт городской, не затворник полесский,
Позабывший давно первородство своё.
Я «нашёлся» в России в глуши деревенской,
Не вдали, не вблизи – в самом сердце её».
.
И вот из российской глубинки, где на церковном кладбище возле «разорённой церкви на пригорке» остались могилы его родных – «вся генеалогия моя» – пришлось уезжать на Украину, в прокопчённую дымом шахт и заводских труб Макеевку. «Чумазый» и «шумный» шахтёрский быт вошёл в его сознание, и стал во многом его определять.
.
В Макеевке он приобщился к чтению. Отец и мать «с двухкласской своей» читали много, но всё подряд. В стихотворении «Баллада о читающей семье» Николай Александрович вспоминает Пушкина и Некрасова, Тургенева и Толстого, Шевченко, Горького, Гайдара, Жюля Верна, Вальтера Скотта и многих, многих других русских, украинских, советских и зарубежных писателей и поэтов. И вот такое чтение «всё подряд» благотворно на него повлияло и расширило его кругозор. Вполне закономерно, что парень из такой читающей семьи полюбил книги и сам стал писать.
.
В Макеевке его 13-летнего застала война. «Войны начало, мира встряска, // Большой трагедии завязка…». Пришлось пережить два тяжёлых оккупационных года. Макеевку заняли немцы с «сателлитами разными их». Он был свидетелем казни, когда оккупанты повесили в центре Макеевки семерых советских патриотов. И был избит, когда его заподозрили в краже хлеба из немецкой столовой.
.
Фашисты уже подбирались к Москве, но макеевские пацаны свято верили, что немчура непременно будет «драпать в свой Берлин». Когда Красная армия освободила Макеевку, все они рвались на фронт. Душа их страстно «желала подвига», о смерти они совсем не думали. Она существовала для них где-то там, в другом измерении. Им было досадно и горько, что они, молодые и здоровые, не воюют, они испытывали чувство вины перед матерями солдат, погибших или вернувшихся с войны калеками.
.
Уже много лет спустя, когда Украина стала независимым государством, и в стране на почве национализма появилось пренебрежение ко всему русскому (а чем это закончилось на Донбассе, все хорошо знают), о себе и о своих русских сверстниках Комов с болью напишет:
.
Мы – пацаны из разных мест Союза,
Ступившие за дедовский плетень,
Вдруг ставшие родным полям обузой,
«Кацапы» из российских деревень.
.
Мы были разорённей, чем прибалты,
Беднее «западенских» сельских масс.
Потом нам скажут: «Вы же оккупанты,
И вы русифицировали нас…
.
А эти «оккупанты» вместе со своими украинскими побратимами победили в Великой Отечественной войне. «В сорок пятом русские в Берлине // Добыли победу из побед». Семьдесят лет прошло после окончания войны, а многие погибшие на полях сражений солдаты остаются безвестными. До сих пор находят их останки и с почестью перезахоранивают. «Сколько ж надо лет, десятилетий, // Чтоб назвать погибших имена!».
Поэт должен быть достойным сыном своего отечества, сказал Некрасов. И эти слова можно в полной мере отнести к поэту Комову. Его стихи о стране, в которой он родился и вырос, полны горечи и боли за все страдания и лишения, выпавшие на долю советского народа. Чернобыльскую трагедию и землетрясение в Армении он воспринял как личную боль. «Как ринулась на помощь вся планета // К страдающей Армении моей». И как ему хочется, чтобы люди, наконец, перестали враждовать, и наступил мир!
.
Как на земле устали все мы
От вечной мстительной войны!
Родится ль тот, кто на проблему
С иной посмотрит стороны?..
.
А сразу после войны в его жизнь вновь вернулись малохлебные годы, когда приходилось часами стоять в долгих очередях у хлебного ларька. «Мы помним жирный крестик в хлебной книжке // Буханки вес…». Но как бы там ни было, жизнь брала своё. Николай Александрович по примеру своего отца становится рабочим, потом поступает в Донецкий педагогический институт. Начинает писать стихи и посещает литературную студию. Стихи молодого поэта заметили и напечатали в газете «Макеевский рабочий».
.
Я ведь с отрочества ранен
Рифмой жаркой, как свинец.
Был такой поэт – Полянин,
Это крёстный мой отец.
.
С «крёстного отца» Полянина, редактора отдела поэзии газеты «Макеевский рабочий», началось становление поэта Комова. И вот уже более 66 лет он пишет свои стихи, которые находят заслуженное признание у истинных ценителей поэзии. Известный черниговский бард Святослав Хрыкин, когда составлял свою антологию черниговских русскоязычных поэтов, включил в неё стихи Н.А. Комова. О Хрыкине и его антологии мне уже приходилось писать («Камертон», раздел «Поэзия», 24 февраля 2012 года, «Великая провинциальная культура. Поэты Черниговщины»). В этом очерке можно прочитать и стихотворения Комова.
.
Уже после института Николай Александрович учительствовал в Сумской области, 34 года проработал заместителем директора по учебно-воспитательной работе в школе-интернате. Работа с детьми, лишёнными родительской опеки, забирала всё время, однако он не забросил поэзию. Непритязательный человек, свой поэтический дар он оценивал скромно. Сравнивал себя с поэтами, которые много пишут, но всё написанное складывают в стол, когда всё «остаётся лишь с автором». Но такая весьма скромная оценка своего таланта не вынудила его опустить руки. Он продолжает писать до «самоистязанья нелепого». Стихи его заметили, и напечатали в Сумах и Харькове.
.
После долгих учительских лет Николай Александрович вышел на пенсию и приехал с семьёй на родину жены в Чернигов. И вот уже почти 30 лет живёт в столице Сиверского края. Тут его поэтический талант обрёл зрелые черты. Всё в жизни человека предопределено. Встречу поэта Николая Комова с черниговским поэтом Юрием Крысановым нельзя назвать случайностью. Она непременно должна была произойти и стала для Комова знаковой. Благодаря этой встрече, он вошёл в литературный мир Чернигова и познакомился со многими черниговскими литераторами.
.
Именно Юрий Крысанов написал вступительные статьи к его пяти книгам, по сути, он благословил в большое литературное плавание его стихи. В предисловии к сборнику «Отсюда и в вечность» он назвал Комова за его любовь к чтению «книгочеем» и отметил «три постоянно чередующихся ипостаси автора»: «Я и Природа», «Я и Время», «Я и Книжный мир»». И назвал стержнем книги тему Руси и «русскости». Это как раз то, что мне близко и понятно в стихах Николая Комова. В давней Руси лежат истоки «русскости» россиян, украинцев и белорусов, совсем не случайно в поздние века они объединились в .единое государство.
«Русскость» в стихах Комова созвучна умонастроению многих людей, оказавшихся после распада СССР разобщёнными. «Грустно, что распался край советский, // Зарубежной сделалась родня», скажет поэт. Но если бы только зарубежной! Глубокий пограничный ров разрыл души людей. Родственники, оказавшиеся по разную сторону украинско-российской границы, нередко теперь считают себя врагами. Ещё задолго до нынешних событий на Украине поэт с достоинством сказал: «Мы – Россия, этим много сказано. // Нашу даль и ширь не обозришь». И тяжело теперь видеть, как недруги сумели рассорить ещё недавно единый народ, веками живший в дружбе, породнившийся «думами и долями» и даже прахом умерших.
.
Не с Россией ли съедено соли
Столько в общих боях и пирах!
.
Когда рухнул Советский Союз, партноменклатура в мгновение ока перекрасилась из красного цвета в жовто-блакитний, цвет своего национального флага, и стала кричать о демократии. «Прихватизировав» общенародное имущество, разворовав заводы и фабрики, колхозы и совхозы, она быстро обогатилась и стала высокомерно смотреть на своих бывших товарищей, не отказавшихся от своих убеждений. Поэт Комов, никогда не состоявший в партии, едко заметил: «Есть высшая доблесть быть левым среди перевёртышей всех…». Или вот ещё строчка: «Остаться так хочется красным // Среди нуворишей-господ».
.
Поэт тяжело переживал распад Союза, для него и Россия, и Украина всегда были родными и близкими. «С небом я украинским сроднился, // но российских небес не забыл». И разве он один такой, под этими строками могут подписаться многие русские, живущие на Украине. Украина теперь строит новую жизнь, и это можно было бы только приветствовать. Но евроинтеграционные процессы, теперь вовсю гуляющие по Украине, что-то не приносят украинскому народу счастья. А все многосторонние связи с Россией в одночасье обрушились. Осмысливая непростые процессы, происходящие теперь в жизни страны, разве не прав был поэт, когда заметил: «Далеконько Брюссель и Монако, // А Россия за тем вон углом». Вот как теперь срастить разорванные амбициозными и неудачливыми украинскими политиками братские связи, которые столетиями налаживались между украинцами и русскими?
.
Кто, скажите, таможенным тыном
Отдалил нас от мира всего,
Кто узвал, кто увёл Украину,
От ствола оторвав своего?
.
С болью поэт воспринимает события, происходящие теперь на Украине. Когда я затронул в разговоре Донбасс, ведь там Николай Александрович прожил долгие годы, он замкнулся. Горько вздохнув, только сказал, что «больно за всё, что там происходит». И понять его можно. Ведь Украина ему не чужая, он хорошо знает украинскую литературу, у него есть даже стихи «українською мовою».
.
Хоч и чуєте ви русака, москаля,
Що походить з російського зерня,
До вподоби йому «Кайдашева» сім’я
І до серця – «Микола Джеря».
.
И вот как тут разорваться между украинским и российским, как прикажешь своей душе? Нелёгко это в наши дни, когда Россию по воле украинских политиков многие украинцы стали считать врагом. «Я брожу Украиной моей, // А вот русским поныне остался». Как близки и понятны эти слова русским, проживающим на Украине!
.
***
.
Под грустное настроение Николай Александрович написал:
.
«Пора писать прощальные стихи
Конечного торжественного цикла,
Ведь хворь уже, как моль, во всё проникла,
Кладёт на всё последние штрихи.
.
Пора вносить в заветную тетрадь,
Быть может, заключительные строки
О тайнах жизни, давшей нам уроки
И пожелавшей платы с нас не брать.
.
Приспело время подводить черту
Исканиям, падениям и взлётам,
Чтоб после погрузиться в темноту
И молча отрешиться от всего там…
.
Печальные строки. Только светлая душа никогда не уйдёт в темноту, не унесёт её река забвения. Такую душу обязательно будут помнить, потому что она согревала землю своим теплом. Но что это я тоже о грустном? Я совсем не вспомнил о той ипостаси поэта, которую Юрий Крысанов назвал «Я и Природа». А ведь у него много чудесных проникнутых лиризмом строк.
.
Сияет зелень тенью изумрудной,
Под заходящим солнцем пошумев.
Ведь и деревьям без светила нудно
Дождя глухой выслушивать напев.
.
Рачительно вершит пчела-пилотка
Свои полёты-рейсы на цветы.
И божья, вечно кроткая, коровка
Исследует травинки и кусты.
.
А свой разговор о замечательном черниговском поэте Николае Александровиче Комове, лауреате конкурса «Русло» («Русское слово Украины») и члене Всеукраинского творческого союза (ВТС) «Конгресс литераторов Украины», хочу закончить его стихотворением «Людям XXI века».
.
У надежды – белые одежды,
А у грусть-печали – чёрный фрак.
Если скука верх порой одержит,
То к лицу ей серенький пиджак.
Перепады – это не преграда, –
Чёрно-бел момент будь или сер.
Благу жизни радоваться надо,
Цвет улыбки так подходит всем.
Виталий Топчий.
Чернигов.
«Всю жизнь пишу мои стихи я,
Они шумят, как рощица.
Как волны даже, как стихия,
Волнуясь, в книги просятся»
Н.А. Комов.
.
Старейшему черниговскому поэту Николаю Александровичу Комову 87 лет. Подумать только! Когда негромким, но внятным голосом он читает свои стихи, всё кажется, что где-то рядом неторопливо журчит ручей, а над ним склоняются-шумят берёзы. Вот так образно хочется сказать, когда его слушаешь. Самые обыкновенные русские слова у него весомы, а рифмы легко запоминаются. И такое загадочное воздействие его поэтического слова на слушателей – исключительная особенность таланта поэта Комова. Ведь Николай Александрович по образованию учитель русского языка и долго преподавал его в школе. Говорит он непринуждённо, без налёта иностранщины, которую теперь так часто можно услышать в общении. Хорошо это или плохо, пусть уж судят филологи и лингвисты – те люди, от которых зависит чистота русского языка. Мне же этот человек по душе, потому и хочется о нём рассказать.
Вот уже много лет Николай Александрович образцово посещает литературную студию. Не пропускает и все другие тусовки черниговских поэтов. И всегда внимательно слушает своих молодых коллег. А потом, опираясь на свою неизменную палочку, сам выходит к трибуне. Его простые, без заумин стихи трогают и не забываются. Со временем к ним возвращаешься, чтобы заново их перечитать. Помню, как с листка он читал: «Край днепровский, край смоленский…». Стихотворение понравилось, и я попросил у него этот листок на память.
.
Край днепровский, край смоленский…
Только что улёгся гром.
Пахнет гарью деревенской –
Где-то ферма за бугром.
.
Когда услышал эти строчки, сразу вспомнился Сергей Есенин, его «Край любимый! Сердцу снятся…», и такая милая сердцу «резеда и риза кашки». Но у Есенина любовь к родному краю полна пессимизма: «Я пришёл на эту землю, // Чтоб скорей её покинуть». А Комова переполняет гордость за русскую сторону – Смоленский край. И пусть природа его неброская, особо ничем не примечательная, но, сколько в ней простора и мощи! И это присуще людям, родившимся на смоленской земле. «Здесь француз от русских бегал. // С Бонапартом во главе». На смоленской земле шли тяжёлые бои с фашистами, а уже после войны по ней «в рубашоночке летал» Гагарин. Смоленская земля – славный край поэтов! На ней Исаковский «много песен сочинил», здесь родился «исключительный поэт» Твардовский, написавший своего знаменитого «Василия Тёркина».
.
Глянешь влево, глянешь вправо –
Всюду небо и поля.
Помнит Тёркина держава
И смоленская земля.
.
Меня всегда поражал энтузиазм этого согбенного годами человека, так страстно влюблённого в слово, отдающего ему всё своё время. Даже не верится, что он может серьёзно заболеть и не прийти на студию. Похоже, что время над ним не властно, затронув его тело, оно не затронуло его душу. В советские годы часто звучал бравурный комсомольский гимн: «Не расстанусь с Комсомолом, // Буду вечно молодым». Вот и Николай Александрович, несмотря на свои почтенные годы, кажется вечно молодым. Хотя в комсомоле, по его собственному признанию, никогда не был. Любовь к поэзии и образному ёмкому русскому слову не даёт ему постареть. Весь смысл его жизни в творчестве.
.
Творчество стало потребностью его пытливой натуры. Ни дня без строчки, написанной или прочитанной! Вот так можно охарактеризовать его нынешнюю жизнь. А подпиткой служит общение с любимыми поэтами и писателями. Вот навскидку одна цитата: «Влечёт Толстой, он также современен, // Как и при жизни много лет назад». В его личной библиотеке, которую он собирает уже многие годы, насчитывается 4 тысячи томов. А ведь было время, когда денег на книги не хватало. В стихотворении «Сонеты Шекспира» он вспоминает:
.
Помню то безденежное лето,
Я тогда был Иова бедней:
Чтоб купить Шекспировы сонеты,
У знакомых занял семь рублей.
.
Не лишённый самоиронии, о своей страсти к книгам близкому человеку он скажет:
.
Прости, жена, мою страстишку,
Чувствительную на карман.
Я снова в "букинисте" книжку
Купил, несчастный книгоман.
.
Николай Александрович может часами рассказывать о поэтах и писателях: русских, украинских, зарубежных. Прошлых лет или современных, часто их цитирует. В стихотворении «Поэзия России» он перечисляет, начиная с Пушкина, 35 имён известных бардов 19 века. А ведь ещё есть стихи о поэтах и писателях 20 века, и уже наших дней. Все они с юных лет стали ему близкими друзьями и собеседниками, он восхищался их талантом, учился у них писать. Хотя признавался, что никогда слепо никому не подражал и «в поисках строки простой и звучной» немало наломал дров.
.
Своё 75-летие поэт встретил строчками: «Невзирая на сроки и даты, // Можно жить и стареть – и творить». И он «натворил» (уж пусть простит меня Николай Александрович за это, может, и не совсем удачное словцо) уже семь поэтических сборников, и готовит к выходу восьмой. А первая книга вышла, когда ему исполнилось 77 лет. И только поражаешься неукротимой энергии поэта, приближающегося к своему 90-летнему рубежу. Но уходить на творческий покой Николай Комов не желает. «На свет рвутся новые годы // Книгой дум, и надежд, и труда».
.
Когда я сказал, что хочу написать о нём, а потому нам нужно бы пообщаться, Николай Александрович только улыбнулся. «А что говорить? Подарю вам свою книгу, читайте её, там всё сказано». И пригласил к себе. Вот так я побывал у него в гостях и узнал о его обширной библиотеке. Со мной была молодая черниговская поэтесса, которой Николай Александрович обещал книгу по теории стихосложения. А свой автобиографический сборник «Отсюда и в вечность», посвящённый 100-летию родителей и 80-летию пропавшего без вести на Великой Отечественной войне брата, он подарил мне со своим автографом. Эта объёмная книга в 544 страницы на конкурсе русскоязычных писателей Украины в 2007 году получила первое место. География конкурса была представительная, в нём участвовали поэты из Киева, Харькова, Днепропетровска, Одессы – всего из 16 городов Украины. Вот эта книга и стала своеобразным путеводителем по его большой жизни. А её название навеял одноимённый роман известного американского писателя Джеймса Джонса.
.
Красивым ли иль некрасивым –
Родишься весёлым, крикливым,
Сначала цветеньем блистаешь,
А вскоре, как куст, облетаешь,
Теряя с годами беспечность,
Уходишь отсюда и в вечность.
.
***
.
Перелистывая сборник «Отсюда и в вечность», я открываю страницы жизни поэта Н.А. Комова. Родился он в селе Ново-Гольское Воронежской области в мае далёкого 1928 года. В том году в стране началась коллективизация, когда крестьян уговорами, а то и силой загоняли в колхозы. Жить стало тяжело.
.
Крутых тех лет был тяжек жребий...
Рискуя с голоду пропасть,
Познали мы всю власть бесхлебья
И всю над хлебом чью-то власть.
.
Но ведь в детстве не всё так печально. Даже в такое непростое время у сельского мальчонки выпадали светлые дни, когда он просто жил и радовался жизни, вбирал всю её полноту под ласковым летним солнцем. Когда ходил в ночное, удил в речке Савале рыбу и вдыхал ароматный запах сваренной на костре ухи. Эти дни навсегда остались у него в памяти. Вспоминая своё босоногое детство, Николай Александрович грустно вздохнёт: «Не забыть мне тебя, Савала, // Тихоструйная реченька с плёсами».
.
Его отец был крестьянином, не зажиточным, однако и не совсем бедным. Таких называли «середняками». Колхозная жизнь не пришлась ему по нутру, в поисках лучшей доли он решил уехать на Донбасс. Там разворачивалась грандиозная народная стройка: сооружались новые заводы, фабрики, шахты. И позарез нужны были рабочие руки. «В шахтёрский город увезли меня ещё мальчонкой». А уезжать из родного села не хотелось.
.
Когда навеки оставлял
Я дедушкину хату,
Я ничего не понимал,
Но чувствовал утрату…
.
В доме деда он оставил частицу своей детской души. На Украине он нашёл свою вторую родину, но чувство любви к земле, на которой родился, не оставляло его все последующие годы. Русь-Россия, родная сторона. Отсюда это гордое:
.
«Я не ферт городской, не затворник полесский,
Позабывший давно первородство своё.
Я «нашёлся» в России в глуши деревенской,
Не вдали, не вблизи – в самом сердце её».
.
И вот из российской глубинки, где на церковном кладбище возле «разорённой церкви на пригорке» остались могилы его родных – «вся генеалогия моя» – пришлось уезжать на Украину, в прокопчённую дымом шахт и заводских труб Макеевку. «Чумазый» и «шумный» шахтёрский быт вошёл в его сознание, и стал во многом его определять.
.
В Макеевке он приобщился к чтению. Отец и мать «с двухкласской своей» читали много, но всё подряд. В стихотворении «Баллада о читающей семье» Николай Александрович вспоминает Пушкина и Некрасова, Тургенева и Толстого, Шевченко, Горького, Гайдара, Жюля Верна, Вальтера Скотта и многих, многих других русских, украинских, советских и зарубежных писателей и поэтов. И вот такое чтение «всё подряд» благотворно на него повлияло и расширило его кругозор. Вполне закономерно, что парень из такой читающей семьи полюбил книги и сам стал писать.
.
В Макеевке его 13-летнего застала война. «Войны начало, мира встряска, // Большой трагедии завязка…». Пришлось пережить два тяжёлых оккупационных года. Макеевку заняли немцы с «сателлитами разными их». Он был свидетелем казни, когда оккупанты повесили в центре Макеевки семерых советских патриотов. И был избит, когда его заподозрили в краже хлеба из немецкой столовой.
.
Фашисты уже подбирались к Москве, но макеевские пацаны свято верили, что немчура непременно будет «драпать в свой Берлин». Когда Красная армия освободила Макеевку, все они рвались на фронт. Душа их страстно «желала подвига», о смерти они совсем не думали. Она существовала для них где-то там, в другом измерении. Им было досадно и горько, что они, молодые и здоровые, не воюют, они испытывали чувство вины перед матерями солдат, погибших или вернувшихся с войны калеками.
.
Уже много лет спустя, когда Украина стала независимым государством, и в стране на почве национализма появилось пренебрежение ко всему русскому (а чем это закончилось на Донбассе, все хорошо знают), о себе и о своих русских сверстниках Комов с болью напишет:
.
Мы – пацаны из разных мест Союза,
Ступившие за дедовский плетень,
Вдруг ставшие родным полям обузой,
«Кацапы» из российских деревень.
.
Мы были разорённей, чем прибалты,
Беднее «западенских» сельских масс.
Потом нам скажут: «Вы же оккупанты,
И вы русифицировали нас…
.
А эти «оккупанты» вместе со своими украинскими побратимами победили в Великой Отечественной войне. «В сорок пятом русские в Берлине // Добыли победу из побед». Семьдесят лет прошло после окончания войны, а многие погибшие на полях сражений солдаты остаются безвестными. До сих пор находят их останки и с почестью перезахоранивают. «Сколько ж надо лет, десятилетий, // Чтоб назвать погибших имена!».
Поэт должен быть достойным сыном своего отечества, сказал Некрасов. И эти слова можно в полной мере отнести к поэту Комову. Его стихи о стране, в которой он родился и вырос, полны горечи и боли за все страдания и лишения, выпавшие на долю советского народа. Чернобыльскую трагедию и землетрясение в Армении он воспринял как личную боль. «Как ринулась на помощь вся планета // К страдающей Армении моей». И как ему хочется, чтобы люди, наконец, перестали враждовать, и наступил мир!
.
Как на земле устали все мы
От вечной мстительной войны!
Родится ль тот, кто на проблему
С иной посмотрит стороны?..
.
А сразу после войны в его жизнь вновь вернулись малохлебные годы, когда приходилось часами стоять в долгих очередях у хлебного ларька. «Мы помним жирный крестик в хлебной книжке // Буханки вес…». Но как бы там ни было, жизнь брала своё. Николай Александрович по примеру своего отца становится рабочим, потом поступает в Донецкий педагогический институт. Начинает писать стихи и посещает литературную студию. Стихи молодого поэта заметили и напечатали в газете «Макеевский рабочий».
.
Я ведь с отрочества ранен
Рифмой жаркой, как свинец.
Был такой поэт – Полянин,
Это крёстный мой отец.
.
С «крёстного отца» Полянина, редактора отдела поэзии газеты «Макеевский рабочий», началось становление поэта Комова. И вот уже более 66 лет он пишет свои стихи, которые находят заслуженное признание у истинных ценителей поэзии. Известный черниговский бард Святослав Хрыкин, когда составлял свою антологию черниговских русскоязычных поэтов, включил в неё стихи Н.А. Комова. О Хрыкине и его антологии мне уже приходилось писать («Камертон», раздел «Поэзия», 24 февраля 2012 года, «Великая провинциальная культура. Поэты Черниговщины»). В этом очерке можно прочитать и стихотворения Комова.
.
Уже после института Николай Александрович учительствовал в Сумской области, 34 года проработал заместителем директора по учебно-воспитательной работе в школе-интернате. Работа с детьми, лишёнными родительской опеки, забирала всё время, однако он не забросил поэзию. Непритязательный человек, свой поэтический дар он оценивал скромно. Сравнивал себя с поэтами, которые много пишут, но всё написанное складывают в стол, когда всё «остаётся лишь с автором». Но такая весьма скромная оценка своего таланта не вынудила его опустить руки. Он продолжает писать до «самоистязанья нелепого». Стихи его заметили, и напечатали в Сумах и Харькове.
.
После долгих учительских лет Николай Александрович вышел на пенсию и приехал с семьёй на родину жены в Чернигов. И вот уже почти 30 лет живёт в столице Сиверского края. Тут его поэтический талант обрёл зрелые черты. Всё в жизни человека предопределено. Встречу поэта Николая Комова с черниговским поэтом Юрием Крысановым нельзя назвать случайностью. Она непременно должна была произойти и стала для Комова знаковой. Благодаря этой встрече, он вошёл в литературный мир Чернигова и познакомился со многими черниговскими литераторами.
.
Именно Юрий Крысанов написал вступительные статьи к его пяти книгам, по сути, он благословил в большое литературное плавание его стихи. В предисловии к сборнику «Отсюда и в вечность» он назвал Комова за его любовь к чтению «книгочеем» и отметил «три постоянно чередующихся ипостаси автора»: «Я и Природа», «Я и Время», «Я и Книжный мир»». И назвал стержнем книги тему Руси и «русскости». Это как раз то, что мне близко и понятно в стихах Николая Комова. В давней Руси лежат истоки «русскости» россиян, украинцев и белорусов, совсем не случайно в поздние века они объединились в .единое государство.
«Русскость» в стихах Комова созвучна умонастроению многих людей, оказавшихся после распада СССР разобщёнными. «Грустно, что распался край советский, // Зарубежной сделалась родня», скажет поэт. Но если бы только зарубежной! Глубокий пограничный ров разрыл души людей. Родственники, оказавшиеся по разную сторону украинско-российской границы, нередко теперь считают себя врагами. Ещё задолго до нынешних событий на Украине поэт с достоинством сказал: «Мы – Россия, этим много сказано. // Нашу даль и ширь не обозришь». И тяжело теперь видеть, как недруги сумели рассорить ещё недавно единый народ, веками живший в дружбе, породнившийся «думами и долями» и даже прахом умерших.
.
Не с Россией ли съедено соли
Столько в общих боях и пирах!
.
Когда рухнул Советский Союз, партноменклатура в мгновение ока перекрасилась из красного цвета в жовто-блакитний, цвет своего национального флага, и стала кричать о демократии. «Прихватизировав» общенародное имущество, разворовав заводы и фабрики, колхозы и совхозы, она быстро обогатилась и стала высокомерно смотреть на своих бывших товарищей, не отказавшихся от своих убеждений. Поэт Комов, никогда не состоявший в партии, едко заметил: «Есть высшая доблесть быть левым среди перевёртышей всех…». Или вот ещё строчка: «Остаться так хочется красным // Среди нуворишей-господ».
.
Поэт тяжело переживал распад Союза, для него и Россия, и Украина всегда были родными и близкими. «С небом я украинским сроднился, // но российских небес не забыл». И разве он один такой, под этими строками могут подписаться многие русские, живущие на Украине. Украина теперь строит новую жизнь, и это можно было бы только приветствовать. Но евроинтеграционные процессы, теперь вовсю гуляющие по Украине, что-то не приносят украинскому народу счастья. А все многосторонние связи с Россией в одночасье обрушились. Осмысливая непростые процессы, происходящие теперь в жизни страны, разве не прав был поэт, когда заметил: «Далеконько Брюссель и Монако, // А Россия за тем вон углом». Вот как теперь срастить разорванные амбициозными и неудачливыми украинскими политиками братские связи, которые столетиями налаживались между украинцами и русскими?
.
Кто, скажите, таможенным тыном
Отдалил нас от мира всего,
Кто узвал, кто увёл Украину,
От ствола оторвав своего?
.
С болью поэт воспринимает события, происходящие теперь на Украине. Когда я затронул в разговоре Донбасс, ведь там Николай Александрович прожил долгие годы, он замкнулся. Горько вздохнув, только сказал, что «больно за всё, что там происходит». И понять его можно. Ведь Украина ему не чужая, он хорошо знает украинскую литературу, у него есть даже стихи «українською мовою».
.
Хоч и чуєте ви русака, москаля,
Що походить з російського зерня,
До вподоби йому «Кайдашева» сім’я
І до серця – «Микола Джеря».
.
И вот как тут разорваться между украинским и российским, как прикажешь своей душе? Нелёгко это в наши дни, когда Россию по воле украинских политиков многие украинцы стали считать врагом. «Я брожу Украиной моей, // А вот русским поныне остался». Как близки и понятны эти слова русским, проживающим на Украине!
.
***
.
Под грустное настроение Николай Александрович написал:
.
Пора писать прощальные стихи
Конечного торжественного цикла,
Ведь хворь уже, как моль, во всё проникла,
Кладёт на всё последние штрихи.
.
Пора вносить в заветную тетрадь,
Быть может, заключительные строки
О тайнах жизни, давшей нам уроки
И пожелавшей платы с нас не брать.
.
Приспело время подводить черту
Исканиям, падениям и взлётам,
Чтоб после погрузиться в темноту
И молча отрешиться от всего там…
.
Печальные строки. Только светлая душа никогда не уйдёт в темноту, не унесёт её река забвения. Такую душу обязательно будут помнить, потому что она согревала землю своим теплом. Но что это я тоже о грустном? Я совсем не вспомнил о той ипостаси поэта, которую Юрий Крысанов назвал «Я и Природа». А ведь у него много чудесных проникнутых лиризмом строк.
.
Сияет зелень тенью изумрудной,
Под заходящим солнцем пошумев.
Ведь и деревьям без светила нудно
Дождя глухой выслушивать напев.
.
Рачительно вершит пчела-пилотка
Свои полёты-рейсы на цветы.
И божья, вечно кроткая, коровка
Исследует травинки и кусты.
.
А свой разговор о замечательном черниговском поэте Николае Александровиче Комове, лауреате конкурса «Русло» («Русское слово Украины») и члене Всеукраинского творческого союза (ВТС) «Конгресс литераторов Украины», хочу закончить его стихотворением «Людям XXI века».
.
У надежды – белые одежды,
А у грусть-печали – чёрный фрак.
Если скука верх порой одержит,
То к лицу ей серенький пиджак.
Перепады – это не преграда, –
Чёрно-бел момент будь или сер.
Благу жизни радоваться надо,
Цвет улыбки так подходит всем.

Комментарии

Прекрасная личность,с чистой искренней душой!

День добрый!Мне повезло быть знакомым,не лично,но всё же,с Николаем Александровичем.Когда увидел его впервые,он показался мне немного комичным,уж простите,высокий,с большими чертами лица,но с мягким,ровным,приглушенным голосом.Всё верно насчёт стихов.Его стихи не "выскочки".Они просты и понятны.Читаются и звучат легко,как и его голос.

Хорошая статья! Спасибо.

Наверное,самое важное в поэзии - отзвук в тебе,созвучие; то,что трогает,волнует,усиливает даже грусть. В дни памяти моих близких так тронули строки: Приспело время подводить черту
Исканиям, падениям и взлётам,
Чтоб после погрузиться в темноту
И молча отрешиться от всего там…
.
Печальные строки. Только светлая душа никогда не уйдёт в темноту, не унесёт её река забвения. Такую душу обязательно будут помнить, потому что она согревала землю своим теплом."
Спасибо.Здоровья!Долгих светлых лет жизни!

Добавить комментарий

CAPTCHA
This question is for testing whether or not you are a human visitor and to prevent automated spam submissions.
Теги
Раздел