…Если звёзды берёшь на поруки

АНАТОЛИЙ       НЕСТЕРОВ
…Если   звёзды  берёшь   на   поруки
*  *  *
.
Кому мы нужны в эти годы?
Мы только друг другу нужны.
И наши давно пароходы
уплыли под стоны волны.
.
И те поезда, что нас мчали,
теперь их не можем найти,
давно износились, устали,
стоят на ненужном пути.
.
Надеждам ушедшим, в угоду
я ночью, порой иногда
всё слышу: гудят пароходы
и наши свистят поезда.
.
Кукушка
.
Накукуй мне столько счастья,
накукуй мне столько дней,
чтобы в горе и ненастье
верил   «истине»  твоей.
.
Если честно, я ведь знаю:
кукование – враньё!
Мне надежды не хватает,
верю в лживое твоё.
.
И кому какое дело,
что отдашь, а что возьмёшь.
Просто сердце захотело
в этот миг поверить в ложь.
.
*  *  *
.
Идут по жизни квазимодо
с глухою смертною тоской.
Есть в мире вечные уроды,
есть в мире вечный непокой.
.
И очень трудно примириться,
хоть эта истина проста…
А квазимодам прямо в лица
чужая хлещет красота.
.
Я,  ты,  они…
.
Человек рождается…
В человеке рождается «Я»,
невыносимо  огромного размера.
Я хочу!  Я требую!
Мне! Для меня! Моя…
Человек подрастает,
происходит замена
огромного «Я»
на самое среднее «я».
Среднее «я» не закрывает
полностью мир,
окружающим глаза
не сильно режет.
И всё чаще, всё чаще
слышится «Мы»,
а «я» с каждым днём
слышится реже, реже.
Мы хотим!  Мы решили!
Это не блажь моя,
это наше решение
и мы ответим!
Человек стареет
и его  бывшее «Я»
Огромное,
становится еле заметным.
Самые мудрые в жизни –
прошлые дни,
те, что прожиты
счастливо или серо.
Человек уже говорит не «Я» -
Они!
Но «я» всё равно  бьётся до смерти,
как сердце!
.
*  *  *
.
Осенние ветры подули
и юность умчали мою.
Мечты и надежды уснули
в далёком тщеславном краю.
.
Всё проще, иначе с годами –
и трепет душевный угас.
Легко распрощавшись с мечтами,
о них я жалею сейчас.
.
И в жалости этой нелепой
тень юности бродит порой.
… Но есть надо мной ещё небо
и солнце ещё надо мной.
.
*  *  *
.
Что пролетело – пролетело,
что не сбылось, то не сбылось.
Душа наивная хотела
любви без боли, грусти, слёз.
.
Душа обманчива… тревожит,
попав в объятья грёз.
Но всё же, всё же быть не может
любви без боли, грусти, слёз.
.
*  *  *
.
Блажен, кто верует в бессмертье –
светла и радостна дорога.
И атеизму вдруг на смену
пришла открыто вера в Бога.
.
Устои рухнули и разом
всё перепуталось в сознанье.
Душа тревожная и разум
найти не могут пониманья.
.
И потому бессонной ночью,
когда от ветра стонут двери,
хочу я верить очень, очень
и  не могу я очень верить.
.
*  *  *
.
Кто за судьбу поручика поручится?
И если прошлое вернуть опять,
то вряд ли что из этого получится:
дуэли, доли той не миновать.
.
Пусть годом позже, будет всё, как было,
как есть – убитым должен быть поэт.
И не мартыновские пули били,
и не Мартынов поднял пистолет.
.
Незримо зрела будущая дата,
бросая в бездну, поднимая вверх…
У века есть для гениев расплата,
без промаха бьёт в Лермонтовых век.
.
*  *  *
.
Я иду, весьма небритый,
если б было, да кабы…
Не врагами – жизнью битый,
я – не баловень судьбы.
.
Жизнь – стеклянка!
Жизнь – болтанка!
Кто виновен, не поймёшь,
что живёшь, как наизнанку,
словно ты и не живёшь.
.
То ли время?
То ли люди?
Кто виновен, жизнь – игра?
Иль мороз, что нынче лютый?
Иль минувшая жара?
.
Или черти те, что нами
правят, прячась по кустам?
На чертей валить не надо,
может, ты виновен сам,
.
что идёшь весьма небритый,
что вздыхаешь:
«Эх, кабы…»,
что наотмашь жизнью битый,
что не баловень судьбы.
.
*  *  *
.
На смену прибоям – отбои…
Мечта, словно птица, вольна.
Мы счастливы были с тобою,
а всё остальное – волна.
.
И наша дождливая осень,
что нас породнила – весна!
Назло всем несчастьям выносит
удачу на берег волна.
.
Ах, эти прибои, отбои
и страхи внезапных стихий.
Мы счастливы были с тобою,
а всё остальное – стихи…
.
Пусть путь, что маячит, не ясен
на грани несчастья, добра…
Миг жизни чудесно - прекрасен,
а всё остальное – мура.
.
*  *  *
.
На склоне лет нас тянет к прозе,
но иногда, как выстрел, ток,
как поцелуи на морозе,
в сетях мы бьёмся чьих-то строк.
.
Отозвалось чужое слово,
а я не вытянул игру…
Но прозы разорву оковы
и с рифмой на губах умру.
.
*  *  *
.
Годы, годы,
куда вы, куда вы?
Вот и канула и юность уже
в пожелтевшие осенью травы…
Но нисколько не грустно душе.
.
Листья, листья,
куда вы, куда вы?
Вот кончается осень уже.
И деревья, как будто удавы,
и пустынно, тоскливо в душе.
.
Там, где рыщут ветра по лощинам,
там, где сходится с небом земля,
расплескав свои иней – седины,
вместо солнца восходит зима.
.
*  *  *
.
При встречах он твердит одно,
настырной мыслию влекомый:
«Всё будет так, как быть должно,
коль даже будет по-другому».
.
Ему и ветер вторит в такт,
ему подмигивают звёзды:
«Всё будет так! Всё будет так!
Не рано будет и не поздно».
.
Он шепчет, глядя озорно,
деревьям, небу голубому:
«Всё будет так, как быть должно,
коль даже будет по-другому».
.
*  *  *
.
И внезапно море ошалело,
и взметнулись волны, как ножи,
и мою лодчонку завертело,
и пронзила мысль меня: « Не жить…».
.
Вечное желанье в нас откуда –
лихо удаляться от земли?
Берег плыл вдали, как чудо,
слава Богу, чудо есть вдали.
.
Первый раз земли мне не хватало,
в первый раз я ощутил тогда,
как за горло волнами хватала
злая, озверевшая вода.
.
Я молил: «Ну что ты, море… что ты…
Надо мне до берега доплыть».
… Я ещё не свёл с мечтами счёты,
чтоб из этой жизни уходить.
.
*  *  *
.
…  и в плен лукавыми глазами взят я,
я не могу сегодня не любить.
Росистым утром розы срезать рад я,
чтоб радость красоты тебе дарить.
.
Любви мгновенья вечности дороже,
но чтобы мне счастливым быть,
я должен знать всегда: и ты не можешь
меня сегодня не любить.
.
*  *  *
.
Отлит я совсем не из бронзы –
из речки, из леса, из слов.
Отлит я немного из прозы,
но больше всего – из стихов.
.
Оттуда, где страсти клокочут,
где чувство вина и вины,
где самые белые ночи,
где самые чёрные дни.
.
Где рифмы рождаются трудно,
грубит, огрызаясь строка.
Оттуда, где часто – минутно!
Оттуда, где редко – века!
.
*  *  *
.
О наивность простая:
все мечты –
иллюзии быта!
Это часто
о небе мечтают,
когда крылья к земле
прибиты.
Разве можно вздохнуть
облегчённо,
если звёзды берёшь
на поруки,
если бродишь
навек обречённый
на стихи,
на любовь,
на разлуки…
Нестеров Анатолий Михайлович.
Член Союза писателей России, автор четырёх поэтических сборников. Стихи печатались в журналах «Смена», «Наш Современник», «Союз писателей» (№1 2012 г.), «Подъём», «Петровский мост», «Невский альманах» (№2 2012 г.), в «Роман-журнале 21 век», «Великороссъ», в альманахе «45 Параллель» и других поэтических изданиях.
.
*  *  *
.
Кому мы нужны в эти годы?
Мы только друг другу нужны.
И наши давно пароходы
уплыли под стоны волны.
.
И те поезда, что нас мчали,
теперь их не можем найти,
давно износились, устали,
стоят на ненужном пути.
.
Надеждам ушедшим, в угоду
я ночью, порой иногда
всё слышу: гудят пароходы
и наши свистят поезда.
.
Кукушка
.
Накукуй мне столько счастья,
накукуй мне столько дней,
чтобы в горе и ненастье
верил   «истине»  твоей.
.
Если честно, я ведь знаю:
кукование – враньё!
Мне надежды не хватает,
верю в лживое твоё.
.
И кому какое дело,
что отдашь, а что возьмёшь.
Просто сердце захотело
в этот миг поверить в ложь.
.
*  *  *
.
Идут по жизни квазимодо
с глухою смертною тоской.
Есть в мире вечные уроды,
есть в мире вечный непокой.
.
И очень трудно примириться,
хоть эта истина проста…
А квазимодам прямо в лица
чужая хлещет красота.
.
Я,  ты,  они…
.
Человек рождается…
В человеке рождается «Я»,
невыносимо  огромного размера.
Я хочу!  Я требую!
Мне! Для меня! Моя…
Человек подрастает,
происходит замена
огромного «Я»
на самое среднее «я».
Среднее «я» не закрывает
полностью мир,
окружающим глаза
не сильно режет.
И всё чаще, всё чаще
слышится «Мы»,
а «я» с каждым днём
слышится реже, реже.
Мы хотим!  Мы решили!
Это не блажь моя,
это наше решение
и мы ответим!
Человек стареет
и его  бывшее «Я»
Огромное,
становится еле заметным.
Самые мудрые в жизни –
прошлые дни,
те, что прожиты
счастливо или серо.
Человек уже говорит не «Я» -
Они!
Но «я» всё равно  бьётся до смерти,
как сердце!
.
*  *  *
.
Осенние ветры подули
и юность умчали мою.
Мечты и надежды уснули
в далёком тщеславном краю.
.
Всё проще, иначе с годами –
и трепет душевный угас.
Легко распрощавшись с мечтами,
о них я жалею сейчас.
.
И в жалости этой нелепой
тень юности бродит порой.
… Но есть надо мной ещё небо
и солнце ещё надо мной.
.
*  *  *
.
Что пролетело – пролетело,
что не сбылось, то не сбылось.
Душа наивная хотела
любви без боли, грусти, слёз.
.
Душа обманчива… тревожит,
попав в объятья грёз.
Но всё же, всё же быть не может
любви без боли, грусти, слёз.
.
*  *  *
.
Блажен, кто верует в бессмертье –
светла и радостна дорога.
И атеизму вдруг на смену
пришла открыто вера в Бога.
.
Устои рухнули и разом
всё перепуталось в сознанье.
Душа тревожная и разум
найти не могут пониманья.
.
И потому бессонной ночью,
когда от ветра стонут двери,
хочу я верить очень, очень
и  не могу я очень верить.
.
*  *  *
.
Кто за судьбу поручика поручится?
И если прошлое вернуть опять,
то вряд ли что из этого получится:
дуэли, доли той не миновать.
.
Пусть годом позже, будет всё, как было,
как есть – убитым должен быть поэт.
И не мартыновские пули били,
и не Мартынов поднял пистолет.
.
Незримо зрела будущая дата,
бросая в бездну, поднимая вверх…
У века есть для гениев расплата,
без промаха бьёт в Лермонтовых век.
.
*  *  *
.
Я иду, весьма небритый,
если б было, да кабы…
Не врагами – жизнью битый,
я – не баловень судьбы.
.
Жизнь – стеклянка!
Жизнь – болтанка!
Кто виновен, не поймёшь,
что живёшь, как наизнанку,
словно ты и не живёшь.
.
То ли время?
То ли люди?
Кто виновен, жизнь – игра?
Иль мороз, что нынче лютый?
Иль минувшая жара?
.
Или черти те, что нами
правят, прячась по кустам?
На чертей валить не надо,
может, ты виновен сам,
.
что идёшь весьма небритый,
что вздыхаешь:
«Эх, кабы…»,
что наотмашь жизнью битый,
что не баловень судьбы.
.
*  *  *
.
На смену прибоям – отбои…
Мечта, словно птица, вольна.
Мы счастливы были с тобою,
а всё остальное – волна.
.
И наша дождливая осень,
что нас породнила – весна!
Назло всем несчастьям выносит
удачу на берег волна.
.
Ах, эти прибои, отбои
и страхи внезапных стихий.
Мы счастливы были с тобою,
а всё остальное – стихи…
.
Пусть путь, что маячит, не ясен
на грани несчастья, добра…
Миг жизни чудесно - прекрасен,
а всё остальное – мура.
.
*  *  *
.
На склоне лет нас тянет к прозе,
но иногда, как выстрел, ток,
как поцелуи на морозе,
в сетях мы бьёмся чьих-то строк.
.
Отозвалось чужое слово,
а я не вытянул игру…
Но прозы разорву оковы
и с рифмой на губах умру.
.
*  *  *
.
Годы, годы,
куда вы, куда вы?
Вот и канула и юность уже
в пожелтевшие осенью травы…
Но нисколько не грустно душе.
.
Листья, листья,
куда вы, куда вы?
Вот кончается осень уже.
И деревья, как будто удавы,
и пустынно, тоскливо в душе.
.
Там, где рыщут ветра по лощинам,
там, где сходится с небом земля,
расплескав свои иней – седины,
вместо солнца восходит зима.
.
*  *  *
.
При встречах он твердит одно,
настырной мыслию влекомый:
«Всё будет так, как быть должно,
коль даже будет по-другому».
.
Ему и ветер вторит в такт,
ему подмигивают звёзды:
«Всё будет так! Всё будет так!
Не рано будет и не поздно».
.
Он шепчет, глядя озорно,
деревьям, небу голубому:
«Всё будет так, как быть должно,
коль даже будет по-другому».
.
*  *  *
.
И внезапно море ошалело,
и взметнулись волны, как ножи,
и мою лодчонку завертело,
и пронзила мысль меня: « Не жить…».
.
Вечное желанье в нас откуда –
лихо удаляться от земли?
Берег плыл вдали, как чудо,
слава Богу, чудо есть вдали.
.
Первый раз земли мне не хватало,
в первый раз я ощутил тогда,
как за горло волнами хватала
злая, озверевшая вода.
.
Я молил: «Ну что ты, море… что ты…
Надо мне до берега доплыть».
… Я ещё не свёл с мечтами счёты,
чтоб из этой жизни уходить.
.
*  *  *
.
…  и в плен лукавыми глазами взят я,
я не могу сегодня не любить.
Росистым утром розы срезать рад я,
чтоб радость красоты тебе дарить.
.
Любви мгновенья вечности дороже,
но чтобы мне счастливым быть,
я должен знать всегда: и ты не можешь
меня сегодня не любить.
.
*  *  *
.
Отлит я совсем не из бронзы –
из речки, из леса, из слов.
Отлит я немного из прозы,
но больше всего – из стихов.
.
Оттуда, где страсти клокочут,
где чувство вина и вины,
где самые белые ночи,
где самые чёрные дни.
.
Где рифмы рождаются трудно,
грубит, огрызаясь строка.
Оттуда, где часто – минутно!
Оттуда, где редко – века!
.
*  *  *
.
О наивность простая:
все мечты –
иллюзии быта!
Это часто
о небе мечтают,
когда крылья к земле
прибиты.
Разве можно вздохнуть
облегчённо,
если звёзды берёшь
на поруки,
если бродишь
навек обречённый
на стихи,
на любовь,
на разлуки…
.
*  *  *
.
Остаётся несказанным много,
слишком быстро проносится жизнь.
А в начале - одна лишь дорога
без конца...  без печали и лжи.
.
Юность прожита так бестолково:
в глупых спорах, в наивности слов.
И совсем не за каждое слово
я сегодня ответить готов.
.
Словно в юность, смотрю в мирозданье:
всё там молча идёт, не спеша...
Между словом и гордым молчаньем
неразумная бродит душа.

Похожие публикации

.

«Переменчивы русские вёсны...»

Виктор КАРПУШИН
.

«Месяц в небесах…»

Константин ЕМЕЛЬЯНОВ
.

Из новой книги «Вечерней дорогой»

Александр ЩЕРБАКОВ