Круг Чтения. Паралитературный процесс-2

«Сопротивление, которое наш ум оказывает статистическому подходу, в атомной физике куда меньше, чем в антропологии. Мы охотно принимаем  непротиворечивую и подтвержденную опытом статистическую модель атомного  ядра. Мы не спрашиваем: 'Ну, а как все-таки атомы ведут себя на самом деле!?' - но в науках о человеке нас такой подход не устраивает.»

Эта максима принадлежит язвительному Станиславу Лему, и приводится в романе «Голос Господа» (в русском переводе он прежде звался «Голос неба», но именно в том давнем издании я его и прочел, - и запомнил).  –  Словцо Лема постоянно приходило мне на ум, когда я со вниманием изучал реакцию на первую часть моего аналитического обзора «Паралитературный процесс», что был опубликован в сентябре с.г. http://webkamerton.ru/2015/09/paraliteraturnyj-process/.  Желающие прочесть его (или, быть может, переглядеть), обойдутся и без моих напоминаний. Но для тех, кто сразу примется за часть вторую, небезполезно узнать, что в части первой речь шла: 1) о феномене искусственного культурного контекста (икк), его возникновении и победе практически во всей области изящных искусств, включая театр и синематограф;  2) о том, как в пределах икк, в свою очередь, был запущен паралитературный процесс, что крайне существенно именно для Русской Цивилизации, где словесность занимает совсем особое место, являясь подлинно «несущим элементом» того, что  есть русский культурный код, начавший формироваться со времен Владимира Святого; 3) о роли и характерных чертах российского нижнего господского слоя/сословия (н.г.с.), известного более под собирательным именем «интеллигенции»; 4) о возникновении феномена «литературы н.г.с.», которая в новые и новейшие времена (с конца 80-х годов прошлого века) заняла главенствующее положение во всем российском литературном хозяйстве/литературном быту, окончательно в этом положении утвердившись после государственного переворота 1993 года; 5) о роли лоббирующих групп/систем целевого воздействия/личного сопровождения (PR) в организации паралитературного процесса; 6) о культурно-психологических особенностях, свойственных русскому читателю, которого с некоторых пор сочли целесообразным «маргинализировать» и объявить почти исчезнувшим, потерявшим интерес к литературе и т. п.; 7) и, наконец, в обзоре приводились статистические материалы, демонстрирующие несостоятельность самой концепции «исчезновения читателя».
Именно этот последний, статистический подраздел вызвал наибольшие споры.
И то сказать, опрос, проводимый проектом «Магапинион» («Мой мир», Mail.Ru) на протяжении пяти лет (руководитель проекта – И. Г. Сильвестров aka «Иван Мегапинион»), в ходе которого за 2008-2013 гг. было получено 20279 голосов, давших ответ на вопрос «Кого из этих [названо было более 900 - ЮМ] писателей Вы читали?», показал: русский читатель упорно держится за традиционные свои ценности (привычки). Он все еще отдает предпочтение классике XIX – первой половины ХХ вв.; он привержен детективу и фантастике, - как «мрачной», так и повеселее; но при этом он уклоняется от чтения новейшей литературы н.г.с. во всех ее родах и видах: будь то «антисовковый/антитоталитарный» или сексуально-саркастически-демонический «нуар» (то, что иногда называют «КВН на Хэллоуин»), или т. наз. «новый реализм», сочетание этих двух основных направлений/стилей в литературе н.г.с.,  и проч., и проч. Согласно статистической модели, предложенной проектом «Мегапинион», получается что русский читатель – в достаточном большинстве своем, остался на месте. Но вот читает он не то, что ему, вот уже более четверти века, предлагают лоббирующие организации целевого воздействия и личного сопровождения.
.
Цифры не помогли. От нас требовали признаться, как же атомы, то бишь, русские читатели ведут себя на самом деле.  Никакие пояснения не принимались. Сомнению подверглись  даже форма поставленного вопроса («А если я прочел не все сочинения данного автора? – как мне отвечать?»), и недостаточная статистическая проработанность поданных голосов («необходимо знать, каков образовательный ценз участников»). Опасались непонятливости/неискренности «реципиента» («А может быть, он не читал, а только знает имя того или иного автора? - смутно помнит со школьной скамьи?»).
.
Напрасно мы призывали обратить внимание на то, что в случае опроса «Магапинион» речь идет, можно сказать о «белом шуме», чуть ли не о генераторе случайных чисел (голосов). Ведь участников опроса объединяет только то, что они принадлежат ко «тьмам и тьмам» пользователей Mail. Ru,  интересуются опросами портала «Мой мир» - и читают книги, написанные по-русски. И если некоего автора, оказавшегося по разным причинам востребованным на рынке идеологических и геополитических услуг, и потому всесторонне «продвинутого» лоббирующими группами, - если такого автора из 20200-от с лишним читателей (читательских голосов) признает прочитанным, к примеру, 89, а другого такого же - просто-напросто семеро, это не может почесться нелепой, ничего не значащей случайностью.
.
Мы, впрочем, не стали особо упирать на то, что опросу «Мегапинион» посчастливилось избежать внимания «нанимателей»  этих самых лоббирующих групп (ниже мы предложим свое объяснение, почему так произошло). Иначе результаты опроса были бы совсем иными. Во избежание недоразумений сообщим, что опрос этот и по сей день доступен для желающего проголосовать, но на поиски его теперь придется потратить некоторые усилия. И, дабы сохранить данные опроса еще на какое-то время в неприкосновенности, мы воздержимся здесь от публикации соответствующей ссылки/ссылок.
В первой части мы воспользовались результатами опроса по состоянию на 1 сентября 2015 года. Во второй -  намерены предложить результаты опроса «смежного» (по состоянию на 1 ноября 2015 г.),  в котором та же читательская общность пользователей «Мой Мир», Mail.Ru призывалась ответить на вопрос:  «Какие из этих книг Вы читали?».   Но прежде чем мы перейдем к собственно таблицам, попробуем найти ответ на еще один недоуменный вопрос, который нам представляется наиболее существенным.  Это - аргументация «от личного опыта» («Чушь! Я был на презентации NN в магазине Z/библиотеке Х/музее Y, специально спрашивал, и там почти все девчонки отлично знают имя Q!  A здесь говорится, что его всего семь человек читали!?»)
Предварительный ответ, само собой разумеется, состоит в том, что на т. наз. презентации новых книг, авторы которых так или иначе присутствуют в одном из многочисленных разделов перечня поставщиков идеологических и геополитических услуг, всегда организуются отделами распространения нескольких крупных издательств. И на них, главным образом, приходят/приглашаются те, которые знают имена персон, указанных в данном перечне. Кроме того, повторимся, перед нами – статистическая модель. Надо ли говорить, что в читательской среде н.г.с. – литература н.г.с. пользуется несравненно большей популярностью?
Все это требует пояснений.
Возможности «целевиков» (лоббирующих организаций личного или целевого сопровождения) весьма значительны, особенно если работа касается «способствования оказанию» все тех же идеологических и геополитических услуг. Это и практически глобальное «засевание» интернета, когда положительные отзывы касательно деятельности объекта лоббирования возникают на ваших экранах непременно первыми, а отзывы действительно вредные – каким-то чудом растворяются в сетевом пространстве. Это - «оптимизации» всевозможных «индексов цитирования» и «упоминания», - вплоть до превращения подопечного в некий отдельный новостной блок/«тренд» («Все новости о Z смотрите/читайте здесь...»). Это – работа с литературными агентствами, издательствами, кинопродюсерами, театрами, членами жюри различных премий, и многое, многое другое. При этом мы не знаем, каковы же реальные тиражи и «индексы продаж» объектов лоббирования как в Отечестве, так и за его пределами, каковы действительные доходы от инсценировок и экранизаций книг, изданных этими «объектами». Мы постоянно видим «объектов» на телевизионных экранах, мы узнаем о совершенных ими лекционных и преподавательских турне по Северной Америке и Европе. Но мы не в состоянии определить: где расположены основные источники благосостояния опекаемых авторов? Что это за источники?
Рассмотренный нами опрос «Магапинион» показал, что русский читатель – этим источником не является.
Но это обстоятельство не заботит лоббирующие организации.
Главное определение их деятельности – в прилагательном «целевой». Организации эти по самой природе своей работают с целевыми группами. Многосоставная, многосвязная, «культурно-нагруженная», громоздкая категория русского читателя с большим трудом поддается расщеплению на более мелкие целевые группы, тем паче – превращению в некий единый и удобообозримый конгломерат. Такова наша историческая особенность. Не будем наивны: при достаточном приложении сил, средств и времени (тысячи специально подготовленных специалистов, миллиарды долларов, а затем, после подготовки нужного числа этих самых специалистов, - а надобно еще понять, кто будет их готовить? – еще 10-12 лет серьезных усилий) наши русские читательские заблуждения можно весьма поразвеять. Но заказчики идеологических и геополитических услуг приняли решение не тратиться. Было сочтено, что на первых порах достаточно «маргинализации» и практически полной независимости деятелей/участников паралитературного процесса в России  от категории русского читателя. А уж она постепенно распадется и исчезнет сама, утратит инстинкт самоосознания, а значит и самосохранения, перестанет воспроизводиться.  На то и есть школы, университеты и жизнеустройство в целом.
.
Для лучшего понимания ситуации в отечественном литературном быту нам еще раз придется обратиться к истории формирования искусственного культурного контекста (паралитературного процесса) в последние десятилетия. После краткого периода неопределенности (1988 - лето 1993 гг.), когда наша литературная жизнь претерпевала подлинные потрясения, наступила осень 1993 г.     Российская литература н. г. с., уходя от следования методам т. наз. критического реализма и социальной сатиры XIX ст., приобретала, как уж было сказано, характер «остраненный», с элементами «демонической» атрибутики и «нового реализма», «черной» антиутопии, саркастического философствования, политической басни-иносказания, либо пастиша, с элементами пародии на «консервативную» словесность  (в этом смысле показательны работы предшественников новейшего извода литературы н.г.с.: укажем хотя бы на В.Н. Войновича, В. П. Аксенова, начатые «Затоваренной бочкотарой», основной свод повестей бр. Стругацких, «Зияющие Высоты» Зиновьева и проч.). – Новейшая литература н.г.с. обрела новый бурный расцвет с начала 90-х годов прошлого века. А после  государственного переворота  1993 года – прочно заняла отведенную ей нишу на рынке предоставления идеологических и геополитических услуг. Ниша эта относительно невелика и скромна, поскольку скромна и невелика роль, которая вообще предназначается изящной словесности хозяевами этого рынка, потребителями этих услуг. Зато положение литературы н.г.с. достаточно стабильно, и, с некоторыми поправками, сохраняется неизменным со времен «письма 42-х» и образования «Союза 4 октября».  Искусственный культурный контекст, в котором существует сегодняшняя литература н.г.с., достаточно надежно отгорожен от всего того, что могло бы помешать его существованию и достаточно хорошо обезпечен. Важно помнить, что наиболее радикальные рекомендации, предложенные экспертами н.г.с. в «письме 42-х» в 1993 г., были властями приняты, но советники настояли на редакции благоразумной, спокойной, что и принесло несомненный успех.  Повседневный внутренний режим в «русской литературной резервации», где пребывает все то, что не вписывается/не допускается в паралитературный процесс, был и остается щадящим. Разумеется, контроль над издательскими, премиальными и т.п. основными «механизмами, фондами и имуществами» принадлежит представителям литературы н.г.с. Но малая толика всего этого передана и умеренным силам в «резервации». Более того: за последние 5-6 лет некоторые (совсем немногие) обитатели «резервации», демонстрирующие примерное рвение, получили кое-какие поощрительные награды, а кандидатуры их рассматриваются на предмет ограниченного допуска в область паралитературного процесса. Это напрямую связано с переменами в государственном бытии России, которые тревожат весь н.г.с., все привилегированное сословие продолжателей, правопреемников и наследников  «42-х» и «Союза 4 октября».
.
Теперь мы можем заняться избранными результатами обзора. Избранными, - потому что мы приводим в обзоре лишь те его колонки (как и в опросе предыдущем, по особенностям «движка», вопросы подавались порциями по 15 строк), где непременно упомянуты произведения авторов, удостоенных действительно высокого уровня лоббирующего целевого сопровождения, что длится непрерывно на протяжении, по крайней мере, полутора десятилетий. Для начала мы приведем примеры отзывов на их сочинения, поименованные в опросе (с кое-какими дополнениями, поскольку основные материалы опроса готовились в 2008 г.)
.
Дмитрий Львович Быков. «Эвакуатор»: «Кажется, Быков писал свой роман с ощущением, подобным тургеневскому в момент написания «Отцов и детей». ...  Пылкость /Быкова - ЮМ /— дань русской классической литературе, на место по-следнего представителя которой Быков вполне мог бы заступить: будь он обладателем другого темперамента и другой биографии — быть ему вторым Солженицыным. Много ли сегодня наберется тех, кто с такой же готовностью, решительностью и деятельной серьезностью порождает высказывания аналогичного масштаба, берет на себя роль обвинителя во лжи и спасителя России?»  ( Ольга Рогинская).
.
Алексей Николаевич Варламов. «Алексей Толстой»: «Алексей Варламов стал классиком уже при жизни, и его повести вместили жизнь целого поколения.» (Из библиотечного анонса). По мнению Павла Басинского, автор «очень точно схватил суть главной жизненной драмы Алексея Николаевича Толстого. Суть этой жизненной драмы вовсе не в метании Толстого от «белых» к «красным», не в служении писателя, дружившего с Буниным, Сталину. Главная драма Алексея Толстого формулируется просто: граф или нет?».
.
Алексей Викторович Иванов. «Блуда и МУДО»: «Роман А. Иванова «Блуда и МУДО» неоднократно становился объектом пристального внимания литературоведов и критиков. Один из концептуальных подходов высказан И. Кукулиным, считающим, что «"магистральным сюжетом" <...> является переход от истории к постистории, который предстает как неотвратимое событие. Особенность позиции Иванова заключается в том, что и история, и пост-история предстают в его романах как явления в равной степени жуткие <...> не дающие почувствовать "нормальное", осмысленное движение бытия». Отталкиваясь от наблюдений И. Кукулина, М. Липовецкий относит творчество Иванова к тенденции, названной им «фантомным реализмом», под которым ученый понимает переписывание реальности в виде текста, сочетающего черты химеричности и фантазматичности, моделирующих качественно отличную картину реальности – «квазиреалистический гибрид» (Когут К.С., Хрящева Н.П. Кормановские чтения: Статьи и материалы Межвузовской научной конференции Удмуртского госуниверситета). В ряде критических отзывах роман А. Иванова соотносили с «Мертвыми душами» Гоголя, рассматривая «Блуда и МУДО» как «энциклопедию русской жизни» нашего времени.
.
Захар (Евгений Николаевич) Прилепин. «Санькя»: «Автор ... вольным русским языком написал ошеломляющую книгу о трудах и днях «красно-коричневой партии» /НБП – ЮМ/. Критик Лев Данилкин уже сравнил «Саньку» с «Матерью» Максима Горького. Захар Прилепин создал яркий и дерзкий роман, который, исходя из его филологических достоинств, можно поставить в один ряд с лучшей книгой ...Эдуарда Лимонова «Это я — Эдичка» (Юрий Плещеев). «Страшный роман «Патологии» Захара Прилепина. Я бы его, не задумываясь, поставил в один ряд с ранней фронтовой прозой Юрия Бон¬дарева и Василя Быкова, Константина Воробьёва и Виктора Астафьева. С этим романом Захар Прилепин сразу вошёл в лидеры своего поколения. На голову опере¬див всех своих сотоварищей, уже годами публикующихся в толстых журна¬лах…» (В.Г. Бондаренко) «Захар Прилепин – автор, видевший жизнь и смерть в буквальном смысле этого слова. Лауреат многих премий, признанный россиянами автор, получивший народное звание «Второй Горький». Произведения Захара Прилепина описывают жизнь такой, какая она есть, поднимают актуальные для положения дел в стране вопросы.» (Елена Щепакина, студентка Пензенского государственного университета. Взято мною с авторского «сайта»). Уровень сопоставления произведений З. Прилепина с работами авторов прошлого и настоящего постоянно возрастает.  Так, «...новая книга /Прилепина «Обитель» - ЮМ/ — это помесь Босха и Гомера» (Дмитрий Косырев, обозреватель «Россия сегодня»). Впрочем, ниже обозреватель  сравнивает «Обитель» - с романами Стивена Кинга.
.
Виктор Олегович Пелевин. «Чапаев и Пустота»: «Роман бесподобен, с какой бы страницы вы ни начали чтение. Одни лишь диалоги способны стать предметом (по)читательского культа. Именно поэтому проза Пелевина предназначена для постоянного читателя. В ней содержится и яд и противоядие. Его книги — это курс лечения, терапия сознания. Это четыре стихии, собранные вместе, концентрированная энергия, не дающая расслабиться ни на миг.» (Влад Шиловский). Уже появилась, будто бы,  новейшая экранизация романа: «Мизинец Будды» (англ. Buddha's Little Finger; Россия, Канада, Германия), 2015 г. «...Мне видится перспективным изучение классической литературы, в данном случае "Преступления и наказания" Достоевского посредством литературы современной, а именно "Чапаева и Пустоты" В. Пелевина» (Дмитрий Умбрашко 'Пелевин и  Достоевский на уроке литературы'). «Чапаев и Пустота» упоминается на уроках литературы 11 класса белорусской средней школы в качестве примера «постмодернистского пласта современной литературы». Священная книга оборотня : «... история любви древней лисы-оборотня по имени А Хули ... и молодого волка-оборотня, генерал-лейтенанта ФСБ, об их непростых взаимоотношениях, о поиске жизненного пути всех живых существ, о роли любви в стремлении достижения высшей точки духовности.» (Википедия) «... "Священная книга оборотня" рассказывает о ее /лисы-оборотня - ЮМ/ непростой жизни в современном мегаполисе, запутанных взаимоотношениях с волком-оборотнем Александром, генерал-лейтенантом ФСБ, о стремлении найти свое предназначение и единственно верный путь.» (Из аннотации в книготорговой сети). «...книги /Пелевина - ЮМ/ ... расходятся моментально и тиражи приходится допечатывать.» (Анна Наринская).  Поколение П (Generation П): Авторы книги «Пелевин и поколение пустоты» Сергей Полотовский и Роман Козак утверждают, что ... «Пелевину удалось проделать такую работу, которую до него совершал Грибоедов ..., то есть создавать шум времени, ..., выпекать афоризмы, что нас всех переживут». В источниках называются совокупные мiровые тиражи: во всех случаях речь идет о миллионах и миллионах экземпляров. Книги Пелевина переведены на основные языки мира, включая японский и китайский.
.
Владимир Георгиевич Сорокин. «Сахарный кремль»: «Владимир Сорокин — великий стилист и гуманист. Как отмечает латвийский критик Дмитрий Ранцев, «сорокинская стилизация, будучи по природе своей вроде бы вторичной, оказывается ярче «оригинала», потому что это стилизация глубоко изнутри текстового пласта. Сорокин жертвует авторством ради звучащей истины чужого слова». Но разве не этим же занимается в кино Тарантино, у которого со стилем и человеколюбием тоже все в полном порядке и которого, как и Сорокина, недолюбливают истинные ценители «настоящего искусства»?»  (Сотрудница киевского журнала «ШО» Валентина Серикова). «Сердца четырех»: «По мнению критики, на сегодняшний день проза Владимира Сорокина является самым глубоким, самым шокирующим откровением андеграунда» (из научного реферата). «... залитая кровью картина оставляет странное ощущение близости и даже теплоты»» (Петр Вайль).
.
О последнем по времени романе В. Сорокина «Теллургия» особенно много и горячо толковали в германской прессе:  "Теллурия" - это фейерверк его остро-ироничного мышления и языковой мощи" (Süddeutsche Zeitung) Комментатор радиостанции Deutschlandfunk считает, что в своем романе Сорокин целится в Путина, даже если он редко называет его по имени. Он инсценирует его как персонажа "конца времен", чей бюст ржавеет в заброшенном парке рядом с бюстами Ленина и Горбачева... "Наперекор политическим амбициям Владимира Путина, направленным на территориальную сохранность великорусского государства, Сорокин в своем романе заставляет империю распасться на множество маленьких частей", - констатирует критик еженедельника Freitag. – Он /Сорокин – ЮМ/ пишет о коммуно-феодально-теократической Московии, об обнесенной стеной репрессивной диктатуре, властителей которой подданные для простоты дела именуют 'вампирами'». Здесь же мы находим и оценку романа «День опричника»: «...блестящая антиутопия  об отгородившейся от всего мира России с ее террористическим режимом...» (Süddeutsche Zeitung).
.
Михаил Шишкин. «Венерин волос»: Критиками был необычайно высоко оценён язык книги, общим местом явились также сравнения с Владимиром Набоковым и Сашей Соколовым (Ксения Рождественская). Отмечалось сходство с «Улиссом» Джеймса Джойса, особенно там, где повествование дано в форме чередующихся вопросов и ответов (Дмитрий Быков) «За творческую смелость Шишкина давно прозвали русским Джойсом» (НТВ) После перевода на немецкий писатель сравнивался со Львом Толстым и удостоился премии в Берлине: «...немецкая награда нашла такого русского героя, не удивительно. Международная премия Берлинского дома культуры и народов мира - награда более чем высокая» (НТВ). Взятие Измаила: «Шишкинский роман событие даже не русской, а мировой литературы ... Это абсолютно живой, дышащий роман; некоторые рублевские иконы так написаны.» (Лев Данилкин).
.
Что до Людмилы Евгеньевны Улицкой, то мы сочли излишним составлять сводку по отдельным книгам автора. Отношение к ним со стороны литературной критики н.г.с. (собственно, – vox populi н.г.с.),  достаточно компактно и непротиворечиво изложено в недавнем интервью с ней  журналиста О. Кашина: «Из писателей России вы, наверное, сейчас первый, кто мог бы получить Нобелевскую премию: соотношение известности в мире, художественных качеств и гражданской позиции у вас в этом смысле идеальное».
.
А теперь – сопоставляем.
.
Какие из этих книг Вы читали?
.

- ни одну из перечисленных; или другое

37 (11.56%)

Леонид Саксон. Аксель и Кри в потустороннем замке

1 (0.31%)

Алексей Варламов. Алексей Толстой

4 (1.25%)

Дарья Донцова. Али-Баба и сорок разбойниц

33 (10.31%)

Борис Акунин. Алмазная Колесница

30 (9.38%)

Нил Стивенсон. Алмазный век, или Букварь для благородных девиц

5 (1.56%)

Николай Перумов. Алмазный меч, Деревянный меч

12 (3.75%)

Андрей Волос. Алфавита. Книга соответствий

1 (0.31%)

Пауло Коэльо. Алхимик (O Alquimista)

64 (20.00%)

Александр Грин. Алые паруса

113 (35.31%)

Фрэнсис Фукуяма. Америка на распутье (America at the Crossroads)

4 (1.25%)

Павел Крусанов. Американская дырка

1 (0.31%)

Нил Гейман. Американские боги (American Gods)

2 (0.62%)

Виктор Пелевин. Ампир В. Повесть о настоящем сверхчеловеке

8 (2.50%)

Юрий Петухов. Ангел Возмездия

5 (1.56%)

- ни одну из перечисленных; или другое

97 (49.74%)

Джозеф Кутзее. Бесчестье (Disgrace)

4 (2.05%)

Дарья Донцова. Билет на ковер-вертолет

14 (7.18%)

Дмитрий Емец. Билет на Лысую гору

7 (3.59%)

Джордж Мартин. Битва Королей (A Clash of Kings)

3 (1.54%)

Джудит Макнот. Благословение небес

7 (3.59%)

Сергей Лукьяненко. Близится утро

12 (6.15%)

Алексей Иванов. Блуда и МУДО

2 (1.03%)

Алексей Тарновицкий. Бог не играет в кости

2 (1.03%)

Татьяна Устинова. Богиня прайм-тайма

16 (8.21%)

Громыко Ольга. Божий промысел

0 (0.00%)

Юрий Петухов. Бойня

0 (0.00%)

Чак Паланик. Бойцовский клуб (Fight Club)

19 (9.74%)

Людмила Улицкая. Большая дама с маленькой собачкой

7 (3.59%)

Фриц Лейбер. Большое время

5 (2.56%)

- ни одну из перечисленных; или другое

85 (43.37%)

Павел Крусанов. Бом - Бом

1 (0.51%)

Дмитрий Быков. Борис Пастернак

11 (5.61%)

Моника Али. Брик-лейн (Brick Lane)

0 (0.00%)

Дарья Донцова. Бриллиант мутной воды

24 (12.24%)

Дарья Донцова. Британец китайского производства. Народный детектив

9 (4.59%)

Томас Манн. Будденброки

15 (7.65%)

Юрий Петухов. Бунт вурдалаков

1 (0.51%)

Дмитрий Тедеев. Бусый Волк

3 (1.53%)

Дарья Донцова. Бутик ежовых рукавиц

10 (5.10%)

Андрей Дмитриев. Бухта радости

4 (2.04%)

Анатолий Королев. Быть Босхом

2 (1.02%)

Борис Минаев. В гости к тете Розе

3 (1.53%)

Александр Солженицын. В круге первом

27 (13.78%)

Михаил Айзенберг. В метре от нас

1 (0.51%)

- ни одну из перечисленных; или другое

113 (68.07%)

Владислав Крапивин. В ночь большого прилива

10 (6.02%)

Лоис Буджолд. В свободном падении (Falling Free)

4 (2.41%)

Наум Коржавин. В соблазнах кровавой эпохи

4 (2.41%)

Майкл Флинн. В стране слепых (In the Country of the Blind)

4 (2.41%)

Сэмюэль Дилэни. Вавилон-17 (Babel-17)

3 (1.81%)

Хорхе Борхес. Вавилонская библиотека

5 (3.01%)

Марта Петрова. Валторна Шилклопера

1 (0.60%)

С. Сомтоу. Вампирский Узел (Vampire Junction)

1 (0.60%)

Пер Лагерквист. Варавва

1 (0.60%)

Ольга Мяхар. Ведьма на задании

0 (0.00%)

Пауло Коэльо. Ведьма с Портобелло (A Bruxa de Portobello)

16 (9.64%)

Юрген Граф. Великая ложь XX века

1 (0.60%)

Игорь Пыхалов. Великая оболганная война

1 (0.60%)

Михаил Шишкин. Венерин волос

2 (1.20%)

- ни одну из перечисленных; или другое

31 (12.70%)

Аркадий и Борис Стругацкие. Пикник на обочине

48 (19.67%)

Дарья Донцова. Пикник на острове сокровищ

13 (5.33%)

О.Генри. Пимиентские блинчики

18 (7.38%)

Владимир Сорокин. Пир

5 (2.05%)

Джордж Мартин. Пир стервятников

2 (0.82%)

Джонатан Летем. Пистолет с музыкой (Gun, With Occasional Music)

2 (0.82%)

Вернор Виндж. Пламя над бездной (A Fire Upon the Deep)

3 (1.23%)

Мишель Уэльбек. Платформа (Plateforme)

5 (2.05%)

Андрей Уланов, Громыко Ольга. Плюс на минус

3 (1.23%)

Елена Элтанг. Побег куманики

1 (0.41%)

Уильям Голдинг. Повелитель мух (The Lord of the Flies)

18 (7.38%)

Александр Пушкин. Повести

83 (34.02%)

Джером Сэлинджер. Повести о Глассах

8 (3.28%)

Вадим Панов. Поводыри на распутье

4 (1.64%)

- ни одну из перечисленных; или другое

101 (64.33%)

Михаил Веллер. Легенды Невского проспекта

11 (7.01%)

Аллен Карр. Легкий способ бросить курить

8 (5.10%)

Владимир Сорокин. Лёд

7 (4.46%)

Елена Петрова. Лейна

1 (0.64%)

Роман Злотников, Антон Краснов. Леннар. Книга Бездн

3 (1.91%)

Роман Злотников, Антон Краснов. Леннар. Сквозь Тьму и... Тьму

1 (0.64%)

Дмитрий Липскеров. Леонид обязательно умрет

3 (1.91%)

Вадим Месяц. Лечение электричеством

1 (0.64%)

Сергей Лукьяненко. Линия грёз

13 (8.28%)

Алан Холлингхерст. Линия красоты (The Line of Beauty)

2 (1.27%)

Фред Адра. Лис Улисс

1 (0.64%)

Андрей Жвалевский, Игорь Мытько. Личное дело Мергионы или Четыре чертовы дюжины

1 (0.64%)

Виктор Баженов, Шелонин Олег. Ловец удачи

3 (1.91%)

Наталья Менжунова. Ложкаревка-интернейшнл и ее обитатели

1 (0.64%)

- ни одну из перечисленных; или другое

30 (10.79%)

Владимир Набоков. Лолита

54 (19.42%)

Максим Плотников. Лорд без наследства. Прибытие

2 (0.72%)

Роберт Хайнлайн. Луна - суровая хозяйка (The Moon Is a Harsh Mistress)

9 (3.24%)

Дарья Донцова. Любимые забавы папы Карло

18 (6.47%)

Борис Акунин. Любовник смерти

25 (8.99%)

Фредерик Бегбедер. Любовь живет три года

11 (3.96%)

Александр Мелихов. Любовь к отеческим гробам

1 (0.36%)

Дарья Донцова. Любовь-морковь и третий лишний

20 (7.19%)

Людмила Улицкая. Люди нашего царя

6 (2.16%)

Дарья Донцова. Лягушка Баскервилей

11 (3.96%)

Антоний Либера. Мадам (Madame)

3 (1.08%)

Антуан Де Сент-Экзюпери. Маленький принц

82 (29.50%)

Александр Мазин, Анна Гурова. Малышка и Карлссон

4 (1.44%)

Александр Мазин, Анна Гурова. Малышка и Карлссон-2, или `Пища, молчать!`

2 (0.72%)

- ни одну из перечисленных; или другое

98 (52.69%)

Марк Леви. Каждый хочет любить

5 (2.69%)

Леонид Юзефович. Казароза

2 (1.08%)

Людмила Улицкая. Казус Кукоцкого

13 (6.99%)

Сергей Голубицкий. Как зовут вашего бога? Великие аферы XX века

1 (0.54%)

Сергей Лукьяненко. Калеки

8 (4.30%)

Дарья Донцова. Камасутра для Микки-Мауса

17 (9.14%)

Дарья Донцова. Камин для Снегурочки

14 (7.53%)

Дарья Донцова. Каникулы в Простофилино

11 (5.91%)

Дмитрий Черкасов. Канкан для братвы

1 (0.54%)

Громыко Ольга. Капкан для некроманта

3 (1.61%)

Олег Павлов. Карагандинские девятины

0 (0.00%)

Евгений Лукин. Катали мы ваше солнце

2 (1.08%)

Харуки Мураками. Кафка на пляже

9 (4.84%)

Алексей Слаповский. Качество жизни

2 (1.08%)

- ни одну из перечисленных; или другое

52 (19.33%)

Вячеслав Рыбаков. Гравилет Цесаревич

4 (1.49%)

Аркадий и Борис Стругацкие. Град обреченный

23 (8.55%)

Берил Бейнбридж. Грандиозное приключение (An Awfully Big Adventure)

5 (1.86%)

Александр Дюма. Граф Монте-Кристо

63 (23.42%)

Юрий Поляков. Грибной царь

8 (2.97%)

О.Генри. Громила и Томми

28 (10.41%)

Роман Злотников. Грон

2 (0.74%)

Алексей Балабанов. Груз 200 и другие киносценарии

4 (1.49%)

Людмила Улицкая. Гудаутские груши

6 (2.23%)

Сергей Носов. Дайте мне обезьяну

2 (0.74%)

Борис Минаев. Далекое-близкое

4 (1.49%)

Людмила Улицкая. Даниэль Штайн, переводчик

7 (2.60%)

Бенджамин Хофф. Дао Винни-Пуха (The Tao of Pooh)

10 (3.72%)

О.Генри. Дары волхвов

51 (18.96%)

- ни одну из перечисленных; или другое

21 (7.84%)

Владимир Соловьев. Евангелие от Соловьева

6 (2.24%)

Александр Пушкин. Евгений Онегин

123 (45.90%)

Юрий Норштейн, Сергей Козлов. Ежик в тумане

21 (7.84%)

Пит Рушо. Енот и пума. Маленькие московские сказки

5 (1.87%)

Алекс Кош. Если бы я был вампиром

1 (0.37%)

О.Генри. Еще одна жертва Купидона

26 (9.70%)

Дарья Донцова. Жаба с кошельком

21 (7.84%)

Ромен Роллан. Жан-Кристоф

11 (4.10%)

Дмитрий Быков. Жд

3 (1.12%)

Леонид Сергеев. Железный Дым

1 (0.37%)

Одри Ниффенеггер. Жена путешественника во времени

1 (0.37%)

Оксана Робски. Жизнь заново

10 (3.73%)

Виктор Пелевин. Жизнь насекомых

16 (5.97%)

Янн Мартел. Жизнь Пи

2 (0.75%)

- ни одну из перечисленных; или другое

94 (28.23%)

Иар Эльтеррус. Дети смерча

1 (0.30%)

Борис Акунин. Детская книга

21 (6.31%)

Пэлем Вудхауз. Дживс и неумолимый рок

5 (1.50%)

Пэлем Вудхауз. Дживс шевелит мозгами

5 (1.50%)

Виктор Пелевин. Диалектика Переходного Периода Из Ниоткуда В Никуда

10 (3.00%)

Марина и Сергей Дяченко. Дикая энергия. Лана

5 (1.50%)

Ким Робинсон. Дикий берег (The Wild Shore)

2 (0.60%)

Пауло Коэльо. Дневник мага (O Diario de um Mago)

29 (8.71%)

Сергей Лукьяненко, Владимир Васильев. Дневной Дозор

52 (15.62%)

Дэймон Гэлгут. Добрый доктор (The God Doctor)

1 (0.30%)

Борис Пастернак. Доктор Живаго

75 (22.52%)

Марина и Сергей Дяченко. Долина совести

6 (1.80%)

Дарья Донцова. Доллары царя Гороха

26 (7.81%)

Ольга Токарчук. Дом дневной, дом ночной (Dom dzienny, dom nocny)

1 (0.30%)

- ни одну из перечисленных; или другое

39 (15.42%)

Ален Роб-Грийе. Повторение (La Reprise)

2 (0.79%)

Артем Каменистый. Пограничная река

1 (0.40%)

Виталий Зыков. Под знаменем пророчества

1 (0.40%)

Владимир Набоков. Подлинная жизнь Себастьяна Найта

10 (3.95%)

Орсон Кард. Подмастерье Элвин (Prentice Alvin)

1 (0.40%)

Михаил Шолохов. Поднятая целина

61 (24.11%)

Дарья Донцова. Покер с акулой

20 (7.91%)

Виктор Пелевин. Поколение П (Generation П)

16 (6.32%)

Дарья Донцова. Полет над гнездом индюшки

24 (9.49%)

Габриэль Гарсия Маркес. Полковнику никто не пишет

24 (9.49%)

Александр Чубарьян. Полный root

0 (0.00%)

Ларс Кристенсен. Полубрат (Halvbroren)

1 (0.40%)

Видиадхар Найпол. Полужизнь (Half a Life)

2 (0.79%)

Аркадий и Борис Стругацкие. Понедельник начинается в субботу

51 (20.16%)

- ни одну из перечисленных; или другое

119 (68.00%)

Джеймс Блиш. Дело совести

4 (2.29%)

Хольм Ван Зайчик. Дело судьи Ди

3 (1.71%)

Александр Данин. Дениskа и Команда Лейбентим

1 (0.57%)

Алексей Слаповский. День денег

4 (2.29%)

Вадим Панов. День Дракона

4 (2.29%)

Бернард Вербер. День муравья

4 (2.29%)

Владимир Сорокин. День опричника

6 (3.43%)

Оксана Робски. День счастья - завтра

11 (6.29%)

Борис Минаев. Дерево

2 (1.14%)

Вячеслав Рыбаков. Дерни за веревочку

3 (1.71%)

Терри Гудкайнд. Десятое Правило Волшебника, или Фантом (Phantom)

5 (2.86%)

Лора Андерсен. Дети вечности

3 (1.71%)

Жанна Пояркова. Дети Лезвия

2 (1.14%)

Дэн Симмонс. Дети ночи (Children of the Night)

4 (2.29%)

- ни одну из перечисленных; или другое

85 (44.97%)

Януш Вишневский. Одиночество в Сети

18 (9.52%)

Николай Перумов. Одиночество мага

8 (4.23%)

Арсен Ревазов. Одиночество-12

1 (0.53%)

Борис Акунин. Одна десятая процента

8 (4.23%)

Генри Олди. Ойкумена.

7 (3.70%)

Татьяна Устинова. Олигарх с Большой Медведицы

7 (3.70%)

Юрий Лейдерман. Олор

1 (0.53%)

Виктор Пелевин. Омон Ра (Omon Ra)

15 (7.94%)

Андрей Белянин. Опергруппа в деревне

13 (6.88%)

Дмитрий Быков. Оправдание

3 (1.59%)

Мирзакарим Норбеков. Опыт дурака, или ключ к прозрению

13 (6.88%)

Дмитрий Быков. Орфография

3 (1.59%)

Иэн Бэнкс. Осиная Фабрика (The Wasp Factory)

4 (2.12%)

Эрик-Эммануэль Шмитт. Оскар и Розовая Дама (Oscar et la dame rose)

3 (1.59%)

- ни одну из перечисленных; или другое

62 (28.84%)

Александр Беляев. Голова профессора Доуэля

65 (30.23%)

Орсон Кард. Голос тех, кого нет (Speaker for the Dead)

3 (1.40%)

Владимир Сорокин. Голубое Сало

9 (4.19%)

Владислав Крапивин. Голубятня на желтой поляне

11 (5.12%)

Пру Эдна. Горбатая гора

7 (3.26%)

Макс Фрай. Горе господина Гро. История, рассказанная сэром Кофой Йохом

5 (2.33%)

Борис Юдин. Город, который сошел с ума

5 (2.33%)

Илья Боровиков. Горожане солнца

3 (1.40%)

Громыко Ольга. Гороскопчик

4 (1.86%)

Борис Минаев. Горький лук

1 (0.47%)

О.Генри. Горящий светильник

28 (13.02%)

Дэн Симмонс. Горящий Эдем (Fires of Eden)

5 (2.33%)

Александр Проханов. Господин Гексоген

2 (0.93%)

Андрей Кутерницкий. Госпожа Странная Мысль

5 (2.33%)

- ни одну из перечисленных; или другое

60 (33.71%)

Владислав Крапивин. Острова и капитаны

16 (8.99%)

Татьяна Устинова. От первого до последнего слова

7 (3.93%)

Али Смит. Отель - мир (Hotel World)

2 (1.12%)

Иар Эльтеррус. Отзвуки серебряного ветра III - Мы -будем! Осознание

2 (1.12%)

Харуки Мураками. Охота на овец (Hitsuji o meguru boken)

16 (8.99%)

Александр Бушков. Охота на пиранью

14 (7.87%)

Анита Брукнер. Очередное важное дело (The Next Big Thing)

1 (0.56%)

Екатерина Картавцева. Ошейник для богини

3 (1.69%)

Дэн Симмонс. Падение Гипериона (The Fall of Hyperion)

3 (1.69%)

Лоис Буджолд. Паладин душ (Paladin of Souls)

3 (1.69%)

Грегори Бенфорд. Панорама времен

1 (0.56%)

Патрик Зюскинд. Парфюмер (Das Parfum – Die Geschichte eines Morders)

38 (21.35%)

Генри Олди. Пасынки восьмой заповеди

9 (5.06%)

Захар Прилепин. Патологии

3 (1.69%)

- ни одну из перечисленных; или другое

67 (35.08%)

Артем Каменистый. Земли Хайтаны

1 (0.52%)

Юлия Латынина. Земля войны

2 (1.05%)

Вера Камша. Зимний излом.

2 (1.05%)

Алексей Иванов. Золото бунта, или Вниз по реке теснин

3 (1.57%)

Роман Солнцев. Золотое дно

2 (1.05%)

Илья Ильф и Евгений Петров. Золотой теленок

68 (35.60%)

Евгений Лукин. Зона Справедливости

4 (2.09%)

Илья Новак. Зубастик

2 (1.05%)

Джеймс Хэрриот. И все они - создания природы

7 (3.66%)

Людмила Улицкая. И умерли в один день

7 (3.66%)

Колин Баттс. Ибица круглые сутки (A Bas Could Run You Over)

0 (0.00%)

Герман Гессе. Игра в бисер

12 (6.28%)

Дарья Донцова. Игра в жмурики

13 (6.81%)

Джордж Мартин. Игра престолов (A Game of Thrones)

1 (0.52%)

- ни одну из перечисленных; или другое

41 (19.25%)

Татьяна Москвина. Смерть это все мужчины

2 (0.94%)

Орхан Памук. Снег

2 (0.94%)

Джоан Виндж. Снежная королева (The Snow Queen)

7 (3.29%)

Александра Маринина. Соавторы

15 (7.04%)

Михаил Булгаков. Собачье сердце

93 (43.66%)

Энн Энрайт. Собрание (The Gathering)

3 (1.41%)

Суад. Сожженная заживо

8 (3.76%)

Дарья Донцова. Созвездие жадных псов

24 (11.27%)

Кнут Гамсун. Соки земли (Плоды земли)

1 (0.47%)

Андрей Лазарчук. Солдаты Вавилона

3 (1.41%)

Лоран Годе. Солнце клана Скорта

1 (0.47%)

Анатолий Курчаткин. Солнце сияло

2 (0.94%)

Дэвид Митчелл. Сон №9 (Number 9 Dream)

1 (0.47%)

Людмила Улицкая. Сонечка

10 (4.69%)

- ни одну из перечисленных; или другое

113 (63.84%)

Иар Эльтеррус. Шаг навстречу судьбе

0 (0.00%)

Иэн Бэнкс. Шаги по стеклу (Walking on Glass)

5 (2.82%)

Далия Трускиновская. Шайтан-звезда (Книга первая)

1 (0.56%)

Александр Червинский. Шишкин лес

4 (2.26%)

Марина Сочинская. Школьная жизнь Ленчика Арбатова

0 (0.00%)

Виктор Пелевин. Шлем ужаса

13 (7.34%)

Софи Кинселла. Шопоголик и бэби

2 (1.13%)

Борис Акунин. Шпионский роман

22 (12.43%)

Майкл Фрейн. Шпионы (Spies)

1 (0.56%)

Марина и Сергей Дяченко. Шрам

6 (3.39%)

Игорь Поль. Штампованное счастье. Год 2180

0 (0.00%)

Андрей Лазарчук. Штурмфогель

2 (1.13%)

Дмитрий Быков. Эвакуатор

4 (2.26%)

Юрий Волков. Эдип царь

4 (2.26%)

- ни одну из перечисленных; или другое

85 (40.67%)

Виктор Пелевин. Чапаев и Пустота

21 (10.05%)

Энн Райс. Час ведьмовства (The Witching Hour)

6 (2.87%)

Иосиф Бродский. Часть речи

12 (5.74%)

Альфред Бестер. Человек без лица (The Demolished Man)

13 (6.22%)

Филип Дик. Человек в высоком замке (The Man in the High Castle)

6 (2.87%)

Фредерик Пол. Человек Плюс

3 (1.44%)

Лев Данилкин. Человек с яйцом. Жизнь и мнения Александра Проханова

0 (0.00%)

Сергей Седов. Человек со свечкой

1 (0.48%)

Игорь Сахновский. Человек, который знал всё

3 (1.44%)

Сергей Довлатов. Чемодан

17 (8.13%)

Николай Перумов. Череп в небесах

5 (2.39%)

Сергей Лукьяненко. Черновик

25 (11.96%)

Андрей Смирнов. Чернокнижник

9 (4.31%)

Вадим Бабенко. Черный пеликан

3 (1.44%)

- ни одну из перечисленных; или другое

119 (72.12%)

Андрей Родионов. Люди безнадежно устаревших профессий

2 (1.21%)

Сюсаку Эндо. Молчание

4 (2.42%)

Сергей Круглов. Переписчик

1 (0.61%)

Мария Степанова. Проза Ивана Сидорова

3 (1.82%)

Джеймс Александер. Россия глазами иностранца

7 (4.24%)

Владимир Сорокин. Сахарный кремль

2 (1.21%)

Симона де Бовуар. Сила обстоятельств

3 (1.82%)

Ханна Арендт. Скрытая традиция

0 (0.00%)

Редьярд Киплинг. Сталки и компания

6 (3.64%)

Пауль Целан. Стихотворения. Проза. Письма

5 (3.03%)

Умберто Эко. Таинственное пламя царицы Лоаны

4 (2.42%)

Зигмунт Бауман. Текучая современность

1 (0.61%)

Видиадхар Найпол. Территория тьмы

2 (1.21%)

Владимир Набоков. Трагедия господина Морна. Пьесы. Лекции о драме

6 (3.64%)

- ни одну из перечисленных; или другое

68 (37.16%)

Дарья Донцова. Рыбка по имени Зайка

15 (8.20%)

Сергей Лукьяненко. Рыцари Сорока Островов

14 (7.65%)

Сергей Садов. Рыцарь Ордена: Клинки у трона

3 (1.64%)

Сергей Садов. Рыцарь Ордена: Рыцарь двух миров

3 (1.64%)

Сельма Лагерлеф. Сага о Йесте Берлинге

2 (1.09%)

Джеральд Даррелл. Сад богов

17 (9.29%)

Хорхе Борхес. Сад расходящихся тропок (=Сад, где ветвятся дорожки)

5 (2.73%)

Андрей Рубанов. Сажайте, и вырастет

2 (1.09%)

Айзек Азимов. Сами боги (The Gods Themselves)

20 (10.93%)

Сергей Болмат. Сами по себе

1 (0.55%)

Джудит Макнот. Само совершенство (Perfect)

3 (1.64%)

Ирина Оловянная. Самурай

2 (1.09%)

О.Генри. Санаторий на ранчо

23 (12.57%)

Захар Прилепин. Санькя

5 (2.73%)

- ни одну из перечисленных; или другое

57 (15.36%)

Сергей Есенин. Черный человек

58 (15.63%)

Дарья Донцова. Черт из табакерки

40 (10.78%)

Илья Масодов. Черти

4 (1.08%)

Анна Ахматова. Четки

45 (12.13%)

Виктор Пелевин. Числа

15 (4.04%)

Сергей Лукьяненко. Чистовик

20 (5.39%)

Николай Чернышевский. Что делать?

55 (14.82%)

Макс Фрай. Чуб земли

4 (1.08%)

Александра Маринина. Чувство льда

19 (5.12%)

Михаил Успенский. Чугунный Всадник

4 (1.08%)

Илья Попенов. Чудеса и тайны

3 (0.81%)

Дарья Донцова. Чудовище без красавицы

29 (7.82%)

Синцзянь Г.. Чудотворные горы

1 (0.27%)

Роберт Хайнлайн. Чужак в чужой стране (Stranger In A Strange Land)

17 (4.58%)

- ни одну из перечисленных; или другое

64 (31.37%)

Владимир Сорокин. Сердца четырех

13 (6.37%)

О.Генри. Сердце и крест

31 (15.20%)

Артем Каменистый. Сердце Мира

4 (1.96%)

Анна Ахматова. Сероглазый король

30 (14.71%)

Алексей Слаповский. Синдром Феникса

2 (0.98%)

Дмитрий Бортников. Синдром Фрица

3 (1.47%)

Рина Эльф. Синий дождь

5 (2.45%)

Дарья Донцова. Синий мопс счастья

19 (9.31%)

Сергей Седов. Сказки про дураков

5 (2.45%)

Сергей Седов. Сказки про лягушку Пипу

4 (1.96%)

Дарья Донцова. Скелет из пробирки

20 (9.80%)

Маргарет Этвуд. Слепой убийца

1 (0.49%)

Виктор Строгальщиков. Слой

2 (0.98%)

Роберт Сойер. Смертельный эксперимент (The Terminal Experiment)

1 (0.49%)

- ни одну из перечисленных; или другое

63 (30.88%)

Гай Орловский. Ричард Длинные Руки - пфальцграф

4 (1.96%)

Ален Мабанку `Разбитый стакан`. Ришар Мийе `Вкус некрасивых женщин`

0 (0.00%)

О.Генри. Родственные души

38 (18.63%)

Иосиф Бродский. Рождественские стихи

18 (8.82%)

Даниил Андреев. Роза мира

15 (7.35%)

Светлана Шенбрунн. Розы и хризантемы

1 (0.49%)

Владимир Сорокин. Роман

6 (2.94%)

О.Генри. Роман биржевого маклера

28 (13.73%)

Фредерик Бегбедер. Романтический эгоист

5 (2.45%)

Борис Евсеев. Романчик. Некоторые подробности мелкой скрипичной техники

1 (0.49%)

Дарья Донцова. Ромео с большой дороги

12 (5.88%)

Евгений Гришковец. Рубашка

8 (3.92%)

Дмитрий Липскеров. Русское стаккато - британской матери

3 (1.47%)

Петр Алешковский. Рыба

2 (0.98%)

- ни одну из перечисленных; или другое

79 (53.38%)

Тони Уайт. Сатана! Сатана! Сатана!

1 (0.68%)

Дарья Донцова. Сафари на черепашку

12 (8.11%)

Святослав Логинов. Свет в окошке

3 (2.03%)

Артур Кларк. Свидание с Рамой (Rendezvous with Rama)

6 (4.05%)

Вероника Иванова. Свобода уйти, свобода остаться

1 (0.68%)

Владимир Благов. Свободу Змею Горынычу!

0 (0.00%)

Владимир Кунин. Сволочи

8 (5.41%)

Виктор Пелевин. Священная книга оборотня

18 (12.16%)

Василий Щепетнев. Седьмая часть тьмы

0 (0.00%)

Татьяна Устинова. Седьмое небо

14 (9.46%)

Орсон Кард. Седьмой сын (Seventh Son)

1 (0.68%)

Рожер дю Гар. Семья Тибо

1 (0.68%)

Александр Рудазов. Серая чума

3 (2.03%)

Олег Зайончковский. Сергеев и городок

1 (0.68%)

.
К чему лукавить? Новоназначенные Толстой и Стивен Кинг, Гомер и Гоголь с Грибоедовым и Джойсом в придачу, с их миллионными тиражами, жадно раскупленными китайцами, немцами, пензенскими студентками и белорусскими старшеклассниками,  но  чьи сочинения в Отечестве прочитали от 2-х до 18 особ из 20 тыс. возможных – выглядят странно.  При этом полемический вопрос: «А ежели б их вовсе не раскручивали, кто бы тогда их вообще читал?» -  абсолютно неуместен. Мы живем в эпоху злокачественного неразличения. В Тургеневы и Достоевские, прижизненные классики и великие гуманисты-стилисты могли бы определить совсем иных авторов. Что уже происходило - и еще может и произойти. Но подобная процедура не убавила бы у одних, и не прибавила бы другим ни творческого дара, ни владения пером, потому что art/lit-индустрию подобные вещи не интересуют. Она занята совсем иными делами.
.
Каких угодно русских (пишущих по-русски и переведенных на русский) писателей – оценивает сегодня только русский читатель. А уж русский писатель остался с этим читателем один на один, потому что ни критиков, ни рецензентов, ни ученых по литературе наученный горьким опытом русский читатель в упор не видит, и ни одному их слову не верит. Это не столь хорошо, но там, где доверие поругано, а потому потеряно напрочь, иначе быть не может. И достаточно долго не будет.
.
В первой части обзора мы уже касались родовых черт русского читателя, не принадлежащего к нижнему господскому слою. Здесь мы напомним только высшие похвалы, которыми русский множество лет определяет любезное ему сочинение, песню, мелодию, кинокартину, спектакль, - что придется. Таких похвал – всего две: душевно и жизненно. Издавна нас приучали относиться к ним, в лучшем случае, со снисходительной ухмылкой, - а к тому же истолковывали их неверно. Чтобы уяснить их значение, нужно просто-напросто вспомнить подлинные антонимы этих слов-понятий. Душевно – противопоставляется понятию телесно, плотски.  А жизненно, - это совсем не «как в жизни», «реалистично». Это антоним к «мертвенно».  Литературу мертвой плоти русский читатель не любит. Sapienti sat.
К чему лукавить? Новоназначенные Толстой и Стивен Кинг, Гомер и Гоголь с Грибоедовым и Джойсом в придачу, с их миллионными тиражами, жадно раскупленными китайцами, немцами, пензенскими студентками и белорусскими старшеклассниками,  но  чьи сочинения в Отечестве прочитали от 2-х до 18 особ из 20 тыс. возможных – выглядят странно.  При этом полемический вопрос: «А ежели б их вовсе не раскручивали, кто бы тогда их вообще читал?» -  абсолютно неуместен. Мы живем в эпоху злокачественного неразличения. В Тургеневы и Достоевские, прижизненные классики и великие гуманисты-стилисты могли бы определить совсем иных авторов. Что уже происходило - и еще может и произойти. Но подобная процедура не убавила бы у одних, и не прибавила бы другим ни творческого дара, ни владения пером, потому что art/lit-индустрию подобные вещи не интересуют. Она занята совсем иными делами.
.
Каких угодно русских (пишущих по-русски и переведенных на русский) писателей – оценивает сегодня только русский читатель. А уж русский писатель остался с этим читателем один на один, потому что ни критиков, ни рецензентов, ни ученых по литературе наученный горьким опытом русский читатель в упор не видит, и ни одному их слову не верит. Это не столь хорошо, но там, где доверие поругано, а потому потеряно напрочь, иначе быть не может. И достаточно долго не будет.
.
В первой части обзора мы уже касались родовых черт русского читателя, не принадлежащего к нижнему господскому слою. Здесь мы напомним только высшие похвалы, которыми русский множество лет определяет любезное ему сочинение, песню, мелодию, кинокартину, спектакль, - что придется. Таких похвал – всего две: душевно и жизненно. Издавна нас приучали относиться к ним, в лучшем случае, со снисходительной ухмылкой, - а к тому же истолковывали их неверно. Чтобы уяснить их значение, нужно просто-напросто вспомнить подлинные антонимы этих слов-понятий. Душевно – противопоставляется понятию телесно, плотски.  А жизненно, - это совсем не «как в жизни», «реалистично». Это антоним к «мертвенно».  Литературу мертвой плоти русский читатель не любит. Sapienti sat.