От автора: паралитературный процесс-3

Юрий Милославский
От автора: паралитературный процесс-3
Начнем наши итоговые заметки со статистики, - просто потому, что статистика оказалась наиболее перекаемой (и обсуждаемой)  частью моего аналитического обзора «Паралитературный процесс».
«Увидел краешком глаза тут /в интернете – ЮМ/ статьи Юрия Милославского о современном литературном процессе. Статьи, с научной точки зрения, надо сказать, абсолютно безграмотные, - восклицает раздраженный, но прыткий и юркий читатель, именующий себя «безработным»,  хотя он довольно обильно печатается в периодике. - И уже за одну эту страсть к мутным процентам и псевдосоциологическим и псевдостатистическим их следовало бы поднять насмех. Почему? Да потому что существуют определенные методики проведения опросов, которые в данном случае были проигнорированы. Но оставим это. Страсть к псевдонауке у нас неугасима.
Люди любят цифры в качестве аргументов, любят ссылки на факты и эмпирию, не всегда понимая, что эмпирия должна быть еще определенным образом организована.»
Эта своего рода квинтэссенция претензий, счастливо обнаруженная буквально на днях одним из моих добрых друзей и коллег, порадовала меня своей емкостью и простотой.  И то сказать, безграмотным и достойным всяческого осмеяния оказался Иван Григорьевич Сильвестров, - создатель проекта «Мегапинион» («Мой Мир», Mail.ru) - поистине выдающийся знаток  своего неблагодарного дела. Именно на его опросах, собравших более 20 000 читательских голосов, основаны выводы моих псевдонаучных обзоров.  Да только  стоит ли притворяться? – никогда результаты опросов, сколь бы тщательно они не проводились, не смогут переубедить тех, кому результаты эти – по тем или иным причинам, от совершенно личных, до совершенно деловых, -   не подходят. С этим следует считаться, но (каламбур невольный) как же тогда прикажете считать?
Ведь я уже приводил знаменитую шутку Станислава Лема: «Сопротивление, которое наш ум оказывает статистическому подходу, в атомной физике куда меньше, чем в антропологии. Мы охотно принимаем  непротиворечивую и подтвержденную опытом статистическую модель атомного  ядра. Мы не спрашиваем: ‘Ну, а как все-таки атомы ведут себя на самом деле!?’ – но в науках о человеке нас такой подход не устраивает.»
Ответ несложен. Атомы (то-бишь, писатели и читатели) должны вести себя так, как то представляется уместным и целесообразным руководителям art-индустрии, ответственным за сохранение status quo в пределах искусственного культурного контекста, где, начиная с середины 80-х годов, в Отечестве был запущен паралитературный процесс, в котором абсолютное главенство отводилось литературе нижнего господского слоя («интеллигенции»)
Обо всем этом мною было уже достаточно подробно,  - быть может, излишне подробно, -  рассказано (см. http://webkamerton.ru/2015/09/paraliteraturnyj-process/ и http://webkamerton.ru/2015/11/krug-chteniya-paraliteraturnyj-process-2/), и какой-либо обновленный пересказ всего уже приведенного - представляется нам излишним.
Итак, вот перечень («рейтинг»)  самых продаваемых книг на русском языке в уходящем 2015-ом от Рождества Христова, году, известном как «Год Литературы»: «РБК Стиль» составил его (цитируем) «на основе данных, предоставленных крупнейшими российскими издательствами. Самой продаваемой книгой года оказалась «Планета вода» Бориса Акунина. В рейтинге учтены все книги, вне зависимости от года выпуска».
http://style.rbc.ru/news/art/2015/12/23/22467/
Согласно версии «РБК Стиль» упомянутая книга Б. Акунина была продана в количестве 168 тыс. экземпляров. Из числа литературных сочинений, изначально написанных по-русски, в перечне присутствует еще остросюжетная «антиутопия lite»» г. Глуховского «Метро 2035», занявшее пятое место и проданная в количестве  97 459 тыс. экземпляров.
Больше в лидирующей десятке русских книг нет. Только переводы. В т.ч.,  переиздания «1984» Джорджа Орруэлла, -  названного «РБК Стиль» по ошибке «Джеймсом»,  -  «АСТ», 2013) и Харпер Ли «Убить пересмешника» (АСТ,  2014).
Перечень, предложенный «РБК Стиль», оказывается самым последним по времени подсчетом наших литературных достижений.
Но еще прежде, 18 ноября с.г.,  в Москве были объявлены лауреаты премии OZON.ru ONLINE AWARDS, организованной лидирующим онлайн-магазином России OZON.ru. «Премия OZON.ru ONLINE AWARDS — наследница и расширенная версия знаменитой Книжной премии Рунета, которая четыре года подряд проводилась компанией. Лучшие книги года в разных номинациях определяются по двум критериям: лучшие продажи и народное голосование, когда победителей из предложенного шорт-листа выбирают пользователи. В этом году в голосовании приняло участие более 100 тысяч человек». (Привожу по: https://eksmo.ru/news/literatura/1919162/).
Вот как выглядят эти результаты: http://www.ozon.ru/premia/?voting.  Победителем опроса оказался уже известный нам  Д. Глуховский со своим «Метро 2035».
А теперь посмотрим на «краткий список», из которого 100 000 с лишним  русских читателей избирали своих фаворитов.
http://www.ozon.ru/premia/nominanti.html
Из четырех книг, отосимых здесь к художественной литературе, три – писаны на русском языке. Утешительно.  Потому что нашего читателя утопили-захлестнули потоком отвлекающей литературы, почти непременно переводной. Это один из многих методов внедрения культуры победителя в русское «цивилизационное безсознательное». Обратим внимание:  две книги-финалистки – совпадают с теми, что были указаны в  издательских данных, предложенных нам «РБК Стиль».
Но, - любопытно и забавно! -  о новом романе Акунина  в опросе «OZON.ru» нет и помину. 100 000 с гаком читателей его не заметили.  Возможно, он затерялся где-то на предшествующих этапах? Или новую его книгу приобретали исключительно в книжных магазинах, а в переделах торговли сетевой она почему-либо отсутствовала? А ведь эти самые 100 000+ – есть потребители, т.с., продвинутые, современные: сетевая торговля в Отечестве только набирает силу, и люди постарше  к  ней далеко еще не привыкли. В этом случае нам поневоле приходится допустить, что детективные романы Акунина – это, главным образом, легкое чтение исключительно для лиц старше 50 лет. М.б., они-то и разобрали начисто указанные  «РБК  Стиль» 168 000 экземпляров, избегая связываться с негоциациями в сети?  Мне это представляется сомнительным, но уж такова статистическая модель, возникающая при сопоставлении/на стыке двух информационных «сводов».
Теперь вернемся ненадолго к опросам, проводимым «OZON.ru», начиная с 2011 года. До  уходящего 2015-го,  в помощь читателям-потребителям, дабы наилучшим образом определить, - кто же достоин ежегодной Премии Рунета,  привлекался и особый экспертный совет. В 2011-2012 гг. его возглавлял А. Архангельский (член Совета при Президенте Российской Федерации по культуре и искусству  и один из учредителей «Союза 4 октября», созданного сразу после октябрьского государственного переворота 1993 г. активнейшими его сторонниками из числа молодых представителей творческих профессий. Среди учредителей «Союза 4 октября» (дня массовых убийств) - помимо самого А. Архангельского, - присутствуют видные персоны из нижнего господского слоя, как то, к примеру, Андрей Быстрицкий, Денис Горелов, Михаил Гохман, Леонид Кацис, Модест Колеров, Андрей Немзер, Сергей Николаев, Александр Носов, Константин Поливанов, Дмитрий Шушарин.  См. «Литературные вести». 1994, N 1).
Как мы сейчас убедимся, решения этого (равно и всех последующих) экспертного совета ни единого разу и ни в чем не совпали с мнениями читательскими.
Смотрим: 2011
http://www.ozon.ru/premia/winner.html
2012
http://www.ozon.ru/premia/index2012.html
В 2012 году несогласие между сотней тысяч русских читателей – и экспертным советом н.г.с.  приобретают характер  непримиримого культурно-политического конфлита: так, читатель называет главным художественным  достижением года  сочинение преосв. епископа, - тогда архимандрита, - Тихона (Шевкунова) «Несвятые святые», притом голосует он и словом, и кошельком (книга еп. Тихона стала «бестселлером»  на OZON.ru); а эксперты нижнего господского слоя объявляют наиболее достойной книгой – агитационный болотноплощадной памфлет «Гражданин Поэт»  Дмитрия Быкова, Ал. Васильева и Мих. Ефремова.  Заслуживает внимания и противоречие  в разделе «non-fiction» 2011 года:  читатель выбрал работу Н. Старикова «Национализация рубля. Путь к свободе России», а экспертный совет настаивает на беллетизованной биографии, составленной  П. Басинским «Лев Толстой: Бегство из рая» (премия «Большая Книга» за 2010 г.).
Ни в чем не согласны меж собой читатели и эксперты и в 2013 г. Состав совета был несколько иным (А. Архангельского и проч. сменили Светлана Сорокина, Ирина Хакамада, Артемий Троицкий и др.), но подлинный политический конфликт остается в силе: лучшей «бизнес книгой» представители н.г.с. называют «Революцию Гайдара»: составлена Петром Авеном и Альфредом Кохом. См. http://www.ozon.ru/premia/index2013.html
Нет пускай хотя бы легкой тени согласия в противостоянии «читатель versus экспертный совет» и в 2014 г.  (см. http://www.ozon.ru/premia/index2014.html). Читатель окончательно уходит в область отвлекающую-переводную, - любовную, детективную, остросюжетную и прочую, - а эксперты во главе с Феклой Толстой – предлагают ему вдогонку «Обитель» Прилепина. А в специальных номинациях от Litres ru. и Lenta ru. – эксперты именуют победителями видных авторов литературы н.г.с., а именно Санаева и Сорокина соответственно. Но все впустую: в читательском голосовании кошельком на Озоне побеждает трогательный роман израильской русскоязычной беллетристки Дины Рубин. Роман может быть отнесен, скорее, к литературе отвлекающей, «иностранной».
Как видим, основной блок «ударного отряда» литературы н.г.с., - смонтированного art-индустрией конгломерата т. наз. премиальных авторов, - потерпел очередное поражение в самый «Год Литературы».
Не ошибается проект «Магапинион».  И многоопытные сотрудники «Озона» - вполне в состоянии перевести в цифирь ответы своих покупателей-читателей.  Это обстоятельство отлично известно и заказчикам, и ответственным поставщикам art-индустриальных услуг в пределах русского культурного пространства.
Судя по многим признакам, некоторым устроителям и организаторам Года Литературы было так или иначе поручено осуществление неявной программы интенсивной легитимации паралитературного продукта. К работе были подключены лоббирующие системы целевого сопровождения («PR»), которые, на сей раз,  действовали не только и не столько в столицах, а и во многих крупных городах России – от Саратова и до Владивостока, от Нижнего-Новгорода  и до Екатеринбурга. Доверительные беседы с коллегами, что велись нами в Санкт-Петербурге, где проходил на сей раз Конгресс Фонда Достоевского, созванный неуклонными стараниями И.Л. Волгина, - только подтвердили мои осторожные догадки. Как обыкновенно бывает, «целевики» ограничились тем, что выполнили привычную свою работу:  организовали «полные библиотеки» и «переполненные аудитории» во время гастрольных поездок премированных паралитературных персон, инициировали соответствующие «медийные отклики» и тому подобное.
Но практически ни одного читателя/потребителя продукта искусственного культурного контекста – в России не прибавилось.
А поскольку совершенно «опаралитературить» Год Литературы было бы опасно, да и весьма затруднительно, многое в его программах – оказалось на пользу и русскому писателю, и русскому читателю. Но, разумеется, главным успехом Года Литературы – стал провал его, быть может, основной, пускай и неявной программы, о которой сказано выше.
Усилиями «целевиков» из лоббирующих систем сопровождения групповых и индивидуальных проектов - русского читателя можно отвлечь от подлинной литературы, по крайней мере – отчасти; на некоторое время.  Но вот привлечь его
к паралиературным произведениям – не удается: паралитературная команда почти лишена  русских читателей. Судя по опросам, здесь упомянутым, речь идет, - если говорить обо всем Русском Мiре, - едва ли не о статистической погрешности. А погрешность эта – вся размешается в пределах нижнего господского слоя, который и сам по себе численно не столь велик. Сокрытием этого смешного обстоятельства и занимаются наемные «целевики», привлеченные к подготовке Года Литературы в России.
...Дело доходит до бурлеска. На слушаниях в Общественной палате РФ «Об итогах Года литературы», состоявшихся 23 декабря, 73-летний г. Сергей Филатов (в 1993-1966 годах руководивший администрацией г. Ельцина, а ныне возглавляющий Фонд социально-экономических и интеллектуальных программ, каковой финансирует (!?) переводы современных авторов на иностранные языки/их публикации в  иностранных изданиях), выведенный из себя вопросами (если я верно разобрал) Ю.М. Полякова, - не выдерживает и выпаливает правду: «...мы выбираем не тех писателей, чьи имена вам ласкают слух, а те, которые требуются за рубежом...». Спустя мгновение он сображает, что сказал лишнее – и дополняет: «...которых читатели хотят».  Зарубежные читатели, которые познакомились с творчеством отобранных Фондом г. Филатова кандидатов еще до перевода? (Привожу по видеозаписи https://www.oprf.ru/press/conference/1986).
Все то, о чем шла речь в трехчастном обзоре «Паралитературный процесс» относится не собственно к произведениям изящной словесности, а к  литературному быту (термин введен Б.М.Эйхенбаумом и Ю.Н.Тыняновым в 1927-29 гг. ).  «Литературный быт, не являясь определяющим фактором литературной эволюции, может играть весьма существенную роль в динамике литературного процесса», - сообщает нам справочное пособие.
«Да еще какую существенную, хоть святых выноси!», - добавим мы.
После крушения 1991 года все материальное составляющее русского литературного хозяйства  было, как мы знаем,  «приватизировано»/криминализировано. Вледствие этого, - но уже в пределах области науки о литературы, -  распался «треугольник» (по В. Лакшину) писатель-читатель-критик. Между «сторонами» этого «треугольника» исчезла взаимозависимость, или, лучше сказать, динамическая взаимосопряженность, которая, в свою очередь, являлась важной составляющей движущих сил литературного процесса.  «Историческая  политизированность», которая всегда существовала в русском литратурном пространстве, - по  самим особенностям взаимоотношений в системе «русский писатель-русская государственная власть», сменилась симулякром «независимости от государства». Первые 15 лет после событий 1991 года вся сфера идеологического на землях бывшего СССР  была безраздельно подчинена победителям в холодной войне (их представителям на местах). В этот период и был запущен паралитературный процесс – и его детище: «премиальная паралитература». Прилагаемое к ней определение либеральная» представляется нам неверным. Паралитература вполне может носить (и в последние годы – нередко носит)  облик псевдопатриотический. Тема это – интереснейшая, но я приберегаю ее для иного случая.
У отвергнутого русским читателем паралитературного направления есть поистине роковая, непоправимая особенность историософского свойства. Это – специфический взгляд на Русскую Цивилизацию, сущность которого достаточно отчетливо (как мы полагаем), хотя и грубовато определил в своем отзыве один из читателей второй части обзора  «Паралитературный процесс»:
- Дело здесь не столько в конспирологии, сколько в культурно-психологическом «коде». Пушкин когда-то заметил: «Проза требует мыслей и мыслей. Без них блестящие выражения ничего не стоят». Какие же основные мысли, общие для всех, кто назван в статье, и еще нескольких привилегированных, которые в статью не попали? Этих мыслей всего пять: а) русский человек – хи-хи-хи (ах-ах-ах), г… . б) Россия и все русское – хи-хи-хи (ах-ах-ах), г… . в) вообще человек (если он не гений-либерал и вольнодумец, вроде автора) – хи-хи-хи, (ах-ах-ах) г… . г) весь мир (за исключением тех стран, откуда мне напрямую или через посредников поступают деньги) – хи-хи-хи, (ах-ах-ах) г… .
д) вообще-то вся вселенная – хи-хи-хи(ах-ах-ах) г…
Разве нормальный человек, даже необязательно русский, будет добровольно читать эту скукоту?
Вот он и не читает.
Начнем наши итоговые заметки со статистики, - просто потому, что статистика оказалась наиболее пререкаемой (и обсуждаемой)  частью моего аналитического обзора «Паралитературный процесс».
.
«Увидел краешком глаза тут /в интернете – ЮМ/ статьи Юрия Милославского о современном литературном процессе. Статьи, с научной точки зрения, надо сказать, абсолютно безграмотные, - восклицает раздраженный, но прыткий и юркий читатель, именующий себя «безработным», хотя он довольно обильно печатается в периодике. - И уже за одну эту страсть к мутным процентам и псевдосоциологическим и псевдостатистическим их следовало бы поднять насмех. Почему? Да потому что существуют определенные методики проведения опросов, которые в данном случае были проигнорированы. Но оставим это. Страсть к псевдонауке у нас неугасима.
Люди любят цифры в качестве аргументов, любят ссылки на факты и эмпирию, не всегда понимая, что эмпирия должна быть еще определенным образом организована.»
.
Эта своего рода квинтэссенция претензий, счастливо обнаруженная буквально на днях одним из моих добрых друзей и коллег, порадовала меня своей емкостью и простотой.  И то сказать, безграмотным и достойным всяческого осмеяния оказался Иван Григорьевич Сильвестров, - создатель проекта «Мегапинион» («Мой Мир», Mail.ru) - поистине выдающийся знаток  своего неблагодарного дела. Именно на его опросах, собравших более 20 000 читательских голосов, основаны выводы моих псевдонаучных обзоров.  Да только  стоит ли притворяться? – никогда результаты опросов, сколь бы тщательно они не проводились, не смогут переубедить тех, кому результаты эти – по тем или иным причинам, от совершенно личных, до совершенно деловых, - не подходят. С этим следует считаться, но (каламбур невольный) как же тогда прикажете считать?
.
Ведь я уже приводил знаменитую шутку Станислава Лема: «Сопротивление, которое наш ум оказывает статистическому подходу, в атомной физике куда меньше, чем в антропологии. Мы охотно принимаем  непротиворечивую и подтвержденную опытом статистическую модель атомного  ядра. Мы не спрашиваем: ‘Ну, а как все-таки атомы ведут себя на самом деле!?’ – но в науках о человеке нас такой подход не устраивает.»
.
Ответ несложен. Атомы (то-бишь, писатели и читатели) должны вести себя так, как то представляется уместным и целесообразным руководителям art-индустрии, ответственным за сохранение status quo в пределах искусственного культурного контекста, где, начиная с середины 80-х годов, в Отечестве был запущен паралитературный процесс, в котором абсолютное главенство отводилось литературе нижнего господского слоя («интеллигенции»)
Обо всем этом мною было уже достаточно подробно,  - быть может, излишне подробно, -  рассказано (см. http://webkamerton.ru/2015/09/paraliteraturnyj-process/ и http://webkamerton.ru/2015/11/krug-chteniya-paraliteraturnyj-process-2/), и какой-либо обновленный пересказ всего уже приведенного - представляется нам излишним.
Итак, вот перечень («рейтинг»)  самых продаваемых книг на русском языке в уходящем 2015-ом от Рождества Христова, году, известном как «Год Литературы»: «РБК Стиль» составил его (цитируем) «на основе данных, предоставленных крупнейшими российскими издательствами. Самой продаваемой книгой года оказалась «Планета вода» Бориса Акунина. В рейтинге учтены все книги, вне зависимости от года выпуска».
http://style.rbc.ru/news/art/2015/12/23/22467/
.
Согласно версии «РБК Стиль» упомянутая книга Б. Акунина была продана в количестве 168 тыс. экземпляров. Из числа литературных сочинений, изначально написанных по-русски, в перечне присутствует еще остросюжетная «антиутопия lite»» г. Глуховского «Метро 2035», занявшее пятое место и проданная в количестве  97 459 тыс. экземпляров.
Больше в лидирующей десятке русских книг нет. Только переводы. В т.ч.,  переиздания «1984» Джорджа Орруэлла, -  названного «РБК Стиль» по ошибке «Джеймсом»,  -  «АСТ», 2013) и Харпер Ли «Убить пересмешника» (АСТ,  2014).
Перечень, предложенный «РБК Стиль», оказывается самым последним по времени подсчетом наших литературных достижений.
.
Но еще прежде, 18 ноября с.г.,  в Москве были объявлены лауреаты премии OZON.ru ONLINE AWARDS, организованной лидирующим онлайн-магазином России OZON.ru. «Премия OZON.ru ONLINE AWARDS — наследница и расширенная версия знаменитой Книжной премии Рунета, которая четыре года подряд проводилась компанией. Лучшие книги года в разных номинациях определяются по двум критериям: лучшие продажи и народное голосование, когда победителей из предложенного шорт-листа выбирают пользователи. В этом году в голосовании приняло участие более 100 тысяч человек». (Привожу по: https://eksmo.ru/news/literatura/1919162/).
Вот как выглядят эти результаты: http://www.ozon.ru/premia/?voting.  Победителем опроса оказался уже известный нам  Д. Глуховский со своим «Метро 2035».
.
А теперь посмотрим на «краткий список», из которого 100 000 с лишним  русских читателей избирали своих фаворитов.
http://www.ozon.ru/premia/nominanti.html
Из четырех книг, отосимых здесь к художественной литературе, три – писаны на русском языке. Утешительно.  Потому что нашего читателя утопили-захлестнули потоком отвлекающей литературы, почти непременно переводной. Это один из многих методов внедрения культуры победителя в русское «цивилизационное безсознательное». Обратим внимание:  две книги-финалистки – совпадают с теми, что были указаны в  издательских данных, предложенных нам «РБК Стиль».
.
Но, - любопытно и забавно! -  о новом романе Акунина  в опросе «OZON.ru» нет и помину. 100 000 с гаком читателей его не заметили.  Возможно, он затерялся где-то на предшествующих этапах? Или новую его книгу приобретали исключительно в книжных магазинах, а в переделах торговли сетевой она почему-либо отсутствовала? А ведь эти самые 100 000+ – есть потребители, т.с., продвинутые, современные: сетевая торговля в Отечестве только набирает силу, и люди постарше  к  ней далеко еще не привыкли. В этом случае нам поневоле приходится допустить, что детективные романы Акунина – это, главным образом, легкое чтение исключительно для лиц старше 50 лет. М.б., они-то и разобрали начисто указанные  «РБК  Стиль» 168 000 экземпляров, избегая связываться с негоциациями в сети?  Мне это представляется сомнительным, но уж такова статистическая модель, возникающая при сопоставлении/на стыке двух информационных «сводов».
Теперь вернемся ненадолго к опросам, проводимым «OZON.ru», начиная с 2011 года. До  уходящего 2015-го,  в помощь читателям-потребителям, дабы наилучшим образом определить, - кто же достоин ежегодной Премии Рунета,  привлекался и особый экспертный совет. В 2011-2012 гг. его возглавлял А. Архангельский (член Совета при Президенте Российской Федерации по культуре и искусству  и один из учредителей «Союза 4 октября», созданного сразу после октябрьского государственного переворота 1993 г. активнейшими его сторонниками из числа молодых представителей творческих профессий. Среди учредителей «Союза 4 октября» (дня массовых убийств) - помимо самого А. Архангельского, - присутствуют видные персоны из нижнего господского слоя, как то, к примеру, Андрей Быстрицкий, Денис Горелов, Михаил Гохман, Леонид Кацис, Модест Колеров, Андрей Немзер, Сергей Николаев, Александр Носов, Константин Поливанов, Дмитрий Шушарин.  См. «Литературные вести». 1994, N 1).
.
Как мы сейчас убедимся, решения этого (равно и всех последующих) экспертного совета ни единого разу и ни в чем не совпали с мнениями читательскими.
Смотрим:
2011
http://www.ozon.ru/premia/winner.html
2012
http://www.ozon.ru/premia/index2012.html
.
В 2012 году несогласие между сотней тысяч русских читателей – и экспертным советом н.г.с.  приобретают характер  непримиримого культурно-политического конфлита: так, читатель называет главным художественным  достижением года  сочинение преосв. епископа, - тогда архимандрита, - Тихона (Шевкунова) «Несвятые святые», притом голосует он и словом, и кошельком (книга еп. Тихона стала «бестселлером»  на OZON.ru); а эксперты нижнего господского слоя объявляют наиболее достойной книгой – агитационный болотноплощадной памфлет «Гражданин Поэт» Дмитрия Быкова, Ал. Васильева и Мих. Ефремова.  Заслуживает внимания и противоречие  в разделе «non-fiction» 2011 года:  читатель выбрал работу Н. Старикова «Национализация рубля. Путь к свободе России», а экспертный совет настаивает на беллетизованной биографии, составленной  П. Басинским «Лев Толстой: Бегство из рая» (премия «Большая Книга» за 2010 г.).
.
Ни в чем не согласны меж собой читатели и эксперты и в 2013 г. Состав совета был несколько иным (А. Архангельского и проч. сменили Светлана Сорокина, Ирина Хакамада, Артемий Троицкий и др.), но подлинный политический конфликт остается в силе: лучшей «бизнес книгой» представители н.г.с. называют «Революцию Гайдара»: составлена Петром Авеном и Альфредом Кохом. См. http://www.ozon.ru/premia/index2013.html
Нет пускай хотя бы легкой тени согласия в противостоянии «читатель versus экспертный совет» и в 2014 г.  (см. http://www.ozon.ru/premia/index2014.html). Читатель окончательно уходит в область отвлекающую-переводную, - любовную, детективную, остросюжетную и прочую, - а эксперты во главе с Феклой Толстой – предлагают ему вдогонку «Обитель» Прилепина. А в специальных номинациях от Litres ru. и Lenta ru. – эксперты именуют победителями видных авторов литературы н.г.с., а именно Санаева и Сорокина соответственно. Но все впустую: в читательском голосовании кошельком на Озоне побеждает трогательный роман израильской русскоязычной беллетристки Дины Рубин. Роман может быть отнесен, скорее, к литературе отвлекающей, «иностранной».
.
Как видим, основной блок «ударного отряда» литературы н.г.с., - смонтированного art-индустрией конгломерата т. наз. премиальных авторов, - потерпел очередное поражение в самый «Год Литературы».
Не ошибается проект «Магапинион».  И многоопытные сотрудники «Озона» - вполне в состоянии перевести в цифирь ответы своих покупателей-читателей.  Это обстоятельство отлично известно и заказчикам, и ответственным поставщикам art-индустриальных услуг в пределах русского культурного пространства.
Судя по многим признакам, некоторым устроителям и организаторам Года Литературы было так или иначе поручено осуществление неявной программы интенсивной легитимации паралитературного продукта. К работе были подключены лоббирующие системы целевого сопровождения («PR»), которые, на сей раз,  действовали не только и не столько в столицах, а и во многих крупных городах России – от Саратова и до Владивостока, от Нижнего-Новгорода  и до Екатеринбурга. Доверительные беседы с коллегами, что велись нами в Санкт-Петербурге, где проходил на сей раз Конгресс Фонда Достоевского, созванный неуклонными стараниями И.Л. Волгина, - только подтвердили мои осторожные догадки. Как обыкновенно бывает, «целевики» ограничились тем, что выполнили привычную свою работу:  организовали «полные библиотеки» и «переполненные аудитории» во время гастрольных поездок премированных паралитературных персон, инициировали соответствующие «медийные отклики» и тому подобное.
.
Но практически ни одного читателя/потребителя продукта искусственного культурного контекста – в России не прибавилось.
А поскольку совершенно «опаралитературить» Год Литературы было бы опасно, да и весьма затруднительно, многое в его программах – оказалось на пользу и русскому писателю, и русскому читателю. Но, разумеется, главным успехом Года Литературы – стал провал его, быть может, основной, пускай и неявной программы, о которой сказано выше.
Усилиями «целевиков» из лоббирующих систем сопровождения групповых и индивидуальных проектов - русского читателя можно отвлечь от подлинной литературы, по крайней мере – отчасти; на некоторое время.  Но вот привлечь его к паралиературным произведениям – не удается: паралитературная команда почти лишена  русских читателей. Судя по опросам, здесь упомянутым, речь идет, - если говорить обо всем Русском Мiре, - едва ли не о статистической погрешности. А погрешность эта – вся размешается в пределах нижнего господского слоя, который и сам по себе численно не столь велик. Сокрытием этого смешного обстоятельства и занимаются наемные «целевики», привлеченные к подготовке Года Литературы в России.
.
...Дело доходит до бурлеска. На слушаниях в Общественной палате РФ «Об итогах Года литературы», состоявшихся 23 декабря, 73-летний г. Сергей Филатов (в 1993-1996 годах руководивший администрацией г. Ельцина, а ныне возглавляющий Фонд социально-экономических и интеллектуальных программ, каковой финансирует (!?) переводы современных авторов на иностранные языки/их публикации в  иностранных изданиях), выведенный из себя вопросами (если я верно разобрал) Ю.М. Полякова, - не выдерживает и выпаливает правду: «...мы выбираем не тех писателей, чьи имена вам ласкают слух, а тех, которые требуются за рубежом...». Спустя мгновение он сображает, что сказал лишнее – и дополняет: «...которых читатели хотят». Зарубежные читатели, которые познакомились с творчеством отобранных Фондом г. Филатова кандидатов еще до перевода? (Привожу по видеозаписи https://www.oprf.ru/press/conference/1986).
.
Все то, о чем шла речь в трехчастном обзоре «Паралитературный процесс» относится не собственно к произведениям изящной словесности, а к  литературному быту (термин введен Б.М.Эйхенбаумом и Ю.Н.Тыняновым в 1927-29 гг. ).  «Литературный быт, не являясь определяющим фактором литературной эволюции, может играть весьма существенную роль в динамике литературного процесса», - сообщает нам справочное пособие.
«Да еще какую существенную, хоть святых выноси!», - добавим мы.
.
После крушения 1991 года все материальное составляющее русского литературного хозяйства  было, как мы знаем,  «приватизировано»/криминализировано. Вледствие этого, - но уже в пределах области науки о литературы, -  распался «треугольник» (по В. Лакшину) писатель-читатель-критик. Между «сторонами» этого «треугольника» исчезла взаимозависимость, или, лучше сказать, динамическая взаимосопряженность, которая, в свою очередь, являлась важной составляющей движущих сил литературного процесса.  «Историческая  политизированность», которая всегда существовала в русском литературном пространстве, - по  самим особенностям взаимоотношений в системе «русский писатель-русская государственная власть», сменилась симулякром «независимости от государства». Первые 15 лет после событий 1991 года вся сфера идеологического на землях бывшего СССР  была безраздельно подчинена победителям в холодной войне (их представителям на местах). В этот период и был запущен паралитературный процесс – и его детище: «премиальная паралитература». Прилагаемое к ней определение "либеральная» представляется нам неверным. Паралитература вполне может носить (и в последние годы – нередко носит)  облик псевдопатриотический. Тема это – интереснейшая, но я приберегаю ее для иного случая.
У отвергнутого русским читателем паралитературного направления есть поистине роковая, непоправимая особенность историософского свойства. Это – специфический взгляд на Русскую Цивилизацию, сущность которого достаточно отчетливо (как мы полагаем), хотя и грубовато определил в своем отзыве один из читателей второй части обзора  «Паралитературный процесс»:
- Дело здесь не столько в конспирологии, сколько в культурно-психологическом «коде». Пушкин когда-то заметил: «Проза требует мыслей и мыслей. Без них блестящие выражения ничего не стоят». Какие же основные мысли, общие для всех, кто назван в статье, и еще нескольких привилегированных, которые в статью не попали? Этих мыслей всего пять:
а) русский человек – хи-хи-хи (ах-ах-ах), г… .
б) Россия и все русское – хи-хи-хи (ах-ах-ах), г… .
в) вообще человек (если он не гений-либерал и вольнодумец, вроде автора) – хи-хи-хи, (ах-ах-ах) г… .
г) весь мир (за исключением тех стран, откуда мне напрямую или через посредников поступают деньги) – хи-хи-хи, (ах-ах-ах) г… .
д) вообще-то вся вселенная – хи-хи-хи(ах-ах-ах) г…
.
Разве нормальный человек, даже необязательно русский, будет добровольно читать эту скукоту?
Вот он и не читает.
Теги