«Посвящается Армении»

Гурген Баренц (Армения)
«Посвящается Армении»
Заметки по поводу одной необычной презентации
В Ереванском Российско-Армянском Университете (РАУ) состоялась не совсем обычная презентация. Она была посвящена ноябрьскому номеру московского журнала «Знамя», также не совсем обычному и, в свою очередь, посвящённому Армении.
Для представления специального номера журнала в Ереван приехали главный редактор «Знамени» Сергей Чупринин и его первый заместитель Наталья Иванова. К сожалению, по каким-то причинам не смогли приехать в Ереван заведующая отделом поэзии журнала Ольга Ермолаева и заведующий отделом критики Карен Степанян.
Мероприятие вела заведующая кафедрой русской и мировой литературы РАУ Лилит Меликсетян. Считаем нужным заметить, что с ролью ведущего она справилась отлично. В своём вступительном слове она представила московских гостей; затем С. Чупринин рассказал о журнале «Знамя» в контексте других «толстых» московских журналов, затронув как его славное прошлое (журнал выходит в свет с января 1931 г.), так и настоящее и перспективы на обозримое будущее. Он выразил уверенность в том, что «армянский» номер «Знамени» со всей наглядностью покажет имеющее многовековую истории духовное единение наших народов, а Н. Иванова обстоятельно рассказала о подготовительных работах над обсуждаемым «армянским» номером «Знамени», о его концепции, традиционных рубриках, об авторах и включённых в журнал произведениях. Она, в частности, отметила: «“Мы постарались дать картину духовной, интеллектуальной, культурной жизни современной Армении. В данном номере собраны переводные стихи и проза, произведения армянских литераторов, пишущих на русском языке, обзоры современной армянской литературы, материалы о взаимодействии русской и армянской культур и о роли подвижников с той и другой стороны, рецензии на новые книги современных армянских авторов и многое другое».
Затем презентация журнала «лёгким движением руки» перешла в «круглый стол»: авторам номера и участникам мероприятия было предложено порассуждать о современном состоянии армянской поэзии, прозы и литературной критики. Георгий Кубатьян высказал мнение, если литературный процесс в сегодняшней армянской литературе живёт и здравствует, то этого никак не скажешь о литературной жизни. Были и другие выступления, главным составляющим моментом которых было изъявление благодарности редакции журнала «Знамя» за проявление инициативы и за такой неожиданный и приятный подарок армянскому читателю, армянской общественности. А общую мажорную тональность всех без исключения выступлений можно образно выразить известным песенным рефреном: «Всё хорошо, прекрасная маркиза».
Но так ли всё безоблачно и замечательно на самом деле? Начнём с такой «мелочи», как организация презентации. «Армянские» номера в московских «толстых» журналах выходят и посвящённые им презентации с участием известных русских литераторов – писателей и литературоведов – проводятся не настолько часто, чтобы проводить их как заурядное, «дежурное» мероприятие. В РАУ есть несколько конференц-залов, именно в одном из них, по нашему убеждению, и следовало провести презентацию, причём с обязательным участием ректора и руководства университета и с привлечением студентов. Вместо этого участников «круглого стола» завели в небольшой кабинет на третьем этаже, в котором от силы могло разместиться тридцать-сорок человек. В результате получилось что-то вроде закрытого заседания масонской ложи. Когда я до начала презентации поделился своим недоумением с некоторыми её участниками, они единодушно выразили убеждение, что сегодняшним студентам подобные мероприятия – «до лампочки и по барабану». Но ведь есть же – пусть не очень большой процент, но всё же есть – и такие студенты, которые хотели бы принять участие в презентации, хотя бы ради того, чтобы увидеть московских гостей и послушать их выступления. Не говорим уже о том, что можно было бы ввести в «сценарий» презентации небольшие выступления авторов и переводчиков журнала, дав им возможность прочитать по одному – по два стихотворения или перевода, и тогда представление о его содержании было бы более наглядным, а само мероприятие – более интересным и оживлённым. Но это так, к слову.
Теперь поговорим о главном – о ноябрьском номере «Знамени», на обложке которой значится: «Посвящается Армении». В нём наряду с известными писателями – поэтами Эдвардом Милитоняном, Аревшатом Авакяном, Грантом Алексаняном, Эдуардом Аренцем, Артемом Арутюняном, Шантом Мкртчяном, Анатолием Оганесяном, Генриком Эдояном, Варданом Акопяном, прозаиками Ваганом Сагателяном, Рубеном Овсепяном, Сусанной Арутюнян – нашли место и произведения нескольких русскоязычных литераторов – стихотворные подборки Анаит Татевосян, Эммы Огольцовой и автора этих строк, прозаические произведения и эссе Каринэ Арутюновой, Анаит Григорян, Елены Шуваевой-Петросян, Рафаэля Мовсесяна, Нелли Григорян. В разделе «Непрошедшее» опубликованы статья-исследование Павла Нерлера о путешествии О. Мандельштама в Армению, статьи Каринэ Саакянц и Елены Мовчан о Левоне Мкртчяне, статья Альберта Исояна о Гранте Матевосяне и Рубена Лисициана – о певице Заре Долухановой. В разделе «Моя Армения» представлены статьи Алисы Ганиевой, Максима Амелина, Ирины Сурат, Александра Архангельского, Юрия Манна и Аллы Марченко. Наконец, в разделе «Критика» опубликована статья Аркменика Никогосяна об армянской литературе двух последних десятилетий, когда Армения стала строить свою государственную независимость. Конечно, при таком большом количестве, многожанровости и разнохарактерности предложенных материалов крайне трудно придерживаться стройной концепции и цельности издаваемого номера журнала, однако очень трудно удержаться, чтобы не заметить, что картина сегодняшнего состояния армянской литературы во всём её жанровом многообразии представлена не только неполно (понятно, что ни на какую, даже относительную полноту представления журнал претендовать не мог), но и не совсем правильно, с явно смещёнными акцентами. Непременно найдутся читатели, знающие сегодняшнюю армянскую литературу, которые зададутся вопросом: почему современный литературный процесс представляют авторы, не имеющие отношения к этому процессу; и почему не представлена другая, по-настоящему глубокая и содержательная, находящаяся в постоянных исканиях армянская поэзия, проза, публицистика, литературная критика? Дать на этот вопрос сколько-нибудь внятный ответ не так уж просто.
Журнал «Знамя» всегда славился исключительно высокой планкой требовательности к публикуемым материалам. В советские времена, когда у всех литературных изданий были огромные, миллионные тиражи, попасть на его страницы было почти невозможно. Одна-единственная публикация в каком-нибудь московском «толстом» журнале и, в частности, в «Знамени», могла в одночасье привести к всесоюзной славе. Каждый новый номер журнала ожидался с большим нетерпением и был нарасхват; журнал передавался из рук в руки, в читальных залах библиотек он был всегда «на руках». Да, «Знамя» - журнал славных традиций, и поэтому особенно больно и обидно видеть в нём проходные, случайные, необязательные публикации, а они, к сожалению, есть, и их не так уж и мало, в том числе и в рецензируемом «армянском» номере.
Сергей Чупринин в своём выступлении отметил, что редакции приходилось отталкиваться от тех материалов, которые были в их распоряжении. Тем самым он как бы взывал к определённой снисходительности требовательных и привередливых читателей. И здесь как раз и возникает вопрос: каким образом попали в редакцию откровенно слабые и беспомощные в художественном отношении произведения некоторых авторов, которые, заметим, в своё время были представлены «Литературной Армении» и решительно отклонены редакцией? Как, каким образом и почему в «Знамени» оказалась откровенно поверхностная, не говорящая ничего ни уму ни сердцу, не затрагивающая ни одной сколько-нибудь актуально проблемы обзорная статья А. Никогосяна о двадцатилетнем периоде развития армянской литературы?
На презентации было отмечено, что рецензируемый номер журнала готовился в тесном сотрудничестве с руководством Союза писателей Армении и редакцией «Литературной Армении», за что им выражалась большая благодарность. Между тем, председатель СП Армении Э. Милитонян и главный редактор «Литературной Армении» А. Налбандян не могут нести ответственности за материалы, о которых они не знали, которых они не посылали и не рекомендовали к публикации.
Высоко оценивая инициативу и огромный, поистине титанический труд всей редакции журнала «Знамя» по подготовке и изданию «армянского» номера, хотелось бы, чтобы это замечательное периодическое издание всегда бережно хранило свои традиции, публиковало бы на своих страницах только самые интересные и совершенные в художественном отношении произведения и ни при каких условиях не занижало своего исключительно требовательного отношения к публикуемым материалам.
Заметки по поводу одной необычной презентации
.
В Ереванском Российско-Армянском Университете (РАУ) состоялась не совсем обычная презентация. Она была посвящена ноябрьскому номеру московского журнала «Знамя», также не совсем обычному и, в свою очередь, посвящённому Армении.
Для представления специального номера журнала в Ереван приехали главный редактор «Знамени» Сергей Чупринин и его первый заместитель Наталья Иванова. К сожалению, по каким-то причинам не смогли приехать в Ереван заведующая отделом поэзии журнала Ольга Ермолаева и заведующий отделом критики Карен Степанян.
Мероприятие вела заведующая кафедрой русской и мировой литературы РАУ Лилит Меликсетян. Считаем нужным заметить, что с ролью ведущего она справилась отлично. В своём вступительном слове она представила московских гостей; затем С. Чупринин рассказал о журнале «Знамя» в контексте других «толстых» московских журналов, затронув как его славное прошлое (журнал выходит в свет с января 1931 г.), так и настоящее и перспективы на обозримое будущее. Он выразил уверенность в том, что «армянский» номер «Знамени» со всей наглядностью покажет имеющее многовековую истории духовное единение наших народов, а Н. Иванова обстоятельно рассказала о подготовительных работах над обсуждаемым «армянским» номером «Знамени», о его концепции, традиционных рубриках, об авторах и включённых в журнал произведениях. Она, в частности, отметила: «“Мы постарались дать картину духовной, интеллектуальной, культурной жизни современной Армении. В данном номере собраны переводные стихи и проза, произведения армянских литераторов, пишущих на русском языке, обзоры современной армянской литературы, материалы о взаимодействии русской и армянской культур и о роли подвижников с той и другой стороны, рецензии на новые книги современных армянских авторов и многое другое».
.
Затем презентация журнала «лёгким движением руки» перешла в «круглый стол»: авторам номера и участникам мероприятия было предложено порассуждать о современном состоянии армянской поэзии, прозы и литературной критики. Георгий Кубатьян высказал мнение, если литературный процесс в сегодняшней армянской литературе живёт и здравствует, то этого никак не скажешь о литературной жизни. Были и другие выступления, главным составляющим моментом которых было изъявление благодарности редакции журнала «Знамя» за проявление инициативы и за такой неожиданный и приятный подарок армянскому читателю, армянской общественности. А общую мажорную тональность всех без исключения выступлений можно образно выразить известным песенным рефреном: «Всё хорошо, прекрасная маркиза».
Но так ли всё безоблачно и замечательно на самом деле? Начнём с такой «мелочи», как организация презентации. «Армянские» номера в московских «толстых» журналах выходят и посвящённые им презентации с участием известных русских литераторов – писателей и литературоведов – проводятся не настолько часто, чтобы проводить их как заурядное, «дежурное» мероприятие. В РАУ есть несколько конференц-залов, именно в одном из них, по нашему убеждению, и следовало провести презентацию, причём с обязательным участием ректора и руководства университета и с привлечением студентов. Вместо этого участников «круглого стола» завели в небольшой кабинет на третьем этаже, в котором от силы могло разместиться тридцать-сорок человек. В результате получилось что-то вроде закрытого заседания масонской ложи. Когда я до начала презентации поделился своим недоумением с некоторыми её участниками, они единодушно выразили убеждение, что сегодняшним студентам подобные мероприятия – «до лампочки и по барабану». Но ведь есть же – пусть не очень большой процент, но всё же есть – и такие студенты, которые хотели бы принять участие в презентации, хотя бы ради того, чтобы увидеть московских гостей и послушать их выступления. Не говорим уже о том, что можно было бы ввести в «сценарий» презентации небольшие выступления авторов и переводчиков журнала, дав им возможность прочитать по одному – по два стихотворения или перевода, и тогда представление о его содержании было бы более наглядным, а само мероприятие – более интересным и оживлённым. Но это так, к слову.
Теперь поговорим о главном – о ноябрьском номере «Знамени», на обложке которой значится: «Посвящается Армении». В нём наряду с известными писателями – поэтами Эдвардом Милитоняном, Аревшатом Авакяном, Грантом Алексаняном, Эдуардом Аренцем, Артемом Арутюняном, Шантом Мкртчяном, Анатолием Оганесяном, Генриком Эдояном, Варданом Акопяном, прозаиками Ваганом Сагателяном, Рубеном Овсепяном, Сусанной Арутюнян – нашли место и произведения нескольких русскоязычных литераторов – стихотворные подборки Анаит Татевосян, Эммы Огольцовой и автора этих строк, прозаические произведения и эссе Каринэ Арутюновой, Анаит Григорян, Елены Шуваевой-Петросян, Рафаэля Мовсесяна, Нелли Григорян. В разделе «Непрошедшее» опубликованы статья-исследование Павла Нерлера о путешествии О. Мандельштама в Армению, статьи Каринэ Саакянц и Елены Мовчан о Левоне Мкртчяне, статья Альберта Исояна о Гранте Матевосяне и Рубена Лисициана – о певице Заре Долухановой. В разделе «Моя Армения» представлены статьи Алисы Ганиевой, Максима Амелина, Ирины Сурат, Александра Архангельского, Юрия Манна и Аллы Марченко. Наконец, в разделе «Критика» опубликована статья Аркменика Никогосяна об армянской литературе двух последних десятилетий, когда Армения стала строить свою государственную независимость. Конечно, при таком большом количестве, многожанровости и разнохарактерности предложенных материалов крайне трудно придерживаться стройной концепции и цельности издаваемого номера журнала, однако очень трудно удержаться, чтобы не заметить, что картина сегодняшнего состояния армянской литературы во всём её жанровом многообразии представлена не только неполно (понятно, что ни на какую, даже относительную полноту представления журнал претендовать не мог), но и не совсем правильно, с явно смещёнными акцентами. Непременно найдутся читатели, знающие сегодняшнюю армянскую литературу, которые зададутся вопросом: почему современный литературный процесс представляют авторы, не имеющие отношения к этому процессу; и почему не представлена другая, по-настоящему глубокая и содержательная, находящаяся в постоянных исканиях армянская поэзия, проза, публицистика, литературная критика? Дать на этот вопрос сколько-нибудь внятный ответ не так уж просто.
.
Журнал «Знамя» всегда славился исключительно высокой планкой требовательности к публикуемым материалам. В советские времена, когда у всех литературных изданий были огромные, миллионные тиражи, попасть на его страницы было почти невозможно. Одна-единственная публикация в каком-нибудь московском «толстом» журнале и, в частности, в «Знамени», могла в одночасье привести к всесоюзной славе. Каждый новый номер журнала ожидался с большим нетерпением и был нарасхват; журнал передавался из рук в руки, в читальных залах библиотек он был всегда «на руках». Да, «Знамя» - журнал славных традиций, и поэтому особенно больно и обидно видеть в нём проходные, случайные, необязательные публикации, а они, к сожалению, есть, и их не так уж и мало, в том числе и в рецензируемом «армянском» номере.
Сергей Чупринин в своём выступлении отметил, что редакции приходилось отталкиваться от тех материалов, которые были в их распоряжении. Тем самым он как бы взывал к определённой снисходительности требовательных и привередливых читателей. И здесь как раз и возникает вопрос: каким образом попали в редакцию откровенно слабые и беспомощные в художественном отношении произведения некоторых авторов, которые, заметим, в своё время были представлены «Литературной Армении» и решительно отклонены редакцией? Как, каким образом и почему в «Знамени» оказалась откровенно поверхностная, не говорящая ничего ни уму ни сердцу, не затрагивающая ни одной сколько-нибудь актуально проблемы обзорная статья А. Никогосяна о двадцатилетнем периоде развития армянской литературы?
На презентации было отмечено, что рецензируемый номер журнала готовился в тесном сотрудничестве с руководством Союза писателей Армении и редакцией «Литературной Армении», за что им выражалась большая благодарность. Между тем, председатель СП Армении Э. Милитонян и главный редактор «Литературной Армении» А. Налбандян не могут нести ответственности за материалы, о которых они не знали, которых они не посылали и не рекомендовали к публикации.
Высоко оценивая инициативу и огромный, поистине титанический труд всей редакции журнала «Знамя» по подготовке и изданию «армянского» номера, хотелось бы, чтобы это замечательное периодическое издание всегда бережно хранило свои традиции, публиковало бы на своих страницах только самые интересные и совершенные в художественном отношении произведения и ни при каких условиях не занижало своего исключительно требовательного отношения к публикуемым материалам.
Теги
Раздел

Комментарии

Замечательный, по великодушным словам Гургена Баренца, журнал с его титаническим трудом поступил с армянской литературой и литпроцессом точно так же, как он поступает уже четверть века (это как минимум!) с русской литературой. Поэтому, невзирая на речи С.Чупринина, можно говорить о том, что ближайшие перспективы журнала "Знамя" - оставаться одним из рупоров внутренней эмиграции Российской Федерации.

Я согласна с тем, что всё могло бы происходить более торжественно, празднично. Не каждый же день в литературной жизни Армении происходят подобные события. Что касается студентов, возможно им и правда "до лампочки", но кто виноват? Молодёжь нужно заинтересовывать, её нужно увлекать. Моя племянница студентка другого университета, и она с удовольствием посетила презентацию, послушала интересных людей( их сегодня не часто где встретишь почерпнула для себя что-то новое, интересное. Очень было обидно, я бы даже сказала стыдно, что Альберт Налбандян не появился на столь важном мероприятии. Кстати, мою работу я изначально отправила именно в "Литературную Армению", но мне ответили, что им она не подходит. Думаю, это к лучшему, в противном случае, я не сумела бы предложить её журналу "Знамя". Я ничего не слышала о номере, посвящённом Армении. Мои работы были прочтены в секретариате Президента России, оттуда их выслали в Министерство культуры России, и мне пришло письмо, в котором мне посоветовали послать работы в ведущие российские журналы, публикующие работы зарубежных авторов. Первым мне попался адрес журнала "Знамя" и...

Увжаемый Сергей Викторович, простите, но мне Ваш отклик показался не совсем внятным. Да, литературный процесс и сегодняшнее состояние армянской литературы в "специальном" номере "Знамени" не нашли должного отражения, но ведь это и не входило в задачи журнала. Не совсем понятны Ваши оценочные формулировки: судя по тональности, "Знамя" вовсе не представляется Вам замечательным журналом; "ближайшие перспективы" журнала Вам также представляются в мрачном свете. Какой смысл вкладываете Вы в устойчивое словосочетание "внутренняя эмиграция"? В годы пресловутого вульгарного социализма это был синоним "пятой колонны", "попутчиков", "обиженников". Если журналу удастся всегда высоко держать планку своих требований к публикуемым произведениям, то он останется "рупором" всей российской интеллигенции, а это - сверхзадача для любого журнала. Простите, если я Вас неправильно понял.