Сердце русской культуры в Грузии

Сердце русской культуры в Грузии
Тбилисский Грибоедовский театр отметил достославный юбилей масштабным представительным конгрессом и роскошно изданным иллюстрированным фолиантом «Русский театр в Грузии – 170»
С чем только не сравнивали театральные подмостки на протяжении веков и веков их существования, помимо всем известного универсального «Жизнь – театр, а люди в нём актёры», приписывая эту фразу Шекпиру, которого не было. Николай Гоголь неожиданно сравнил театр даже с кафедрой, с которой можно сказать много добра.
Вот с добра-то как раз и хотелось бы начать.
На исходе минувшего года просвещённая общественность и многочисленные гости столицы Грузии по ту и эту стороны океанов торжественно отметили 170-летие старейшего русского театра за пределами России, основанного осенью 1845 года первого профессионального театрального коллектива на Кавказе, ныне именуемого Тбилисским государственным академическим русским драматическим театром имени А.С. Грибоедова.
4-дневный «Конгресс русских театров зарубежья», с его до предела насыщенной, что называется, «от зари до зари», программой, в которой приняли деятельное участие более 60 приглашённых художественных руководителей, директоров театров, режиссёров и актёров, известных деятелей литературы и искусства из 20 стран, можно смело назвать проектом десятилетия зарегистрированного в 2003 году и ведущего беспрерывную успешную деятельность Международного культурно-просветительского Союза «Русский клуб».
Рассказами о театральной жизни своих стран, проблемами и предложениями делились в те памятные дни известные деятели культуры из Азербайджана, Армении, Австрии, Беларуси, Великобритании, Венгрии, Германии, Грузии, Дании, Казахстана, Канады, Литвы, Молдовы, России, США, Таджикистана, Туркменистана, Украины, Финляндии, Эстонии.
В своём послании тбилисскому Конгрессу председатель СТД России, народный артист РФ Александр Калягин образно  упомянул о богатейшей истории Грибоедовского театра, «которая хранит столько ярких и увлекательных событий, что кажется – читаешь исторический роман с его прекрасными героями, а на самом деле его герои - это реальные люди, потрясающие мастера сцены... И я верю, что у этой истории не будет финала, она будет продолжаться, в ней появятся новые и новые имена и новые герои...».
Первым ярким событием театрального форума стал вечер заведующей литературной частью лондонского русского театра ««Russian Space Theatre», поэта, эссеиста, философа Лидии Григорьевой, личности независимой и многогранной, основательницы жанра «Фотопоэзия». Фильм о лондонском царстве цветов Лидии Николаевны, созданный в открытом ею жанре - «Иерусалим сада моего», а также стихотворения и переводы на грузинский язык лирики героини вечера, составили основу встречи в особняке Дома писателей.
К участию в телевизионном диалоге в Тбилисском международном пресс-центре РИА-Новости были приглашены – по обе стороны видео-моста Москва-Тбилиси - ректор Театрального института им. Б. В. Щукина Евгений Князев и заместитель председателя Союза театральных деятелей Российской Федерации Геннадий Смирнов. В Тбилиси их телесобеседниками стали директор Тбилисского государственного академического русского драматического театра им. А. С. Грибоедова, президент Международного культурно-просветительского Союза «Русский клуб», заслуженный артист Российской Федерации, заслуженный работник культуры Российской Федерации Николай Свентицкий, художественный руководитель, главный режиссер Ереванского государственного русского драматического театраим. К. С. Станиславского Александр Григорян, основатель и руководитель Театральной компании STEPS (Нью-Йорк, США) Вячеслав Степнов, художественный руководитель Русского драматического театра им. М. Горького (Астана, Казахстан) Еркин Касенов.
Отдельная благодарность от Николая Свентицкого прозвучала в адрес Щукинского училища. «Поклон ректору театрального училища им. Б.В. Щукина Евгению Князеву. Благодаря помощи «щукинцев» - москвичи не поскупились и обеспечили приезд специалистов, летом в течение 10 дней лучшие профессора-преподаватели занимались с восемью нашими лучшими студентами в рамках летней школы на грузинском Черноморском побережье. Если это станет традицией, мы будем безмерно благодарны.
Это был Поступок со стороны знатного московского театрального вуза. Мы надеемся, что эти творческие контакты продолжатся, потому что одна из основных проблем нашей театральной жизни – это проблема профессионального обучения. Особенно остро стоит вопрос грамотной сценической речи, мы нуждаемся в приглашённых специалистах, потому что своих в Грузии практически не осталось».
«Все эти 170 лет русский театр в Грузии был не отдельным организмом, а единым гармоничным целым со всей грузинской культурой, пользовался зрительской любовью и уважением со стороны государственных институтов», - отметил Николай Свентицкий.
На что  Геннадий Смирнов ответил репликой о планетарной общности русских театров, повсюду несущих мир и свет высокой духовности.
Интересные дискуссии не «абы слово молвить», а именно «по делу», развернулись на  конференции «Русский театр за рубежом. Проблемы и перспективы» и Круглом столе «Русские театры зарубежья. Вчера, сегодня, завтра».
На них выступили руководитель Русского драматического театра Литвы Йонас Вайткус и директор-распорядитель Национального академического театра русской драмы имени Леси Украинки Кирилл Кашликов. Проблемы театрального образования обсудили заместитель председателя Союза театральных деятелей Российской федерации Дмитрий Мозговой, координатор Международного фестиваля «Балтийский Дом» Мария Юрьева, директор Государственного русского драматического театра имени Вл. Маяковского Республики Таджикистан Сухроб Мирзоев.
Литовский режиссёр рассказал, что является сторонником линии отказа от низшего уровня театрального искусства - дешёвых комедий, ублажающих дурной вкус неискушённых зрителей. Его спектакли ориентированы даже не на «второй уровень» - любителей театра, получающих эстетическое удовольствие от сценического мастерства профессионалов,но не обладающих достаточной подготовкой для анализа и выводов. По признанию Йонаса Вайткуса, его зритель – «третьего уровня», это интеллектуальный завсегдатай театров, театрал-профессионал.
Гость из Вильнюса также рассказал, что с целью привлечения учащейся молодёжи, в его театре ставятся сказочные представления как на русском, так и на литовском языках.
Эти слова взбудоражили многих участников конференции, высказавшихся в том духе, что русский театр, ставящий спектакли на титульных языках зарубежных стран, совершает самоубийство, поскольку неизбежно потеряет идентичность. Эта тактика приведёт к тому, что русский театр станет одним из национальных театров европейских или постсоветских стран.
Но тут прозвучал и контраргумент от  Татьяны Дербенёвой, сообщившей, что основанный и руководимый ею копенгагенский Театр «Диалог» успешно играет спектакли и на датском языке, «иначе о нас никто не узнает».
Такая вот «гусарская рубка» мнений, дающая пищу для размышлений.
Впрочем, не меньший интерес вызвала и другая магистральная тема обсуждений, сопровождавшаяся горячими эмоциями, а именно – вопрос выживания академического театра как такового.
Передвижные самофинансируемые театры, не содержащие постоянных трупп, не имеющие в собственности помещений, количественно намного превзошли академические, т.е. находящиеся на государственной дотации, театры. Таков был исходный тезис для дискуссий.
Выступавшие констатировали, что сейчас многие силы ополчились на репертуарный театр. Они поощряют тенденцию расшатать сами его основы, призывая брать пример с Европы.
«Но нам предлагают невозможное –  как театру, в труппе которого 100 штатных сотрудников, подлаживаться под ритм и графики передвижних «малокалиберных» театров? Передвижные театры не могут, а мы можем позволить себе серьёзный репетиционный период, а не выходить на премьеру после 4-8 недельной подготовки. Благодаря тщательной работе над ролью артисты академических театров выходят на уровень глубокого психологического переживания, а передвижные театры, даже с высокоодарёнными артистами, вынуждены «скользить по поверхности».
У нас театр замкнутого цикла – мы всё делаем сами, и нам это нравится. Непонятно, зачем менять налаженную, действующую и востребованную систему без всяких объективных предпосылок?
Соглашусь, что необходимо корригировать свою деятельность в соответствии с ускорившимся темпом жизни, но это не значит, что надо вышибать фундамент, который складывался и укреплялся десятилетиями», - такую позицию зафиксировал Кирилл Кашликов.
«Круглый стол» под названием «Георгий Товстоногов. Вспоминаем мастера» стал одним из самых ярких и запоминающихся событий Конгресса.  Модератором Круглого стола, посвящённого столетию Г.А. Товстоногова выступила заместитель художественного руководителя Санкт-Петербургского БДТ им. Г. Товстоногова Ирина Шимбаревич, в прошлом – помощница и соратница великого режиссёра; воспоминаниями о Мастере делились народный артист СССР, легенда истории советского и российского театра и кинематографа Олег Басилашвили, выдающийся театральный режиссёр Темур Чхеидзе. К слову сказать, на юбилей Грибоедовцев приехали великий Василий Лановой и любимица миллионов зрителей Ирина Муравьёва...
- Товстоногов ставил жизнь человеческого духа! А не собирал зрителей разгадывать ребусы и кроссворды, - так сформулировал суть творчества мастера Олег Басилашвили.
Сразу по окончании вечера воспоминаний, в самый дождь, участники фестиваля отправились на улицу, носящую имя прославленного режиссёра, чтобы возложить цветы к мемориальной доске у подъезда, где жил мастер, отдавший тбилисским театрам, ТЮЗУ и Грибоедовскому, молодые годы своей жизни – с 1931 по 1946.
В рамках юбилейного конгресса в Большом фойе Грибоедовского театра состоялось открытие мемориальных досок знаковых режиссёров Гиги Лордкипанидзе и Леонида Варпаховского, а также незабвенной звезды Грибоедовского – народной артистки СССР Натальи Бурмистровой.
В заключительный день торжеств  в честь 170-летия Грибоедовского состоялась премьера
спектакля-фантасмагории - гоголевского «Ревизора» в постановке лауреата Государственной премии Грузии Автандила Варсимашвили. А в Малом зале театра состоялась церемония передачи московским Домом русского зарубежья им. Александра Солженицына книг ведущих российских издательств   в дар Международному культурно-просветительскому Союзу «Русский клуб», Тбилисскому государственному университету им. Ив.Джавахишвили и Грузинскому государственному университету театра и кино им. Шота Руставели.В Товстоноговском фойе театра прошла выставка этих книг, которые презентовал один из самых читаемых прозаиков современности Алексей Варламов, интеллектуал и иследователь высокой пробы.
И это – далеко не полный перечень событий «Конгресса русских театров зарубежья». Подробная хроника – для особо интересующихся – находится по ссылке http://russianclub.ge/content/view/885/1/ - и далее.
Центральным событием «Конгресса русских театров зарубежья стал юбилейный вечер в Большом зале Грибоедовского.
По левую сторону кулис декорация: «Голубой духанъ» с пиросманиевской «Актрисой Маргаритой», изображенной на внешней стороне прилавка, за которым устроились колоритные «микитанщики» – они же трактирщики. По правую сторону – ковровая лавка, а панорама и задник сцены обустроены под специфику старого тбилисского двора, где актеры-юбиляры разыграли своего рода «Сказ о граде Тифлисе и первом его театре». «Сказ» этот основывался на сведениях и наблюдениях из сохранившихся заметок и воспоминаний Александров – Грибоедова и Дюма, а также Льва Толстого, отмечавшего, что «Тифлис очень цивилизованный город, очень подражающий Петербургу, и это ему удается. Есть русский театр и итальянская опера, которыми я пользуюсь настолько, насколько мне позволяют мои скудные средства». Своему великому соратнику по перу вторит и автор «Трех мушкетеров»: «Когда я ехал в Тифлис, признаюсь, мне представлялось, что я еду в страну полудикую. Я ошибался»... «Без зазрения совести скажу, что зал тифлисского театра – один из самых прелестных залов, какие я когда-либо видел за мою жизнь», – писал Дюма.
Разумеется, не могло обойтись и без воспоминания об Александре Грибоедове, который любил Тбилиси как его патриот-старожил; который написал здесь, на нынешней улице Леселидзе, два акта, быть может, самой знаменитой в истории русской литературы пьесы; который здесь обрел великое сокровище сердца и отсюда отправился на страшную свою погибель...
(детальный  репортаж автора этих строк о заключительном юбилейном вечере «Фейерверк  грибоедовцев» , фрагменты которого использованы в настоящем материале – по ссылке http://www.tbilisi.aif.ru/static/1834694).
Что же касается главной памяти «Конгресса русских театров зарубежья» - великолепного альбома «Русский театр в Грузии – 170», обзор-рецензия по неостывшим следам его выхода в свет появляется, если не ошибаюсь, впервые, во всяком случае, в интернет-пространстве.
Статьи и воспоминания театроведов, искусствоведов, журналистов-культурологов, артистов и театральных деятелей легли в основу этого коллективного 650-страничного труда, щедро уснащённого разножанровыми произведениями фотохудожников: индивидуальные и коллективные портреты, фрагменты репетиций и спектаклей, декорации и их макеты, образцы творчества замечательных театральных художников, в том числе вызывающие восхищение эскизы к спектаклям, исторические афиши и дружеские шаржи, словом, перед нами самая настоящая иллюстрированная энциклопедия русского театра в Грузии.
В лапидарном вступлении к этому фолианту чётко прослеживаются исторические вехи славной биографии тбилисского Грибоедовского театра:
«Сто семьдесят лет. Кажется – какой огромный временной промежуток! Михаил Воронцов, царский наместник на Кавказе,  Михаил Щепкин, Михаил Яблочкин – это было так давно!
Но можно взглянуть на историю совершенно по-другому... Один из отцов-основателей Московского Художественного театра Владимир Немирович-Данченко – а это уже век XX – занимался в ранней тифлисской юности с сыном того самого Александра Яблочкина, который стоял у истоков создания русского театра в Грузии и играл Чацкого в первой постановке «Горя от ума» на русской профессиональной сцене... Пройдёт совсем немного времени – и на тифлисских подмостках будут ставить спектакли и играть Всеволод Мейерхольд и Александр Таиров... Именно у нас, в Грузии, они сделают первые шаги «на пути к вершине». Именно к нам, в Грузию, в сложный период своей жизни приедет Пётр Фоменко. Здесь всегда легче дышалось, творилось, в воздухе витал аромат свободы, и это ощущалось всеми, кто оказывался в Тбилиси. А кто-то на русской сцене получал путёвку в жизнь. Среди них Георгий Товстоногов, Роберт Стуруа... Они поставили у нас свои дипломные спектаклии с ностальгией вспоминали и вспоминают свои первые шаги, режиссёрскую юность...
Перейдём к увлекательным подробностям.
В своей обзорной статье «Старейший» театровед Инна Безирганова пишет:
Будущий «Грибоедовский» открыл свою летопись  20 сентября 1845 года, по инициативе графа М. С. Воронцова, признавшего «полезным учредить в Тифлисе публичный русский театр, как для развлечения значительного числа военных и гражданских чинов, так и, в особенности, для ознакомления местного населения с русским языком, с русскими нравами и для постепенного сближения их с Россиею». И вот ровно через 170 лет в Тбилиси вспомнят не только графа Воронцова, но и всех выдающихся актеров, режиссеров, художников, драматургов, композиторов, директоров – словом, людей театра, так или иначе участвовавших в строительстве этого уникального храма искусства.
Четырем из них посвящены мемориальные доски в фойе театра – это Всеволод Мейерхольд, Котэ Марджанишвили, Георгий Товстоногов и Петр Фоменко. Великий Мейерхольд со своей труппой «Товарищество Новой драмы» в 1904 году открывает в Тифлисе театральный сезон, ставит в русском театре под названием «Артистическое общество» спектакли «Сон в летнюю ночь» и «Снег» Пшибышевского. 1905-1906 годы считаются театральными сезонами Мейерхольда в Грузии, и они пользуются неизменным успехом. Постановка «Царь Эдип», осуществленная Котэ Марджанишвили в 1912 году на сцене Казенного театра, где играла русская труппа под руководством М. Мартыновой, тоже имела большой резонанс, а спустя двадцать лет его же спектакль «На дне» М. Горького ознаменовал начало нового этапа истории русского театра в Грузии – в Тбилиси создается Государственный театр русской драмы. Что касается Георгия Товстоногова, то для него путь в режиссуру начался именно в Тбилиси, на русской сцене. Дипломной его работой в 1939 году был спектакль «Дети Ванюшина» С. Найденова, единодушно одобренный критикой. Авторы рецензий отмечали, что «молодому режиссеру удалось создать спектакль глубокий, стройный, яркий, с хорошим ритмом, без каких-либо броских эффектов» (Н. Старосельская Георгий Товстоногов. ЖЗЛ). Р. Беньяш писала, что в своей постановке Товстоногов «органически утвердил драгоценное мхатовское начало» А всего Георгий Александрович поставил в театре имени А. С. Грибоедова тринадцать спектаклей!
Другой выдающийся мастер Петр Наумович Фоменко поставил на грибоедовской сцене всего два спектакля, но каких! Фоменко работал в Грузии в период с 1971 по 1972 г.г. – в очень сложное для него время. «После московских мытарств, после питерских попыток что-то сделать и выпустить, мне довелось попасть в Тбилиси. Позвал меня Гига Лордкипанидзе – в ту пору главный режиссер Грибоедовского театра. Так я оказался в Грузии, где поставил два спектакля – «Свой остров» Р. Каугвера и «Дорога цветов» В. Катаева, совершенно разные направления, как бы уже эклектика, – вспоминал спустя годы Петр Фоменко. – Но потом я понял, что сколько пьес, сколько артистов, столько методик и направлений… После Грибоедовского театра у меня в Тбилиси больше работы не было, а очень хотелось бы!» В архиве театра сохранилась маленькая заметка, в ней Петр Фоменко делился своими планами: поставить на грибоедовской сцене произведение русской классической драматургии – пьесу Островского или «Маленькие трагедии» Пушкина. Но, увы, намерения не были осуществлены...
Нельзя не отметить и приезд в Тбилиси классика русской драматургии Александра Островского. «В 1880 году в Тбилиси приехал великий драматург... и грузинский театр устроил ему торжественный вечер. Труппа сыграла второй акт комедии «Доходное место»... В своём дневнике Островский отмечал «умную и проникновенную» игру актёров».
Среди имен, достойных мемориальной доски, – Леонид Варпаховский. Этот режиссер с остросюжетной драматической творческой судьбой приехал в Тбилиси в 1953 году, сразу после возвращения из ссылки. За два года пребывания в Грузии он поставил три спектакля. «Первой его работой были «Дни Турбиных» М. Булгакова. Играли в спектакле наши «тузы». Мы вышли после премьеры онемевшие – такая это была глыба, такое мастерство! – вспоминает Наталья Бурмистрова в своей автобиографической книге «Путешествие во времени». – Затем Варпаховский поставил водевиль «В сиреневом саду» Ц. Солодаря. Сам написал музыку, сам ставил, сам плясал с нами во время репетиций. А зрители на спектаклях подпрыгивали на своих стульях. Сколько было радости, жизни, солнца в его постановке! Я сыграла у него Нину Заречную. Это была моя дорога к храму. Мы выстраивали роль по кирпичику. То радовались, то чуть ли не плакали. Варпаховский был со мною рядом каждую секунду, как поводырь...»
Существовала закономерность: на грибоедовской сцене многие режиссеры делали первые шаги, «получали крещение», по выражению Роберта Стуруа. Недавно в музей театра принесли дорогую нам реликвию – программку спектакля «Сокровище» Джона Пристли. Дипломная работа Роберта Стуруа – ученика выдающегося мастера психологической и экспериментальной режиссуры  Михаила Туманишвили. Но и учитель Стуруа, Михаил Туманишвили (кстати, сам ученик Георгия Товстоногова), поставил на сцене Грибоедовского пьесу Артура Миллера «Вид с моста».
В 1963-1964 и 1971-1973 годы главный режиссер и художественный руководитель Грибоедовского – Гига Лордкипанидзе, также воспитанник Георгия Товстоногова. Наталья Бурмистрова охарактеризовала его как «режиссера железной логики, с острым оригинальным видением, находящим к каждому актеру особый подход»... Гига Лордкипанидзе поставил на грибоедовской сцене свой лучший, по его словам, спектакль: «Человек со звезды» К. Веттлингера.
Фамилия «Товстоногов» громко прозвучала в театре имени А. С. Грибоедова не только в 30-40-е годы, но и в 70-е: театр возглавил сын легендарного режиссера – Александр (Сандро) Товстоногов. Это был замечательный период в жизни грибоедовцев. Зритель ощутил дуновение ветра перемен, связанного с постановкой Товстоноговым-младшим пьес Вампилова, а также Шукшина, Арбузова, Ибрагимбекова, Горина, Котетишвили.
Патриарх грузинской сцены Гизо Жордания прослужил в Грибоедовском семь лет. «Для меня период работы в театре Грибоедова в профессиональном отношении – счастливое время. Наверное, в театре полного счастья не может быть. Но это было действительно спокойное, творчески плодотворное время.  Спектакли собирали полные залы», – вспоминает режиссер, поставивший на грибоедовской сцене такие нашумевшие, глубокие спектакли, как «Час пик» Е. Ставинского, «Дорогая Елена Сергеевна» и «Сестры» Л. Разумовской, «Закон вечности» Н. Думбадзе...
Леван Мирцхулава, возглавивший театр после ухода Г. Жордания, поставил здесь «Горе от ума» (1989 г.). Это третье в истории театра обращение к комедии Грибоедова, причем после долгой паузы: первую постановку осуществил А. Рубин еще в 1935 году, вторую – Александр Такаишвили в 1954-м…
С режиссером Гоги Кавтарадзе на сцену пришли спектакли остросоциального звучания – запомнились «Доктор Штокман» Г. Ибсена, «Яма» А.Куприна, «Я вижу солнце» Н. Думбадзе, «Анна Каренина» Л. Толстого, «Вишневый сад» А. Чехова, «Женщина» Л. Андреева…
Основная политика сегодняшнего театра, возглавляемого талантливым режиссером, предлагающим неожиданные сценические решения, Автандилом Варсимашвили, и смелым, энергичным директором Николаем Свентицким, – русская классика. В репертуаре – Пушкин, Гоголь, Достоевский, Толстой, Тургенев, Островский. Вскоре появится еще один автор: Горький. Всем известны международные успехи грибоедовцев. В этом смысле особенно показательным оказался 2014 год, когда Грибоедовский был признан лучшим русским театром Зарубежья. Одновременно Гран-при международного театрального фестиваля «Золотой витязь» был удостоен спектакль Автандила Варсимашвили «Холстомер. История лошади» – трагическая исповедь по мотивам повести Л. Толстого … Он был посвящен памяти Г. Товстоногова и Е. Лебедева, что, разумеется, декларирует творческую преемственность. Но это не означает «нафталинное» следование традициям. Сегодня театр ищет свой путь, отражающий современные реалии.
Все, что связано с театром Грибоедова, его прошлым, успехами на международной орбите, бережно хранится в музее театра. В преддверии юбилея ведется кропотливая работа по воссозданию музея, его архива, золотой фонд которого составляют фотографии, программки, афиши, плакаты, дипломы. Это – история Грибоедовского.
Автор обзора коснулся только некоторых имен. Огромный пласт истории театра, естественно, остался за пределами данного материала. Увы, сегодня многие зрители только по фотографиям и рецензиям могут представить, как играли на этой сцене Екатерина Сатина, Белла Белецкая, Людмила Врублевская, Валентина Семина, Юрий Шевчук, Анатолий Смиранин, Иван Русинов… К счастью, в настоящее время создан видеофонд, сохраняющий для потомков лучшие спектакли Грибоедовского театра наших дней».
В разные годы сценические образы под сводами Грибоедовского создавали Павел Луспекаев, незабвенный Верещагин из «Белого солнца пустыни», создатель непревзойдённого кинематографического образа Остап Бендера Арчил Гомиашвили, гениальные Верико Анджапаридзе, включённая в «20 величайших актрис XX века» и Евгений Лебедев, одинаково потрясавший зрителей трагическим образом Мармеладова и комической харизмой шукшинского Аристархушки из «Энергичных людей»
Неплохая компания, не правда ли?
На юбилейном вечере искренние пожелания Грибоедовскому театру посвятили звезды российского театра Олег Басилашвили и Василий Лановой. Олег Валерианович внес грустинку в поток всеобщего веселья. Он предложил вспомнить в этот юбилей не только о сложившихся профессиональных театральных судьбах, но и о тех, кто стал жертвами сломленной воли, горя и отчаянья, ведь и их страдания впитали эти стены. Не выходя из тональности, Олег Басилашвили рассказал, как припарковал однажды машину рядом с бомжем, разложившим книги на продажу. «Причем подборка – явно «позаимствована» у жены-библиотекарши: «Сельские удобрения», «Путешествие Миклухо-Маклая» – совершенно беспорядочное чтиво. Он пристал ко мне, чтобы я купил книги – я открещивался до последнего, он не отставал, наконец я сказал, что принципиально не читаю книги. На что он заметил: «Жаль, всем хорошим в себе я обязан именно книгам».
Василий Лановой вышел к микрофону с портфелем, полным подарков. Портфель заваливался на бок и никак не хотел занять устойчивое положение. Тогда Василий Семенович тоже разыграл импровизированный этюд: «Стоять!» – взялся он за дрессировку портфеля. Портфель снова завалился. «Стоять!» – и вновь неудача. Лановой не сдался: «Лежать!» – прикрикнул он и одержал победу. А затем, вручив дары, Василий Семенович поделился счастьем вновь дышать воздухом Тбилиси, глотать его, вспоминая, как много здесь проказничали, как много выпивали вина в пору беспечной студенческой молодости. А также рассказал историю 30-летней давности, когда он, мастер художественной декламации, читал Пушкина. «И вдруг из глубины зала идет к сцене дама лет 95-97, – рассказывает Лановой. – Я гадаю: «Упадет-не упадет?» А она с улыбкой говорит мне: «Я воспитывалась на ваших фильмах!» Каюсь, тут мне изменило чувство такта. «А Иван Грозный мне привет не передавал?» – довольно резко вопросил я. Дама поджала губы и заявила: «Я всегда подозревала, что вы испытываете недостаток культуры. Точнее было бы сказать, что я поздно перевоспитывалась на ваших фильмах»...
Профессиональная труппа Грибоедовского театра насчитывает на сегодняшний день 36 человек. Причем востребованных актеров, не говоря уже о режиссерах. Не случайно только за последний год грибоедовцы объездили с гастролями 12 стран. Репертуар театра насчитывает 28 спектаклей – как из сокровищницы мировой классики, так и многообразные постановки для детей. И все-таки главный вектор репертуарной политики – это популяризация русской драматургии, не случайно очередным стратегическим ходом «кормчих» театра стало объявление «Сезонов русской классики».
«Страницы истории театра», «Диалоги», «Монологи и воспоминания», «Портреты», Грибоедовцы», «Репертуар» - за каждой из этих «рубрик» альбома – объёмный кропотливый труд его авторов и издателей.
Низкий им поклон за подвижничество.
Владимир Саришвили, Тбилиси
Тбилисский Грибоедовский театр отметил достославный юбилей масштабным представительным конгрессом и роскошно изданным иллюстрированным фолиантом «Русский театр в Грузии – 170»
.
С чем только не сравнивали театральные подмостки на протяжении веков и веков их существования, помимо всем известного универсального «Жизнь – театр, а люди в нём актёры», приписывая эту фразу Шекпиру, которого не было. Николай Гоголь неожиданно сравнил театр даже с кафедрой, с которой можно сказать много добра.
Вот с добра-то как раз и хотелось бы начать.
На исходе минувшего года просвещённая общественность и многочисленные гости столицы Грузии по ту и эту стороны океанов торжественно отметили 170-летие старейшего русского театра за пределами России, основанного осенью 1845 года первого профессионального театрального коллектива на Кавказе, ныне именуемого Тбилисским государственным академическим русским драматическим театром имени А.С. Грибоедова.
4-дневный «Конгресс русских театров зарубежья», с его до предела насыщенной, что называется, «от зари до зари», программой, в которой приняли деятельное участие более 60 приглашённых художественных руководителей, директоров театров, режиссёров и актёров, известных деятелей литературы и искусства из 20 стран, можно смело назвать проектом десятилетия зарегистрированного в 2003 году и ведущего беспрерывную успешную деятельность Международного культурно-просветительского Союза «Русский клуб».
Рассказами о театральной жизни своих стран, проблемами и предложениями делились в те памятные дни известные деятели культуры из Азербайджана, Армении, Австрии, Беларуси, Великобритании, Венгрии, Германии, Грузии, Дании, Казахстана, Канады, Литвы, Молдовы, России, США, Таджикистана, Туркменистана, Украины, Финляндии, Эстонии.
В своём послании тбилисскому Конгрессу председатель СТД России, народный артист РФ Александр Калягин образно  упомянул о богатейшей истории Грибоедовского театра, «которая хранит столько ярких и увлекательных событий, что кажется – читаешь исторический роман с его прекрасными героями, а на самом деле его герои - это реальные люди, потрясающие мастера сцены... И я верю, что у этой истории не будет финала, она будет продолжаться, в ней появятся новые и новые имена и новые герои...»
Первым ярким событием театрального форума стал вечер заведующей литературной частью лондонского русского театра ««Russian Space Theatre», поэта, эссеиста, философа Лидии Григорьевой, личности независимой и многогранной, основательницы жанра «Фотопоэзия». Фильм о лондонском царстве цветов Лидии Николаевны, созданный в открытом ею жанре - «Иерусалим сада моего», а также стихотворения и переводы на грузинский язык лирики героини вечера, составили основу встречи в особняке Дома писателей.
К участию в телевизионном диалоге в Тбилисском международном пресс-центре РИА-Новости были приглашены – по обе стороны видео-моста Москва-Тбилиси - ректор Театрального института им. Б. В. Щукина Евгений Князев и заместитель председателя Союза театральных деятелей Российской Федерации Геннадий Смирнов. В Тбилиси их телесобеседниками стали директор Тбилисского государственного академического русского драматического театра им. А. С. Грибоедова, президент Международного культурно-просветительского Союза «Русский клуб», заслуженный артист Российской Федерации, заслуженный работник культуры Российской Федерации Николай Свентицкий, художественный руководитель, главный режиссер Ереванского государственного русского драматического театраим. К. С. Станиславского Александр Григорян, основатель и руководитель Театральной компании STEPS (Нью-Йорк, США) Вячеслав Степнов, художественный руководитель Русского драматического театра им. М. Горького (Астана, Казахстан) Еркин Касенов.
Отдельная благодарность от Николая Свентицкого прозвучала в адрес Щукинского училища. «Поклон ректору театрального училища им. Б.В. Щукина Евгению Князеву. Благодаря помощи «щукинцев» - москвичи не поскупились и обеспечили приезд специалистов, летом в течение 10 дней лучшие профессора-преподаватели занимались с восемью нашими лучшими студентами в рамках летней школы на грузинском Черноморском побережье. Если это станет традицией, мы будем безмерно благодарны.
Это был Поступок со стороны знатного московского театрального вуза. Мы надеемся, что эти творческие контакты продолжатся, потому что одна из основных проблем нашей театральной жизни – это проблема профессионального обучения. Особенно остро стоит вопрос грамотной сценической речи, мы нуждаемся в приглашённых специалистах, потому что своих в Грузии практически не осталось».
«Все эти 170 лет русский театр в Грузии был не отдельным организмом, а единым гармоничным целым со всей грузинской культурой, пользовался зрительской любовью и уважением со стороны государственных институтов», - отметил Николай Свентицкий.
На что  Геннадий Смирнов ответил репликой о планетарной общности русских театров, повсюду несущих мир и свет высокой духовности.
Интересные дискуссии не «абы слово молвить», а именно «по делу», развернулись на  конференции «Русский театр за рубежом. Проблемы и перспективы» и Круглом столе «Русские театры зарубежья. Вчера, сегодня, завтра».
На них выступили руководитель Русского драматического театра Литвы Йонас Вайткус и директор-распорядитель Национального академического театра русской драмы имени Леси Украинки Кирилл Кашликов. Проблемы театрального образования обсудили заместитель председателя Союза театральных деятелей Российской федерации Дмитрий Мозговой, координатор Международного фестиваля «Балтийский Дом» Мария Юрьева, директор Государственного русского драматического театра имени Вл. Маяковского Республики Таджикистан Сухроб Мирзоев.
Литовский режиссёр рассказал, что является сторонником линии отказа от низшего уровня театрального искусства - дешёвых комедий, ублажающих дурной вкус неискушённых зрителей. Его спектакли ориентированы даже не на «второй уровень» - любителей театра, получающих эстетическое удовольствие от сценического мастерства профессионалов,но не обладающих достаточной подготовкой для анализа и выводов. По признанию Йонаса Вайткуса, его зритель – «третьего уровня», это интеллектуальный завсегдатай театров, театрал-профессионал.
Гость из Вильнюса также рассказал, что с целью привлечения учащейся молодёжи, в его театре ставятся сказочные представления как на русском, так и на литовском языках.
Эти слова взбудоражили многих участников конференции, высказавшихся в том духе, что русский театр, ставящий спектакли на титульных языках зарубежных стран, совершает самоубийство, поскольку неизбежно потеряет идентичность. Эта тактика приведёт к тому, что русский театр станет одним из национальных театров европейских или постсоветских стран.
Но тут прозвучал и контраргумент от  Татьяны Дербенёвой, сообщившей, что основанный и руководимый ею копенгагенский Театр «Диалог» успешно играет спектакли и на датском языке, «иначе о нас никто не узнает».
Такая вот «гусарская рубка» мнений, дающая пищу для размышлений.
Впрочем, не меньший интерес вызвала и другая магистральная тема обсуждений, сопровождавшаяся горячими эмоциями, а именно – вопрос выживания академического театра как такового.
Передвижные самофинансируемые театры, не содержащие постоянных трупп, не имеющие в собственности помещений, количественно намного превзошли академические, т.е. находящиеся на государственной дотации, театры. Таков был исходный тезис для дискуссий.
Выступавшие констатировали, что сейчас многие силы ополчились на репертуарный театр. Они поощряют тенденцию расшатать сами его основы, призывая брать пример с Европы.
«Но нам предлагают невозможное –  как театру, в труппе которого 100 штатных сотрудников, подлаживаться под ритм и графики передвижних «малокалиберных» театров? Передвижные театры не могут, а мы можем позволить себе серьёзный репетиционный период, а не выходить на премьеру после 4-8 недельной подготовки. Благодаря тщательной работе над ролью артисты академических театров выходят на уровень глубокого психологического переживания, а передвижные театры, даже с высокоодарёнными артистами, вынуждены «скользить по поверхности».
У нас театр замкнутого цикла – мы всё делаем сами, и нам это нравится. Непонятно, зачем менять налаженную, действующую и востребованную систему без всяких объективных предпосылок?
Соглашусь, что необходимо корригировать свою деятельность в соответствии с ускорившимся темпом жизни, но это не значит, что надо вышибать фундамент, который складывался и укреплялся десятилетиями», - такую позицию зафиксировал Кирилл Кашликов.
«Круглый стол» под названием «Георгий Товстоногов. Вспоминаем мастера» стал одним из самых ярких и запоминающихся событий Конгресса.  Модератором Круглого стола, посвящённого столетию Г.А. Товстоногова выступила заместитель художественного руководителя Санкт-Петербургского БДТ им. Г. Товстоногова Ирина Шимбаревич, в прошлом – помощница и соратница великого режиссёра; воспоминаниями о Мастере делились народный артист СССР, легенда истории советского и российского театра и кинематографа Олег Басилашвили, выдающийся театральный режиссёр Темур Чхеидзе. К слову сказать, на юбилей Грибоедовцев приехали великий Василий Лановой и любимица миллионов зрителей Ирина Муравьёва...
- Товстоногов ставил жизнь человеческого духа! А не собирал зрителей разгадывать ребусы и кроссворды, - так сформулировал суть творчества мастера Олег Басилашвили.
.
Сразу по окончании вечера воспоминаний, в самый дождь, участники фестиваля отправились на улицу, носящую имя прославленного режиссёра, чтобы возложить цветы к мемориальной доске у подъезда, где жил мастер, отдавший тбилисским театрам, ТЮЗУ и Грибоедовскому, молодые годы своей жизни – с 1931 по 1946.
В рамках юбилейного конгресса в Большом фойе Грибоедовского театра состоялось открытие мемориальных досок знаковых режиссёров Гиги Лордкипанидзе и Леонида Варпаховского, а также незабвенной звезды Грибоедовского – народной артистки СССР Натальи Бурмистровой.
В заключительный день торжеств  в честь 170-летия Грибоедовского состоялась премьера
спектакля-фантасмагории - гоголевского «Ревизора» в постановке лауреата Государственной премии Грузии Автандила Варсимашвили. А в Малом зале театра состоялась церемония передачи московским Домом русского зарубежья им. Александра Солженицына книг ведущих российских издательств   в дар Международному культурно-просветительскому Союзу «Русский клуб», Тбилисскому государственному университету им. Ив.Джавахишвили и Грузинскому государственному университету театра и кино им. Шота Руставели.В Товстоноговском фойе театра прошла выставка этих книг, которые презентовал один из самых читаемых прозаиков современности Алексей Варламов, интеллектуал и иследователь высокой пробы.
И это – далеко не полный перечень событий «Конгресса русских театров зарубежья». Подробная хроника – для особо интересующихся – находится по ссылке http://russianclub.ge/content/view/885/1/ - и далее.
Центральным событием «Конгресса русских театров зарубежья стал юбилейный вечер в Большом зале Грибоедовского.
По левую сторону кулис декорация: «Голубой духанъ» с пиросманиевской «Актрисой Маргаритой», изображенной на внешней стороне прилавка, за которым устроились колоритные «микитанщики» – они же трактирщики. По правую сторону – ковровая лавка, а панорама и задник сцены обустроены под специфику старого тбилисского двора, где актеры-юбиляры разыграли своего рода «Сказ о граде Тифлисе и первом его театре». «Сказ» этот основывался на сведениях и наблюдениях из сохранившихся заметок и воспоминаний Александров – Грибоедова и Дюма, а также Льва Толстого, отмечавшего, что «Тифлис очень цивилизованный город, очень подражающий Петербургу, и это ему удается. Есть русский театр и итальянская опера, которыми я пользуюсь настолько, насколько мне позволяют мои скудные средства». Своему великому соратнику по перу вторит и автор «Трех мушкетеров»: «Когда я ехал в Тифлис, признаюсь, мне представлялось, что я еду в страну полудикую. Я ошибался»... «Без зазрения совести скажу, что зал тифлисского театра – один из самых прелестных залов, какие я когда-либо видел за мою жизнь», – писал Дюма.
Разумеется, не могло обойтись и без воспоминания об Александре Грибоедове, который любил Тбилиси как его патриот-старожил; который написал здесь, на нынешней улице Леселидзе, два акта, быть может, самой знаменитой в истории русской литературы пьесы; который здесь обрел великое сокровище сердца и отсюда отправился на страшную свою погибель...
(детальный  репортаж автора этих строк о заключительном юбилейном вечере «Фейерверк  грибоедовцев» , фрагменты которого использованы в настоящем материале – по ссылке http://www.tbilisi.aif.ru/static/1834694).
.
Что же касается главной памяти «Конгресса русских театров зарубежья» - великолепного альбома «Русский театр в Грузии – 170», обзор-рецензия по неостывшим следам его выхода в свет появляется, если не ошибаюсь, впервые, во всяком случае, в интернет-пространстве.
Статьи и воспоминания театроведов, искусствоведов, журналистов-культурологов, артистов и театральных деятелей легли в основу этого коллективного 650-страничного труда, щедро уснащённого разножанровыми произведениями фотохудожников: индивидуальные и коллективные портреты, фрагменты репетиций и спектаклей, декорации и их макеты, образцы творчества замечательных театральных художников, в том числе вызывающие восхищение эскизы к спектаклям, исторические афиши и дружеские шаржи, словом, перед нами самая настоящая иллюстрированная энциклопедия русского театра в Грузии.
В лапидарном вступлении к этому фолианту чётко прослеживаются исторические вехи славной биографии тбилисского Грибоедовского театра:
«Сто семьдесят лет. Кажется – какой огромный временной промежуток! Михаил Воронцов, царский наместник на Кавказе,  Михаил Щепкин, Михаил Яблочкин – это было так давно!
Но можно взглянуть на историю совершенно по-другому... Один из отцов-основателей Московского Художественного театра Владимир Немирович-Данченко – а это уже век XX – занимался в ранней тифлисской юности с сыном того самого Александра Яблочкина, который стоял у истоков создания русского театра в Грузии и играл Чацкого в первой постановке «Горя от ума» на русской профессиональной сцене... Пройдёт совсем немного времени – и на тифлисских подмостках будут ставить спектакли и играть Всеволод Мейерхольд и Александр Таиров... Именно у нас, в Грузии, они сделают первые шаги «на пути к вершине». Именно к нам, в Грузию, в сложный период своей жизни приедет Пётр Фоменко. Здесь всегда легче дышалось, творилось, в воздухе витал аромат свободы, и это ощущалось всеми, кто оказывался в Тбилиси. А кто-то на русской сцене получал путёвку в жизнь. Среди них Георгий Товстоногов, Роберт Стуруа... Они поставили у нас свои дипломные спектаклии с ностальгией вспоминали и вспоминают свои первые шаги, режиссёрскую юность...
Перейдём к увлекательным подробностям.
.
В своей обзорной статье «Старейший» театровед Инна Безирганова пишет:
Будущий «Грибоедовский» открыл свою летопись  20 сентября 1845 года, по инициативе графа М. С. Воронцова, признавшего «полезным учредить в Тифлисе публичный русский театр, как для развлечения значительного числа военных и гражданских чинов, так и, в особенности, для ознакомления местного населения с русским языком, с русскими нравами и для постепенного сближения их с Россиею». И вот ровно через 170 лет в Тбилиси вспомнят не только графа Воронцова, но и всех выдающихся актеров, режиссеров, художников, драматургов, композиторов, директоров – словом, людей театра, так или иначе участвовавших в строительстве этого уникального храма искусства.
Четырем из них посвящены мемориальные доски в фойе театра – это Всеволод Мейерхольд, Котэ Марджанишвили, Георгий Товстоногов и Петр Фоменко. Великий Мейерхольд со своей труппой «Товарищество Новой драмы» в 1904 году открывает в Тифлисе театральный сезон, ставит в русском театре под названием «Артистическое общество» спектакли «Сон в летнюю ночь» и «Снег» Пшибышевского. 1905-1906 годы считаются театральными сезонами Мейерхольда в Грузии, и они пользуются неизменным успехом. Постановка «Царь Эдип», осуществленная Котэ Марджанишвили в 1912 году на сцене Казенного театра, где играла русская труппа под руководством М. Мартыновой, тоже имела большой резонанс, а спустя двадцать лет его же спектакль «На дне» М. Горького ознаменовал начало нового этапа истории русского театра в Грузии – в Тбилиси создается Государственный театр русской драмы. Что касается Георгия Товстоногова, то для него путь в режиссуру начался именно в Тбилиси, на русской сцене. Дипломной его работой в 1939 году был спектакль «Дети Ванюшина» С. Найденова, единодушно одобренный критикой. Авторы рецензий отмечали, что «молодому режиссеру удалось создать спектакль глубокий, стройный, яркий, с хорошим ритмом, без каких-либо броских эффектов» (Н. Старосельская Георгий Товстоногов. ЖЗЛ). Р. Беньяш писала, что в своей постановке Товстоногов «органически утвердил драгоценное мхатовское начало» А всего Георгий Александрович поставил в театре имени А. С. Грибоедова тринадцать спектаклей!
Другой выдающийся мастер Петр Наумович Фоменко поставил на грибоедовской сцене всего два спектакля, но каких! Фоменко работал в Грузии в период с 1971 по 1972 г.г. – в очень сложное для него время. «После московских мытарств, после питерских попыток что-то сделать и выпустить, мне довелось попасть в Тбилиси. Позвал меня Гига Лордкипанидзе – в ту пору главный режиссер Грибоедовского театра. Так я оказался в Грузии, где поставил два спектакля – «Свой остров» Р. Каугвера и «Дорога цветов» В. Катаева, совершенно разные направления, как бы уже эклектика, – вспоминал спустя годы Петр Фоменко. – Но потом я понял, что сколько пьес, сколько артистов, столько методик и направлений… После Грибоедовского театра у меня в Тбилиси больше работы не было, а очень хотелось бы!» В архиве театра сохранилась маленькая заметка, в ней Петр Фоменко делился своими планами: поставить на грибоедовской сцене произведение русской классической драматургии – пьесу Островского или «Маленькие трагедии» Пушкина. Но, увы, намерения не были осуществлены...
Нельзя не отметить и приезд в Тбилиси классика русской драматургии Александра Островского. «В 1880 году в Тбилиси приехал великий драматург... и грузинский театр устроил ему торжественный вечер. Труппа сыграла второй акт комедии «Доходное место»... В своём дневнике Островский отмечал «умную и проникновенную» игру актёров».
.
Среди имен, достойных мемориальной доски, – Леонид Варпаховский. Этот режиссер с остросюжетной драматической творческой судьбой приехал в Тбилиси в 1953 году, сразу после возвращения из ссылки. За два года пребывания в Грузии он поставил три спектакля. «Первой его работой были «Дни Турбиных» М. Булгакова. Играли в спектакле наши «тузы». Мы вышли после премьеры онемевшие – такая это была глыба, такое мастерство! – вспоминает Наталья Бурмистрова в своей автобиографической книге «Путешествие во времени». – Затем Варпаховский поставил водевиль «В сиреневом саду» Ц. Солодаря. Сам написал музыку, сам ставил, сам плясал с нами во время репетиций. А зрители на спектаклях подпрыгивали на своих стульях. Сколько было радости, жизни, солнца в его постановке! Я сыграла у него Нину Заречную. Это была моя дорога к храму. Мы выстраивали роль по кирпичику. То радовались, то чуть ли не плакали. Варпаховский был со мною рядом каждую секунду, как поводырь...»
Существовала закономерность: на грибоедовской сцене многие режиссеры делали первые шаги, «получали крещение», по выражению Роберта Стуруа. Недавно в музей театра принесли дорогую нам реликвию – программку спектакля «Сокровище» Джона Пристли. Дипломная работа Роберта Стуруа – ученика выдающегося мастера психологической и экспериментальной режиссуры  Михаила Туманишвили. Но и учитель Стуруа, Михаил Туманишвили (кстати, сам ученик Георгия Товстоногова), поставил на сцене Грибоедовского пьесу Артура Миллера «Вид с моста».
В 1963-1964 и 1971-1973 годы главный режиссер и художественный руководитель Грибоедовского – Гига Лордкипанидзе, также воспитанник Георгия Товстоногова. Наталья Бурмистрова охарактеризовала его как «режиссера железной логики, с острым оригинальным видением, находящим к каждому актеру особый подход»... Гига Лордкипанидзе поставил на грибоедовской сцене свой лучший, по его словам, спектакль: «Человек со звезды» К. Веттлингера.
.
Фамилия «Товстоногов» громко прозвучала в театре имени А. С. Грибоедова не только в 30-40-е годы, но и в 70-е: театр возглавил сын легендарного режиссера – Александр (Сандро) Товстоногов. Это был замечательный период в жизни грибоедовцев. Зритель ощутил дуновение ветра перемен, связанного с постановкой Товстоноговым-младшим пьес Вампилова, а также Шукшина, Арбузова, Ибрагимбекова, Горина, Котетишвили.
Патриарх грузинской сцены Гизо Жордания прослужил в Грибоедовском семь лет. «Для меня период работы в театре Грибоедова в профессиональном отношении – счастливое время. Наверное, в театре полного счастья не может быть. Но это было действительно спокойное, творчески плодотворное время.  Спектакли собирали полные залы», – вспоминает режиссер, поставивший на грибоедовской сцене такие нашумевшие, глубокие спектакли, как «Час пик» Е. Ставинского, «Дорогая Елена Сергеевна» и «Сестры» Л. Разумовской, «Закон вечности» Н. Думбадзе...
Леван Мирцхулава, возглавивший театр после ухода Г. Жордания, поставил здесь «Горе от ума» (1989 г.). Это третье в истории театра обращение к комедии Грибоедова, причем после долгой паузы: первую постановку осуществил А. Рубин еще в 1935 году, вторую – Александр Такаишвили в 1954-м…
С режиссером Гоги Кавтарадзе на сцену пришли спектакли остросоциального звучания – запомнились «Доктор Штокман» Г. Ибсена, «Яма» А.Куприна, «Я вижу солнце» Н. Думбадзе, «Анна Каренина» Л. Толстого, «Вишневый сад» А. Чехова, «Женщина» Л. Андреева…
Основная политика сегодняшнего театра, возглавляемого талантливым режиссером, предлагающим неожиданные сценические решения, Автандилом Варсимашвили, и смелым, энергичным директором Николаем Свентицким, – русская классика. В репертуаре – Пушкин, Гоголь, Достоевский, Толстой, Тургенев, Островский. Вскоре появится еще один автор: Горький. Всем известны международные успехи грибоедовцев. В этом смысле особенно показательным оказался 2014 год, когда Грибоедовский был признан лучшим русским театром Зарубежья. Одновременно Гран-при международного театрального фестиваля «Золотой витязь» был удостоен спектакль Автандила Варсимашвили «Холстомер. История лошади» – трагическая исповедь по мотивам повести Л. Толстого … Он был посвящен памяти Г. Товстоногова и Е. Лебедева, что, разумеется, декларирует творческую преемственность. Но это не означает «нафталинное» следование традициям. Сегодня театр ищет свой путь, отражающий современные реалии.
Все, что связано с театром Грибоедова, его прошлым, успехами на международной орбите, бережно хранится в музее театра. В преддверии юбилея ведется кропотливая работа по воссозданию музея, его архива, золотой фонд которого составляют фотографии, программки, афиши, плакаты, дипломы. Это – история Грибоедовского.
Автор обзора коснулся только некоторых имен. Огромный пласт истории театра, естественно, остался за пределами данного материала. Увы, сегодня многие зрители только по фотографиям и рецензиям могут представить, как играли на этой сцене Екатерина Сатина, Белла Белецкая, Людмила Врублевская, Валентина Семина, Юрий Шевчук, Анатолий Смиранин, Иван Русинов… К счастью, в настоящее время создан видеофонд, сохраняющий для потомков лучшие спектакли Грибоедовского театра наших дней».
В разные годы сценические образы под сводами Грибоедовского создавали Павел Луспекаев, незабвенный Верещагин из «Белого солнца пустыни», создатель непревзойдённого кинематографического образа Остап Бендера Арчил Гомиашвили, гениальные Верико Анджапаридзе, включённая в «20 величайших актрис XX века» и Евгений Лебедев, одинаково потрясавший зрителей трагическим образом Мармеладова и комической харизмой шукшинского Аристархушки из «Энергичных людей»
Неплохая компания, не правда ли?
.
На юбилейном вечере искренние пожелания Грибоедовскому театру посвятили звезды российского театра Олег Басилашвили и Василий Лановой. Олег Валерианович внес грустинку в поток всеобщего веселья. Он предложил вспомнить в этот юбилей не только о сложившихся профессиональных театральных судьбах, но и о тех, кто стал жертвами сломленной воли, горя и отчаянья, ведь и их страдания впитали эти стены. Не выходя из тональности, Олег Басилашвили рассказал, как припарковал однажды машину рядом с бомжем, разложившим книги на продажу. «Причем подборка – явно «позаимствована» у жены-библиотекарши: «Сельские удобрения», «Путешествие Миклухо-Маклая» – совершенно беспорядочное чтиво. Он пристал ко мне, чтобы я купил книги – я открещивался до последнего, он не отставал, наконец я сказал, что принципиально не читаю книги. На что он заметил: «Жаль, всем хорошим в себе я обязан именно книгам».
Василий Лановой вышел к микрофону с портфелем, полным подарков. Портфель заваливался на бок и никак не хотел занять устойчивое положение. Тогда Василий Семенович тоже разыграл импровизированный этюд: «Стоять!» – взялся он за дрессировку портфеля. Портфель снова завалился. «Стоять!» – и вновь неудача. Лановой не сдался: «Лежать!» – прикрикнул он и одержал победу. А затем, вручив дары, Василий Семенович поделился счастьем вновь дышать воздухом Тбилиси, глотать его, вспоминая, как много здесь проказничали, как много выпивали вина в пору беспечной студенческой молодости. А также рассказал историю 30-летней давности, когда он, мастер художественной декламации, читал Пушкина. «И вдруг из глубины зала идет к сцене дама лет 95-97, – рассказывает Лановой. – Я гадаю: «Упадет-не упадет?» А она с улыбкой говорит мне: «Я воспитывалась на ваших фильмах!» Каюсь, тут мне изменило чувство такта. «А Иван Грозный мне привет не передавал?» – довольно резко вопросил я. Дама поджала губы и заявила: «Я всегда подозревала, что вы испытываете недостаток культуры. Точнее было бы сказать, что я поздно перевоспитывалась на ваших фильмах»...
.
Профессиональная труппа Грибоедовского театра насчитывает на сегодняшний день 36 человек. Причем востребованных актеров, не говоря уже о режиссерах. Не случайно только за последний год грибоедовцы объездили с гастролями 12 стран. Репертуар театра насчитывает 28 спектаклей – как из сокровищницы мировой классики, так и многообразные постановки для детей. И все-таки главный вектор репертуарной политики – это популяризация русской драматургии, не случайно очередным стратегическим ходом «кормчих» театра стало объявление «Сезонов русской классики».
«Страницы истории театра», «Диалоги», «Монологи и воспоминания», «Портреты», Грибоедовцы», «Репертуар» - за каждой из этих «рубрик» альбома – объёмный кропотливый труд его авторов и издателей.
Низкий им поклон за подвижничество.