Сетевой литературный журнал издание Фонда «Русское единство»
Москва, № 89 Март 2017
Сегодня Четверг, 23 марта
Мнение редакции не всегда совпадает с мнением авторов О журнале Редакция Контакты
16 февраля 2016 — Ирина УШАКОВА, раздел «Новая книга»
Материал из журнала № 76 - Февраль 2016

«Я знаю Русь не по-писанному…»

3 комментариев (см. ниже)
«Я знаю Русь не по-писанному…»
16 февраля – 185 лет со дня рождения писателя Николая Семёновича Лескова (1831–1895)
Выступающий сегодня за бережение русского языка, за сохранение культуры, в защиту нашего образования и православной веры, за достоинство русского народа проф. В.Ю. Троицкий неспроста взял для исследования тему раннего творчества Н.С.Лескова, обойдённую литературоведами. Н.С.Лесков понимал и остро чувствовал, что «отрицание духовно-нравственного провиденциализма, поругание святынь во имя осуществления “разумных решений” чревато трагедией». Ведь подобные «разумные решения» приходят в голову далеко не национально мыслящей, не крепко стоящей в традиции “элите” общества. «Бездуховность, самоуверенность, ограниченный разум и несмирённое сердце…» Вот что двигало революционерами, которых запечатлел своим веским словом Лесков. С этим, как видно, считает и В. Троицкий, далеко не уйдёшь, идти некуда.
Сегодня невозможно говорить о Н.С.Лескове, не задумываясь о предреволюционной эпохе, в которую ему довелось жить и творить. Во многом не понятый и даже отвергнутый современниками, Лесков открывается нам ныне как честнейший художник слова, без правдивых произведений которого невозможно понять, что произошло с нашей страной сто лет назад. Невозможно понять всё это и без внимания к духовному аспекту воспроизведённых лесковым характеров и обстоятельств, аспекту, который в своё время «забывали» исследователи, рассматривая творчество писателя прежде и по преимуществу со стороны социально-политической, с позиций революционно-демократической идеологии. Но Лескова невозможно верно оценить без особого внимания к духовности воспроизведённых им характеров и обстоятельств. В таком ракурсе и представлено раннее творчество Николая Лескова в книге профессора В.Ю. Троицкого «Лесков. Начало пути. Истоки творчества», изданной в 2015 г. ИМЛИ им. А.М. Горького РАН.
В своё время творчество Лескова оценивали по преимуществу в идеологическом плане; из него было «изъято» духовное и религиозное постижение мира. В названной книге мы имеем возможность в полном масштабе осознавать творчество писателя. Исследователь выводит Лескова в ряд первостепенных мастеров слова, умевших «художественно мыслить» в разных жанрах: в жанре видений и хождений, легенд, в летописном духе и др. В этом отношении по-новому воспринимается характер отражения судеб лесковских героев, их «житийность»: «Житие одной бабы», житие Овцебыка, Домны Платоновны, житие Лизы Бахаревой, Райнера, житие Савелия Туберозова, житие Ивана Северьяновича Флягина и т.д. В.Ю. Троицкий замечает, что большинство героев Лескова в своих суждениях и поступках соизмеряют земную жизнь и жизнь вечную. «В их духовном облике гармонически уживается здравомысленный, добрый практицизм и живая способность к внепрактическому, незаинтересованному, самоценному стремлению к добру и красоте»…
Творчество писателя нередко оценивали односторонне. Лесков был известен читателю произведениями зрелого периода творчества, как автор «Левши», «Очарованного странника», «Соборян» и др. Произведения же начального периода – ранняя публицистика, романы «Некуда» и «Обойдённые» не привлекали должного внимания. Заметим, что представляет особый интерес взгляд исследователя на роман «Обойдённые», который современники считали психологическим романом. Это произведение вновь затрагивает духовные переживания героев, духовную составляющую их мира и утрату этой составляющей, затрагивает проблему веры и безверия, не утратившую актуальности и в наши дни.
Многие из ранних произведений Лескова, как показано в названной книге, отражали и серьёзные явления общественной жизни, и знаменательные общественные настроения, отражали эпоху в её социально-политических столкновениях, заблуждениях и прозрениях накануне великой трагедии революции. В преддверии столетия этой трагедии нам важно понять эти настроения периода реформ 1861 года, давших ход революционерам-разночинцам и повлёкшим за собой семнадцатый год.
На очередном крутом витке нашей истории нам следовало бы «зацепиться» и за те идеи, которые отстаивал русский писатель Николай Лесков полтора столетия назад: осознание значения глубоких национальных традиций и преемственности поколений, служение святорусской земле, стояние в вере Христовой, всё то, что составляло внутреннюю духовную стихию русской жизни. Из этого в сущности и исходит автор названной нами книги. Он замечает, что мерилом здоровья нации и условием сбережения народа является традиция. Ибо традиция  как «связующее историческое наследование плодотворного духовного и практического опыта поколений – основа человеческой истории и культуры». Отрицание же традиции, по мнению автора книги, ставит человека вне истории и культуры, расчеловечивает его.
Автор обращает особое внимание читателя на публицистику раннего творчества Лескова, в основе которой лежит напряженное стремление к последовательной, выдержанной объективности, к тому, чтобы «никуда не тянуть». С мудрой сдержанностью и нарочитой трезвостью касается Лесков самых разных вопросов, по сей день не потерявших свою остроту и значение. Это и было его писательским принципом. Ещё в ранней публицистике Лесков писал: «История учит многому, она даёт талисман, с которым можно узнавать волка в одежде овечьей»…
В названной книге автор касается повести Лескова «Овцебык». Это произведение положило начало трём основным темам творчества Лескова: теме праведничества, ибо Василий Петрович Богословский по праву начинает галерею героев, в основе которых глубокое самоотверженное служение людям. Во-вторых, – теме нигилизма, ибо Овцебык-Богословский – это и нигилист, утративший веру, но не потерявший воспоминания о ней. И, в-третьих, «повесть Лескова послужила целому направлению: изображению многоликой крестьянской жизни, драматических народных характеров».
Рассматривая творчество Н.С.Лескова, В. Троицкий, вслед за писателем, отмечает в 1860-е гг. две партии либералов: ту, которая «стремилась к подчинению свободы личной деспотизму утопической теории о полнейшем равенстве дурака с гением, развратного лентяя с честным тружеником». И ту, что была сторонницей постепенных улучшений и либеральных реформ в направлении народного блага, исходила из того, что личные качества и труд должны быть определяющими при получении общественных благ. Кто был прав, мы можем судить по историческому опыту XX века…
Лесков отвергал мысль, будто бы в русской жизни «нет никакого прогресса». Он писал так: «…Мы видим, что люди стали больше и зрелее думать о своих делах, и об общественных; мы замечаем, что нравы понемногу смягчаются, взаимные отношения становятся честнее, что народ год от году будет счастливее…».
Читая названную книгу о Лескове, осознаёшь, что у писателя было выражено яркое понимание народности. Он рассматривал этот признак как постижение стихии народной жизни и сохранение внутренних сокровенных качеств народа, защищённых от чужебесия. Не это ли было особенно важно в то время, когда подступал, но был ещё «за горами», красный террор, имевший своей конечной целью уничтожение коренного русского народа? Своим природным умом Лесков уловил, что уничтожив народ, можно легко забирать его богатства, что сегодня и происходит, взять хотя бы катастрофических размеров вырубку русского леса по всей стране. Пока жив народ, нам надо услышать этот набат Лескова!..
Из книги о Лескове становится ясно, что писателю за полстолетия до революции было очевидно: ломка «через колено» всей народной жизни приводит к гибельным последствиям, что мы и наблюдаем сегодня. Стремление революционеров к социальной справедливости не могло быть благотворным без глубокого и всестороннего знания глубин народной жизни, без сокровенной любви к народу, что отсутствовало у «революционного интернационала». У Лескова же была глубочайшая духовная связь с русским народом, сокровенное чувство духовной близости с ним, что и давало ему право говорить о народе всю правду: и пороки его не скрывать, и вдохновенно его славить.
Размышляя о Лескове, читатель книги невольно вспоминает сказанное в его публицистических статьях: «Не делаем мы ничего, что могло бы быть хоть мало-мальски полезно нашим ближним в том положении, которое создано существующими экономическими условиями, а между тем прёмся в социалисты!». Это было сказано ещё до правления Государя Николая II, когда население России увеличилось на 40 миллионов, когда (в 1905 году) было 43 696 церковно-приходских школ, где учились чуть менее двух миллионов детей, когда рабочие на фабриках в России зарабатывали больше, чем европейские рабочие, притом, что продукты у нас стоили дешевле и т.д. Что бы сказал Лесков, заглянувший в самое начало XX в., когда и при благоприятных экономических условиях иные революционеры «пёрлись в социалисты»?!..
Читая книгу о Лескове, невольно думаешь: писатель предупреждал А.И. Герцена в зловредности его политических игр, что видно из его рассуждений о нигилизме…И вспоминается, что герой романа «Некуда» Бычков говорит: «… Пять миллионов вырезать, зато пятьдесят пять останется и будут счастливы». Вспомним: в 1918 году Ленин сказал: «Пусть 90% русского народа погибнет, лишь бы 10% дожило до мировой революции». «На Россию мне плевать… Слышите вы, плевать! Потому что я большевик!» – вторил ему Бухарин. 18 сентября 1918 года Г. Зиновьев на Петроградской партконференции заявил: «Мы должны повести за собой десять из ста миллионов человек, составляющих население Советской Республики. Остальным нам нечего сказать. Их нужно ликвидировать»…
Все эти политические деятели не могли познать сакрального мира России, поэтому и победить её они никак не могли. И прав оказался герой романа Лескова – доктор Розанов: «Я знаю Русь не по-писанному. Она живёт сама по себе, и ничего вы с нею не поделаете…». Профессор Всеволод Троицкий убеждён в том, что личность русского человека из народа, народность и традиции должны быть предметом пристального внимания исследователей и «за личностью в истории (а тем более – в искусстве) остается последнее слово». Яркие народные личности, изображённые Лесковым, и сегодня для нас поучительны…
В.Ю. Троицкий отмечает черты художественного миросозерцания Лескова, особо подчёркивая принцип полноты воссоздания разных сторон действительности, утверждение «просто высказанной» правды, глубокий психологический анализ в соединении с трезвой оценкой окружающих обстоятельств. Он обращает наше внимание на рассмотренные Лесковым суждения о коренных социально-политических вопросах в жизни России и об отношении к ним литературы его времени, которые и легли в основу романа «Некуда». Но разве не к современным издателям-журналистам-редакторам обращены слова Лескова: «Мы просим …способных ставить интересы общества выше своих личных интересов, измерять заслуги издания не цифрою подписчиков, а степенью доверия к ним общества и пользою, которую они могут принести России».
В своих исследованиях В.Троицкий опирается на принцип историзма, необходимый для анализа любого произведения искусства, в особенности – литературы. В этом ракурсе книга «Н.С. Лесков. Начало пути. Истоки творчества» – это пример глубокой литературоведческой исследовательской, работы, которая, увы, загнана сегодня на обочину общественных интересов. Это ещё и исторически важное исследование, важное в том отношении, что наше великое и трагическое прошлое, сформировавшее посредством традиции национальный характер, несомненно, таит в себе и великое историческое будущее.
Ирина УШАКОВА
16 февраля – 185 лет со дня рождения писателя Николая Семёновича Лескова (1831–1895)
.
Выступающий сегодня за бережение русского языка, за сохранение культуры, в защиту нашего образования и православной веры, за достоинство русского народа проф. В.Ю. Троицкий неспроста взял для исследования тему раннего творчества Н.С.Лескова, обойдённую литературоведами. Н.С.Лесков понимал и остро чувствовал, что «отрицание духовно-нравственного провиденциализма, поругание святынь во имя осуществления “разумных решений” чревато трагедией». Ведь подобные «разумные решения» приходят в голову далеко не национально мыслящей, не крепко стоящей в традиции “элите” общества. «Бездуховность, самоуверенность, ограниченный разум и несмирённое сердце…» Вот что двигало революционерами, которых запечатлел своим веским словом Лесков. С этим, как видно, считает и В. Троицкий, далеко не уйдёшь, идти некуда.
.
Сегодня невозможно говорить о Н.С.Лескове, не задумываясь о предреволюционной эпохе, в которую ему довелось жить и творить. Во многом не понятый и даже отвергнутый современниками, Лесков открывается нам ныне как честнейший художник слова, без правдивых произведений которого невозможно понять, что произошло с нашей страной сто лет назад. Невозможно понять всё это и без внимания к духовному аспекту воспроизведённых лесковым характеров и обстоятельств, аспекту, который в своё время «забывали» исследователи, рассматривая творчество писателя прежде и по преимуществу со стороны социально-политической, с позиций революционно-демократической идеологии. Но Лескова невозможно верно оценить без особого внимания к духовности воспроизведённых им характеров и обстоятельств. В таком ракурсе и представлено раннее творчество Николая Лескова в книге профессора В.Ю. Троицкого «Лесков. Начало пути. Истоки творчества», изданной в 2015 г. ИМЛИ им. А.М. Горького РАН.
.
В своё время творчество Лескова оценивали по преимуществу в идеологическом плане; из него было «изъято» духовное и религиозное постижение мира. В названной книге мы имеем возможность в полном масштабе осознавать творчество писателя. Исследователь выводит Лескова в ряд первостепенных мастеров слова, умевших «художественно мыслить» в разных жанрах: в жанре видений и хождений, легенд, в летописном духе и др. В этом отношении по-новому воспринимается характер отражения судеб лесковских героев, их «житийность»: «Житие одной бабы», житие Овцебыка, Домны Платоновны, житие Лизы Бахаревой, Райнера, житие Савелия Туберозова, житие Ивана Северьяновича Флягина и т.д. В.Ю. Троицкий замечает, что большинство героев Лескова в своих суждениях и поступках соизмеряют земную жизнь и жизнь вечную. «В их духовном облике гармонически уживается здравомысленный, добрый практицизм и живая способность к внепрактическому, незаинтересованному, самоценному стремлению к добру и красоте»…
.
Творчество писателя нередко оценивали односторонне. Лесков был известен читателю произведениями зрелого периода творчества, как автор «Левши», «Очарованного странника», «Соборян» и др. Произведения же начального периода – ранняя публицистика, романы «Некуда» и «Обойдённые» не привлекали должного внимания. Заметим, что представляет особый интерес взгляд исследователя на роман «Обойдённые», который современники считали психологическим романом. Это произведение вновь затрагивает духовные переживания героев, духовную составляющую их мира и утрату этой составляющей, затрагивает проблему веры и безверия, не утратившую актуальности и в наши дни.
.
Многие из ранних произведений Лескова, как показано в названной книге, отражали и серьёзные явления общественной жизни, и знаменательные общественные настроения, отражали эпоху в её социально-политических столкновениях, заблуждениях и прозрениях накануне великой трагедии революции. В преддверии столетия этой трагедии нам важно понять эти настроения периода реформ 1861 года, давших ход революционерам-разночинцам и повлёкшим за собой семнадцатый год.
На очередном крутом витке нашей истории нам следовало бы «зацепиться» и за те идеи, которые отстаивал русский писатель Николай Лесков полтора столетия назад: осознание значения глубоких национальных традиций и преемственности поколений, служение святорусской земле, стояние в вере Христовой, всё то, что составляло внутреннюю духовную стихию русской жизни. Из этого в сущности и исходит автор названной нами книги. Он замечает, что мерилом здоровья нации и условием сбережения народа является традиция. Ибо традиция  как «связующее историческое наследование плодотворного духовного и практического опыта поколений – основа человеческой истории и культуры». Отрицание же традиции, по мнению автора книги, ставит человека вне истории и культуры, расчеловечивает его.
Автор обращает особое внимание читателя на публицистику раннего творчества Лескова, в основе которой лежит напряженное стремление к последовательной, выдержанной объективности, к тому, чтобы «никуда не тянуть». С мудрой сдержанностью и нарочитой трезвостью касается Лесков самых разных вопросов, по сей день не потерявших свою остроту и значение. Это и было его писательским принципом. Ещё в ранней публицистике Лесков писал: «История учит многому, она даёт талисман, с которым можно узнавать волка в одежде овечьей»…
.
В названной книге автор касается повести Лескова «Овцебык». Это произведение положило начало трём основным темам творчества Лескова: теме праведничества, ибо Василий Петрович Богословский по праву начинает галерею героев, в основе которых глубокое самоотверженное служение людям. Во-вторых, – теме нигилизма, ибо Овцебык-Богословский – это и нигилист, утративший веру, но не потерявший воспоминания о ней. И, в-третьих, «повесть Лескова послужила целому направлению: изображению многоликой крестьянской жизни, драматических народных характеров».
Рассматривая творчество Н.С.Лескова, В. Троицкий, вслед за писателем, отмечает в 1860-е гг. две партии либералов: ту, которая «стремилась к подчинению свободы личной деспотизму утопической теории о полнейшем равенстве дурака с гением, развратного лентяя с честным тружеником». И ту, что была сторонницей постепенных улучшений и либеральных реформ в направлении народного блага, исходила из того, что личные качества и труд должны быть определяющими при получении общественных благ. Кто был прав, мы можем судить по историческому опыту XX века…
.
Лесков отвергал мысль, будто бы в русской жизни «нет никакого прогресса». Он писал так: «…Мы видим, что люди стали больше и зрелее думать о своих делах, и об общественных; мы замечаем, что нравы понемногу смягчаются, взаимные отношения становятся честнее, что народ год от году будет счастливее…».
.
Читая названную книгу о Лескове, осознаёшь, что у писателя было выражено яркое понимание народности. Он рассматривал этот признак как постижение стихии народной жизни и сохранение внутренних сокровенных качеств народа, защищённых от чужебесия. Не это ли было особенно важно в то время, когда подступал, но был ещё «за горами», красный террор, имевший своей конечной целью уничтожение коренного русского народа? Своим природным умом Лесков уловил, что уничтожив народ, можно легко забирать его богатства, что сегодня и происходит, взять хотя бы катастрофических размеров вырубку русского леса по всей стране. Пока жив народ, нам надо услышать этот набат Лескова!..
.
Из книги о Лескове становится ясно, что писателю за полстолетия до революции было очевидно: ломка «через колено» всей народной жизни приводит к гибельным последствиям, что мы и наблюдаем сегодня. Стремление революционеров к социальной справедливости не могло быть благотворным без глубокого и всестороннего знания глубин народной жизни, без сокровенной любви к народу, что отсутствовало у «революционного интернационала». У Лескова же была глубочайшая духовная связь с русским народом, сокровенное чувство духовной близости с ним, что и давало ему право говорить о народе всю правду: и пороки его не скрывать, и вдохновенно его славить.
.
Размышляя о Лескове, читатель книги невольно вспоминает сказанное в его публицистических статьях: «Не делаем мы ничего, что могло бы быть хоть мало-мальски полезно нашим ближним в том положении, которое создано существующими экономическими условиями, а между тем прёмся в социалисты!». Это было сказано ещё до правления Государя Николая II, когда население России увеличилось на 40 миллионов, когда (в 1905 году) было 43 696 церковно-приходских школ, где учились чуть менее двух миллионов детей, когда рабочие на фабриках в России зарабатывали больше, чем европейские рабочие, притом, что продукты у нас стоили дешевле и т.д. Что бы сказал Лесков, заглянувший в самое начало XX в., когда и при благоприятных экономических условиях иные революционеры «пёрлись в социалисты»?!..
Читая книгу о Лескове, невольно думаешь: писатель предупреждал А.И. Герцена в зловредности его политических игр, что видно из его рассуждений о нигилизме…И вспоминается, что герой романа «Некуда» Бычков говорит: «… Пять миллионов вырезать, зато пятьдесят пять останется и будут счастливы». Вспомним: в 1918 году Ленин сказал: «Пусть 90% русского народа погибнет, лишь бы 10% дожило до мировой революции». «На Россию мне плевать… Слышите вы, плевать! Потому что я большевик!» – вторил ему Бухарин. 18 сентября 1918 года Г. Зиновьев на Петроградской партконференции заявил: «Мы должны повести за собой десять из ста миллионов человек, составляющих население Советской Республики. Остальным нам нечего сказать. Их нужно ликвидировать»…
.
Все эти политические деятели не могли познать сакрального мира России, поэтому и победить её они никак не могли. И прав оказался герой романа Лескова – доктор Розанов: «Я знаю Русь не по-писанному. Она живёт сама по себе, и ничего вы с нею не поделаете…». Профессор Всеволод Троицкий убеждён в том, что личность русского человека из народа, народность и традиции должны быть предметом пристального внимания исследователей и «за личностью в истории (а тем более – в искусстве) остается последнее слово». Яркие народные личности, изображённые Лесковым, и сегодня для нас поучительны…
.
В.Ю. Троицкий отмечает черты художественного миросозерцания Лескова, особо подчёркивая принцип полноты воссоздания разных сторон действительности, утверждение «просто высказанной» правды, глубокий психологический анализ в соединении с трезвой оценкой окружающих обстоятельств. Он обращает наше внимание на рассмотренные Лесковым суждения о коренных социально-политических вопросах в жизни России и об отношении к ним литературы его времени, которые и легли в основу романа «Некуда». Но разве не к современным издателям-журналистам-редакторам обращены слова Лескова: «Мы просим …способных ставить интересы общества выше своих личных интересов, измерять заслуги издания не цифрою подписчиков, а степенью доверия к ним общества и пользою, которую они могут принести России».
.
В своих исследованиях В.Троицкий опирается на принцип историзма, необходимый для анализа любого произведения искусства, в особенности – литературы. В этом ракурсе книга «Н.С. Лесков. Начало пути. Истоки творчества» – это пример глубокой литературоведческой исследовательской, работы, которая, увы, загнана сегодня на обочину общественных интересов. Это ещё и исторически важное исследование, важное в том отношении, что наше великое и трагическое прошлое, сформировавшее посредством традиции национальный характер, несомненно, таит в себе и великое историческое будущее.



  • Конев 16.02.2016 10:46 пп

    Обожаю Лескова! Незаслуженно задвинутый.

  • Игорь 17.02.2016 1:21 дп

    Похоже, что Вы безмерно задвинутее Лескова…

  • Александр 18.02.2016 10:39 дп

    Спасибо за хороший разбор «полёта» В.С. Троицкого «Н.С.Лесков. Начало пути…». Хочется вновь вернуться к любимым произведениям Лескова и прочитать пропущенные одновременно с новой книгой авторитетного проф. В.С.Троицкого о великом мастере слова. Троицкий заставляет открыть не ведомого молодого Леского и проникнуть в глубину его произведений, ибо его мысли актуальны сегодня, звучат пророчески. Как жаль, что современной юности Лесков мало знаком! А на его произведениях как раз и должно воспитывать истинных патриотов (в хорошем смысле) русской Земли.

***

Ваш комментарий

(обязательно)
(обязательно, не публикуется)
Сообщение

Ключевые
слова

Самые комментируемые
за месяц



© Сетевой журнал «Камертон», 
2009
Список всех выпусков:
Сделано в CreativePeople 
и Студии Евгения Муравьёва в 2009 году