Арт-терапия для осажденного Донбасса

31 5 Людмила ГОРДЕЕВА (ДНР) - 08 марта 2016 A A+
Арт-терапия для осажденного Донбасса
День закончен – и кисть до утра
Остывает светло и натужно...
Головешкой ночного костра
В темноте догорает натурщица...
.
Я гляжу на законченный труд
И, как это случается издавна,
Понимаю, что новый этюд -
Это, в общем, не новая истина.
.
Но я счастлив, как юный жених,
И танцуется мне и хохочется:
Я сегодня остался в живых
На войне, именуемой творчество!..
Уцелевший, стою у холста,
Полный счастья, испуга, смятенья...
.
...Уважайте удачу, когда
Неудача была бы смертельна!..
.
Леонид Филатов
.
«Смертельная неудача»  донецких художников, равно как и других жителей осажденного Донбасса, последние два года подстерегает  на каждом шагу. Только не в виде ускользающего вдохновенья или творческих терзаний, а в виде страшных «прилетов» от украинской тяжелой артиллерии, разрушившей уже сотни и тысячи зданий и сооружений, под обломками которых погибают мирные жители. Подстерегает в  виде шальной пули снайпера, в виде взрывов, устроенных нелюдями из диверсионно-разведывательных групп, после которых  городской асфальт обагряется человеческой кровью.
Прямым попаданием разрушены дом и мастерская художников Мелика и Лилии Аганбекян, взрывной волной выставило стекла в мастерской народного художника Украины Юрия Зорко, Донецком областном художественном музее. В результате обстрела украинской артиллерией был  уничтожен склад декораций Донецкого академического театра опера и балета им. А.Соловьяненко.
.
-Ты помнишь,  как ВСУ обстреляли пункт выдачи гуманитарной помощи в Куйбышевском районе? – говорит художник Лариса Джарты. – Тогда погибли пять человек.  А ведь накануне именно на этом месте стояли мы с мужем, и вполне могли оказаться  в их числе.
.
По словам Ларисы, во время обстрелов квартира ходила ходуном, сыпалась штукатурка и дрожали окна. Небо заволакивало дымом взрывов. «Музыкальную» картину грохота тяжелой артиллерии дополнял свист пуль. Тогда решили окончательно переселиться из опасной многоэтажки в одноэтажный  отцовский дом, где в мансарде была оборудована мастерская. Но и здесь было неспокойно. Неподалеку от прямого попадания снарядов сгорели два дома. Некоторые окна пришлось заложить мешками с песком, а в моменты наиболее интенсивного обстрела прятаться в подвале.
Говорят, что, когда гремят пушки – музы умолкают.  Они сопровождают лишь самых отчаянных - прирожденных воинов, взявших на себя миссию художника-баталиста. Да и то - по предварительной договоренности. Таких как, например, Василий Верещагин, который, по словам его сына,  устремлялся на передовую, чтоб через изображение ужасов войны в своих картинах  обратиться к совести людей всего мира. Для обычного, мирного человека война – это тяжелое испытание, вынести  которое можно только  через жизнеутверждение, что-то ей противопоставив.
Донецкие художники в подавляющем своем большинстве войну не пишут, они в ней живут. Не пишет ее и заслуженный художник Украины, член Союза художников России и Украины Лариса Джарты.
.
СОЛНЕЧНАЯ ЖИВОПИСЬ
.
Мы сидим в мастерской Ларисы в счастливые минуты затишья, когда хочется верить в действенность пресловутых минских соглашений о прекращении обстрелов населенных пунктов Донбасса. Неожиданно яркое весеннее солнце, случившееся среди зимы, врывается через уцелевшие стекла и гуляет по холстам, наполненным светом, морем, ветром. И в каждом из них пульсирует жизнь.
Я знаю природу этой энергии. Она идет через века от ее предков-греков, выведенных в 1778 году из Крыма в Приазовье.
Она через край плещет в морских пейзажах с любимыми лодочками и пляжными зонтиками, привезенными из поездок в Грецию. Она переливается шелковым морем и бежит по его волнам в пейзажах, написанных в Тунисе, куда ее регулярно приглашают на международные пленэры. Там фантастический свет, прозрачный воздух, удивительный колорит… и неизменный аромат «жасминовых» революций, первая из которых состоялась в 1987 году, вторая – в 2011.  Там художница впервые увидела танки, выставленные правительством против демонстрантов.  А через несколько лет уже на родине вынуждена была от их выстрелов забиваться в подвал.
Живопись Ларисы Джарты жизнеутверждающая.
-Я не могу писать «шепотом», через белила, - говорит она. - Я хочу, чтоб краски на холсте горели, светились и  взрывались.
.
ПОРТРЕТ
.
Лариса Джарты представитель творческой династии, начавшейся с ее отца - известного донецкого художника Михаила Джарты, который писал еще знаменитую трактористку Пашу Ангелину. Потом продолжилась в ней, брате Александре и дочери Екатерине.
Она  художник многогранный. Выпускница «мужского» монументального отделения Харьковского художественно-промышленного института она создала великолепные образцы монументального искусства – мозаичные панно в аэропорту, спортивном комплексе, дворце культуры, кинотеатре столицы Хакасии Абакане, где долгое время жила и работала. Новой гранью ее творчества стало мозаичное полотно с ликами Спасителя и ангелов. С моей точки зрения, это знаковая работа, как бы специально созданная накануне войны в Донбассе, чтобы напомнить людям о любви. Она установлена над входом в  храм Иова Почаевского в г. Константиновке. Сегодня  с высоты храма глаза Христа смотрят на братоубийственную войну с болью, надеждой на раскаянье  и любовью.
Любовь проходит через все творчество Ларисы, будь то мозаика или живописные работы.
Приступая к портрету, она старается проникнуть во внутренний мир человека. Нет, не постигнуть его – это задача божественная. Просто прикоснуться, высветив самые интересные грани. А для начала влюбиться в свою модель.
Она чувствует космическую гармонию. На подсознательном уровне умеет ловить импульсы истории, ощущает общность людей, разделенных государственными, национальными и религиозными границами, а иногда, как сейчас, и линией фронта. И это позволяет ей видеть то, что не видят другие. Например, задумав серию женских портретов специфического направления, название которого она пока не разглашает, Лариса находит восточные черты в лицах своих друзей или знакомых. И это не фантазия художника. Ведь история Донбасса изобилует присутствием здесь множества народностей, живших в разное время на территории Дикого поля, как раньше назывались эти земли.
В разные исторические эпохи здесь жили скифы, сарматы, половцы. Здесь жили язычники, мусульмане, православные. А в 16 веке в меловых скалах  был основан мужской Святогорской Святоуспенской монастырь, получивший через четыре века высший в православии статус – статус Лавры.
Сейчас Донбасс населяют представители более ста национальностей и народностей. И в каждом из них заложен генетический код, вместивший весь исторический путь его предков. Зачастую и сам носитель, погруженный в стандартизованную и унифицированную среду, не помнит об этом. Но опытный глаз художника, его обостренное чутье выхватывает эту особенность.
Вот героиня портрета, над которым сейчас работает художник,  уроженка Донбасса, воспитанная в лоне русской культуры, в жилах которой течет греко-татарская кровь. Жизнь в Прибалтике, учеба в Питере отшлифовали ее энергетику до холодной северной сдержанности. Ан нет. Поездка в обласканную морем и залитую солнцем Грецию  зажгли в ней источник родовой энергии. Такой ее и увидела Лариса.
Портрет еще не завершен, но уже наполнен внутренним огнем. Как у великого грека из Приазовья, земляка Ларисы Джарты, Архипа Куинджи в его знаменитой картине «Ночь на Днепре». Когда она впервые была выставлена на вернисаже, посетители заглядывали за раму: не подсвечивается ли луна электрической лампочкой – уж очень она по-натуральному яркая.
Портретная галерея Ларисы Джарты обширна. Это выдающиеся люди, встретившиеся на ее творческом пути - современники и исторические деятели, как, например, уроженец донецкой земли, великий музыкант Сергей Прокофьев, чей портрет украшает зал Донецкой консерватории, носящей его имя. Она уважает традиции и классику, но не любит схемы. Поэтому в каждом новом произведении есть  отличие от предыдущих - в построении композиции, в использовании техник, фактуры, приемов.
.
ПЛЕНЭРЫ
.
Лариса участница многочисленных пленэров, в т.ч. и международных. Она много раз писала солнечные Грецию и Тунис, писала запорожцев на острове Хортица, работала в Чугуеве на родине Ильи Репина. Вдыхала воздух вечности в Каменных Могилах – реликтовом заповеднике Донецкой степи, где весной проходят змеиные свадьбы. Избражала тамплиерские замки, выстроенные на западной Украине. Ее, увлекшуюся красотами осеннего Крыма, едва не смыла морская  волна. Эти  обворожительные в буйстве красок крымские пейзажи, стоят вдоль стен мастерской. Они ожидают возвращения к ним художника, потому что работа с натуры для Ларисы не ограничивается пребыванием на натуре. Все они обязательно дорабатываются в мастерской.
- Я высоко ценю творчество Ларисы Михайловны, которую знаю  давно, часто  бываю в ее мастерской, много раз делала ее выставки, - говорит заместитель директора по науке Донецкого областного художественного музея, искусствовед  Марина Третьякова. – Думаю, что на сегодня в Донецке она – самый сильный художник. Живопись ее настоящая, энергичная, мастерская. Ее отличают прекрасное образование, работоспособность, умение работать в самых разных жанрах. Ее мозаика бесподобна. Она – художник–монументалист с прекрасным рисунком. Ведь рисунок – это основа любого жанра искусства.
И что приятно, сколько мы ее знаем, она делается все лучше и лучше. В ее работах совершенно отсутствует женская слащавость. Это человек прекрасно образованный как художник, эмоциональный, чувственно воспринимающий мир. И в то же время мощно его воспринимающий, как стихию. В своем стихийном творчестве она еще и женщина в красивом смысле этого слова.
.
АРТ-ТЕРАПИЯ
.
Живопись начинается там, где слова бессильны. Она, как и музыка, помогает раскрывать всю гамму чувств: сопереживание, волнение от радуги, любование природой, целеустремленность, другие эмоциональные порывы – и это все есть в работах Ларисы Джарты. Особое значение ее творчество приобрело в осажденном Донбассе, став лекарством как для нее самой, так и для посетителей выставок, проходящих в Донецком областном художественном музее и галерее «Арт-Донбасс». Ведь не секрет, что живопись лечит. Эта формула впервые прозвучала в биографии талантливого норвежского художника Эдварда Мунка. Позже арт-терапию применили для лечения детей, освобожденных из фашистских лагерей смерти.  Но человеку, смотрящему на море, лодки, крымскую осень, тунисский зной, на людей,  изображенных на картинах  художницы, не обязательно знать об этом. Достаточно просто смотреть. И исцеляться.
.
Справка. Лариса Джарты родилась в Донецке. Окончила Одесское Государственное художественное училище имени Грекова, Харьковский художественно-промышленный институт.  Участница более 150 областных, республиканских, всесоюзных и международных выставок и фестивалей искусств. Провела более 10 персональных выставок как на Украине, так и за ее пределами. Произведения  художницы находятся в музеях России и Украины, в частных коллекциях стран ближнего и дальнего зарубежья.
Заслуженный художник Украины. Член Национального Союза художников Украины, член Союза художников СССР, член Союза художников России.
Как представительница художественной династии Джарты вошла во Всемирную энциклопедию изобразительного искусства, изданную в 2003 году в Германии.
День закончен – и кисть до утра
Остывает светло и натужно...
Головешкой ночного костра
В темноте догорает натурщица...
.
Я гляжу на законченный труд
И, как это случается издавна,
Понимаю, что новый этюд -
Это, в общем, не новая истина.
.
Но я счастлив, как юный жених,
И танцуется мне и хохочется:
Я сегодня остался в живых
На войне, именуемой творчество!..
Уцелевший, стою у холста,
Полный счастья, испуга, смятенья...
.
...Уважайте удачу, когда
Неудача была бы смертельна!..
Леонид Филатов
.
«Смертельная неудача»  донецких художников, равно как и других жителей осажденного Донбасса, последние два года подстерегает  на каждом шагу. Только не в виде ускользающего вдохновенья или творческих терзаний, а в виде страшных «прилетов» от украинской тяжелой артиллерии, разрушившей уже сотни и тысячи зданий и сооружений, под обломками которых погибают мирные жители. Подстерегает в  виде шальной пули снайпера, в виде взрывов, устроенных нелюдями из диверсионно-разведывательных групп, после которых  городской асфальт обагряется человеческой кровью.
Прямым попаданием разрушены дом и мастерская художников Мелика и Лилии Аганбекян, взрывной волной выставило стекла в мастерской народного художника Украины Юрия Зорко, Донецком областном художественном музее. В результате обстрела украинской артиллерией был  уничтожен склад декораций Донецкого академического театра опера и балета им. А.Соловьяненко.
- Ты помнишь,  как ВСУ обстреляли пункт выдачи гуманитарной помощи в Куйбышевском районе? – говорит художник Лариса Джарты. – Тогда погибли пять человек.  А ведь накануне именно на этом месте стояли мы с мужем, и вполне могли оказаться  в их числе.
.
По словам Ларисы, во время обстрелов квартира ходила ходуном, сыпалась штукатурка и дрожали окна. Небо заволакивало дымом взрывов. «Музыкальную» картину грохота тяжелой артиллерии дополнял свист пуль. Тогда решили окончательно переселиться из опасной многоэтажки в одноэтажный  отцовский дом, где в мансарде была оборудована мастерская. Но и здесь было неспокойно. Неподалеку от прямого попадания снарядов сгорели два дома. Некоторые окна пришлось заложить мешками с песком, а в моменты наиболее интенсивного обстрела прятаться в подвале.
Говорят, что, когда гремят пушки – музы умолкают.  Они сопровождают лишь самых отчаянных - прирожденных воинов, взявших на себя миссию художника-баталиста. Да и то - по предварительной договоренности. Таких как, например, Василий Верещагин, который, по словам его сына,  устремлялся на передовую, чтоб через изображение ужасов войны в своих картинах  обратиться к совести людей всего мира. Для обычного, мирного человека война – это тяжелое испытание, вынести  которое можно только  через жизнеутверждение, что-то ей противопоставив.
Донецкие художники в подавляющем своем большинстве войну не пишут, они в ней живут. Не пишет ее и заслуженный художник Украины, член Союза художников России и Украины Лариса Джарты.
.
СОЛНЕЧНАЯ ЖИВОПИСЬ
.
Мы сидим в мастерской Ларисы в счастливые минуты затишья, когда хочется верить в действенность пресловутых минских соглашений о прекращении обстрелов населенных пунктов Донбасса. Неожиданно яркое весеннее солнце, случившееся среди зимы, врывается через уцелевшие стекла и гуляет по холстам, наполненным светом, морем, ветром. И в каждом из них пульсирует жизнь.
Я знаю природу этой энергии. Она идет через века от ее предков-греков, выведенных в 1778 году из Крыма в Приазовье.
Она через край плещет в морских пейзажах с любимыми лодочками и пляжными зонтиками, привезенными из поездок в Грецию. Она переливается шелковым морем и бежит по его волнам в пейзажах, написанных в Тунисе, куда ее регулярно приглашают на международные пленэры. Там фантастический свет, прозрачный воздух, удивительный колорит… и неизменный аромат «жасминовых» революций, первая из которых состоялась в 1987 году, вторая – в 2011.  Там художница впервые увидела танки, выставленные правительством против демонстрантов.  А через несколько лет уже на родине вынуждена была от их выстрелов забиваться в подвал.
Живопись Ларисы Джарты жизнеутверждающая.
- Я не могу писать «шепотом», через белила, - говорит она. - Я хочу, чтоб краски на холсте горели, светились и  взрывались.
.
ПОРТРЕТ
.
Лариса Джарты представитель творческой династии, начавшейся с ее отца - известного донецкого художника Михаила Джарты, который писал еще знаменитую трактористку Пашу Ангелину. Потом продолжилась в ней, брате Александре и дочери Екатерине.
Она художник многогранный. Выпускница «мужского» монументального отделения Харьковского художественно-промышленного института она создала великолепные образцы монументального искусства – мозаичные панно в аэропорту, спортивном комплексе, дворце культуры, кинотеатре столицы Хакасии Абакане, где долгое время жила и работала. Новой гранью ее творчества стало мозаичное полотно с ликами Спасителя и ангелов. С моей точки зрения, это знаковая работа, как бы специально созданная накануне войны в Донбассе, чтобы напомнить людям о любви. Она установлена над входом в  храм Иова Почаевского в г. Константиновке. Сегодня  с высоты храма глаза Христа смотрят на братоубийственную войну с болью, надеждой на раскаянье  и любовью.
Любовь проходит через все творчество Ларисы, будь то мозаика или живописные работы.
Приступая к портрету, она старается проникнуть во внутренний мир человека. Нет, не постигнуть его – это задача божественная. Просто прикоснуться, высветив самые интересные грани. А для начала влюбиться в свою модель.
Она чувствует космическую гармонию. На подсознательном уровне умеет ловить импульсы истории, ощущает общность людей, разделенных государственными, национальными и религиозными границами, а иногда, как сейчас, и линией фронта. И это позволяет ей видеть то, что не видят другие. Например, задумав серию женских портретов специфического направления, название которого она пока не разглашает, Лариса находит восточные черты в лицах своих друзей или знакомых. И это не фантазия художника. Ведь история Донбасса изобилует присутствием здесь множества народностей, живших в разное время на территории Дикого поля, как раньше назывались эти земли.
В разные исторические эпохи здесь жили скифы, сарматы, половцы. Здесь жили язычники, мусульмане, православные. А в 16 веке в меловых скалах  был основан мужской Святогорской Святоуспенской монастырь, получивший через четыре века высший в православии статус – статус Лавры.
Сейчас Донбасс населяют представители более ста национальностей и народностей. И в каждом из них заложен генетический код, вместивший весь исторический путь его предков. Зачастую и сам носитель, погруженный в стандартизованную и унифицированную среду, не помнит об этом. Но опытный глаз художника, его обостренное чутье выхватывает эту особенность.
Вот героиня портрета, над которым сейчас работает художник,  уроженка Донбасса, воспитанная в лоне русской культуры, в жилах которой течет греко-татарская кровь. Жизнь в Прибалтике, учеба в Питере отшлифовали ее энергетику до холодной северной сдержанности. Ан нет. Поездка в обласканную морем и залитую солнцем Грецию  зажгли в ней источник родовой энергии. Такой ее и увидела Лариса.
Портрет еще не завершен, но уже наполнен внутренним огнем. Как у великого грека из Приазовья, земляка Ларисы Джарты, Архипа Куинджи в его знаменитой картине «Ночь на Днепре». Когда она впервые была выставлена на вернисаже, посетители заглядывали за раму: не подсвечивается ли луна электрической лампочкой – уж очень она по-натуральному яркая.
Портретная галерея Ларисы Джарты обширна. Это выдающиеся люди, встретившиеся на ее творческом пути - современники и исторические деятели, как, например, уроженец донецкой земли, великий музыкант Сергей Прокофьев, чей портрет украшает зал Донецкой консерватории, носящей его имя. Она уважает традиции и классику, но не любит схемы. Поэтому в каждом новом произведении есть  отличие от предыдущих - в построении композиции, в использовании техник, фактуры, приемов.
.
ПЛЕНЭРЫ
.
Лариса участница многочисленных пленэров, в т.ч. и международных. Она много раз писала солнечные Грецию и Тунис, писала запорожцев на острове Хортица, работала в Чугуеве на родине Ильи Репина. Вдыхала воздух вечности в Каменных Могилах – реликтовом заповеднике Донецкой степи, где весной проходят змеиные свадьбы. Избражала тамплиерские замки, выстроенные на западной Украине. Ее, увлекшуюся красотами осеннего Крыма, едва не смыла морская  волна. Эти обворожительные в буйстве красок крымские пейзажи, стоят вдоль стен мастерской. Они ожидают возвращения к ним художника, потому что работа с натуры для Ларисы не ограничивается пребыванием на натуре. Все они обязательно дорабатываются в мастерской.
- Я высоко ценю творчество Ларисы Михайловны, которую знаю  давно, часто  бываю в ее мастерской, много раз делала ее выставки, - говорит заместитель директора по науке Донецкого областного художественного музея, искусствовед  Марина Третьякова. – Думаю, что на сегодня в Донецке она – самый сильный художник. Живопись ее настоящая, энергичная, мастерская. Ее отличают прекрасное образование, работоспособность, умение работать в самых разных жанрах. Ее мозаика бесподобна. Она – художник–монументалист с прекрасным рисунком. Ведь рисунок – это основа любого жанра искусства.
И что приятно, сколько мы ее знаем, она делается все лучше и лучше. В ее работах совершенно отсутствует женская слащавость. Это человек прекрасно образованный как художник, эмоциональный, чувственно воспринимающий мир. И в то же время мощно его воспринимающий, как стихию. В своем стихийном творчестве она еще и женщина в красивом смысле этого слова.
.
АРТ-ТЕРАПИЯ
.
Живопись начинается там, где слова бессильны. Она, как и музыка, помогает раскрывать всю гамму чувств: сопереживание, волнение от радуги, любование природой, целеустремленность, другие эмоциональные порывы – и это все есть в работах Ларисы Джарты. Особое значение ее творчество приобрело в осажденном Донбассе, став лекарством как для нее самой, так и для посетителей выставок, проходящих в Донецком областном художественном музее и галерее «Арт-Донбасс». Ведь не секрет, что живопись лечит. Эта формула впервые прозвучала в биографии талантливого норвежского художника Эдварда Мунка. Позже арт-терапию применили для лечения детей, освобожденных из фашистских лагерей смерти. Но человеку, смотрящему на море, лодки, крымскую осень, тунисский зной, на людей,  изображенных на картинах  художницы, не обязательно знать об этом. Достаточно просто смотреть. И исцеляться.
Справка. Лариса Джарты родилась в Донецке. Окончила Одесское Государственное художественное училище имени Грекова, Харьковский художественно-промышленный институт.  Участница более 150 областных, республиканских, всесоюзных и международных выставок и фестивалей искусств. Провела более 10 персональных выставок как на Украине, так и за ее пределами. Произведения  художницы находятся в музеях России и Украины, в частных коллекциях стран ближнего и дальнего зарубежья. Заслуженный художник Украины. Член Национального Союза художников Украины, член Союза художников СССР, член Союза художников России. Как представительница художественной династии Джарты вошла во Всемирную энциклопедию изобразительного искусства, изданную в 2003 году в Германии.

Комментарии

Пейзажи у нее выходят намного лучше. это не упрек это предположение. Одни лучше умеют чувствовать природу другие людей. Но есть у нее дар Божий. И что поражает - Донбасс не обделен талантами и люди творят даже на войне, для будущего. Не уезжают. Не это ли и есть истинный патриотизм?

Дорогая, Лариса! Статья замечательная. И ты молодец! Красиво пишешь, ярко, сочно. Как твой характер! Очень рад тебе. И прочёл с удовольствием.

Работы Ларисы Михайловны захватывают своей сочностью и насыщенностью. Столько тепла в пейзажах! Солнца, даже в вечерних и простых композициях.
Жизнелюбие и высокий профессионализм позволяет чувствовать запахи и ветер на картинах.
Желаю поскорее Художнику спокойно встречаться с музами, без нервотрепок и ограничений вызванных военным временем.
Спасибо за статью!

Лариса Джарты - - художник поразительного размаха! Мозаика живопись, графика - и во всех ее работах ощущаешь стремительность руки мастера. Помню, как меня, с юности влюбленного в степь, поразили ее пейзажи Хакасии - полотна дышали ветром и солнцем, казалось, что написаны они красками, настоянными на степных травах! Лариса спешит остановить поразившее ее взгляд мгновенье, молниеносно, пастозным мазком фиксируя изменчивую натуру. И, может быть, именно поэтому написанные ею портреты не сразу воспринимаются зрителем, воспитанным на классических произведениях кисти портретистов XIX века.

Картины Л. Джарты- это эмоциональная глубинная бомба духовного мира. Картины кажутся не нарисованными, а брошенными на полотно прямо из души. Глядя на них ощущаешь тепло, эти яркие и пронзительные краски, хоть на мгновенье, заставляют нас забыть наши серые будни, более того, они якобы передают мысль и состояние человека их рисующего. От увиденного, остаётся масса положительных эмоций!

Добавить комментарий

CAPTCHA
This question is for testing whether or not you are a human visitor and to prevent automated spam submissions.
Теги