Сетевой литературный журнал издание Фонда «Русское единство»
Москва, № 89 Март 2017
Сегодня Воскресенье, 26 марта
Мнение редакции не всегда совпадает с мнением авторов О журнале Редакция Контакты
30 марта 2016 — Алексей КУРГАНОВ, раздел «Критика»
Материал из журнала № 77 - Март 2016

И рассказать бы Гоголю про нашу жизнь убогую…

И рассказать бы Гоголю про нашу жизнь убогую… (о культуре поведения вообще, и в литературоведческих дискуссиях, в частности)
- Куда там достоевскому с  записками  известными!
Увидел бы покойничек, как бьют об двери лбы!
И рассказать бы гоголю про нашу жизнь убогую,
Ей-богу, этот гоголь бы нам не поверил бы!
( Владимир Высоцкий, «Песня о сумасшедшем доме»)
На днях мне в руки попало одно любопытнейшее письмо, в котором автор (далее я буду называть его Письмосочинителем) отвечает (точнее, пытается отвечать) на критику, высказанную в отношении его художественного текста одним серьёзным литератором (далее-  Литератор). Кстати, этот самый Письмосочинитель, как можно  понять из вышеназванного письма,  совершенно правильно понимает свою интеллектуальную ущербность (в этом, конечно, не признаваясь), поэтому время от времени срывается на откровенные грубости и хамство, то углубляясь в детали  заболеваний моче-половой системы (очевидно, считая себя в такой интимной области крупным специалистом), то в проктологию (если кто не знает – поясняю: наука о анатомии и физиологии нижних отделов толстого кишечника), то почему-то закавычивая лауреата Нобелевской премии Бунина (цитата из письма: «…Скатертью дорожка! Он (имеется в виду Литератор – А.К) уже отправился в иную среду – в край непуганых графоманов. Ему уже вручили медальку «нобелевского лауреата И.А. Бунина». Глядишь, и сам скоро «нобелевским лауреатом» станет» (конец цитаты). Это третье, апропо, в отличие от первых двух, медицинско-физиологических, особенно замечательно. Чем Письмосочинителю Бунин не угодил – выше моего скромного понимания. Наверное, для него Иван Алексеевич –  не авторитет. Похоже, для него авторитет ОН САМ, любимый. Ну, как же! Такие опусы насочинял! Исторические трилогии с пасторалями! Мороз по коже, дрожь по телу! Куда там «Тёмным аллеям» или «Жизни Арсеньева»!
.
А вот ещё кусок из его гневного «отлупа». Процитирую потому, что он, на мой взгляд, совершенно конкретно характеризует автора письма. Итак: «Вообще наш сказочный, поистине гоголевский, персонаж (имеется в виду всё тот же Литератор – А.К.) удивительно органично сочетает в себе хлестаковское легкомыслие с тупостью Собакевича.
.
Будучи полным поэтическим импотентом, не написав за всю жизнь ни единой приличной строчки, не зная, ни что такое анафора, ни что такое рефрен, ни что такое ритмизованная проза, он решается рассуждать о поэзии. И это – в присутствии Славацкого («гроссмейстера сонета» по выражению покойного проф. Петросова)!» (конец цитаты).
.
А? Каков слог! Петрарка отдыхает – да что там Петрарка! Шекспир в пыли! К тому же привлечь в качестве аргумента покойника это, вне всякого сомнения, сильнейший ход! Что касается термина «гроссмейстер сонета», то что-то он мне напоминает. Ну, конечно же! Фильм «Формула любви»: «И это он говорит вам? Человеку, достигшему самых высот лондонского дна!». Великолепно!
.
И обидно за Собакевича. С какого такого перепугу он вдруг стал тупым? Хитрец? Да. Делец? Несомненно. Как сказал сам Чичиков, «кулак! Да еще и бестия в придачу». Всё это так – но чтобы тупой…
.
Забавно читать это письмо и с теоретической точки зрения. Вот, например, одно из мест, просто-таки умиляющее своими то ли мещанской лукавостью, то ли обывательскими наивностью и непосредственностью: «Мы же не станем утверждать что Достоевский – это, к примеру, Сонечка Мармеладова?». Автор этого вопроса не понимает не просто очевидного – он не понимает  самой СУТИ литературного творчества! Сути, которая есть САМОВЫРАЖЕНИЕ! Так что вынужден его разочаровать:  Достоевский это и Сонечка Мармеладова, и безумный Раскольников, и Карамазовы, и Верховенский, и Ставрогин, и Лебядкины, и Маслобоев, и мадам Бубнова, и даже безымянный нищий сирота из рассказа «Мальчик у Христа на ёлке». Письмосочинитель по своей просто-таки дремучей литературоведческой необразованности не понимает, что все они – воплощение именно Достоевского, иначе он бы просто не стал ТЕМ САМЫМ Достоевским, которого мы знаем и которого читаем до сих пор! Прописная же истина, но, как видно, некоторым нынешним «письмосочинителям» неведомая. А ведь они позиционируют себя как писатели (кстати, наш Письмосчинитель – член Союза писателей России)! Сиречь, становятся (пытаются встать) в один ряд с тем же Достоевским! Как сказал сам Фёдор Михайлович, «пройдите мимо нас и простите нам наше счастье!».
.
Посткриптум. И ещё одно необходимое уточнение – и опять цитата из письма: «В «Коломенском альманахе» (ежегодное литературное издание, выходящее в подмосковной Коломне – А.К.) его (имеется в виду Литератора – А.К.) публиковали из жалости. Не ради литературного содержания, а за поддержку по электронной части, которую он оказывал редколлегии. И вот в благодарность за эти уроки и публикации наш «литератор» принялся сочинять неуклюжие доносы, один из которых даже напечатали в «Лит. России»…  Донос без внимания не остался. Я отправил в «Лит. Россию» иронический «отлуп». Однако там его по неведомым причинам печатать забоялись. Пришлось разместить письмо в интернете, в частности – на «Коломенском тексте».
.
Прелестно! «Печатать забоялись!». Не Письмосочинитель, а самый настоящий современный Герцен со своим громогласным «Колоколом»! На самом же деле всё гораздо проще и гораздо прозаичнее: просто текст Литератора по своему творческому уровню соответствовал творческому уровню «Литературной России» – поэтому там и был опубликовали. Текст же Письмосочинителя до этого уровня, мягко говоря, «не дотягивает» – вот отсюда и «пролёт фанеры над Парижем». Отсюда и  размещение текста письма на никому не известном сайте (а куда его ещё-то «приткнуть», если в солидном издании не берут!). И при чём тут какая-то боязнь? Кого редакции  «Литературой России» бояться? Письмосочинителя? Что говорится, хохот в зале…
Куда там достоевскому с  записками  известными!
Увидел бы покойничек, как бьют об двери лбы!
И рассказать бы гоголю про нашу жизнь убогую,
Ей-богу, этот гоголь бы нам не поверил бы!
(Владимир Высоцкий, «Песня о сумасшедшем доме»)
.
На днях мне в руки попало одно любопытнейшее письмо, в котором автор (далее я буду называть его Письмосочинителем) отвечает (точнее, пытается отвечать) на критику, высказанную в отношении его художественного текста одним серьёзным литератором (далее – Литератор). Кстати, этот самый Письмосочинитель, как можно понять из вышеназванного письма,  совершенно правильно понимает свою интеллектуальную ущербность (в этом, конечно, не признаваясь), поэтому время от времени срывается на откровенные грубости и хамство, то углубляясь в детали заболеваний моче-половой системы (очевидно, считая себя в такой интимной области крупным специалистом), то в проктологию (если кто не знает, поясняю: отрасль медицины, изучающая болезни отделов толстого кишечника), то почему-то закавычивая лауреата Нобелевской премии Бунина (цитата из письма: «…Скатертью дорожка! Он (имеется в виду Литератор – А.К.) уже отправился в иную среду – в край непуганых графоманов. Ему уже вручили медальку «нобелевского лауреата И.А. Бунина». Глядишь, и сам скоро «нобелевским лауреатом» станет» (конец цитаты). Это третье, апропо, в отличие от первых двух, медицинско-физиологических, особенно замечательно. Чем Письмосочинителю Бунин не угодил – выше моего скромного понимания. Наверное, для него Иван Алексеевич –  не авторитет. Похоже, для него авторитет ОН САМ, любимый. Ну, как же! Такие опусы насочинял! Исторические трилогии с пасторалями! Мороз по коже, дрожь по телу! Куда там «Тёмным аллеям» или «Жизни Арсеньева»!
.
А вот ещё кусок из его гневного «отлупа». Процитирую потому, что он, на мой взгляд, совершенно конкретно характеризует автора письма. Итак: «Вообще наш сказочный, поистине гоголевский, персонаж (имеется в виду всё тот же Литератор – А.К.) удивительно органично сочетает в себе хлестаковское легкомыслие с тупостью Собакевича.
.
Будучи полным поэтическим импотентом, не написав за всю жизнь ни единой приличной строчки, не зная, ни что такое анафора, ни что такое рефрен, ни что такое ритмизованная проза, он решается рассуждать о поэзии. И это – в присутствии Славацкого («гроссмейстера сонета» по выражению покойного проф. Петросова)!» (конец цитаты).
.
А? Каков слог! Петрарка отдыхает – да что там Петрарка! Шекспир в пыли! К тому же привлечь в качестве аргумента покойника это, вне всякого сомнения, сильнейший ход! Что касается термина «гроссмейстер сонета», то что-то он мне напоминает. Ну, конечно же! Фильм «Формула любви»: «И это он говорит вам? Человеку, достигшему самых высот лондонского дна!». Великолепно!
.
И обидно за Собакевича. С какого такого перепугу он вдруг стал тупым? Хитрец? Да. Делец? Несомненно. Как сказал сам Чичиков, «кулак! Да еще и бестия в придачу». Всё это так – но чтобы тупой…
.
Забавно читать это письмо и с теоретической точки зрения. Вот, например, одно из мест, просто-таки умиляющее своими то ли мещанской лукавостью, то ли обывательскими наивностью и непосредственностью: «Мы же не станем утверждать что Достоевский – это, к примеру, Сонечка Мармеладова?». Автор этого вопроса не понимает не просто очевидного – он не понимает  самой СУТИ литературного творчества! Сути, которая есть САМОВЫРАЖЕНИЕ! Так что вынужден его разочаровать: Достоевский это и Сонечка Мармеладова, и безумный Раскольников, и Карамазовы, и Верховенский, и Ставрогин, и Лебядкины, и Маслобоев, и мадам Бубнова, и даже безымянный нищий сирота из рассказа «Мальчик у Христа на ёлке». Письмосочинитель по своей просто-таки дремучей литературоведческой необразованности не понимает, что все они – воплощение именно Достоевского, иначе он бы просто не стал ТЕМ САМЫМ Достоевским, которого мы знаем и которого читаем до сих пор! Прописная же истина, но, как видно, некоторым нынешним «письмосочинителям» неведомая. А ведь они позиционируют себя как писатели (кстати, наш Письмосчинитель – член Союза писателей России)! Сиречь, становятся (пытаются встать) в один ряд с тем же Достоевским! Как сказал сам Фёдор Михайлович, «пройдите мимо нас и простите нам наше счастье!».
.
Посткриптум. И ещё одно необходимое уточнение – и опять цитата из письма: «В «Коломенском альманахе» (ежегодное литературное издание, выходящее в подмосковной Коломне – А.К.) его (имеется в виду Литератора – А.К.) публиковали из жалости. Не ради литературного содержания, а за поддержку по электронной части, которую он оказывал редколлегии. И вот в благодарность за эти уроки и публикации наш «литератор» принялся сочинять неуклюжие доносы, один из которых даже напечатали в «Лит. России»…  Донос без внимания не остался. Я отправил в «Лит. Россию» иронический «отлуп». Однако там его по неведомым причинам печатать забоялись. Пришлось разместить письмо в интернете, в частности – на «Коломенском тексте».
.
Прелестно! «Печатать забоялись!». Не Письмосочинитель, а самый настоящий современный Герцен со своим громогласным «Колоколом»! На самом же деле всё гораздо проще и гораздо прозаичнее: просто текст Литератора по своему творческому уровню соответствовал творческому уровню «Литературной России» – поэтому там и был опубликовали. Текст же Письмосочинителя до этого уровня, мягко говоря, «не дотягивает» – вот отсюда и «пролёт фанеры над Парижем». Отсюда и  размещение текста письма на никому не известном сайте (а куда его ещё-то «приткнуть», если в солидном издании не берут!). И при чём тут какая-то боязнь? Кого редакции  «Литературой России» бояться? Письмосочинителя? Как говорится, хохот в зале…



***

Ваш комментарий

(обязательно)
(обязательно, не публикуется)
Сообщение

Ключевые
слова

Самые комментируемые
за месяц



© Сетевой журнал «Камертон», 
2009
Список всех выпусков:
Сделано в CreativePeople 
и Студии Евгения Муравьёва в 2009 году