Нет родины вне родины моей…

0 3 Гурген БАРЕНЦ (Армения) - 17 августа 2016 A A+
Гурген Баренц (Армения)
Нет родины вне родины моей…
.
***
Мы Высший Разум называем Богом
И прикрываем фиговым листком
Свой трепет, страх, невежество, убогость;
К судьбе взываем – явно иль тайком.
.
Незащищённость – это обнажённость
Перед величием разверзшихся стихий;
И мы бежим с душою обожжённой
И прячемся в молитвы и стихи.
.
Всегда и всюду я ищу защиту
Перед капризами природы и людей;
В руках сжимаю веру, словно биту,
И каюсь, как последний блудодей.
.
Чем больше узнаём об этом мире,
Тем больше он, тем меньше мы пред ним.
А тот, другой, аморфен и эфирен,
Не очень внятен и неизъясним.
.
Свой трепет, страх, невежество, убогость
В молитву прячем и судьбу клянём;
Есть Высший Разум, он синоним Бога,
Но ничего не знаем мы о нём.
.
***
Мы встретились – десятки лет спустя.
Конечно же, мы оба изменились.
Я отшутился: «Милое дитя!
Ты просто прелесть. Ты – как Божья милость».
.
С иронией взглянула на меня,
Измерила оценочным прищуром,
А взгляд – непроницаем, как броня:
«Ого! И где же наша шевелюра?»
.
Ты мне сказала: «Как ты постарел!
Как над тобой поизмывалось время!»
Спросила кстати, как бы между дел,
Нет ли проблем со слухом и со зреньем.
.
Я всё смотрел, как изгалялась ты.
Давай же, смейся! Язычком поцокай.
Тебе не объясню я всей тщеты
Твоих стараний выглядеть  жестокой.
.
Тебе я подыграю от души;
Что нам делить? Мы оба жизнью биты.
Нам жить осталось жалкие гроши,
Так выплесни же старые обиды.
.
Я этой мести женской только рад.
Злорадствуй и юродствуй на здоровье.
Из предисловья сорок лет назад
Жизнь подошла, как книга, к послесловью.
.
***
Не хочу отвечать за семь бед.
Разве мало одной беды?
Всё равно ведь невнятен ответ.
За побитые градом сады,
.
За разрушенный дом и уклад
Не ответил никто до сих пор,
Кто здесь враг, кто здесь друг,
Кто здесь брат?
И о чём вообще разговор?
.
Град прошёлся по сердцу – вот след.
Смерть растёт на деревьях вражды.
Не хочу отвечать за семь бед:
Мне довольно одной беды.
.
***
В принципе, чисто теоретически
Я вполне ещё могу стать
Чемпионом мира по шахматам,
Или, скажем,
Очередным президентом Америки.
А самое главное, -
Опять же, чисто теоретически, -
Я могу стать великим поэтом…
.
Эх, согласитесь,
Замечательная всё-таки штука
Эта теория…
.
***
Когда я вижу
Прекрасную
Мечтательную девушку,
Меня так и подмывает подойти к ней,
Вежливо представиться,
А заодно – признаться ей в том,
Что никакой я не принц
И что нет у меня никакого коня,
И уж тем более белого,
Что я – рохля, старый пень и увалень;
Ну, и вообще –
Чтобы она на меня не рассчитывала…
.
***
Весь день напролёт
Читал средневековых поэтов Востока.
«Дорогая, принеси мне стакан шербета», -
Сказал я жене.
Она измерила меня
Долгим подозрительным взглядом
И ответила:
«У тебя, по-моему, крыша поехала».
Нет, чтоб сказать:
«Слушаю и повинуюсь,
Мой повелитель!»
.
***
Мои мысли способны лететь
Быстрее звука и света.
Но они никуда не летят.
Могут, но не хотят.
Каждый раз
У них находится какая-нибудь отговорка.
Вечно им что-то мешает.
Лежат себе на диване
И плюют в потолок.
То суббота у них,
То нет никакого стимула,
То просто погода нелётная.
В общем, не мысли, а сволочи.
С ними каши не сваришь.
«Ваша взяла», - отвечаю я этим негодникам,
Закрываю глаза
И поворачиваюсь на другой бок.
.
***
Нет, мне здесь нечего ловить:
Поэтам здесь не дышится.
Шаги скрипучих половиц –
Как шелест ветхой книжицы.
.
Здесь проявить себя не смог, –
На что мне там рассчитывать?
Я на развилке двух дорог,
С судьбою недочитанной.
.
Иллюзий нет. Дорога врёт.
Но продолжаю пыжиться,
Хотя и знаю наперёд:
Поэтам там не дышится.
.
***
Ищу страну, где я не буду «чуркой»,
Не буду чужеземцем, чужаком;
И где бритоголовые придурки
Не будут угрожать мне кулаком.
.
Ищу страну, где я не буду пришлым,
Где будет всё знакомым и родным;
Где жизнь смешает будущее с прошлым,
Где боль тоски рассеется, как дым.
.
Ищу страну, где встречу пониманье,
Отзывчивых и ласковых людей;
Где бурю, как в прочитанном романе,
Пожнёт синебородый блудодей.
.
Ищу страну, что станет мне родною,
Что мне заменит родину мою.
Нигде не нахожу Ковчега Ноя –
Но всё ищу, искать не устаю.
.
Несу себя на плаху, как на праздник;
Боль – впереди. Что знаю я  о ней?
Искать добра в чужбине – труд напрасный:
Нет родины вне родины моей.
.
***
Люблю заходить в супермаркет
И бродить по его коридорам.
Здесь я могу до отвала
Поглазеть на любую вкуснятину:
На балык и форель,
И на банки с зернистой икрой,
На большущие вырезки мяса,
И на сыр с ветчиной,
И на море колбасных изделий...
Напоследок, насытив
Аппетит разбежавшихся глаз,
Я могу отовариться
Буханкой насущного хлеба.
.
Люблю заходить в супермаркет...
.
***
Выскочил из супермаркета
Весь искусанный и облаянный ценами.
Фу! Еле ноги унес.
В следующий раз
Прихвачу с собой длинную палку.
.
***
Мне понадобилась вся моя жизнь,
Чтобы понять,
Что в человеческом одиночестве
Больше пустоты,
Чем в Пустоте Торричелли.
***
.
Мы Высший Разум называем Богом
И прикрываем фиговым листком
Свой трепет, страх, невежество, убогость;
К судьбе взываем – явно иль тайком.
.
Незащищённость – это обнажённость
Перед величием разверзшихся стихий;
И мы бежим с душою обожжённой
И прячемся в молитвы и стихи.
.
Всегда и всюду я ищу защиту
Перед капризами природы и людей;
В руках сжимаю веру, словно биту,
И каюсь, как последний блудодей.
.
Чем больше узнаём об этом мире,
Тем больше он, тем меньше мы пред ним.
А тот, другой, аморфен и эфирен,
Не очень внятен и неизъясним.
.
Свой трепет, страх, невежество, убогость
В молитву прячем и судьбу клянём;
Есть Высший Разум, он синоним Бога,
Но ничего не знаем мы о нём.
.
***
.
Мы встретились – десятки лет спустя.
Конечно же, мы оба изменились.
Я отшутился: «Милое дитя!
Ты просто прелесть. Ты – как Божья милость».
.
С иронией взглянула на меня,
Измерила оценочным прищуром,
А взгляд – непроницаем, как броня:
«Ого! И где же наша шевелюра?»
.
Ты мне сказала: «Как ты постарел!
Как над тобой поизмывалось время!»
Спросила кстати, как бы между дел,
Нет ли проблем со слухом и со зреньем.
.
Я всё смотрел, как изгалялась ты.
Давай же, смейся! Язычком поцокай.
Тебе не объясню я всей тщеты
Твоих стараний выглядеть  жестокой.
.
Тебе я подыграю от души;
Что нам делить? Мы оба жизнью биты.
Нам жить осталось жалкие гроши,
Так выплесни же старые обиды.
.
Я этой мести женской только рад.
Злорадствуй и юродствуй на здоровье.
Из предисловья сорок лет назад
Жизнь подошла, как книга, к послесловью.
.
***
.
Не хочу отвечать за семь бед.
Разве мало одной беды?
Всё равно ведь невнятен ответ.
За побитые градом сады,
.
За разрушенный дом и уклад
Не ответил никто до сих пор,
Кто здесь враг, кто здесь друг,
Кто здесь брат?
И о чём вообще разговор?
.
Град прошёлся по сердцу – вот след.
Смерть растёт на деревьях вражды.
Не хочу отвечать за семь бед:
Мне довольно одной беды.
.
***
.
В принципе, чисто теоретически
Я вполне ещё могу стать
Чемпионом мира по шахматам,
Или, скажем,
Очередным президентом Америки.
А самое главное, -
Опять же, чисто теоретически, -
Я могу стать великим поэтом…
.
Эх, согласитесь,
Замечательная всё-таки штука
Эта теория…
.
***
.
Когда я вижу
Прекрасную
Мечтательную девушку,
Меня так и подмывает подойти к ней,
Вежливо представиться,
А заодно – признаться ей в том,
Что никакой я не принц
И что нет у меня никакого коня,
И уж тем более белого,
Что я – рохля, старый пень и увалень;
Ну, и вообще –
Чтобы она на меня не рассчитывала…
.
***
.
Весь день напролёт
Читал средневековых поэтов Востока.
«Дорогая, принеси мне стакан шербета», -
Сказал я жене.
Она измерила меня
Долгим подозрительным взглядом
И ответила:
«У тебя, по-моему, крыша поехала».
Нет, чтоб сказать:
«Слушаю и повинуюсь,
Мой повелитель!»
.
***
.
Мои мысли способны лететь
Быстрее звука и света.
Но они никуда не летят.
Могут, но не хотят.
Каждый раз
У них находится какая-нибудь отговорка.
Вечно им что-то мешает.
Лежат себе на диване
И плюют в потолок.
То суббота у них,
То нет никакого стимула,
То просто погода нелётная.
В общем, не мысли, а сволочи.
С ними каши не сваришь.
«Ваша взяла», - отвечаю я этим негодникам,
Закрываю глаза
И поворачиваюсь на другой бок.
.
***
.
Нет, мне здесь нечего ловить:
Поэтам здесь не дышится.
Шаги скрипучих половиц –
Как шелест ветхой книжицы.
.
Здесь проявить себя не смог, –
На что мне там рассчитывать?
Я на развилке двух дорог,
С судьбою недочитанной.
.
Иллюзий нет. Дорога врёт.
Но продолжаю пыжиться,
Хотя и знаю наперёд:
Поэтам там не дышится.
.
***
.
Ищу страну, где я не буду «чуркой»,
Не буду чужеземцем, чужаком;
И где бритоголовые придурки
Не будут угрожать мне кулаком.
.
Ищу страну, где я не буду пришлым,
Где будет всё знакомым и родным;
Где жизнь смешает будущее с прошлым,
Где боль тоски рассеется, как дым.
.
Ищу страну, где встречу пониманье,
Отзывчивых и ласковых людей;
Где бурю, как в прочитанном романе,
Пожнёт синебородый блудодей.
.
Ищу страну, что станет мне родною,
Что мне заменит родину мою.
Нигде не нахожу Ковчега Ноя –
Но всё ищу, искать не устаю.
.
Несу себя на плаху, как на праздник;
Боль – впереди. Что знаю я  о ней?
Искать добра в чужбине – труд напрасный:
Нет родины вне родины моей.
.
***
.
Люблю заходить в супермаркет
И бродить по его коридорам.
Здесь я могу до отвала
Поглазеть на любую вкуснятину:
На балык и форель,
И на банки с зернистой икрой,
На большущие вырезки мяса,
И на сыр с ветчиной,
И на море колбасных изделий...
Напоследок, насытив
Аппетит разбежавшихся глаз,
Я могу отовариться
Буханкой насущного хлеба.
.
Люблю заходить в супермаркет...
.
***
.
Выскочил из супермаркета
Весь искусанный и облаянный ценами.
Фу! Еле ноги унес.
В следующий раз
Прихвачу с собой длинную палку.
.
***
.
Мне понадобилась вся моя жизнь,
Чтобы понять,
Что в человеческом одиночестве
Больше пустоты,
Чем в Пустоте Торричелли.
Раздел