"Донбасс останется непокоренным..."

0 0 Ирина ДРЕВИЦКАЯ (ДНР) - 02 октября 2016 A A+
Стихи Ирины Древицкой из сборника «Музыка ветра»
Серебряный Век
.
Мне бабушка стихи читала –
Скользил платок в порыве с плеч.
О, как торжественно звучала
Её серебряная речь!
Сквозь отблеск войн и революций,
Сквозь гибель близких и друзей,
Как бы хотелось ей вернуться
К истокам юности своей,
Где все желанья исполнимы,
Где мир был непоколебим,
Где жив пока ещё любимый,
Не ставший дедушкой моим…
Шелка тугие, вальс Шопена,
Прекрасный всадник – блеск и стать.
По сути, было всё бесценно,
Когда бы только это знать!
Стихи звучат, и оживают
Лиц мимолётные черты.
Я их не знаю. Или знаю?
И, не приемля пустоты,
Я в эти вслушиваюсь строки,
Осмысливая путь земной,
И мир, прекрасный и далёкий,
Теперь уже почти что мой.
Мне бабушка стихи читала
О той любви, что не сбылась,
Как будто мне передавала
Свою негаснущую страсть.
И я вхожу в слова, как в реку,
И путь надеждой озарён…
Стихи Серебряного века,
Связь поколений, связь времён…
.
Шахта 4-4 бис
.
Сто тысяч жизней. Сто тысяч судеб.
Неповторимых сто тысяч вселенных.
Они любили, мечтали о чуде,
И каждый был и остался бесценен.
В последнем мгновеньи, в последнем крике
Для них прекращала Земля вращенье,
И лица их становились ликами,
Которые смотрят на нас сквозь время.
Им – от младенцев до патриархов,
Рукою безжалостной сброшенных вниз,
Могилою братскою стала шахта –
Шурф шахты «Четыре-четыре бис».
И нет суда на земле, который
Воздал бы сполна за последний их час,
За все – от страниц растерзанной Торы
До детских туфелек, втоптанных в грязь,
Воздал за их детей нерожденных,
За боль, за прерванный мыслей полет,
За ужас смерти там, в шурфе темном,
В холодной бездне подземных вод.
И нет забвенья, и нет прощенья,
И неприемлема давность лет,
Есть боль – ее не излечит время,
Есть памяти нашей высокий свет.
Спокойно спите. О вас мы помним,
И мы клянемся вам сквозь года:
Донбасс останется непокоренным –
Так было, есть и будет всегда!
.
Военные стихи Ирины Древицкой
.
Донецкая осень - 2014
.
На асфальте листва и лужи,
И среди бесконечной войны
В эту осень до боли мне нужен
День спокойствия и тишины.
.
Улетают грачиные стаи
В те края, где сейчас не бомбят,
И, тревожно нас всех окликая,
К тишине эти птицы летят!
.
Над окопами и блокпостами,
Сильных крыльев  круженье верша,
Возникает, как чёрное пламя,
Обожженного края душа.
.
Обречённо акации мокнут,
Не сдержав веток мелкую дрожь,
По крест-накрест заклеенным окнам
Бьёт несущий бессонницу дождь.
.
Мне тревожно и больно, и даже
Знаю – я не одна не усну:
Плачет тополь-старик  в камуфляже –
Он устал уже ждать тишину
.
Я не прощу
.
На все века, до окончанья лет,
Пока над нами солнце не погаснет,
Ни на одной из мыслимых планет
Прощенья нет кровавой этой власти!
.
За то я власть ублюдков не прощу,
Что из-за них земля моя горела,
Что я сегодня тишины хочу,
А ведь когда-то я летать хотела!
.
Я не прощаю смерти земляков,
Ночей бессонных и потухших взглядов,
Того, что каждый отличить готов,
Какие убивали нас снаряды.
.
За то, что в опустевших городах
Сегодня неуютно даже птицам,
За то, что души разъедал нам страх,
И от него непросто излечиться!
.
Я не желаю эту власть простить
За то, что быть мы прежними не сможем,
За то, что им так хочется  убить
Всё, что на них, уродов, не похоже!
.
Я не прощаю каждую слезу,
Отчаянье, достигшее предела,
И то, что внучка первую грозу
Привычно посчитала артобстрелом…
Стихи Ирины Древицкой из сборника «Музыка ветра»
.
Серебряный Век
.
Мне бабушка стихи читала –
Скользил платок в порыве с плеч.
О, как торжественно звучала
Её серебряная речь!
Сквозь отблеск войн и революций,
Сквозь гибель близких и друзей,
Как бы хотелось ей вернуться
К истокам юности своей,
Где все желанья исполнимы,
Где мир был непоколебим,
Где жив пока ещё любимый,
Не ставший дедушкой моим…
Шелка тугие, вальс Шопена,
Прекрасный всадник – блеск и стать.
По сути, было всё бесценно,
Когда бы только это знать!
Стихи звучат, и оживают
Лиц мимолётные черты.
Я их не знаю. Или знаю?
И, не приемля пустоты,
Я в эти вслушиваюсь строки,
Осмысливая путь земной,
И мир, прекрасный и далёкий,
Теперь уже почти что мой.
Мне бабушка стихи читала
О той любви, что не сбылась,
Как будто мне передавала
Свою негаснущую страсть.
И я вхожу в слова, как в реку,
И путь надеждой озарён…
Стихи Серебряного века,
Связь поколений, связь времён…
.
Шахта 4-4 бис
.
Сто тысяч жизней. Сто тысяч судеб.
Неповторимых сто тысяч вселенных.
Они любили, мечтали о чуде,
И каждый был и остался бесценен.
В последнем мгновеньи, в последнем крике
Для них прекращала Земля вращенье,
И лица их становились ликами,
Которые смотрят на нас сквозь время.
Им – от младенцев до патриархов,
Рукою безжалостной сброшенных вниз,
Могилою братскою стала шахта –
Шурф шахты «Четыре-четыре бис».
И нет суда на земле, который
Воздал бы сполна за последний их час,
За все – от страниц растерзанной Торы
До детских туфелек, втоптанных в грязь,
Воздал за их детей нерожденных,
За боль, за прерванный мыслей полет,
За ужас смерти там, в шурфе темном,
В холодной бездне подземных вод.
И нет забвенья, и нет прощенья,
И неприемлема давность лет,
Есть боль – ее не излечит время,
Есть памяти нашей высокий свет.
Спокойно спите. О вас мы помним,
И мы клянемся вам сквозь года:
Донбасс останется непокоренным –
Так было, есть и будет всегда!
.
Военные стихи Ирины Древицкой
.
Донецкая осень - 2014
.
На асфальте листва и лужи,
И среди бесконечной войны
В эту осень до боли мне нужен
День спокойствия и тишины.
.
Улетают грачиные стаи
В те края, где сейчас не бомбят,
И, тревожно нас всех окликая,
К тишине эти птицы летят!
.
Над окопами и блокпостами,
Сильных крыльев  круженье верша,
Возникает, как чёрное пламя,
Обожженного края душа.
.
Обречённо акации мокнут,
Не сдержав веток мелкую дрожь,
По крест-накрест заклеенным окнам
Бьёт несущий бессонницу дождь.
.
Мне тревожно и больно, и даже
Знаю – я не одна не усну:
Плачет тополь-старик  в камуфляже –
Он устал уже ждать тишину
.
Я не прощу
.
На все века, до окончанья лет,
Пока над нами солнце не погаснет,
Ни на одной из мыслимых планет
Прощенья нет кровавой этой власти!
.
За то я власть ублюдков не прощу,
Что из-за них земля моя горела,
Что я сегодня тишины хочу,
А ведь когда-то я летать хотела!
.
Я не прощаю смерти земляков,
Ночей бессонных и потухших взглядов,
Того, что каждый отличить готов,
Какие убивали нас снаряды.
.
За то, что в опустевших городах
Сегодня неуютно даже птицам,
За то, что души разъедал нам страх,
И от него непросто излечиться!
.
Я не желаю эту власть простить
За то, что быть мы прежними не сможем,
За то, что им так хочется  убить
Всё, что на них, уродов, не похоже!
.
Я не прощаю каждую слезу,
Отчаянье, достигшее предела,
И то, что внучка первую грозу
Привычно посчитала артобстрелом…
Раздел