Им никогда не будет шестьдесят

1 3 Александр КУЗЬМЕНКОВ - 01 ноября 2016 A A+
Александр Кузьменков
Им никогда не будет шестьдесят
Писатели, о которых пойдет речь, большей частью принадлежат к возрастной категории «30+». Впрочем, им никогда не будет шестьдесят, а лишь четыре раза по пятнадцать. «Русский мальчик» – категория не возрастная, но психологическая: пубертат в наших широтах длится до седых волос. А опознать вечного недоросля легко не только по двум достоевским приметам: отсутствию знаний и беззаветному самомнению…
.
ГЕБОИД: ПОРТРЕТ ЯВЛЕНИЯ
.
…но и по целому симптомокомплексу.
На язык просится аттестация в духе «Семнадцати мгновений». Русский мальчик. Характер славянский, стойкий. Беспощаден к врагам (нужное подчеркнуть: неграм, буржуа, гастарбайтерам, чиновникам, бабам – если не дают)…
А коли подробнее, то учился он понемногу, чему-нибудь и как-нибудь. Точно так же зарабатывает на жизнь – чем-нибудь и понемногу. Каковому факту обычно находит оправдание морально-философского порядка. При случае может потолковать о бездуховности Запада, что не препятствует любви к импортному ширпотребу вроде Уэлша. Иногда питает нежные чувства к СССР, о котором знает в основном по «Старым песням о главном» и фильмам Меньшова. При этом не подозревает, что в Советском Союзе был бы отмечен статьями 209 УК РСФСР (за образ жизни) и 7а расписания болезней (за образ мыслей). Комплекс перечисленных качеств гордо считает нонконформизмом:
«Я не собираюсь ни под кого подстраиваться. Трудно в эпоху глобализации явить миру свою идентичность, но я стараюсь сохранить свое лицо и не смешаться с легионом однообразных потребителей» (В. Непогодин «Французский бульвар»).
Ну, вы помните: беззаветное самомнение. Самомнение настойчиво требует самоутверждения, но самоутверждаться мальчику трагически негде. Карьерному росту мешает недостаток задатков и знаний (это вы тоже помните), с девками – вообще полный и безоговорочный облом: те любят, чтобы их обожали, а мальчик сам остро нуждается в обожании. Измученный бесконечной мастурбацией, он приходит к глобальным выводам байронического свойства – все говно, кроме мочи! – и принимается за громокипящие инвективы:
«Нет нормальных человеческих ценностей, и правит балом вечная душевная мерзлота» (В. Непогодин «Французский бульвар»).
«Каждый был сам за себя, все друг друга обманывали, кидали, предавали» (Д. Филиппов «Я – русский»).
Гебоид охотно балуется пером, но своим голосом по причине нежного возраста еще не обзавелся. Потому бегбедерствует, паланичит, но чаще лимонничает во все тяжкие, – ибо ничем, кроме своей персоны, всерьез не интересуется. Спайдермен с Бэтменом еще в дошкольном возрасте своротили ему мозги набекрень, – он и в 30 супергерой, и упорно не желает переквалифицироваться в управдомы. Русский мальчик в любые лета по-детски верует в истину и справедливость, более того – в свою монополию на обе эти абстракции. И, ясен пень, убежден, что лишь он способен нести миру свет невечерний:
«Мы найдем в глубине разжиревшего и погрузневшего тела Системы тот огонь, который стал началом всего, огонь Прометея. Мы и только мы найдем его и заново положим начало Свету. Никто, кроме нас!» (М. Лялин «Солдаты армии трэш»).
Что самое странное – время от времени ему удается убедить в этом окружающих…
.
ОДНАКО, ТЕНДЕНЦИЯ!
.
Публика ежегодно аплодирует очередному литературному неофиту с а-абличительной проповедью на устах: в 2014 мы взахлеб любили «Французский бульвар» Непогодина и «Химию» Володарского (оба опуса – в лонг-листе «Нацбеста»), в 2015 чтили «Я – русский» Филиппова (опять-таки лонг «Нацбеста»), в 2016 млели над акцыновским «Бретером» (ну, у этого все впереди). Любить там, по большому счету, нечего и не за что, но гебоидность в нашем отечестве – универсальная индульгенция.
Тут надо сказать отдельное спасибо Ибсену: «Юность – это возмездие. Она идет во главе переворота. Как бы под новым знаменем». С легкой руки классика мы уже добрую сотню лет веруем в эту сомнительную истину. Культурная среда обожает мифилогизировать молодость, считая ее воплощением чистоты и бескорыстия, – как не умилиться… Курьером дурного поветрия стал шахназаровский чудак не на ту букву Ваня Мирошников. Синхронно Соловьев в «Ассе» позолотил придурка Бананана, а позже в «Нежном возрасте» самозабвенно валял Ваньку – на сей раз Громова. И прочая, прочая, прочая…
Словесность, как видите, не отстает. Так что посмотрим на литературное оформление темы.
Небольшое предисловие, если позволите. С пишущим мальчиком, будь он Непогодин, Филиппов или Акцынов, всякий раз приключается один и тот же жанровый казус: ода плавно перетекает в пасквиль, парадная парсуна становится о-очень недружеским шаржем. Шел в комнату, попал в другую. Бывает. Простим со скидкой на малолетство.
.
ЗНАНИЕ – СИЛА
.
Волей-неволей придется снова вспомнить Достоевского: «Никаких знаний… – вот что хотел сказать немец про русского школьника». Тут далеко ходить не придется, достаточно взглянуть на профессиональные навыки прозаиков-гебоидов.
А. Акцынов, выпускник факультета журналистики СПбГУ: «Происхождение его погоняла восходило корнями в детство» («Бретер»).
Д. Филиппов выпускник филологического факультета КГУ: «Был поход в магазин, сравни подвигу» («Я – русский»).
Косноязычие – пожалуй, наименьший из упреков. Господи, ну кто бы объяснил тому же Акцынову, что четыре клыка для человека – не аномалия. А Лялину – что потолочных балясин не бывает… Впрочем, дефицит элементарных знаний русскому мальчику не страшен. Опять же Достоевский: «Покажите вы русскому школьнику карту звездного неба, о которой он до сих пор не имел никакого понятия, и он завтра же возвратит вам эту карту исправленную». Да и хрен бы с ними, с потолочными балясинами. Зато любой русский мальчик доподлинно знает, как нам обустроить Россию…
.
ШИРОК ЧЕЛОВЕК!
.
…и упаси нас Бог от такого обустройства. Ибо разруха в клозетах начинается с разрухи в головах.
Интеллигентское мировоззрение никогда не отличалось цельностью, а у русских мальчиков последнего призыва идейный хаос возведен в квадрат, если не в куб. Все, что не доделал Человек-Паук, доделали клипы и рекламные ролики с их головокружительной сменой планов и ракурсов. Жертвы ТВ мыслят примерно так же – клочковато, бессистемно. Константа здесь одна – раскавыченные цитаты из второсортной публицистики:
«Механизм приватизации народной собственности, прописанный в указе №640, носил циничный, неприкрытый и грабительский характер» (Д. Филиппов «Я – русский»).
«Коррупция – это каркас, на котором стоит вся вертикаль власти» (А. Володарский «Химия»).
«Коррупция стала кровеносной системой, пронизывающей всю страну от Москвы до Владивостока» («А. Акцынов «Бретер»).
Во всем остальном правит бал самая натуральная чересполосица, по клиповому образу и подобию.
Акцыновскому Бретеру удается сочетать леворадикальные лозунги с эзотерикой Гурджиева, черной магией Алистера Кроули и нью-эйджевским бредом: «тонкий мир», «энергетический кокон», «духовная левитация», «закон кармы». Что за смысл в оппозиционном движении, коли всем правит карма? – понятия не имею. И вообще, зачем нужна политика, коли есть магия? «Авана кедавра», – и дело в шляпе… Впрочем, для нацбола такие оксюмороны не в диковину. Лимонов, как революция не задалась, переадресовал классовую ненависть субматериальным Создателям, что обитают в мирах Гигасверхпраамебодэва…
У героя Д. Филиппова – чисто шизофреническая амбиваленция. Трагические всхлипы «спаивают народ» мирно сосуществуют с алкоголизмом, скорбь о пионерской организации не мешает нежно любить Мэрилина Мэнсона. А ностальгическая тоска о чистоте русской речи никак не препятствует непролазной безграмотности: «танцуют своих бл…ей». Ну, понятно: широ-ок человек…
Не понятно одно: как нам организовать Рабкрин? По законам кармы? Или ну его на фиг да лучше за бухлом сгоняем?
.
И ЮНЫЙ ОКТЯБРЬ ВПЕРЕДИ?
.
Если кто до сих пор не понял: гебоиды отечественной выделки – поголовно революционеры. Саблезубые, куды там Баадеру и Майнхоф.
Для самоутверждения русскому мальчику нужно быть частью Большого и Светлого (в одиночку он ни к черту не годен). Прежде такой типаж шел в эсеры, позже – в МОПР и Осоавиахим, нынче… но тут возможны варианты. Акцынов – в нацболы, Лялин – в скины, Володарский – в анархо-синдикалисты. В общем, куда ноги понесут, лишь бы за идеалами. Русский мальчик носит их с той же гордостью, с какой гламурный метросексуал повязывает галстук от Brioni. И прокламирует при всяком удобном случае, даром что репертуар не обновлялся со времен Петруши Верховенского: «Церкви, браки и семейство – мира старого злодейство»:
«Институт брака, когда-то обоснованный религиозными предрассудками и экономическими интересами под маской “традиции”, теперь существует лишь из-за инерции бюрократической машины» (А. Володарский «Химия»).
«“Ешь буржуев!” – отличный лозунг, не правда ли? Социальная ненависть, приправленная изрядной долей каннибализма» (А. Акцынов «Бретер»).
Не знаю, как насчет каннибализма, но изрядная доля эксгибиционизма здесь налицо. Все что делает русский мальчик – делается напоказ. Акцынов обожает позировать фотографам в кожаной куртке и с японским мечом – вот он какой, с Лимоновым в башке и катаной в руке. Великовозрастный проказник Володарский и его подруга затеяли совокупиться перед зданием Верховной Рады в знак протеста против деятельности Национальной экспертной комиссии по защите общественной морали. И, само собой, в присутствии прессы: на миру и смерть красна, не то что секс…
А вообще, должен заметить, складывается библейская ситуация: своя своих не познаша. Самоутверждение на разрыв аорты – прерогатива среднего класса. Вся разница в средствах: кому-то на ярмарке тщеславия нужен «Майбах» последней модели, кому-то – листовка на стене или идиотский перформанс. Бунт – крайняя форма мещанского самоутверждения. Все русские революции были восстаниями мещан против аристократии – сначала дворянской, потом номенклатурной. А если взглянуть на ситуацию по-чапаевски, в мировом масштабе – так ровно та же картина: юристы Робеспьер и Фидель Кастро, библиотекарь Мао Цзэдун, радиоинженер Пол Пот… Буржуазный, антибуржуазный – какая разница? Эти противоположности диалектически едины:
«Однажды он твердо решил стать плохим. Хорошие мальчики получают только кости и объедки со стола, а плохие – власть, славу и удовольствия» (А. Акцынов «Бретер»).
Мотивации, как видите, вполне миддлклассовые – так что, на баррикады? Или к Верховной Раде? Кстати, секс на ноябрьском морозе у теплолюбивых киевлян не задался, коитус пришлось имитировать…
.
LAST BUT NOT LEAST
.
Прогноз, само собой, неблагоприятный.
Во-первых, взросление не выгодно отцам – биологическим и чиновным: инфантил безопасен. Ибо к делу фатально не приспособлен, его амплуа – декорум. Суждены им благие порывы, но свершить ничего не дано: весь пар уходит в гудок – на красивые фразы и жесты.
Во-вторых, самим русским мальчикам взрослеть совершенно незачем: вечное отрочество – залог всеобщей любви (подробности см. выше).
Им никогда не будет шестьдесят. Ну и флаг им в руки – кому черный, кому красный. Благо, последствий никаких. Кабы еще не книжек писали…
Писатели, о которых пойдет речь, большей частью принадлежат к возрастной категории «30+». Впрочем, им никогда не будет шестьдесят, а лишь четыре раза по пятнадцать. «Русский мальчик» – категория не возрастная, но психологическая: пубертат в наших широтах длится до седых волос. А опознать вечного недоросля легко не только по двум достоевским приметам: отсутствию знаний и беззаветному самомнению…
.
ГЕБОИД: ПОРТРЕТ ЯВЛЕНИЯ
.
…но и по целому симптомокомплексу.
На язык просится аттестация в духе «Семнадцати мгновений». Русский мальчик. Характер славянский, стойкий. Беспощаден к врагам (нужное подчеркнуть: неграм, буржуа, гастарбайтерам, чиновникам, бабам – если не дают)…
А коли подробнее, то учился он понемногу, чему-нибудь и как-нибудь. Точно так же зарабатывает на жизнь – чем-нибудь и понемногу. Каковому факту обычно находит оправдание морально-философского порядка. При случае может потолковать о бездуховности Запада, что не препятствует любви к импортному ширпотребу вроде Уэлша. Иногда питает нежные чувства к СССР, о котором знает в основном по «Старым песням о главном» и фильмам Меньшова. При этом не подозревает, что в Советском Союзе был бы отмечен статьями 209 УК РСФСР (за образ жизни) и 7а расписания болезней (за образ мыслей). Комплекс перечисленных качеств гордо считает нонконформизмом:
«Я не собираюсь ни под кого подстраиваться. Трудно в эпоху глобализации явить миру свою идентичность, но я стараюсь сохранить свое лицо и не смешаться с легионом однообразных потребителей» (В. Непогодин «Французский бульвар»).
Ну, вы помните: беззаветное самомнение. Самомнение настойчиво требует самоутверждения, но самоутверждаться мальчику трагически негде. Карьерному росту мешает недостаток задатков и знаний (это вы тоже помните), с девками – вообще полный и безоговорочный облом: те любят, чтобы их обожали, а мальчик сам остро нуждается в обожании. Измученный бесконечной мастурбацией, он приходит к глобальным выводам байронического свойства – все говно, кроме мочи! – и принимается за громокипящие инвективы:
«Нет нормальных человеческих ценностей, и правит балом вечная душевная мерзлота» (В. Непогодин «Французский бульвар»).
«Каждый был сам за себя, все друг друга обманывали, кидали, предавали» (Д. Филиппов «Я – русский»).
Гебоид охотно балуется пером, но своим голосом по причине нежного возраста еще не обзавелся. Потому бегбедерствует, паланичит, но чаще лимонничает во все тяжкие, – ибо ничем, кроме своей персоны, всерьез не интересуется. Спайдермен с Бэтменом еще в дошкольном возрасте своротили ему мозги набекрень, – он и в 30 супергерой, и упорно не желает переквалифицироваться в управдомы. Русский мальчик в любые лета по-детски верует в истину и справедливость, более того – в свою монополию на обе эти абстракции. И, ясен пень, убежден, что лишь он способен нести миру свет невечерний:
«Мы найдем в глубине разжиревшего и погрузневшего тела Системы тот огонь, который стал началом всего, огонь Прометея. Мы и только мы найдем его и заново положим начало Свету. Никто, кроме нас!» (М. Лялин «Солдаты армии трэш»).
Что самое странное – время от времени ему удается убедить в этом окружающих…
.
ОДНАКО, ТЕНДЕНЦИЯ!
.
Публика ежегодно аплодирует очередному литературному неофиту с а-абличительной проповедью на устах: в 2014 мы взахлеб любили «Французский бульвар» Непогодина и «Химию» Володарского (оба опуса – в лонг-листе «Нацбеста»), в 2015 чтили «Я – русский» Филиппова (опять-таки лонг «Нацбеста»), в 2016 млели над акцыновским «Бретером» (ну, у этого все впереди). Любить там, по большому счету, нечего и не за что, но гебоидность в нашем отечестве – универсальная индульгенция.
Тут надо сказать отдельное спасибо Ибсену: «Юность – это возмездие. Она идет во главе переворота. Как бы под новым знаменем». С легкой руки классика мы уже добрую сотню лет веруем в эту сомнительную истину. Культурная среда обожает мифилогизировать молодость, считая ее воплощением чистоты и бескорыстия, – как не умилиться… Курьером дурного поветрия стал шахназаровский чудак не на ту букву Ваня Мирошников. Синхронно Соловьев в «Ассе» позолотил придурка Бананана, а позже в «Нежном возрасте» самозабвенно валял Ваньку – на сей раз Громова. И прочая, прочая, прочая…
Словесность, как видите, не отстает. Так что посмотрим на литературное оформление темы.
Небольшое предисловие, если позволите. С пишущим мальчиком, будь он Непогодин, Филиппов или Акцынов, всякий раз приключается один и тот же жанровый казус: ода плавно перетекает в пасквиль, парадная парсуна становится о-очень недружеским шаржем. Шел в комнату, попал в другую. Бывает. Простим со скидкой на малолетство.
.
ЗНАНИЕ – СИЛА
.
Волей-неволей придется снова вспомнить Достоевского: «Никаких знаний… – вот что хотел сказать немец про русского школьника». Тут далеко ходить не придется, достаточно взглянуть на профессиональные навыки прозаиков-гебоидов.
А. Акцынов, выпускник факультета журналистики СПбГУ: «Происхождение его погоняла восходило корнями в детство» («Бретер»).
Д. Филиппов выпускник филологического факультета КГУ: «Был поход в магазин, сравни подвигу» («Я – русский»).
Косноязычие – пожалуй, наименьший из упреков. Господи, ну кто бы объяснил тому же Акцынову, что четыре клыка для человека – не аномалия. А Лялину – что потолочных балясин не бывает… Впрочем, дефицит элементарных знаний русскому мальчику не страшен. Опять же Достоевский: «Покажите вы русскому школьнику карту звездного неба, о которой он до сих пор не имел никакого понятия, и он завтра же возвратит вам эту карту исправленную». Да и хрен бы с ними, с потолочными балясинами. Зато любой русский мальчик доподлинно знает, как нам обустроить Россию…
.
ШИРОК ЧЕЛОВЕК!
.
…и упаси нас Бог от такого обустройства. Ибо разруха в клозетах начинается с разрухи в головах.
Интеллигентское мировоззрение никогда не отличалось цельностью, а у русских мальчиков последнего призыва идейный хаос возведен в квадрат, если не в куб. Все, что не доделал Человек-Паук, доделали клипы и рекламные ролики с их головокружительной сменой планов и ракурсов. Жертвы ТВ мыслят примерно так же – клочковато, бессистемно. Константа здесь одна – раскавыченные цитаты из второсортной публицистики:
«Механизм приватизации народной собственности, прописанный в указе №640, носил циничный, неприкрытый и грабительский характер» (Д. Филиппов «Я – русский»).
«Коррупция – это каркас, на котором стоит вся вертикаль власти» (А. Володарский «Химия»).
«Коррупция стала кровеносной системой, пронизывающей всю страну от Москвы до Владивостока» («А. Акцынов «Бретер»).
Во всем остальном правит бал самая натуральная чересполосица, по клиповому образу и подобию.
Акцыновскому Бретеру удается сочетать леворадикальные лозунги с эзотерикой Гурджиева, черной магией Алистера Кроули и нью-эйджевским бредом: «тонкий мир», «энергетический кокон», «духовная левитация», «закон кармы». Что за смысл в оппозиционном движении, коли всем правит карма? – понятия не имею. И вообще, зачем нужна политика, коли есть магия? «Авана кедавра», – и дело в шляпе… Впрочем, для нацбола такие оксюмороны не в диковину. Лимонов, как революция не задалась, переадресовал классовую ненависть субматериальным Создателям, что обитают в мирах Гигасверхпраамебодэва…
У героя Д. Филиппова – чисто шизофреническая амбиваленция. Трагические всхлипы «спаивают народ» мирно сосуществуют с алкоголизмом, скорбь о пионерской организации не мешает нежно любить Мэрилина Мэнсона. А ностальгическая тоска о чистоте русской речи никак не препятствует непролазной безграмотности: «танцуют своих бл…ей». Ну, понятно: широ-ок человек…
Не понятно одно: как нам организовать Рабкрин? По законам кармы? Или ну его на фиг да лучше за бухлом сгоняем?
.
И ЮНЫЙ ОКТЯБРЬ ВПЕРЕДИ?
.
Если кто до сих пор не понял: гебоиды отечественной выделки – поголовно революционеры. Саблезубые, куды там Баадеру и Майнхоф.
Для самоутверждения русскому мальчику нужно быть частью Большого и Светлого (в одиночку он ни к черту не годен). Прежде такой типаж шел в эсеры, позже – в МОПР и Осоавиахим, нынче… но тут возможны варианты. Акцынов – в нацболы, Лялин – в скины, Володарский – в анархо-синдикалисты. В общем, куда ноги понесут, лишь бы за идеалами. Русский мальчик носит их с той же гордостью, с какой гламурный метросексуал повязывает галстук от Brioni. И прокламирует при всяком удобном случае, даром что репертуар не обновлялся со времен Петруши Верховенского: «Церкви, браки и семейство – мира старого злодейство»:
«Институт брака, когда-то обоснованный религиозными предрассудками и экономическими интересами под маской “традиции”, теперь существует лишь из-за инерции бюрократической машины» (А. Володарский «Химия»).
«“Ешь буржуев!” – отличный лозунг, не правда ли? Социальная ненависть, приправленная изрядной долей каннибализма» (А. Акцынов «Бретер»).
Не знаю, как насчет каннибализма, но изрядная доля эксгибиционизма здесь налицо. Все что делает русский мальчик – делается напоказ. Акцынов обожает позировать фотографам в кожаной куртке и с японским мечом – вот он какой, с Лимоновым в башке и катаной в руке. Великовозрастный проказник Володарский и его подруга затеяли совокупиться перед зданием Верховной Рады в знак протеста против деятельности Национальной экспертной комиссии по защите общественной морали. И, само собой, в присутствии прессы: на миру и смерть красна, не то что секс…
А вообще, должен заметить, складывается библейская ситуация: своя своих не познаша. Самоутверждение на разрыв аорты – прерогатива среднего класса. Вся разница в средствах: кому-то на ярмарке тщеславия нужен «Майбах» последней модели, кому-то – листовка на стене или идиотский перформанс. Бунт – крайняя форма мещанского самоутверждения. Все русские революции были восстаниями мещан против аристократии – сначала дворянской, потом номенклатурной. А если взглянуть на ситуацию по-чапаевски, в мировом масштабе – так ровно та же картина: юристы Робеспьер и Фидель Кастро, библиотекарь Мао Цзэдун, радиоинженер Пол Пот… Буржуазный, антибуржуазный – какая разница? Эти противоположности диалектически едины:
«Однажды он твердо решил стать плохим. Хорошие мальчики получают только кости и объедки со стола, а плохие – власть, славу и удовольствия» (А. Акцынов «Бретер»).
Мотивации, как видите, вполне миддлклассовые – так что, на баррикады? Или к Верховной Раде? Кстати, секс на ноябрьском морозе у теплолюбивых киевлян не задался, коитус пришлось имитировать…
.
LAST BUT NOT LEAST
.
Прогноз, само собой, неблагоприятный.
Во-первых, взросление не выгодно отцам – биологическим и чиновным: инфантил безопасен. Ибо к делу фатально не приспособлен, его амплуа – декорум. Суждены им благие порывы, но свершить ничего не дано: весь пар уходит в гудок – на красивые фразы и жесты.
Во-вторых, самим русским мальчикам взрослеть совершенно незачем: вечное отрочество – залог всеобщей любви (подробности см. выше).
Им никогда не будет шестьдесят. Ну и флаг им в руки – кому черный, кому красный. Благо, последствий никаких. Кабы еще не книжек писали…
Раздел

Комментарии

Осовиахим-то вы зачем лягнули? Очень уважаемая организация (была). Да и у самого автора по-моему, самомнения прямо-таки через край... Скромнее надо быть, товарищ! ТщательнЕе ёрничать!

Саша Кузьменков. Найди меня в Контакте. Андрей кощеев

Александра Кузьменкова разыскивает его старый друг Андрей Кощеев

Добавить комментарий

CAPTCHA
This question is for testing whether or not you are a human visitor and to prevent automated spam submissions.