Сетевой литературный журнал издание Фонда «Русское единство»
Москва, № 89 Март 2017
Сегодня Вторник, 28 марта
Мнение редакции не всегда совпадает с мнением авторов О журнале Редакция Контакты
Материал из журнала № 85 - Ноябрь 2016

Призрак ходит по Европе, призрак коммунизма, или О семидесятилетии Русского драматического театра Литвы.

Призрак ходит по Европе, призрак коммунизма,
или
О семидесятилетии Русского драматического театра Литвы.
Называть себя театралом, наверно, старомодно, наивно, а может быть, и слишком самоуверенно. Ведь театрал – не театральный деятель, не актер, не режиссер, не театральный критик и даже не завлит. Театрал – это человек, который глубоко, корнево, на уровне подкорки любит театр. И эту любовь из него ничем не вытравить. Даже пасквилем завлита РДТЛ Юлиюса Лозорайтиса «Почему Русский драматический театр Литвы не отмечает свой семидесятилетний юбилей», перепечатанном с сайта театра многими СМИ, в том числе – газетой «Обзор».
Поэт-футурист Владимир Маяковский писал 100 лет назад: «Если звёзды на небе зажигают, значит, это кому-нибудь нужно». Если появляется такая статья, где прямо говорится, что Русский драматический театр Литвы – вовсе не театр, а какой-то артефакт времён советской оккупации, и не стоит праздновать его семидесятилетие, потому что это вовсе и не праздник, возникает закономерный вопрос – кому это нужно? Неужели завлит театра выражает лишь свою, какую-то маргинальную точку зрения, обособленную от всех иных представителей и руководства РДТЛ? И почему это шестидесятилетие театра можно было праздновать, а семидесятилетие – нельзя?
Хочу сразу объясниться, потому что вопросы, наверно, уже появились: я театрал, которому в этом театре довелось поработать. Я его знаю весь, сверху донизу. С момента написания  сценария будущей постановки, я прожила в театре и с театром всё – от макета декораций до закупки материалов для создания этих декораций, в которых будет пульсировать живая ткань спектакля, до работы каждого цеха и  сотрудника каждого цеха, до репетиций, генерального прогона и премьеры. Я это всё прошла, правда, моя театральная жизнь на сцене РДТЛ ограничилась тремя днями: одним концертом и двумя премьерами. Это что касается моей несостоявшейся театральной карьеры.
Однако не стоит думать, что я какой-то озлобившийся неудачник, потому что в театре больше не работаю.  Я бесконечно благодарна своему опыту работы, ибо обрела глубочайшую любовь и уважение к этому театру на всю жизнь, встретила, узнала таких людей, каких и не чаяла встретить. Среди них – ныне покойный блистательный актёр и режиссёр Эдуард Мурашов, бывший моим партнёром по сцене и другом; художница Лариса Гатальская, Александр Агарков, Дмитрий Денисюк, семья Щуцких, семья Макаровых и многие, многие другие. Я люблю их всех. А чего стоит история театра, богатая именами, которые давно уже и есть история, жившая и живущая среди нас: Татьяны Майоровой, Михаила Макарова, Владимира Ефремова, Артема Иноземцева, Николая Трусова, Елены Майвиной, Владимира Костарева, Евгения Бочарова, Эдуарда Мурашова, Валентины Мотовиловой, Михаила Евдокимова, Романа Виктюка, Татьяны Лютаевой и многих, многих других…
Этот театр – живой памятник культуры. Надо быть или крайне злонамеренным ангажированным человеком, либо сумасшедшим, чтобы это отрицать.
Вот господин Лозорайтис ясно и доходчиво пишет в своём манифесте о насильственной «русификации» союзных республик посредством создания в них русских драматических театров, очевидно, забывая о том, какое значение русский язык имел тогда и имеет сейчас. Огромная аудитория смогла ознакомиться с классиками литовской литературы и драматургии: на русский язык были переведены Донелайтис, Жемайте, Соломея Нерис, Пятрас Цвирка, Марцинкявичус, Межелайтис, Геда, Струога, Балтушис…. То же можно сказать и о театре, благодаря которому на оригинальном языке литовцы – и не только – могли познакомиться с Толстым, Чеховым, Пушкиным, Достоевским и другими мастерами, без которых духовное пространство, универсальное пространство культуры, давно бы превратилось в решето.
К сожалению, в решето это пространство превращается сейчас. Вот господин Й. Вайткус, вторую каденцию возглавляющий театр, говорит в своих интервью прессе, например, чем он руководствуется в выборе репертуара: «…главным фактором остаётся зритель, его внутреннее состояние ума и души в свете потребительской алчности». И продолжает: «Мы – не кучка зооклоунов, живущих в резервуаре, выделенном по воле правительства, состоящего из членов коалиции политических партий». И далее читаем по поводу сложности наладить контакт с русскими школами Литвы: «Возможно, обострённая политическая ситуация тоже сказывается на разобщённости людей. Когда политика начинает довлеть над умами людей, тогда театр уже не нужен». Ну кто бы сомневался! Особенно после отказа поехать на фестиваль в «Балтийский дом». В этом решении руководителя театра явно не было ничего политического, разобщающего людей. Решительно ничего.
А вот ещё интереснее: «…русский театр не может перестать быть русским, он может стать более интернациональным. Хочется, чтобы в театре появилось многоязычие…».
Как, интересно, русский театр должен стать «интернациональным»? И дураку понятно, что, став интернациональным, он перестанет быть русским. В таком свете перл господина Лозорайтиса, работающего в театре около двух лет, выглядит вполне логично. Русский театр – это не театр, с точки зрения, недвусмысленно выраженной завлитом. А вот если бы это был, логично развивая вышеупомянутые мысли, театр национальных меньшинств Литвы, вот тогда совсем другое дело. Да чего там национальных – судя по всему, и сексуальных тоже, не стоит забывать, что именно РДТЛ приютил парад гомосексуалистов, что глубоко оскорбило всю русскую общину нашей республики.
Что же происходит на наших глазах? То, что театр меняется, трансформируется, в него вливаются новые творческие силы – это нормально, ведь театр – это живой организм. Но не перейдёт ли эта трансформация в мутацию, вот в чём вопрос. Может быть, пора этим вопросом задаться именно сейчас, пока это бесценное сокровище, сердце русской культуры в Литве ещё бьётся?
Уважаемые артисты, дорогие работники Русского драматического театра Литвы! От всего сердца, со всей любовью поздравляю вас всех с семидесятилетним юбилеем!
Анна Тураносова-Абрас,
публицист,
Литва
Называть себя театралом, наверно, старомодно, наивно, а может быть, и слишком самоуверенно. Ведь театрал – не театральный деятель, не актер, не режиссер, не театральный критик и даже не завлит. Театрал – это человек, который глубоко, корнево, на уровне подкорки любит театр. И эту любовь из него ничем не вытравить. Даже пасквилем завлита РДТЛ Юлиюса Лозорайтиса «Почему Русский драматический театр Литвы не отмечает свой семидесятилетний юбилей», перепечатанном с сайта театра многими СМИ, в том числе – газетой «Обзор».
Поэт-футурист Владимир Маяковский писал 100 лет назад: «Если звёзды на небе зажигают, значит, это кому-нибудь нужно». Если появляется такая статья, где прямо говорится, что Русский драматический театр Литвы – вовсе не театр, а какой-то артефакт времён советской оккупации, и не стоит праздновать его семидесятилетие, потому что это вовсе и не праздник, возникает закономерный вопрос – кому это нужно? Неужели завлит театра выражает лишь свою, какую-то маргинальную точку зрения, обособленную от всех иных представителей и руководства РДТЛ? И почему это шестидесятилетие театра можно было праздновать, а семидесятилетие – нельзя?
Хочу сразу объясниться, потому что вопросы, наверно, уже появились: я театрал, которому в этом театре довелось поработать. Я его знаю весь, сверху донизу. С момента написания  сценария будущей постановки, я прожила в театре и с театром всё – от макета декораций до закупки материалов для создания этих декораций, в которых будет пульсировать живая ткань спектакля, до работы каждого цеха и  сотрудника каждого цеха, до репетиций, генерального прогона и премьеры. Я это всё прошла, правда, моя театральная жизнь на сцене РДТЛ ограничилась тремя днями: одним концертом и двумя премьерами. Это что касается моей несостоявшейся театральной карьеры.
.
Однако не стоит думать, что я какой-то озлобившийся неудачник, потому что в театре больше не работаю. Я бесконечно благодарна своему опыту работы, ибо обрела глубочайшую любовь и уважение к этому театру на всю жизнь, встретила, узнала таких людей, каких и не чаяла встретить. Среди них – ныне покойный блистательный актёр и режиссёр Эдуард Мурашов, бывший моим партнёром по сцене и другом; художница Лариса Гатальская, Александр Агарков, Дмитрий Денисюк, семья Щуцких, семья Макаровых и многие, многие другие. Я люблю их всех. А чего стоит история театра, богатая именами, которые давно уже и есть история, жившая и живущая среди нас: Татьяны Майоровой, Михаила Макарова, Владимира Ефремова, Артема Иноземцева, Николая Трусова, Елены Майвиной, Владимира Костарева, Евгения Бочарова, Эдуарда Мурашова, Валентины Мотовиловой, Михаила Евдокимова, Романа Виктюка, Татьяны Лютаевой и многих, многих других…
Этот театр – живой памятник культуры. Надо быть или крайне злонамеренным ангажированным человеком, либо сумасшедшим, чтобы это отрицать.
Вот господин Лозорайтис ясно и доходчиво пишет в своём манифесте о насильственной «русификации» союзных республик посредством создания в них русских драматических театров, очевидно, забывая о том, какое значение русский язык имел тогда и имеет сейчас. Огромная аудитория смогла ознакомиться с классиками литовской литературы и драматургии: на русский язык были переведены Донелайтис, Жемайте, Соломея Нерис, Пятрас Цвирка, Марцинкявичус, Межелайтис, Геда, Струога, Балтушис…. То же можно сказать и о театре, благодаря которому на оригинальном языке литовцы – и не только – могли познакомиться с Толстым, Чеховым, Пушкиным, Достоевским и другими мастерами, без которых духовное пространство, универсальное пространство культуры, давно бы превратилось в решето.
К сожалению, в решето это пространство превращается сейчас. Вот господин Й. Вайткус, вторую каденцию возглавляющий театр, говорит в своих интервью прессе, например, чем он руководствуется в выборе репертуара: «…главным фактором остаётся зритель, его внутреннее состояние ума и души в свете потребительской алчности». И продолжает: «Мы – не кучка зооклоунов, живущих в резервуаре, выделенном по воле правительства, состоящего из членов коалиции политических партий». И далее читаем по поводу сложности наладить контакт с русскими школами Литвы: «Возможно, обострённая политическая ситуация тоже сказывается на разобщённости людей. Когда политика начинает довлеть над умами людей, тогда театр уже не нужен». Ну кто бы сомневался! Особенно после отказа поехать на фестиваль в «Балтийский дом». В этом решении руководителя театра явно не было ничего политического, разобщающего людей. Решительно ничего.
А вот ещё интереснее: «…русский театр не может перестать быть русским, он может стать более интернациональным. Хочется, чтобы в театре появилось многоязычие…».
.
Как, интересно, русский театр должен стать «интернациональным»? И дураку понятно, что, став интернациональным, он перестанет быть русским. В таком свете перл господина Лозорайтиса, работающего в театре около двух лет, выглядит вполне логично. Русский театр – это не театр, с точки зрения, недвусмысленно выраженной завлитом. А вот если бы это был, логично развивая вышеупомянутые мысли, театр национальных меньшинств Литвы, вот тогда совсем другое дело. Да чего там национальных – судя по всему, и сексуальных тоже, не стоит забывать, что именно РДТЛ приютил парад гомосексуалистов, что глубоко оскорбило всю русскую общину нашей республики.
Что же происходит на наших глазах? То, что театр меняется, трансформируется, в него вливаются новые творческие силы – это нормально, ведь театр – это живой организм. Но не перейдёт ли эта трансформация в мутацию, вот в чём вопрос. Может быть, пора этим вопросом задаться именно сейчас, пока это бесценное сокровище, сердце русской культуры в Литве ещё бьётся?
Уважаемые артисты, дорогие работники Русского драматического театра Литвы! От всего сердца, со всей любовью поздравляю вас всех с семидесятилетним юбилеем!



  • Шакир а-Мил 04.11.2016 11:15 пп

    Все это очень печально… Невольно вспомнишь г-на Жириновского с его: «Мы сами в этом виноваты!»

***

Ваш комментарий

(обязательно)
(обязательно, не публикуется)
Сообщение

Ключевые
слова

Самые комментируемые
за месяц



© Сетевой журнал «Камертон», 
2009
Список всех выпусков:
Сделано в CreativePeople 
и Студии Евгения Муравьёва в 2009 году