"Думу думаю о Руси..."

2 0 Валентин СУХОВСКИЙ - 16 декабря 2016 A+ | A-
Валентин СУХОВСКИЙ
Не пора ли вернуть наши песни могучие?!
.
В 1966 г. районная газета «Ленинский путь» Вельского района
Архангельской области, которая выходит ныне под названием «Вельские вести», опубликовала стихи студента сельхозтехникума Валентина Суховского. В 1960-е гг. его стихи, рассказы, новеллы, статьи публикуются также в газетах «Моряк Севера», «Северный комсомолец», «Вологодский комсомолец», «Часовой Севера», «Транспортный строитель». Тексты первых песен на стихи В.Н. Суховского опубликованы в сборнике «Край наш северный». Журнал «Камертон» поздравляет нашего постоянного автора с юбилеем – 50-летием творческой деятельности. Желаем новых премий и наград, книг, здоровья!
.
Русским в рассеянии
.
Взывая к русским, к их сердцам,
Шумят в окраинах стихии
И возвращают вспять к России,
К бездумно брошенным полям.
.
А сотни тысяч деревень
Они оставили в России,
Могилы бросив дорогие.
И вот настал их судный день.
.
Не понимая свой народ,
Они другой народ не знают.
Родные песни умирают,
Страшён беспамятством исход.
.
Лесною стали целиной
Поля у сёл тысячелетних.
Мать трудится из сил последних;
Им хлеб чужой милей, чем свой.
.
И Родины надрывный стон
Коснётся ли глухого уха,
Когда родная мать-старуха
Их вспоминает у икон?
.
Годами не дойти вестям
В края Руси по бездорожью.
А мать творит с душевной дрожью
Помин окрестным деревням.
.
О русском
.
Я помню Русь, какой была веками:
Овины, гумна, мельницу и рожь.
Святую Русь, как образ и как знамя,
Спаси в себе, с ней силу обретёшь.
.
Лишь с русской песней живы мы былинной,
Заветной, духовитой и святой.
Лишь с самовитым словом-исполином
Мы устоим, явясь сами собой.
.
А Запад – он бомбит полгода сербов
И разрушает, озлобясь, страну.
Восток гашишем убивает нервы.
Коль не спасусь, весь в тлене утону.
.
С овинами да мельницами были
Мы независимы и весь кормили мир.
Да, век иной, но голод в изобилье,
Ничтожен дух и ложен их кумир.
.
В эфире нет талантливых поэтов
И русских самобытнейших певцов.
Всё делает, чтоб канули мы в Лету,
Преступный клан продажных подлецов.
.
Народен я, ни Запад, ни Восток мы;
Великоросс, я духом соберусь.
Как Пушкин на бедлам гляжу тверёзым оком
И как себя, я выражаю Русь.
.
У иконы святой
.
В древнем храме, где певчие нежно поют, –
Образ  Спаса в червонной оправе.
Люди Господу низко поклоны кладут
И молитвою Господа славят.
.
У иконы святой  я затеплю свечу;
Николай-чудотворец отеческим взглядом
Душу мне ободрит. Станет всё по плечу.
И дорога судьбы по цветущему саду.
.
В ранней юности я от родного крыльца
Вдаль ушёл и нередко терпел я обиды.
И когда не хватало поддержки отца,
Пред иконой святою молил я защиты.
.
И когда подступают вдруг слёзы к глазам,
А на сердце обида и боль не расходятся,
Я с надеждой и верой иду в Божий храм
К материнским очам  Пресвятой Богородицы.
.
Николай-чудотворец отраду принёс,
И немало святых, на Руси просиявших,
Осушали лицо от нахлынувших слёз,
Прегрешенья прощали невольные наши.
.
У иконы святой я молитву шепчу.
Православная вера – всей жизни опора.
Как лекарством, молитвой я душу лечу
И Господь отворяет любые затворы.
.
И по воле Его – умиленье души
Или мужество духа в годину крутую.
Я молю: Русь Святую, Господь, защити!
Да рассеется зло, а добро торжествует!
.
Свет Родины
.
В лесном вологодском суземье
За волок от древних церквей,
Почуял судьбы предрешенье
В душе обнажённой своей.
Омытый полуденной тенью,
Гляжу я на дали холмов.
Недолгим небесным свеченьем
Лён смотрится в глуби лесов.
Я жил безотчётно порою,
Но в светлый, пронзительный миг
Вдруг всей потрясённой душою
Родство славы русской постиг.
В беде без надежды я не был
И верю в светлынь наших дней,
Какое бы ни было небо
Над родиной чуткой моей,
Богатой густыми лесами
И звенью студёных ручьёв.
Плывут облака  кружевами
По-над куполами холмов.
Столетья к отрогам Урала,
К суровым сибирским краям
Сынов своих Русь посылала,
Подстать именитым мужам.
С крестьянской душевною лаской
Пахали ширь отчей земли
И эхом скалистой Аляски
Славянскую речь разнесли.
И только прикрою ресницы,
Я вижу предтечу в судьбе
С американской лисицей
На тотемском старом гербе.
Я вижу ватаги в ушкуях,
Строителей древних церквей...
Судьба, коль я в главном спасую,
Ты прах мой по ветру развей,
А если продолжу достойно
Тысячелетье Руси,
Как русичей, павших на войнах,
В потомках меня воскреси!
.
Дума о земле
.
Опять – средь блеска талых вод, –
Как чёрный бархат, пласт за плугом
Ложится нежно и упруго...
Всё в мире – от земных щедрот!
Крестьянский зов в моей груди –
Наследство многих поколений.
Я брежу пашней в день весенний
И щедрой нивой – впереди.
Я жал серпом с шести годков
И ставил сноп к снопу в суслоны,
И зяби длинные загоны
Я боронил до сладких снов.
Я знал, как жить большой семьёю,
Откуда хрусткий хлеб в печи.
Мне снится белый конь в ночи
И песни мамы над межою.
Я помню всё. И больно мне,
Что подступает лес к деревне,
К родной избе, как волок, древней.
Земля моя. Что будет с ней?!
Пусть говорят мне: "Это пядь...".
Но мне и пяди жаль родимой
Земли, из рода в род хранимой,
И страшно, совестно терять!
Русская дума
Валентину Сорокину
Вкусно как на Руси снег хрустит на Крещенье!
Знобкий шелест позёмки... Блеск холодной зари.
Красногрудые жаром горят снегири
И мерцает латунь на сбруе в воскресенье.
Как начищенной медью горит самовар!
Блёстки жира по сёмге в застолье у тёщи...
Бабы в огненной пляске подолы полощут
И пылает на лицах малиновый жар.
Потекут голоса и прихлынут волнами,
И на игрище-гульбище пляшет душа...
Русский дух заповеданный, воля свежа!
И живёт в нас восторг, не растраченный нами.
Как за красным застольем густа у нас речь!
Знатна ярость в работе и в дружбе отвага.
За три века мы трижды дошли до рейхстага.
К чужеземцам неласкова русская печь...*
Кто же нас баламутил все грани стереть,
Рушить сказку церквей, бросить землю, деревни?!
Возродим всё святое! Взорлим духом древним!
От стыда поруганья нам горько гореть...
___________________________________________
*Захватчиков крестьянки выживали угаром
Перед грозой
Поднялся ветер. Вздрогнул сад от гула.
У тополей рассеян вязкий зной,
И вся листва по ветру обернулась
Серебряной, исподней стороной.
Вдруг боталом забряцал конь пугливый,
Тревожным ржаньем заглушая гром.
А ветер гонит вал по сизым нивам.
В угору ткнулась молния багром.
Быстрей мелькают ласточки под кручей.
В овраге тени туч стригут стрижи.
И сноп косых лучей в разрывах тучи
Детей бегущих выстветил во ржи.
Что по деревне визга и потехи!
Стекло звенит тревожное своё.
Поставленное матерью под стрехой
Ведро жестяной музыкой поёт.
Метнулась к пожне мать за ношей сена,
Едва взбежав пред ливнем на крыльцо...
И на руках синее стали вены,
Преобразилось, ожило лицо.
Года ли опрокинулись вдруг в юность –
Военных гроз и ясных грёз житьё...
На что-то обернулась, улыбнулась
И в дом пошла: ведь сколько дел ещё!
Силушка былинная
Заклубились туманы куделей,
Глухо в них колокольчик звучит.
Надо вспомнить слова колыбельной,
Что нам матери пели в ночи.
Вновь дороженька выпала длинная,
Неоглядное поле спроси:
Где же силушка наша былинная,
Молодецкая удаль Руси?!
Были краше цариц северянки:
На кокошниках жемчуг речной,
И венчальное платье крестьянки
Расшивали парчой золотой.
Что создал ты, народ, дивных песен,
Что поэтов чудесных взрастил!
И творец, и кузнец, и кудесник,
Ты столетья планету дивил.
Поредели родные деревни,
А какой был артельный народ!
Отчего на земле нашей древней
И в полях, и в домах недород?!
А какие ведь были умельцы;
Топором вырубали узор.
И сплошь плотники да земледельцы
Обживали веками простор.
Птица-тройка металась по свету
И с ней русская наша душа.
Неужели ты канула в лету,
Та весна, что была хороша?!
Песня о России
По белому свету раскинулась вольно,
Своей величавой красы не тая.
В лесах ты без края, в степях ты раздольна,
Родная, святая Россия моя.
И стелется шёлком лугов разнотравье,
И нивы хлебами густыми шумят.
С восторгом пою я, что нет тебе равных:
Богатства несметны, язык твой крылат.
Под звон колокольный над храмом-святыней
Невесты несут красоту под венец.
И славен веками характер былинный:
В нём вера и мужество, нежность сердец.
Я верю, что скоро расправишь ты плечи,
Вздохнешь богатырски во всю свою грудь.
И станет свободней народу и легче;
Мы можем соборно всю славу вернуть.
Сметают преграды российские реки,
Могучею волей подобны морям.
Издревле народы все вместе навеки
С тобою, святая Россия моя!
Край мой Отчий
Родниковая свежесть ручья
И червонное золото нивы,
Да широкая песня твоя,
Мать-Россия, вольны да красивы.
В свете дня, волшебстве вечеров
Грусть светла в песне, сердцем пропетой.
И хранит она память веков –
Светлой верой Россия согрета.
Лебединую высь облаков
И озерную глубь не измерить.
Твой характер с врагами суров,
А друзьям открываешь ты двери.
Где резные узоры избы
Да былинная роспись соборов –
Ты как оберег русской судьбы
И бескрайних российских просторов.
Светел ты вековой красотой
Соловьиною белою ночью,
Храмом в белом цветенье весной
И великой душой, край мой отчий!
Матица
Основательно, без сумятицы
Избу ставили на века.
Узнаю по надёжной матице
Богатырскую крепь мужика.
Глубь веков Руси не исчерпана
И не всё врагом сметено...
То, что прадедом предначертано,
То исполнить мне суждено.
Двести лет стенам, триста – матице,
А стоит изба, как дворец!
И пока я жив, не раскатится
Ни один золотой венец!
Постучу по ним – только гуд идёт!
Корабельный кондовый лес.
Возвратится к нам ещё в свой черёд
Эра праздников и чудес.
В Божьем храме люд, каясь, падал ниц,
В ратном поле русич суров.
Возродим ещё лихость маслениц
И восславим кров на Покров!
Со своей избы, с места отчего
Заповедный дух возрождать,
С милой родины, славной вотчины,
Где холмов и рек благодать.
Частослойное и кряжистое,
Отстоявшее долгий век,
Угадал душой своей чистою
Это дерево человек.
И тесал топором ладно матицу
Он, кормилец Руси, сам творец!
И пока я жив, не раскатится
Ни один золотой венец.
Я люблю избу неоклеенной,
Чтобы дерева видеть цвет,
Чтоб душою вбирать рассеянный,
Заповедный, целебный свет.
Я люблю избу вековечную
С красотой, неизменной в цене:
С Богородицею сердечною
И Георгием на коне.
А без них и душа растратится,
Не спасётся, хоть голоси...
В отчем доме стою под матицей,
Думу думаю о Руси.
Веками Русь жила своим умом
Веками Русь жила своим умом
И грады-сказки строила по кручам.
Особой статью, силой, ремеслом
И верою красив и славен русич.
В былинах, сказках ли, богатырей
Заморским ядом только ведь и брали.
Не дай нам, Бог, слепых поводырей,
Да лишь бы мы незрячими не стали.
Вновь с Запада вдруг бесов нанесло,
Соблазном нас греховным подкосили.
Без праведника не стоит село
И не подняться без него России!
Владимирская Богоматерь
От красоты Божественного Лика
В нежной ласке солнечных лучей
Я не в силах отвести очей...
Кто же был художник тот великий?
Богородицы пресветлый Лик
Душу спас премногим миллионам.
Поклоняясь дедовским иконам,
Станешь и разумен, и велик.
Моды помешательство пройдёт,
Русофобы сгинут чумовые.
И пожары стихнут мировые,
Нас лишь целомудрие спасёт.
Вера предков дух наш укрепит.
Золотом хлебов красиво поле.
Полагаюсь я на Божью волю.
Покров нас Богородицы хранит.
Святой Руси мне слышится завет,
И древнего Владимира соборы
Нам помогли спасаться от разора,
И встал на битву храбрый Пересвет.
С иконы, что Владимирской зовут,
Ведь Божья Матерь в красоте и силе
Вдруг в бегство Тамерлана обратила.
Молюсь я  Ей, и ангелы поют.
Владимирская Русь
От гармонии дивной Покрова-на-Нерли,
От соборов Владимира с каменным кружевом
Веет Русью, былинами отчей земли;
Слышу русичей песни, исполнены мужества.
Рати шли побеждать от Ворот Золотых,
Охраняли рубеж с Белозерска до Устюга,
От лесов до степей по молитвам святых,
Как поведали летопись и предания устные.
Слышу эхо веков в перезвоне церквей,
Богатырский фольклор из-под Мурома древнего.
Солоухин поэзией близок своей
И Фатьянов милей дивной силой распевною.
Александров и Суздаль запомнились мне,
И пленили наследием песенным Вязники.
На Владимирской древней святой стороне
Окрылили духовностью истинной праздники.
Богородица
Не нам, не нам, а Имени Твоему
Благословенна в жёнах Ты,
Богородица, Дева Святая!
Образ Твой, неземной красоты,
Мы лелеем, в душе уповая.
И по всей необъятной Руси
Рождества Богородицы или Успенья
В честь Тебя церкви ставили, чтобы просить
И покрова, и благословенья.
Покрова Богородицы церковь стоит,
Как невеста, светла, гармонична.
Уже тысячу лет в ней лампада горит,
К ней тропа средь лугов земляничных.
Я молитву творю пред иконой святой,
Пред Казанской, Владимирской или Смоленской,
Пред Державною, Иверской или Донской –
Пресвятой Богородицы образ вселенский
Поднимает меня над людскою тщетой,
Словно матери взгляд Твой, и кроткий, и нежный,
Но столь сильный, что Русь заслонила собой
И отбросила вдаль иноверцев мятежных.
Русь Святую века к идеалам вела,
Охраняя и семьи, и роды.
И с мольбою Тебе Русь Святая цвела,
Красотой удивляя народы.
И во имя Христа, и во имя Твоё,
Богородица, Дева Святая,
Православия мы восхитим торжество,
Совесть твёрдую, веру без края!
Душа нащупала устои
Душа нащупала устои,
Припала, вечностью дыша,
К руке царя, к плечу героя,
В Господний храм вошла душа.
Любуясь Царскими Вратами,
От песнопений окрылясь,
Душа, как речка с родниками,
Припоминает с родом связь.
И ей столетьями знакомы
Подходы памяти людской
К  иконе в красный угол дома,
На взгорке –
к церкви приходской.
И в этом – тайна, в этом – чудо.
И в глубях памяти свежи
Все песни северного люда –
В них колыбельная души.
Некрасов в Ярославле
Я вижу в Волге неба синеву
И кипень облаков закатным часом.
Отсюда шёл Пожарский на Москву,
Слагал стихи глубокие Некрасов.
Тревожная и нежная душа
Любила смелость в богатырских ликах.
Он словом силу духа возвышал,
Как звон колоколов Ростов Великий.
Он верил в русской правды торжество
И представлял народ как дружный улей.
Славянку величавую его
Невольно жду средь ярославских улиц.
Чтоб в нашу-то горящую Избу
Вошла, спасая красотой и силой.
И не коня, а русскую судьбу
У пропасти она остановила.
Потом мы ей поможем повернуть
Реформами избитую Россию
На праведный тысячелетний путь,
Некрасов был пророком и мессией.
Не то брала взметённая молва...
А призывал он, веря в человечность,
Не разрушать, не грабить, не взрываать,
А засевать разумным, добрым, вечным.
Бондарь
Для рыжиков хрустких, румяных волнушек,
Для сальных груздей, золотистых медов
Я вижу, как бочки стоят на просушке,
Крестьянская радость понятна без слов.
Для кислой брусники, морошки медовой,
Для сочной капусты под хруст огурцов
Обручи гнутся и днища готовы,
И взводы осиновых молодцов
Издалека лепестками ромашки
Кажутся в ловких мужицких руках.
– Предпочитаю безумию бражки
Пиво из хмеля на солодах, –
Скажет вальяжно, округло, басисто
С виду могучий царя гренадёр.
Бондарь осанистый слыл гармонистом
В деревне поморской близ Холмогор.
Прежде от Умбы до Золотицы
Бочки для сёмги, трески и сельдей
Он поставлял.
Ныне ближе к землице –
Для жёнки дородной, для статных детей.
Здесь верховодит. Здесь венчан на царство.
Всё основательно, крепко в дому.
Вот на таких и стоит государство,
Чужды распутство и смута ему.
И ничего не возьмёт он чужого,
А сотворит ещё баще своё.
В деле сноровистый, веский на слово…
Молва о таких вот веками поёт.
Есенин и Фатьянов
По дороге из Мурома ехал по Вязникам
Златокудрый Есенин в сапожках сафьяновых.
Европейская Русь и сибирская Азия
Помнят дивные песни Фатьянова.
Они слушали оба гармошку под Вологдой,
Русский дух окрылял их с неведомой силою.
Васильковая свежесть ручьёв на всех волоках
Им звенела про Русь, и святую, и милую.
Они славили душу народа певучую,
Срединной Руси соловьи несравненные,
Представляя державу духовно могучую,
Русь великую, Русь заповедную.
Подвиг их продолжать нам сегодня завещано,
Хоть в эфире глушат всё исконно народное,
Но мы грянем с фатьяновской силою вешнею,
Как Есенин, мы русичи с вами природные.
Разве нас остановит та шваль бесталанная,
Что по-русски ни молвить, ни жить не приучена?
Жаль, эфир полонила дребедень иностранная.
Не пора ли вернуть наши песни могучие?!
В 1966 г. районная газета «Ленинский путь» Вельского района Архангельской области, которая выходит ныне под названием «Вельские вести», опубликовала стихи студента сельхозтехникума Валентина Суховского. В 1960-е гг. его стихи, рассказы, новеллы, статьи публикуются также в газетах «Моряк Севера», «Северный комсомолец», «Вологодский комсомолец», «Часовой Севера», «Транспортный строитель». Тексты первых песен на стихи В.Н. Суховского опубликованы в сборнике «Край наш северный». Журнал «Камертон» поздравляет нашего постоянного автора с юбилеем – 50-летием творческой деятельности. Желаем новых премий и наград, книг, здоровья!
.
Русским в рассеянии
.
Взывая к русским, к их сердцам,
Шумят в окраинах стихии
И возвращают вспять к России,
К бездумно брошенным полям.
.
А сотни тысяч деревень
Они оставили в России,
Могилы бросив дорогие.
И вот настал их судный день.
.
Не понимая свой народ,
Они другой народ не знают.
Родные песни умирают,
Страшён беспамятством исход.
.
Лесною стали целиной
Поля у сёл тысячелетних.
Мать трудится из сил последних;
Им хлеб чужой милей, чем свой.
.
И Родины надрывный стон
Коснётся ли глухого уха,
Когда родная мать-старуха
Их вспоминает у икон?
.
Годами не дойти вестям
В края Руси по бездорожью.
А мать творит с душевной дрожью
Помин окрестным деревням.
.
О русском
.
Я помню Русь, какой была веками:
Овины, гумна, мельницу и рожь.
Святую Русь, как образ и как знамя,
Спаси в себе, с ней силу обретёшь.
.
Лишь с русской песней живы мы былинной,
Заветной, духовитой и святой.
Лишь с самовитым словом-исполином
Мы устоим, явясь сами собой.
.
А Запад – он бомбит полгода сербов
И разрушает, озлобясь, страну.
Восток гашишем убивает нервы.
Коль не спасусь, весь в тлене утону.
.
С овинами да мельницами были
Мы независимы и весь кормили мир.
Да, век иной, но голод в изобилье,
Ничтожен дух и ложен их кумир.
.
В эфире нет талантливых поэтов
И русских самобытнейших певцов.
Всё делает, чтоб канули мы в Лету,
Преступный клан продажных подлецов.
.
Народен я, ни Запад, ни Восток мы;
Великоросс, я духом соберусь.
Как Пушкин на бедлам гляжу тверёзым оком
И как себя, я выражаю Русь.
.
У иконы святой
.
В древнем храме, где певчие нежно поют, –
Образ  Спаса в червонной оправе.
Люди Господу низко поклоны кладут
И молитвою Господа славят.
.
У иконы святой  я затеплю свечу;
Николай-чудотворец отеческим взглядом
Душу мне ободрит. Станет всё по плечу.
И дорога судьбы по цветущему саду.
.
В ранней юности я от родного крыльца
Вдаль ушёл и нередко терпел я обиды.
И когда не хватало поддержки отца,
Пред иконой святою молил я защиты.
.
И когда подступают вдруг слёзы к глазам,
А на сердце обида и боль не расходятся,
Я с надеждой и верой иду в Божий храм
К материнским очам  Пресвятой Богородицы.
.
Николай-чудотворец отраду принёс,
И немало святых, на Руси просиявших,
Осушали лицо от нахлынувших слёз,
Прегрешенья прощали невольные наши.
.
У иконы святой я молитву шепчу.
Православная вера – всей жизни опора.
Как лекарством, молитвой я душу лечу
И Господь отворяет любые затворы.
.
И по воле Его – умиленье души
Или мужество духа в годину крутую.
Я молю: Русь Святую, Господь, защити!
Да рассеется зло, а добро торжествует!
.
Свет Родины
.
В лесном вологодском суземье
За волок от древних церквей,
Почуял судьбы предрешенье
В душе обнажённой своей.
Омытый полуденной тенью,
Гляжу я на дали холмов.
Недолгим небесным свеченьем
Лён смотрится в глуби лесов.
Я жил безотчётно порою,
Но в светлый, пронзительный миг
Вдруг всей потрясённой душою
Родство славы русской постиг.
В беде без надежды я не был
И верю в светлынь наших дней,
Какое бы ни было небо
Над родиной чуткой моей,
Богатой густыми лесами
И звенью студёных ручьёв.
Плывут облака  кружевами
По-над куполами холмов.
Столетья к отрогам Урала,
К суровым сибирским краям
Сынов своих Русь посылала,
Подстать именитым мужам.
С крестьянской душевною лаской
Пахали ширь отчей земли
И эхом скалистой Аляски
Славянскую речь разнесли.
И только прикрою ресницы,
Я вижу предтечу в судьбе
С американской лисицей
На тотемском старом гербе.
Я вижу ватаги в ушкуях,
Строителей древних церквей...
Судьба, коль я в главном спасую,
Ты прах мой по ветру развей,
А если продолжу достойно
Тысячелетье Руси,
Как русичей, павших на войнах,
В потомках меня воскреси!
.
Дума о земле
.
Опять – средь блеска талых вод, –
Как чёрный бархат, пласт за плугом
Ложится нежно и упруго...
Всё в мире – от земных щедрот!
Крестьянский зов в моей груди –
Наследство многих поколений.
Я брежу пашней в день весенний
И щедрой нивой – впереди.
Я жал серпом с шести годков
И ставил сноп к снопу в суслоны,
И зяби длинные загоны
Я боронил до сладких снов.
Я знал, как жить большой семьёю,
Откуда хрусткий хлеб в печи.
Мне снится белый конь в ночи
И песни мамы над межою.
Я помню всё. И больно мне,
Что подступает лес к деревне,
К родной избе, как волок, древней.
Земля моя. Что будет с ней?!
Пусть говорят мне: "Это пядь...".
Но мне и пяди жаль родимой
Земли, из рода в род хранимой,
И страшно, совестно терять!
.
Русская дума
.
Валентину Сорокину
.
Вкусно как на Руси снег хрустит на Крещенье!
Знобкий шелест позёмки... Блеск холодной зари.
Красногрудые жаром горят снегири
И мерцает латунь на сбруе в воскресенье.
Как начищенной медью горит самовар!
Блёстки жира по сёмге в застолье у тёщи...
Бабы в огненной пляске подолы полощут
И пылает на лицах малиновый жар.
Потекут голоса и прихлынут волнами,
И на игрище-гульбище пляшет душа...
Русский дух заповеданный, воля свежа!
И живёт в нас восторг, не растраченный нами.
Как за красным застольем густа у нас речь!
Знатна ярость в работе и в дружбе отвага.
За три века мы трижды дошли до рейхстага.
К чужеземцам неласкова русская печь...*
Кто же нас баламутил все грани стереть,
Рушить сказку церквей, бросить землю, деревни?!
Возродим всё святое! Взорлим духом древним!
От стыда поруганья нам горько гореть...
___________________________________________
*Захватчиков крестьянки выживали угаром
.
Перед грозой
.
Поднялся ветер. Вздрогнул сад от гула.
У тополей рассеян вязкий зной,
И вся листва по ветру обернулась
Серебряной, исподней стороной.
.
Вдруг боталом забряцал конь пугливый,
Тревожным ржаньем заглушая гром.
А ветер гонит вал по сизым нивам.
В угору ткнулась молния багром.
.
Быстрей мелькают ласточки под кручей.
В овраге тени туч стригут стрижи.
И сноп косых лучей в разрывах тучи
Детей бегущих выстветил во ржи.
.
Что по деревне визга и потехи!
Стекло звенит тревожное своё.
Поставленное матерью под стрехой
Ведро жестяной музыкой поёт.
.
Метнулась к пожне мать за ношей сена,
Едва взбежав пред ливнем на крыльцо...
И на руках синее стали вены,
Преобразилось, ожило лицо.
.
Года ли опрокинулись вдруг в юность –
Военных гроз и ясных грёз житьё...
На что-то обернулась, улыбнулась
И в дом пошла: ведь сколько дел ещё!
.
Силушка былинная
.
Заклубились туманы куделей,
Глухо в них колокольчик звучит.
Надо вспомнить слова колыбельной,
Что нам матери пели в ночи.
.
Вновь дороженька выпала длинная,
Неоглядное поле спроси:
Где же силушка наша былинная,
Молодецкая удаль Руси?!
.
Были краше цариц северянки:
На кокошниках жемчуг речной,
И венчальное платье крестьянки
Расшивали парчой золотой.
.
Что создал ты, народ, дивных песен,
Что поэтов чудесных взрастил!
И творец, и кузнец, и кудесник,
Ты столетья планету дивил.
.
Поредели родные деревни,
А какой был артельный народ!
Отчего на земле нашей древней
И в полях, и в домах недород?!
.
А какие ведь были умельцы;
Топором вырубали узор.
И сплошь плотники да земледельцы
Обживали веками простор.
.
Птица-тройка металась по свету
И с ней русская наша душа.
Неужели ты канула в лету,
Та весна, что была хороша?!
.
Песня о России
.
По белому свету раскинулась вольно,
Своей величавой красы не тая.
В лесах ты без края, в степях ты раздольна,
Родная, святая Россия моя.
.
И стелется шёлком лугов разнотравье,
И нивы хлебами густыми шумят.
С восторгом пою я, что нет тебе равных:
Богатства несметны, язык твой крылат.
.
Под звон колокольный над храмом-святыней
Невесты несут красоту под венец.
И славен веками характер былинный:
В нём вера и мужество, нежность сердец.
.
Я верю, что скоро расправишь ты плечи,
Вздохнешь богатырски во всю свою грудь.
И станет свободней народу и легче;
Мы можем соборно всю славу вернуть.
.
Сметают преграды российские реки,
Могучею волей подобны морям.
Издревле народы все вместе навеки
С тобою, святая Россия моя!
.
Край мой Отчий
.
Родниковая свежесть ручья
И червонное золото нивы,
Да широкая песня твоя,
Мать-Россия, вольны да красивы.
.
В свете дня, волшебстве вечеров
Грусть светла в песне, сердцем пропетой.
И хранит она память веков –
Светлой верой Россия согрета.
.
Лебединую высь облаков
И озерную глубь не измерить.
Твой характер с врагами суров,
А друзьям открываешь ты двери.
.
Где резные узоры избы
Да былинная роспись соборов –
Ты как оберег русской судьбы
И бескрайних российских просторов.
.
Светел ты вековой красотой
Соловьиною белою ночью,
Храмом в белом цветенье весной
И великой душой, край мой отчий!
.
Матица
.
Основательно, без сумятицы
Избу ставили на века.
Узнаю по надёжной матице
Богатырскую крепь мужика.
.
Глубь веков Руси не исчерпана
И не всё врагом сметено...
То, что прадедом предначертано,
То исполнить мне суждено.
.
Двести лет стенам, триста – матице,
А стоит изба, как дворец!
И пока я жив, не раскатится
Ни один золотой венец!
.
Постучу по ним – только гуд идёт!
Корабельный кондовый лес.
Возвратится к нам ещё в свой черёд
Эра праздников и чудес.
.
В Божьем храме люд, каясь, падал ниц,
В ратном поле русич суров.
Возродим ещё лихость маслениц
И восславим кров на Покров!
.
Со своей избы, с места отчего
Заповедный дух возрождать,
С милой родины, славной вотчины,
Где холмов и рек благодать.
.
Частослойное и кряжистое,
Отстоявшее долгий век,
Угадал душой своей чистою
Это дерево человек.
.
И тесал топором ладно матицу
Он, кормилец Руси, сам творец!
И пока я жив, не раскатится
Ни один золотой венец.
.
Я люблю избу неоклеенной,
Чтобы дерева видеть цвет,
Чтоб душою вбирать рассеянный,
Заповедный, целебный свет.
.
Я люблю избу вековечную
С красотой, неизменной в цене:
С Богородицею сердечною
И Георгием на коне.
.
А без них и душа растратится,
Не спасётся, хоть голоси...
В отчем доме стою под матицей,
Думу думаю о Руси.
.
Веками Русь жила своим умом
.
Веками Русь жила своим умом
И грады-сказки строила по кручам.
Особой статью, силой, ремеслом
И верою красив и славен русич.
.
В былинах, сказках ли, богатырей
Заморским ядом только ведь и брали.
Не дай нам, Бог, слепых поводырей,
Да лишь бы мы незрячими не стали.
.
Вновь с Запада вдруг бесов нанесло,
Соблазном нас греховным подкосили.
Без праведника не стоит село
И не подняться без него России!
.
Владимирская Богоматерь
.
От красоты Божественного Лика
В нежной ласке солнечных лучей
Я не в силах отвести очей...
Кто же был художник тот великий?
.
Богородицы пресветлый Лик
Душу спас премногим миллионам.
Поклоняясь дедовским иконам,
Станешь и разумен, и велик.
.
Моды помешательство пройдёт,
Русофобы сгинут чумовые.
И пожары стихнут мировые,
Нас лишь целомудрие спасёт.
.
Вера предков дух наш укрепит.
Золотом хлебов красиво поле.
Полагаюсь я на Божью волю.
Покров нас Богородицы хранит.
.
Святой Руси мне слышится завет,
И древнего Владимира соборы
Нам помогли спасаться от разора,
И встал на битву храбрый Пересвет.
.
С иконы, что Владимирской зовут,
Ведь Божья Матерь в красоте и силе
Вдруг в бегство Тамерлана обратила.
Молюсь я  Ей, и ангелы поют.
.
Владимирская Русь
.
От гармонии дивной Покрова-на-Нерли,
От соборов Владимира с каменным кружевом
Веет Русью, былинами отчей земли;
Слышу русичей песни, исполнены мужества.
.
Рати шли побеждать от Ворот Золотых,
Охраняли рубеж с Белозерска до Устюга,
От лесов до степей по молитвам святых,
Как поведали летопись и предания устные.
.
Слышу эхо веков в перезвоне церквей,
Богатырский фольклор из-под Мурома древнего.
Солоухин поэзией близок своей
И Фатьянов милей дивной силой распевною.
.
Александров и Суздаль запомнились мне,
И пленили наследием песенным Вязники.
На Владимирской древней святой стороне
Окрылили духовностью истинной праздники.
.
Богородица
.
Не нам, не нам, а Имени Твоему
Благословенна в жёнах Ты,
Богородица, Дева Святая!
Образ Твой, неземной красоты,
Мы лелеем, в душе уповая.
.
И по всей необъятной Руси
Рождества Богородицы или Успенья
В честь Тебя церкви ставили, чтобы просить
И покрова, и благословенья.
.
Покрова Богородицы церковь стоит,
Как невеста, светла, гармонична.
Уже тысячу лет в ней лампада горит,
К ней тропа средь лугов земляничных.
.
Я молитву творю пред иконой святой,
Пред Казанской, Владимирской или Смоленской,
Пред Державною, Иверской или Донской –
Пресвятой Богородицы образ вселенский
.
Поднимает меня над людскою тщетой,
Словно матери взгляд Твой, и кроткий, и нежный,
Но столь сильный, что Русь заслонила собой
И отбросила вдаль иноверцев мятежных.
.
Русь Святую века к идеалам вела,
Охраняя и семьи, и роды.
И с мольбою Тебе Русь Святая цвела,
Красотой удивляя народы.
.
И во имя Христа, и во имя Твоё,
Богородица, Дева Святая,
Православия мы восхитим торжество,
Совесть твёрдую, веру без края!
.
Душа нащупала устои
.
Душа нащупала устои,
Припала, вечностью дыша,
К руке царя, к плечу героя,
В Господний храм вошла душа.
.
Любуясь Царскими Вратами,
От песнопений окрылясь,
Душа, как речка с родниками,
Припоминает с родом связь.
.
И ей столетьями знакомы
Подходы памяти людской
К  иконе в красный угол дома,
На взгорке –
к церкви приходской.
.
И в этом – тайна, в этом – чудо.
И в глубях памяти свежи
Все песни северного люда –
В них колыбельная души.
.
Некрасов в Ярославле
.
Я вижу в Волге неба синеву
И кипень облаков закатным часом.
Отсюда шёл Пожарский на Москву,
Слагал стихи глубокие Некрасов.
.
Тревожная и нежная душа
Любила смелость в богатырских ликах.
Он словом силу духа возвышал,
Как звон колоколов Ростов Великий.
.
Он верил в русской правды торжество
И представлял народ как дружный улей.
Славянку величавую его
Невольно жду средь ярославских улиц.
.
Чтоб в нашу-то горящую Избу
Вошла, спасая красотой и силой.
И не коня, а русскую судьбу
У пропасти она остановила.
.
Потом мы ей поможем повернуть
Реформами избитую Россию
На праведный тысячелетний путь,
Некрасов был пророком и мессией.
.
Не то брала взметённая молва...
А призывал он, веря в человечность,
Не разрушать, не грабить, не взрываать,
А засевать разумным, добрым, вечным.
.
Бондарь
.
Для рыжиков хрустких, румяных волнушек,
Для сальных груздей, золотистых медов
Я вижу, как бочки стоят на просушке,
Крестьянская радость понятна без слов.
Для кислой брусники, морошки медовой,
Для сочной капусты под хруст огурцов
Обручи гнутся и днища готовы,
И взводы осиновых молодцов
Издалека лепестками ромашки
Кажутся в ловких мужицких руках.
– Предпочитаю безумию бражки
Пиво из хмеля на солодах, –
Скажет вальяжно, округло, басисто
С виду могучий царя гренадёр.
Бондарь осанистый слыл гармонистом
В деревне поморской близ Холмогор.
Прежде от Умбы до Золотицы
Бочки для сёмги, трески и сельдей
Он поставлял.
Ныне ближе к землице –
Для жёнки дородной, для статных детей.
Здесь верховодит. Здесь венчан на царство.
Всё основательно, крепко в дому.
Вот на таких и стоит государство,
Чужды распутство и смута ему.
И ничего не возьмёт он чужого,
А сотворит ещё баще своё.
В деле сноровистый, веский на слово…
Молва о таких вот веками поёт.
.
Есенин и Фатьянов
.
По дороге из Мурома ехал по Вязникам
Златокудрый Есенин в сапожках сафьяновых.
Европейская Русь и сибирская Азия
Помнят дивные песни Фатьянова.
.
Они слушали оба гармошку под Вологдой,
Русский дух окрылял их с неведомой силою.
Васильковая свежесть ручьёв на всех волоках
Им звенела про Русь, и святую, и милую.
.
Они славили душу народа певучую,
Срединной Руси соловьи несравненные,
Представляя державу духовно могучую,
Русь великую, Русь заповедную.
.
Подвиг их продолжать нам сегодня завещано,
Хоть в эфире глушат всё исконно народное,
Но мы грянем с фатьяновской силою вешнею,
Как Есенин, мы русичи с вами природные.
.
Разве нас остановит та шваль бесталанная,
Что по-русски ни молвить, ни жить не приучена?
Жаль, эфир полонила дребедень иностранная.
Не пора ли вернуть наши песни могучие?!
Раздел