"Думу думаю о Руси..."

15 0 Валентин СУХОВСКИЙ - 16 декабря 2016 A A+
Валентин СУХОВСКИЙ
Не пора ли вернуть наши песни могучие?!
.
В 1966 г. районная газета «Ленинский путь» Вельского района
Архангельской области, которая выходит ныне под названием «Вельские вести», опубликовала стихи студента сельхозтехникума Валентина Суховского. В 1960-е гг. его стихи, рассказы, новеллы, статьи публикуются также в газетах «Моряк Севера», «Северный комсомолец», «Вологодский комсомолец», «Часовой Севера», «Транспортный строитель». Тексты первых песен на стихи В.Н. Суховского опубликованы в сборнике «Край наш северный». Журнал «Камертон» поздравляет нашего постоянного автора с юбилеем – 50-летием творческой деятельности. Желаем новых премий и наград, книг, здоровья!
.
Русским в рассеянии
.
Взывая к русским, к их сердцам,
Шумят в окраинах стихии
И возвращают вспять к России,
К бездумно брошенным полям.
.
А сотни тысяч деревень
Они оставили в России,
Могилы бросив дорогие.
И вот настал их судный день.
.
Не понимая свой народ,
Они другой народ не знают.
Родные песни умирают,
Страшён беспамятством исход.
.
Лесною стали целиной
Поля у сёл тысячелетних.
Мать трудится из сил последних;
Им хлеб чужой милей, чем свой.
.
И Родины надрывный стон
Коснётся ли глухого уха,
Когда родная мать-старуха
Их вспоминает у икон?
.
Годами не дойти вестям
В края Руси по бездорожью.
А мать творит с душевной дрожью
Помин окрестным деревням.
.
О русском
.
Я помню Русь, какой была веками:
Овины, гумна, мельницу и рожь.
Святую Русь, как образ и как знамя,
Спаси в себе, с ней силу обретёшь.
.
Лишь с русской песней живы мы былинной,
Заветной, духовитой и святой.
Лишь с самовитым словом-исполином
Мы устоим, явясь сами собой.
.
А Запад – он бомбит полгода сербов
И разрушает, озлобясь, страну.
Восток гашишем убивает нервы.
Коль не спасусь, весь в тлене утону.
.
С овинами да мельницами были
Мы независимы и весь кормили мир.
Да, век иной, но голод в изобилье,
Ничтожен дух и ложен их кумир.
.
В эфире нет талантливых поэтов
И русских самобытнейших певцов.
Всё делает, чтоб канули мы в Лету,
Преступный клан продажных подлецов.
.
Народен я, ни Запад, ни Восток мы;
Великоросс, я духом соберусь.
Как Пушкин на бедлам гляжу тверёзым оком
И как себя, я выражаю Русь.
.
У иконы святой
.
В древнем храме, где певчие нежно поют, –
Образ  Спаса в червонной оправе.
Люди Господу низко поклоны кладут
И молитвою Господа славят.
.
У иконы святой  я затеплю свечу;
Николай-чудотворец отеческим взглядом
Душу мне ободрит. Станет всё по плечу.
И дорога судьбы по цветущему саду.
.
В ранней юности я от родного крыльца
Вдаль ушёл и нередко терпел я обиды.
И когда не хватало поддержки отца,
Пред иконой святою молил я защиты.
.
И когда подступают вдруг слёзы к глазам,
А на сердце обида и боль не расходятся,
Я с надеждой и верой иду в Божий храм
К материнским очам  Пресвятой Богородицы.
.
Николай-чудотворец отраду принёс,
И немало святых, на Руси просиявших,
Осушали лицо от нахлынувших слёз,
Прегрешенья прощали невольные наши.
.
У иконы святой я молитву шепчу.
Православная вера – всей жизни опора.
Как лекарством, молитвой я душу лечу
И Господь отворяет любые затворы.
.
И по воле Его – умиленье души
Или мужество духа в годину крутую.
Я молю: Русь Святую, Господь, защити!
Да рассеется зло, а добро торжествует!
.
Свет Родины
.
В лесном вологодском суземье
За волок от древних церквей,
Почуял судьбы предрешенье
В душе обнажённой своей.
Омытый полуденной тенью,
Гляжу я на дали холмов.
Недолгим небесным свеченьем
Лён смотрится в глуби лесов.
Я жил безотчётно порою,
Но в светлый, пронзительный миг
Вдруг всей потрясённой душою
Родство славы русской постиг.
В беде без надежды я не был
И верю в светлынь наших дней,
Какое бы ни было небо
Над родиной чуткой моей,
Богатой густыми лесами
И звенью студёных ручьёв.
Плывут облака  кружевами
По-над куполами холмов.
Столетья к отрогам Урала,
К суровым сибирским краям
Сынов своих Русь посылала,
Подстать именитым мужам.
С крестьянской душевною лаской
Пахали ширь отчей земли
И эхом скалистой Аляски
Славянскую речь разнесли.
И только прикрою ресницы,
Я вижу предтечу в судьбе
С американской лисицей
На тотемском старом гербе.
Я вижу ватаги в ушкуях,
Строителей древних церквей...
Судьба, коль я в главном спасую,
Ты прах мой по ветру развей,
А если продолжу достойно
Тысячелетье Руси,
Как русичей, павших на войнах,
В потомках меня воскреси!
.
Дума о земле
.
Опять – средь блеска талых вод, –
Как чёрный бархат, пласт за плугом
Ложится нежно и упруго...
Всё в мире – от земных щедрот!
Крестьянский зов в моей груди –
Наследство многих поколений.
Я брежу пашней в день весенний
И щедрой нивой – впереди.
Я жал серпом с шести годков
И ставил сноп к снопу в суслоны,
И зяби длинные загоны
Я боронил до сладких снов.
Я знал, как жить большой семьёю,
Откуда хрусткий хлеб в печи.
Мне снится белый конь в ночи
И песни мамы над межою.
Я помню всё. И больно мне,
Что подступает лес к деревне,
К родной избе, как волок, древней.
Земля моя. Что будет с ней?!
Пусть говорят мне: "Это пядь...".
Но мне и пяди жаль родимой
Земли, из рода в род хранимой,
И страшно, совестно терять!
Русская дума
Валентину Сорокину
Вкусно как на Руси снег хрустит на Крещенье!
Знобкий шелест позёмки... Блеск холодной зари.
Красногрудые жаром горят снегири
И мерцает латунь на сбруе в воскресенье.
Как начищенной медью горит самовар!
Блёстки жира по сёмге в застолье у тёщи...
Бабы в огненной пляске подолы полощут
И пылает на лицах малиновый жар.
Потекут голоса и прихлынут волнами,
И на игрище-гульбище пляшет душа...
Русский дух заповеданный, воля свежа!
И живёт в нас восторг, не растраченный нами.
Как за красным застольем густа у нас речь!
Знатна ярость в работе и в дружбе отвага.
За три века мы трижды дошли до рейхстага.
К чужеземцам неласкова русская печь...*
Кто же нас баламутил все грани стереть,
Рушить сказку церквей, бросить землю, деревни?!
Возродим всё святое! Взорлим духом древним!
От стыда поруганья нам горько гореть...
___________________________________________
*Захватчиков крестьянки выживали угаром
Перед грозой
Поднялся ветер. Вздрогнул сад от гула.
У тополей рассеян вязкий зной,
И вся листва по ветру обернулась
Серебряной, исподней стороной.
Вдруг боталом забряцал конь пугливый,
Тревожным ржаньем заглушая гром.
А ветер гонит вал по сизым нивам.
В угору ткнулась молния багром.
Быстрей мелькают ласточки под кручей.
В овраге тени туч стригут стрижи.
И сноп косых лучей в разрывах тучи
Детей бегущих выстветил во ржи.
Что по деревне визга и потехи!
Стекло звенит тревожное своё.
Поставленное матерью под стрехой
Ведро жестяной музыкой поёт.
Метнулась к пожне мать за ношей сена,
Едва взбежав пред ливнем на крыльцо...
И на руках синее стали вены,
Преобразилось, ожило лицо.
Года ли опрокинулись вдруг в юность –
Военных гроз и ясных грёз житьё...
На что-то обернулась, улыбнулась
И в дом пошла: ведь сколько дел ещё!
Силушка былинная
Заклубились туманы куделей,
Глухо в них колокольчик звучит.
Надо вспомнить слова колыбельной,
Что нам матери пели в ночи.
Вновь дороженька выпала длинная,
Неоглядное поле спроси:
Где же силушка наша былинная,
Молодецкая удаль Руси?!
Были краше цариц северянки:
На кокошниках жемчуг речной,
И венчальное платье крестьянки
Расшивали парчой золотой.
Что создал ты, народ, дивных песен,
Что поэтов чудесных взрастил!
И творец, и кузнец, и кудесник,
Ты столетья планету дивил.
Поредели родные деревни,
А какой был артельный народ!
Отчего на земле нашей древней
И в полях, и в домах недород?!
А какие ведь были умельцы;
Топором вырубали узор.
И сплошь плотники да земледельцы
Обживали веками простор.
Птица-тройка металась по свету
И с ней русская наша душа.
Неужели ты канула в лету,
Та весна, что была хороша?!
Песня о России
По белому свету раскинулась вольно,
Своей величавой красы не тая.
В лесах ты без края, в степях ты раздольна,
Родная, святая Россия моя.
И стелется шёлком лугов разнотравье,
И нивы хлебами густыми шумят.
С восторгом пою я, что нет тебе равных:
Богатства несметны, язык твой крылат.
Под звон колокольный над храмом-святыней
Невесты несут красоту под венец.
И славен веками характер былинный:
В нём вера и мужество, нежность сердец.
Я верю, что скоро расправишь ты плечи,
Вздохнешь богатырски во всю свою грудь.
И станет свободней народу и легче;
Мы можем соборно всю славу вернуть.
Сметают преграды российские реки,
Могучею волей подобны морям.
Издревле народы все вместе навеки
С тобою, святая Россия моя!
Край мой Отчий
Родниковая свежесть ручья
И червонное золото нивы,
Да широкая песня твоя,
Мать-Россия, вольны да красивы.
В свете дня, волшебстве вечеров
Грусть светла в песне, сердцем пропетой.
И хранит она память веков –
Светлой верой Россия согрета.
Лебединую высь облаков
И озерную глубь не измерить.
Твой характер с врагами суров,
А друзьям открываешь ты двери.
Где резные узоры избы
Да былинная роспись соборов –
Ты как оберег русской судьбы
И бескрайних российских просторов.
Светел ты вековой красотой
Соловьиною белою ночью,
Храмом в белом цветенье весной
И великой душой, край мой отчий!
Матица
Основательно, без сумятицы
Избу ставили на века.
Узнаю по надёжной матице
Богатырскую крепь мужика.
Глубь веков Руси не исчерпана
И не всё врагом сметено...
То, что прадедом предначертано,
То исполнить мне суждено.
Двести лет стенам, триста – матице,
А стоит изба, как дворец!
И пока я жив, не раскатится
Ни один золотой венец!
Постучу по ним – только гуд идёт!
Корабельный кондовый лес.
Возвратится к нам ещё в свой черёд
Эра праздников и чудес.
В Божьем храме люд, каясь, падал ниц,
В ратном поле русич суров.
Возродим ещё лихость маслениц
И восславим кров на Покров!
Со своей избы, с места отчего
Заповедный дух возрождать,
С милой родины, славной вотчины,
Где холмов и рек благодать.
Частослойное и кряжистое,
Отстоявшее долгий век,
Угадал душой своей чистою
Это дерево человек.
И тесал топором ладно матицу
Он, кормилец Руси, сам творец!
И пока я жив, не раскатится
Ни один золотой венец.
Я люблю избу неоклеенной,
Чтобы дерева видеть цвет,
Чтоб душою вбирать рассеянный,
Заповедный, целебный свет.
Я люблю избу вековечную
С красотой, неизменной в цене:
С Богородицею сердечною
И Георгием на коне.
А без них и душа растратится,
Не спасётся, хоть голоси...
В отчем доме стою под матицей,
Думу думаю о Руси.
Веками Русь жила своим умом
Веками Русь жила своим умом
И грады-сказки строила по кручам.
Особой статью, силой, ремеслом
И верою красив и славен русич.
В былинах, сказках ли, богатырей
Заморским ядом только ведь и брали.
Не дай нам, Бог, слепых поводырей,
Да лишь бы мы незрячими не стали.
Вновь с Запада вдруг бесов нанесло,
Соблазном нас греховным подкосили.
Без праведника не стоит село
И не подняться без него России!
Владимирская Богоматерь
От красоты Божественного Лика
В нежной ласке солнечных лучей
Я не в силах отвести очей...
Кто же был художник тот великий?
Богородицы пресветлый Лик
Душу спас премногим миллионам.
Поклоняясь дедовским иконам,
Станешь и разумен, и велик.
Моды помешательство пройдёт,
Русофобы сгинут чумовые.
И пожары стихнут мировые,
Нас лишь целомудрие спасёт.
Вера предков дух наш укрепит.
Золотом хлебов красиво поле.
Полагаюсь я на Божью волю.
Покров нас Богородицы хранит.
Святой Руси мне слышится завет,
И древнего Владимира соборы
Нам помогли спасаться от разора,
И встал на битву храбрый Пересвет.
С иконы, что Владимирской зовут,
Ведь Божья Матерь в красоте и силе
Вдруг в бегство Тамерлана обратила.
Молюсь я  Ей, и ангелы поют.
Владимирская Русь
От гармонии дивной Покрова-на-Нерли,
От соборов Владимира с каменным кружевом
Веет Русью, былинами отчей земли;
Слышу русичей песни, исполнены мужества.
Рати шли побеждать от Ворот Золотых,
Охраняли рубеж с Белозерска до Устюга,
От лесов до степей по молитвам святых,
Как поведали летопись и предания устные.
Слышу эхо веков в перезвоне церквей,
Богатырский фольклор из-под Мурома древнего.
Солоухин поэзией близок своей
И Фатьянов милей дивной силой распевною.
Александров и Суздаль запомнились мне,
И пленили наследием песенным Вязники.
На Владимирской древней святой стороне
Окрылили духовностью истинной праздники.
Богородица
Не нам, не нам, а Имени Твоему
Благословенна в жёнах Ты,
Богородица, Дева Святая!
Образ Твой, неземной красоты,
Мы лелеем, в душе уповая.
И по всей необъятной Руси
Рождества Богородицы или Успенья
В честь Тебя церкви ставили, чтобы просить
И покрова, и благословенья.
Покрова Богородицы церковь стоит,
Как невеста, светла, гармонична.
Уже тысячу лет в ней лампада горит,
К ней тропа средь лугов земляничных.
Я молитву творю пред иконой святой,
Пред Казанской, Владимирской или Смоленской,
Пред Державною, Иверской или Донской –
Пресвятой Богородицы образ вселенский
Поднимает меня над людскою тщетой,
Словно матери взгляд Твой, и кроткий, и нежный,
Но столь сильный, что Русь заслонила собой
И отбросила вдаль иноверцев мятежных.
Русь Святую века к идеалам вела,
Охраняя и семьи, и роды.
И с мольбою Тебе Русь Святая цвела,
Красотой удивляя народы.
И во имя Христа, и во имя Твоё,
Богородица, Дева Святая,
Православия мы восхитим торжество,
Совесть твёрдую, веру без края!
Душа нащупала устои
Душа нащупала устои,
Припала, вечностью дыша,
К руке царя, к плечу героя,
В Господний храм вошла душа.
Любуясь Царскими Вратами,
От песнопений окрылясь,
Душа, как речка с родниками,
Припоминает с родом связь.
И ей столетьями знакомы
Подходы памяти людской
К  иконе в красный угол дома,
На взгорке –
к церкви приходской.
И в этом – тайна, в этом – чудо.
И в глубях памяти свежи
Все песни северного люда –
В них колыбельная души.
Некрасов в Ярославле
Я вижу в Волге неба синеву
И кипень облаков закатным часом.
Отсюда шёл Пожарский на Москву,
Слагал стихи глубокие Некрасов.
Тревожная и нежная душа
Любила смелость в богатырских ликах.
Он словом силу духа возвышал,
Как звон колоколов Ростов Великий.
Он верил в русской правды торжество
И представлял народ как дружный улей.
Славянку величавую его
Невольно жду средь ярославских улиц.
Чтоб в нашу-то горящую Избу
Вошла, спасая красотой и силой.
И не коня, а русскую судьбу
У пропасти она остановила.
Потом мы ей поможем повернуть
Реформами избитую Россию
На праведный тысячелетний путь,
Некрасов был пророком и мессией.
Не то брала взметённая молва...
А призывал он, веря в человечность,
Не разрушать, не грабить, не взрываать,
А засевать разумным, добрым, вечным.
Бондарь
Для рыжиков хрустких, румяных волнушек,
Для сальных груздей, золотистых медов
Я вижу, как бочки стоят на просушке,
Крестьянская радость понятна без слов.
Для кислой брусники, морошки медовой,
Для сочной капусты под хруст огурцов
Обручи гнутся и днища готовы,
И взводы осиновых молодцов
Издалека лепестками ромашки
Кажутся в ловких мужицких руках.
– Предпочитаю безумию бражки
Пиво из хмеля на солодах, –
Скажет вальяжно, округло, басисто
С виду могучий царя гренадёр.
Бондарь осанистый слыл гармонистом
В деревне поморской близ Холмогор.
Прежде от Умбы до Золотицы
Бочки для сёмги, трески и сельдей
Он поставлял.
Ныне ближе к землице –
Для жёнки дородной, для статных детей.
Здесь верховодит. Здесь венчан на царство.
Всё основательно, крепко в дому.
Вот на таких и стоит государство,
Чужды распутство и смута ему.
И ничего не возьмёт он чужого,
А сотворит ещё баще своё.
В деле сноровистый, веский на слово…
Молва о таких вот веками поёт.
Есенин и Фатьянов
По дороге из Мурома ехал по Вязникам
Златокудрый Есенин в сапожках сафьяновых.
Европейская Русь и сибирская Азия
Помнят дивные песни Фатьянова.
Они слушали оба гармошку под Вологдой,
Русский дух окрылял их с неведомой силою.
Васильковая свежесть ручьёв на всех волоках
Им звенела про Русь, и святую, и милую.
Они славили душу народа певучую,
Срединной Руси соловьи несравненные,
Представляя державу духовно могучую,
Русь великую, Русь заповедную.
Подвиг их продолжать нам сегодня завещано,
Хоть в эфире глушат всё исконно народное,
Но мы грянем с фатьяновской силою вешнею,
Как Есенин, мы русичи с вами природные.
Разве нас остановит та шваль бесталанная,
Что по-русски ни молвить, ни жить не приучена?
Жаль, эфир полонила дребедень иностранная.
Не пора ли вернуть наши песни могучие?!
В 1966 г. районная газета «Ленинский путь» Вельского района Архангельской области, которая выходит ныне под названием «Вельские вести», опубликовала стихи студента сельхозтехникума Валентина Суховского. В 1960-е гг. его стихи, рассказы, новеллы, статьи публикуются также в газетах «Моряк Севера», «Северный комсомолец», «Вологодский комсомолец», «Часовой Севера», «Транспортный строитель». Тексты первых песен на стихи В.Н. Суховского опубликованы в сборнике «Край наш северный». Журнал «Камертон» поздравляет нашего постоянного автора с юбилеем – 50-летием творческой деятельности. Желаем новых премий и наград, книг, здоровья!
.
Русским в рассеянии
.
Взывая к русским, к их сердцам,
Шумят в окраинах стихии
И возвращают вспять к России,
К бездумно брошенным полям.
.
А сотни тысяч деревень
Они оставили в России,
Могилы бросив дорогие.
И вот настал их судный день.
.
Не понимая свой народ,
Они другой народ не знают.
Родные песни умирают,
Страшён беспамятством исход.
.
Лесною стали целиной
Поля у сёл тысячелетних.
Мать трудится из сил последних;
Им хлеб чужой милей, чем свой.
.
И Родины надрывный стон
Коснётся ли глухого уха,
Когда родная мать-старуха
Их вспоминает у икон?
.
Годами не дойти вестям
В края Руси по бездорожью.
А мать творит с душевной дрожью
Помин окрестным деревням.
.
О русском
.
Я помню Русь, какой была веками:
Овины, гумна, мельницу и рожь.
Святую Русь, как образ и как знамя,
Спаси в себе, с ней силу обретёшь.
.
Лишь с русской песней живы мы былинной,
Заветной, духовитой и святой.
Лишь с самовитым словом-исполином
Мы устоим, явясь сами собой.
.
А Запад – он бомбит полгода сербов
И разрушает, озлобясь, страну.
Восток гашишем убивает нервы.
Коль не спасусь, весь в тлене утону.
.
С овинами да мельницами были
Мы независимы и весь кормили мир.
Да, век иной, но голод в изобилье,
Ничтожен дух и ложен их кумир.
.
В эфире нет талантливых поэтов
И русских самобытнейших певцов.
Всё делает, чтоб канули мы в Лету,
Преступный клан продажных подлецов.
.
Народен я, ни Запад, ни Восток мы;
Великоросс, я духом соберусь.
Как Пушкин на бедлам гляжу тверёзым оком
И как себя, я выражаю Русь.
.
У иконы святой
.
В древнем храме, где певчие нежно поют, –
Образ  Спаса в червонной оправе.
Люди Господу низко поклоны кладут
И молитвою Господа славят.
.
У иконы святой  я затеплю свечу;
Николай-чудотворец отеческим взглядом
Душу мне ободрит. Станет всё по плечу.
И дорога судьбы по цветущему саду.
.
В ранней юности я от родного крыльца
Вдаль ушёл и нередко терпел я обиды.
И когда не хватало поддержки отца,
Пред иконой святою молил я защиты.
.
И когда подступают вдруг слёзы к глазам,
А на сердце обида и боль не расходятся,
Я с надеждой и верой иду в Божий храм
К материнским очам  Пресвятой Богородицы.
.
Николай-чудотворец отраду принёс,
И немало святых, на Руси просиявших,
Осушали лицо от нахлынувших слёз,
Прегрешенья прощали невольные наши.
.
У иконы святой я молитву шепчу.
Православная вера – всей жизни опора.
Как лекарством, молитвой я душу лечу
И Господь отворяет любые затворы.
.
И по воле Его – умиленье души
Или мужество духа в годину крутую.
Я молю: Русь Святую, Господь, защити!
Да рассеется зло, а добро торжествует!
.
Свет Родины
.
В лесном вологодском суземье
За волок от древних церквей,
Почуял судьбы предрешенье
В душе обнажённой своей.
Омытый полуденной тенью,
Гляжу я на дали холмов.
Недолгим небесным свеченьем
Лён смотрится в глуби лесов.
Я жил безотчётно порою,
Но в светлый, пронзительный миг
Вдруг всей потрясённой душою
Родство славы русской постиг.
В беде без надежды я не был
И верю в светлынь наших дней,
Какое бы ни было небо
Над родиной чуткой моей,
Богатой густыми лесами
И звенью студёных ручьёв.
Плывут облака  кружевами
По-над куполами холмов.
Столетья к отрогам Урала,
К суровым сибирским краям
Сынов своих Русь посылала,
Подстать именитым мужам.
С крестьянской душевною лаской
Пахали ширь отчей земли
И эхом скалистой Аляски
Славянскую речь разнесли.
И только прикрою ресницы,
Я вижу предтечу в судьбе
С американской лисицей
На тотемском старом гербе.
Я вижу ватаги в ушкуях,
Строителей древних церквей...
Судьба, коль я в главном спасую,
Ты прах мой по ветру развей,
А если продолжу достойно
Тысячелетье Руси,
Как русичей, павших на войнах,
В потомках меня воскреси!
.
Дума о земле
.
Опять – средь блеска талых вод, –
Как чёрный бархат, пласт за плугом
Ложится нежно и упруго...
Всё в мире – от земных щедрот!
Крестьянский зов в моей груди –
Наследство многих поколений.
Я брежу пашней в день весенний
И щедрой нивой – впереди.
Я жал серпом с шести годков
И ставил сноп к снопу в суслоны,
И зяби длинные загоны
Я боронил до сладких снов.
Я знал, как жить большой семьёю,
Откуда хрусткий хлеб в печи.
Мне снится белый конь в ночи
И песни мамы над межою.
Я помню всё. И больно мне,
Что подступает лес к деревне,
К родной избе, как волок, древней.
Земля моя. Что будет с ней?!
Пусть говорят мне: "Это пядь...".
Но мне и пяди жаль родимой
Земли, из рода в род хранимой,
И страшно, совестно терять!
.
Русская дума
.
Валентину Сорокину
.
Вкусно как на Руси снег хрустит на Крещенье!
Знобкий шелест позёмки... Блеск холодной зари.
Красногрудые жаром горят снегири
И мерцает латунь на сбруе в воскресенье.
Как начищенной медью горит самовар!
Блёстки жира по сёмге в застолье у тёщи...
Бабы в огненной пляске подолы полощут
И пылает на лицах малиновый жар.
Потекут голоса и прихлынут волнами,
И на игрище-гульбище пляшет душа...
Русский дух заповеданный, воля свежа!
И живёт в нас восторг, не растраченный нами.
Как за красным застольем густа у нас речь!
Знатна ярость в работе и в дружбе отвага.
За три века мы трижды дошли до рейхстага.
К чужеземцам неласкова русская печь...*
Кто же нас баламутил все грани стереть,
Рушить сказку церквей, бросить землю, деревни?!
Возродим всё святое! Взорлим духом древним!
От стыда поруганья нам горько гореть...
___________________________________________
*Захватчиков крестьянки выживали угаром
.
Перед грозой
.
Поднялся ветер. Вздрогнул сад от гула.
У тополей рассеян вязкий зной,
И вся листва по ветру обернулась
Серебряной, исподней стороной.
.
Вдруг боталом забряцал конь пугливый,
Тревожным ржаньем заглушая гром.
А ветер гонит вал по сизым нивам.
В угору ткнулась молния багром.
.
Быстрей мелькают ласточки под кручей.
В овраге тени туч стригут стрижи.
И сноп косых лучей в разрывах тучи
Детей бегущих выстветил во ржи.
.
Что по деревне визга и потехи!
Стекло звенит тревожное своё.
Поставленное матерью под стрехой
Ведро жестяной музыкой поёт.
.
Метнулась к пожне мать за ношей сена,
Едва взбежав пред ливнем на крыльцо...
И на руках синее стали вены,
Преобразилось, ожило лицо.
.
Года ли опрокинулись вдруг в юность –
Военных гроз и ясных грёз житьё...
На что-то обернулась, улыбнулась
И в дом пошла: ведь сколько дел ещё!
.
Силушка былинная
.
Заклубились туманы куделей,
Глухо в них колокольчик звучит.
Надо вспомнить слова колыбельной,
Что нам матери пели в ночи.
.
Вновь дороженька выпала длинная,
Неоглядное поле спроси:
Где же силушка наша былинная,
Молодецкая удаль Руси?!
.
Были краше цариц северянки:
На кокошниках жемчуг речной,
И венчальное платье крестьянки
Расшивали парчой золотой.
.
Что создал ты, народ, дивных песен,
Что поэтов чудесных взрастил!
И творец, и кузнец, и кудесник,
Ты столетья планету дивил.
.
Поредели родные деревни,
А какой был артельный народ!
Отчего на земле нашей древней
И в полях, и в домах недород?!
.
А какие ведь были умельцы;
Топором вырубали узор.
И сплошь плотники да земледельцы
Обживали веками простор.
.
Птица-тройка металась по свету
И с ней русская наша душа.
Неужели ты канула в лету,
Та весна, что была хороша?!
.
Песня о России
.
По белому свету раскинулась вольно,
Своей величавой красы не тая.
В лесах ты без края, в степях ты раздольна,
Родная, святая Россия моя.
.
И стелется шёлком лугов разнотравье,
И нивы хлебами густыми шумят.
С восторгом пою я, что нет тебе равных:
Богатства несметны, язык твой крылат.
.
Под звон колокольный над храмом-святыней
Невесты несут красоту под венец.
И славен веками характер былинный:
В нём вера и мужество, нежность сердец.
.
Я верю, что скоро расправишь ты плечи,
Вздохнешь богатырски во всю свою грудь.
И станет свободней народу и легче;
Мы можем соборно всю славу вернуть.
.
Сметают преграды российские реки,
Могучею волей подобны морям.
Издревле народы все вместе навеки
С тобою, святая Россия моя!
.
Край мой Отчий
.
Родниковая свежесть ручья
И червонное золото нивы,
Да широкая песня твоя,
Мать-Россия, вольны да красивы.
.
В свете дня, волшебстве вечеров
Грусть светла в песне, сердцем пропетой.
И хранит она память веков –
Светлой верой Россия согрета.
.
Лебединую высь облаков
И озерную глубь не измерить.
Твой характер с врагами суров,
А друзьям открываешь ты двери.
.
Где резные узоры избы
Да былинная роспись соборов –
Ты как оберег русской судьбы
И бескрайних российских просторов.
.
Светел ты вековой красотой
Соловьиною белою ночью,
Храмом в белом цветенье весной
И великой душой, край мой отчий!
.
Матица
.
Основательно, без сумятицы
Избу ставили на века.
Узнаю по надёжной матице
Богатырскую крепь мужика.
.
Глубь веков Руси не исчерпана
И не всё врагом сметено...
То, что прадедом предначертано,
То исполнить мне суждено.
.
Двести лет стенам, триста – матице,
А стоит изба, как дворец!
И пока я жив, не раскатится
Ни один золотой венец!
.
Постучу по ним – только гуд идёт!
Корабельный кондовый лес.
Возвратится к нам ещё в свой черёд
Эра праздников и чудес.
.
В Божьем храме люд, каясь, падал ниц,
В ратном поле русич суров.
Возродим ещё лихость маслениц
И восславим кров на Покров!
.
Со своей избы, с места отчего
Заповедный дух возрождать,
С милой родины, славной вотчины,
Где холмов и рек благодать.
.
Частослойное и кряжистое,
Отстоявшее долгий век,
Угадал душой своей чистою
Это дерево человек.
.
И тесал топором ладно матицу
Он, кормилец Руси, сам творец!
И пока я жив, не раскатится
Ни один золотой венец.
.
Я люблю избу неоклеенной,
Чтобы дерева видеть цвет,
Чтоб душою вбирать рассеянный,
Заповедный, целебный свет.
.
Я люблю избу вековечную
С красотой, неизменной в цене:
С Богородицею сердечною
И Георгием на коне.
.
А без них и душа растратится,
Не спасётся, хоть голоси...
В отчем доме стою под матицей,
Думу думаю о Руси.
.
Веками Русь жила своим умом
.
Веками Русь жила своим умом
И грады-сказки строила по кручам.
Особой статью, силой, ремеслом
И верою красив и славен русич.
.
В былинах, сказках ли, богатырей
Заморским ядом только ведь и брали.
Не дай нам, Бог, слепых поводырей,
Да лишь бы мы незрячими не стали.
.
Вновь с Запада вдруг бесов нанесло,
Соблазном нас греховным подкосили.
Без праведника не стоит село
И не подняться без него России!
.
Владимирская Богоматерь
.
От красоты Божественного Лика
В нежной ласке солнечных лучей
Я не в силах отвести очей...
Кто же был художник тот великий?
.
Богородицы пресветлый Лик
Душу спас премногим миллионам.
Поклоняясь дедовским иконам,
Станешь и разумен, и велик.
.
Моды помешательство пройдёт,
Русофобы сгинут чумовые.
И пожары стихнут мировые,
Нас лишь целомудрие спасёт.
.
Вера предков дух наш укрепит.
Золотом хлебов красиво поле.
Полагаюсь я на Божью волю.
Покров нас Богородицы хранит.
.
Святой Руси мне слышится завет,
И древнего Владимира соборы
Нам помогли спасаться от разора,
И встал на битву храбрый Пересвет.
.
С иконы, что Владимирской зовут,
Ведь Божья Матерь в красоте и силе
Вдруг в бегство Тамерлана обратила.
Молюсь я  Ей, и ангелы поют.
.
Владимирская Русь
.
От гармонии дивной Покрова-на-Нерли,
От соборов Владимира с каменным кружевом
Веет Русью, былинами отчей земли;
Слышу русичей песни, исполнены мужества.
.
Рати шли побеждать от Ворот Золотых,
Охраняли рубеж с Белозерска до Устюга,
От лесов до степей по молитвам святых,
Как поведали летопись и предания устные.
.
Слышу эхо веков в перезвоне церквей,
Богатырский фольклор из-под Мурома древнего.
Солоухин поэзией близок своей
И Фатьянов милей дивной силой распевною.
.
Александров и Суздаль запомнились мне,
И пленили наследием песенным Вязники.
На Владимирской древней святой стороне
Окрылили духовностью истинной праздники.
.
Богородица
.
Не нам, не нам, а Имени Твоему
Благословенна в жёнах Ты,
Богородица, Дева Святая!
Образ Твой, неземной красоты,
Мы лелеем, в душе уповая.
.
И по всей необъятной Руси
Рождества Богородицы или Успенья
В честь Тебя церкви ставили, чтобы просить
И покрова, и благословенья.
.
Покрова Богородицы церковь стоит,
Как невеста, светла, гармонична.
Уже тысячу лет в ней лампада горит,
К ней тропа средь лугов земляничных.
.
Я молитву творю пред иконой святой,
Пред Казанской, Владимирской или Смоленской,
Пред Державною, Иверской или Донской –
Пресвятой Богородицы образ вселенский
.
Поднимает меня над людскою тщетой,
Словно матери взгляд Твой, и кроткий, и нежный,
Но столь сильный, что Русь заслонила собой
И отбросила вдаль иноверцев мятежных.
.
Русь Святую века к идеалам вела,
Охраняя и семьи, и роды.
И с мольбою Тебе Русь Святая цвела,
Красотой удивляя народы.
.
И во имя Христа, и во имя Твоё,
Богородица, Дева Святая,
Православия мы восхитим торжество,
Совесть твёрдую, веру без края!
.
Душа нащупала устои
.
Душа нащупала устои,
Припала, вечностью дыша,
К руке царя, к плечу героя,
В Господний храм вошла душа.
.
Любуясь Царскими Вратами,
От песнопений окрылясь,
Душа, как речка с родниками,
Припоминает с родом связь.
.
И ей столетьями знакомы
Подходы памяти людской
К  иконе в красный угол дома,
На взгорке –
к церкви приходской.
.
И в этом – тайна, в этом – чудо.
И в глубях памяти свежи
Все песни северного люда –
В них колыбельная души.
.
Некрасов в Ярославле
.
Я вижу в Волге неба синеву
И кипень облаков закатным часом.
Отсюда шёл Пожарский на Москву,
Слагал стихи глубокие Некрасов.
.
Тревожная и нежная душа
Любила смелость в богатырских ликах.
Он словом силу духа возвышал,
Как звон колоколов Ростов Великий.
.
Он верил в русской правды торжество
И представлял народ как дружный улей.
Славянку величавую его
Невольно жду средь ярославских улиц.
.
Чтоб в нашу-то горящую Избу
Вошла, спасая красотой и силой.
И не коня, а русскую судьбу
У пропасти она остановила.
.
Потом мы ей поможем повернуть
Реформами избитую Россию
На праведный тысячелетний путь,
Некрасов был пророком и мессией.
.
Не то брала взметённая молва...
А призывал он, веря в человечность,
Не разрушать, не грабить, не взрываать,
А засевать разумным, добрым, вечным.
.
Бондарь
.
Для рыжиков хрустких, румяных волнушек,
Для сальных груздей, золотистых медов
Я вижу, как бочки стоят на просушке,
Крестьянская радость понятна без слов.
Для кислой брусники, морошки медовой,
Для сочной капусты под хруст огурцов
Обручи гнутся и днища готовы,
И взводы осиновых молодцов
Издалека лепестками ромашки
Кажутся в ловких мужицких руках.
– Предпочитаю безумию бражки
Пиво из хмеля на солодах, –
Скажет вальяжно, округло, басисто
С виду могучий царя гренадёр.
Бондарь осанистый слыл гармонистом
В деревне поморской близ Холмогор.
Прежде от Умбы до Золотицы
Бочки для сёмги, трески и сельдей
Он поставлял.
Ныне ближе к землице –
Для жёнки дородной, для статных детей.
Здесь верховодит. Здесь венчан на царство.
Всё основательно, крепко в дому.
Вот на таких и стоит государство,
Чужды распутство и смута ему.
И ничего не возьмёт он чужого,
А сотворит ещё баще своё.
В деле сноровистый, веский на слово…
Молва о таких вот веками поёт.
.
Есенин и Фатьянов
.
По дороге из Мурома ехал по Вязникам
Златокудрый Есенин в сапожках сафьяновых.
Европейская Русь и сибирская Азия
Помнят дивные песни Фатьянова.
.
Они слушали оба гармошку под Вологдой,
Русский дух окрылял их с неведомой силою.
Васильковая свежесть ручьёв на всех волоках
Им звенела про Русь, и святую, и милую.
.
Они славили душу народа певучую,
Срединной Руси соловьи несравненные,
Представляя державу духовно могучую,
Русь великую, Русь заповедную.
.
Подвиг их продолжать нам сегодня завещано,
Хоть в эфире глушат всё исконно народное,
Но мы грянем с фатьяновской силою вешнею,
Как Есенин, мы русичи с вами природные.
.
Разве нас остановит та шваль бесталанная,
Что по-русски ни молвить, ни жить не приучена?
Жаль, эфир полонила дребедень иностранная.
Не пора ли вернуть наши песни могучие?!
Раздел

Добавить комментарий

CAPTCHA
This question is for testing whether or not you are a human visitor and to prevent automated spam submissions.