Грядущий литературный год

0 1 Александр БАЛТИН - 27 декабря 2016 A A+
Грядущий литературный год
Каким он будет литературный 2017 год – год, окрашенный в монументальные красно-золотые тона великого события столетней давности, чьи отголоски живут в социуме мощно, не проявляясь сколь бы то ни было серьёзно до поры, до времени?
Предсказуемость, увы, довольно скучная дама, а когда речь идёт о современной литературе, одетая в траурные одежды, и однообразное шамканье её не предвещает ошеломляющих новостей.
Литературный официоз сформирован, подкреплён массивными – в денежном отношении – премиями; ограждён, как стеною, постоянными трудами ангажированных критиков, и держится суммой разной степени раскрученности имён – что, опять же таки, больше связано с деньгами, нежели с литературой.
Будут выделены изрядные средства – и они будут с бодрой ловкостью освоены всё теми же представителями официоза, точнее сказать – метропольской тусовки, присвоившей себе права решать, кто чистый, а кто не чистый.
Будет, как с мутным варевом котёл, кипеть премиальный процесс
(недаром один из «толстых» редакторов заявил, что важнейшее в литературе – это именно премиальный процесс); будет кипеть, крепко просоленный и проперчённый самыми низкими человеческими амбициями, кипеть столь бурно, что варево, выплёскиваясь за края, будет выжигать живое слово, как кислота.
Будут изданы за госсчёт несколько толстенных роскошных антологий, этаких братских литературных могил, которые никто никогда не посетит: не пролистает, то есть.
Толстые журналы, по-прежнему раздувая щёки от собственной значимости (с приставкой «псевдо», конечно) снова будут заполнять свои страницы тем, что интересно только им – да ещё горстки обслуживающих их филологов-критиков, полагающих, что через щеголянье терминологией можно объяснить воздействие стихов и прозы на умы и души.
…и будет цвести, полыхать живым садом великолепная поэзии провинции, на чью долю остаётся интернет и местные литературные издания…
…и будут появляться замечательные тексты в интернете, которые никогда не прорвутся через мощные заслоны нового официоза, гораздо более гадкого и жадного, чем официоз советский.
И под занавес года будет вручена «Большая книга» - большая только в том смысле, что страниц в ней много, ибо ни один из «олауряченных» опусов этой премии не имел никакой читательской судьбы.
Каким он будет литературный 2017 год – год, окрашенный в монументальные красно-золотые тона великого события столетней давности; события, отголоски которого живут в социуме, не проявляясь сколь бы то ни было серьёзно до поры, до времени?
Предсказуемость, увы, довольно скучная дама, а когда речь идёт о современной литературе, одетая в траурные одежды, и однообразное шамканье её не предвещает ошеломляющих новостей.
.
Литературный официоз сформирован, подкреплён массивными – в денежном отношении – премиями; ограждён, как стеною, постоянными трудами ангажированных критиков, и держится суммой разной степени раскрученности имён – что, опять же таки, больше связано с деньгами, нежели с литературой.
Будут выделены изрядные средства – и они будут с бодрой ловкостью освоены всё теми же представителями официоза, точнее сказать – метропольской тусовки, присвоившей себе права решать, кто чистый, а кто не чистый.
Будет, как с мутным варевом котёл, кипеть премиальный процесс (недаром один из «толстых» редакторов заявил, что важнейшее в литературе – это именно премиальный процесс); будет кипеть, крепко просоленный и проперчённый самыми низкими человеческими амбициями, кипеть столь бурно, что варево, выплёскиваясь за края, будет выжигать живое слово, как кислота.
.
Будут изданы за госсчёт несколько толстенных роскошных антологий, этаких братских литературных могил, которые никто никогда не посетит: не пролистает, то есть.
Толстые журналы, по-прежнему раздувая щёки от собственной значимости (с приставкой «псевдо», конечно) снова будут заполнять свои страницы тем, что интересно только им – да ещё горстки обслуживающих их филологов-критиков, полагающих, что через щеголянье терминологией можно объяснить воздействие стихов и прозы на умы и души.
.
…и будет цвести, полыхать живым садом великолепная поэзии провинции, на чью долю остаётся интернет и местные литературные издания…
…и будут появляться замечательные тексты в интернете, которые никогда не прорвутся через мощные заслоны нового официоза, гораздо более гадкого и жадного, чем официоз советский.
.
И под занавес года будет вручена «Большая книга» - большая только в том смысле, что страниц в ней много, ибо ни один из «олауряченных» опусов этой премии не имел никакой читательской судьбы.