Мой Новый Год

А. Мухин
Моей бабушке посвящается.
— Я люблю зиму. Новый год. Праздник — Я положил руки на руль и прислонился к ладоням губами. За окном падал снег, я включил дворники и они мигали передо мной туда – сюда, отчего мысли казались еще спокойнее и умиротвореннее. В машине становилось уютно. Я включил «на обогрев». Уже зажглись фонари. Зимой темнеет рано. Город был весь в снегу. Снегоуборочные машины работали даже сегодня, несмотря на 31 декабря. Отчего зимняя погода имела свой порядок, расчищенные трассы, бульвары, парки. Излишне выпавший снег был перевален на тротуары и уже 10 раз утоптан прохожими. Деревья в зимних шапках и хотя не только деревья, но и каждый фонарный столб имел свою модную зимнюю шапочку вполне стильную и винтажную, все .. как из детства. Снегири орудовали на рябине, буквально кувыркаясь в снегу и стряхивая его с перьев. И все равно, несмотря на все убранство и казалось идеальную зимнюю красоту — валил новый снег.
Давно в городе не было такой роскошной зимы.
Я включил дальний свет в машине. Люди, поправив шарфы, шапки спешили домой. Один мужчина прошел настолько близко с моим стеклом. Место вроде много кругом, но все равно кто-то отирается у машины.
Скоро двенадцать и новый год. Я один. Грустно, но в этот раз видимо «попадалово». К Семеновым я не поехал, да и с Сашкой я поссорился. Оля стала на меня коситься, нравлюсь я ей. Безумно приятно конечно, но — друг — есть друг. Будет неловко, но с другой стороны — рассуждал я — бывает и такое — что ж?
Последний клиент все не появлялся и меня «пробило» на мысли о жизни. Оно и нормально — Новый год — самое оно. Я «бомблю» у аэропорта, уже второй год и что-то менять мне не хочется. На жизнь мне хватает. Заработок у меня хороший, смотря с кем сравнивать, конечно, но.. тем не менее.
Я поправил свою шапку — «минингитку», как называл ее друг и вышел из машины. Застегнул змейку на дубленке, одел перчатки и, раздавливая своими сапогами снег, я решил войти в здание аэропорта выпить кофе. Мы таксисты, все на перекусах. Пока жив. Никакую болезнь, связанную с этим я не подхватил. Что, слава Богу.
Быстро поднялся по лестнице и вошел внутрь.
— Ну, баб Мань!, Ну, мать твою, волшебницу! — я споткнулся об ведро, которое как всегда на одном и том же месте ставила уборщица баба Маша.
— Ромарио — она держала в руках тряпку, на голове у нее как всегда был платок, халат, одетый на теплый свитер — в общем вполне стандартный вид уборщицы. Видя мои «па» — улыбалась.
— Вот ты здоровенный детина, ведро я ставлю на одном и том же месте и ты всегда в него…
— Баб Мань! — завелся я — Смысл слова на проходе, ты понимаешь!? — я нахмурился и улыбнулся, мы дружили с ней. Насколько прикольная бабуля. Ромарио — это она меня так зовет, я — Рома, увидела или услышала где-то имя, и вот прикипело ей, так и пацаны дали такую кличку.
— Ромка прости, старость не радость, хотя.. причем тут я… во всем виноваты евреи — она поправила платок на голове, подвязала халат и взялась за ведро.
Баба Маня, кстати большой специалист по жидо–масонским ложам. Дошел и до нее интернет и, как следствие, ю-туб тоже, в общем — наш президент красавчик, а во всем виноваты евреи.
— Ладно, мать, я за кофе, везу клиента, последнего домой. Вроде могу тебя закинуть — она жила за городом и жалко было бабулю. Сейчас добираться не «сахар».
— Ой, Ромка, ко мне сёдня внучка приехала… Правда уехала уже — баба Маня изменилась в лице и погрустнела.
— А симпатичная?
— Акстись, ребенку 16 лет, ты вон какой здоровый крепкий мужчина, он ручищи какие! Только сиськи и мять… Вот че ты бороду носишь, Ром? — «завелась» она.
Я вздохнул.
— Мать, ну… так чё-то понравилось, — я заулыбался
— Что Верка? Как вы с ней, ты прости, я в старое лезу? И сама я старая — говорила она, выжимая тряпку в ведро.
— Мань, я тебя люблю, ты мне бабушку мою напоминаешь, так, что… все нормально. — ответил я дежурно и пошел к стойке бара. Взял кофе в стаканчике. Перекинулся с барменом парой фраз и вышел на улицу.
Год романтичный выдался. Меня потянуло в воспоминания. Я поставил стаканчик кофе в снег и вспомнил начало года.
Первое января 2,00 ночи.
Я получил тогда вызов Иванова 17. Приехал, у подъезда стояла пара. Он мужчина чуть выше среднего роста в белом свитере под расстёгнутой дубленкой, в губах очень небрежно висящая сигарета. «Прилизанный», «холеный» — такой нравится женщинам. Животик. Ну, как без него, в его возрасте? Было в нем что-то мужское. Харизма. Она чуть меньше, симпатичная, каштановые волосы, большая грудь, сама — чуть ниже среднего роста, одета в зеленый свитер и обтягивающие джинсы. Она что-то кричала ему, била кулаками в грудь, потом он обнял ее и крепко держал, а ей и не хотелось вырываться. Мужчина снял с себя дубленку и накинул ей на плечи. Погода не очень холодная, но все-таки зима, снег и на градуснике минус пять. Так они стояли и молчали.
— Ребята, че стоим? Кого ждем? — я подъехал и высунулся из машины. Они меня видели и никак не реагировали.
Мужчина выпустил дым и сказал:
— Мы не знаем куда ехать.
— Новый год — подключилась его девушка, вздохнула — Сережа сказал, что любит меня и хочет быть со мной… при моем муже и... при его жене, при всей компании. Был жуткий скандал... нас выперли и вот куда ехать мы не знаем. Мне здесь с ним и так хорошо — закончила она и снова к нему прижалась.
Они и правда, могли стоять так долго. Погода была хорошая. С неба еще валил снег.
Мужчина был куда серьезнее, на его лице был виден процесс — нужно что-то делать. Куда идти и правда, было не ясно, а нужно принять решение.
Я закивал головой. Потом сказал:
— А коньяку хотите?
Те оживились, в особенности мужчина.
— Кам хеа — проговорил я в шутку типа по-английски, они согласились и сели ко мне в машину. Я отвез их на одну смотровую площадку, город виден, как на ладони. Работая таксистом, я часто сюда приезжал, подвыпившие клиенты безумно романтичны, а встретить рассвет здесь и правда была неплохая идея. Мы постояли, а потом зашли в одно кафе, оно было через дорогу. Хлопнули по коньяку и я сказал зачем их сюда привез.
— Ребят, вон ЗАГС, вон роддом, вон школа через дорогу, — показал я рукой — думать, что делать лучше здесь! С Новым годом! — поднял рюмку коньяка и ушел.
Жест мой понравился, они заулыбались и поблагодарили меня. Я кивнул и вышел. Машину я оставил там, недалеко мой дом и за руль я, выпивши не садился.
Больше я их не видел, Интересно, что с ними. Смотрятся они гармонично, а как по мне – залог хорошей пары….
.
— Ромка, я с тобой тоже кофе попью — баба Маня еле открывала дверь, навалилась на нее всем весом. Я помог, и она вышла на улицу, держа в руках пластиковый стаканчик.
— Баб Мань, накинь что-нибудь… Куртку, может?
— Та ничего Ромка, пять минут роли не сыграют.
Я повел бровями. Она достала из халата сигару ножницы, мастерски отрезала и стала прикуривать.
— Праздник начался, Ромка.
Я улыбнулся. Она год экономила на Новый год. Ее самый любимый праздник. И эти две недели новогодних праздников, жила, как человек. Она одна осталась, ну, я заеду когда – никогда. Внучка — раз в «триста лет», но вот, что мне в ней нравилось – в свои 75 лет она умела жить. Она никогда попусту не горевала, часто улыбалась и все у нее были какие-то дела и какие-то события. У молодых не всегда так, часто тратят время на всякую «муру» потом сожалеют.
— Как встречать будешь? — спросил я.
— Одна я, Ромка, — закивала она.
Мне не хотелось что-то говорить – на нее слова утешения не особо действовали, как на любого человека сильного.
— Но… ты знаешь мне как-то не скучно… Знаешь в чем смысл жизни? — спросила она так задумчиво. Я замахал головой из стороны в сторону.
— Накопить хорошие воспоминания. Я вот сяду в Новый год, коньяку «хлопну», то Витеньку вспомню своего, то Людочку, у нас много событий было и мне есть, что вспомнить, мне как-то и грустно не бывает, видишь, как Бог послал, они из жизни ушли раньше, а я жива, ну, значить для чего-то. Кто знает? Но вспоминаю их в Новый год – и не скучно мне… ты прости, я ща допью и побегу, прибегу еще я там часть зала не вытерла, а ты бросай сюда стаканчик, баба Маша уберет.
Я приобнял ее и она побежала вытирать часть зала. У нас опять новый собственник и всегда когда новый собственник покупал здание аэропорта, баба Маша шутила.
— О, произошла смена рабовладельца.
А когда я рассказал, что живу на Алексеевке, она парировала
— А, Алексеевское гетто, ясно...
Баба Маня коммунистка, до мозга костей. Забавная бабуля. Перед каждыми выборами она говорила
— Ромка, мы не умеем жить по закону, мы можем жить только по понятиям.
Она любит Новый год. Пьет коньяк и курит дорогие кубинские сигары. Я как-то спросил у нее — Мать, ты говоришь – пенсия на две бутылки коньяка, а ты какой пьешь?
Она с такой гордостью ответила
— Шато ди Мантифо.
Специалист. Знает толк. После каждого Нового года все рассказывает о жизни звезд. Я если что-то забавное из этой сферы слышал, так это только от нее и делился с мужиками, ну так чтоб блеснуть неслыханными знаниями. Я говорил ей — Зачем тебе это мать?
Она пожимала плечами. Смотрела все ток шоу, знала всех дикторов…
Я смотрел ей вслед, потом ударился в воспоминания снова.
Потом ничего. Пассажиры и пассажиры. Пока не появилась она. Она и правда была солнце. Светлый человек, очень нежный и видно по лицу ранимый. Не знаю, как она вообще живет в этой жизни.
Начало весны.
.
— Вот тут сверните, если можно — показала она рукой.
— Ага, понял — я повернул налево и мы срезали и, правда, хороший «круг». Она спешила на рейс, а эту дорогу я не знал. В городе был очередной ремонт дорог и перекопали все, что только можно перекопать. Вскоре были на месте. Мы неплохо успели и должны были сесть без проблем, она попросила помочь ей с сумками. Девушка она обаятельная, а я как-то… помочь, когда просят — не прочь, плюс бывает накинут 20-ку и то приятно. Я схватил сумки, и мы спешно вошли в задние аэропорта. И тут прозвучало… «Регистрация закончена…»
— За мной, быстро!… Только быстро! — скомандовал я. Мы побежали. Петляя между толпами пассажиров, бежали в конец зала. Там регистрация длилась чуть дольше, сегодня была такая смена, и если добежать, то можно успеть — быстро прикидывал я. С сумками это было сложно, но… успели. Как оказалось мы такие не одни, были еще опоздавшие, И за нами оказалось еще человек пять — семь и впереди нас пара муж с женой.
Он среднего роста, шатен в черном пальто и женщина, стройная, красивая, одежда хорошо подчеркивала фигуру и добавляла сексапильности там, где ее было и так с избытком. Почему-то мужчина обернулся. Он держал свою попутчицу за руку. Взгляд его упал на мою попутчицу, да я не сказал ее зовут Лиза, и... он замер. Лиза протянула паспорт и тут же застыла, увидев его. Вышла неловкость. Они стояли и смотрели друг на друга так, будто увидели самое большое в жизни чудо. Лиза первая пришла в себя, она взяла паспорт с билетом, сделала шаг и... оступилась, сломался каблук. Видно из-за спешки, тут еще этот незнакомец ее и «повело». Мужчина вытащил руку из руки супруги и подошел к Лизе. Он наклонился и снял с не туфель, он так трогательно это делал, она стояла и молчала. Супруга же была в растерянности, напряглась, но не устраивала истерики, было жутко неловко всем, и почему-то даже мне... не знаю почему. Лиза, разволновалась, но вместе с тем по лицу было видно, что ей невероятно приятно, она не сводила с незнакомца глаз, мужчина же не дёргался абсолютно, хотя видно, что взгляд супруги «завис» у него на спине.
Начался шум, мол, скоро идти, а мы тут стоим. За нами была еще одна пара, но пожилых людей, молодой человек, видимо летел сам, и еще компания девушек. Шум нарастал. Стюардессы уже думали вызывать охрану. И тут... мужчина поднял голову и как «рявкнул»:
— Ну-ка заткнулись все!
Почему-то это подействовало и все притихли. Скоро все сделал и вернулся к супруге, она встретила его косым взглядом, но позволила взять себя под руку.
В самолете.
— Ну, иди, сходи к ней, Вон она сидит, скучает у окна — довольно резко проговорила супруга. Вадим уставился в иллюминатор и молчал — Иди, давай!
— Марин, прости меня, пожалуйста — Вадим чувствовал свою вину за ситуацию в аэропорту.
— Ты у меня влюбчивый, — вздохнула. — Тут ничего не поделаешь. Но ты верный мужчина.
— Прости меня, пожалуйста. И тут он встал и пошел. Марина не хотела, чтоб он уходил, а потому… что встал — она поняла, что – это видимо нечто.
— Как туфля? — подошел и спросил Вадим. Лиза тоже смотрела в иллюминатор, рядом было свободное место. Вадим присел.
— Ой, спасибо — проговорила она глядя на него влюбленными глазами, — Я так растерялась, а вы, супруга, наверное...
— Ничего, Марина - она с понятием, да и я просто помог.
При этих словах она чуть напряглась, ей хотелось, чтоб это была не просто помощь.
— А вы куда летите? — спросил он
— Питер — сказала она и закивала
— А... сейчас там хорошо, мне всегда весной нравится в Питере — задумчиво произнёс он.
— Я к подруге мы давно не виделись, у нее родился сын, вот и... я теперь мама, только крестная.
— Я чуть дальше, у жены родственники предложили, мы чуть было не опоздал и на рейс.
— Я вот тоже, не понятно почему долго «копалась» и... — она закивала и очень внимательно на него смотрела так же как и в аэропорту, пытаясь вглядеться в каждую впадинку в каждую черточку его лица, глаза.. руки.
— Вы когда назад в Москву? — чтоб разбить паузу спросила Лиза.
— Я пятого, мне скоро на работу.
— А вы... – Вадим сделал паузу, пытаясь узнать, кем она работает.
— Я учитель музыки.
— Да что вы? – он удивлено спросил и повернулся к ней. — Я всегда мечтал научиться играть на гитаре... так и... а у вас какой инструмент?
— Фортепиано.
— Я... я так и не узнал вашего имени
— Лиза.
— Вадим.
— Лиза, вы приедете пятого может мы моги бы с вами встретиться...
— Вы знаете, я…
Тут ему пришлось вернуться к супруге. В самолете возникла внештатная ситуация и попросили всех занять свои места. Больше он не вернулся. У трапа она долго провожала его взглядом, он так и не обернулся…
.
— Ты все ждешь? — подошла ко мне опять баба Маня, и я быстро вернулся из воспоминаний назад в реальность.
— Че-то… нет моей заказчицы, да и ты знаешь, Новый год, я сегодня так накатался… Постою, о жизни подумаю. Передохну чуть-чуть.
— И я с тобой передохну Ромка. Люблю Новый год — баба Маня встала рядом и стала о чем-то задумчиво рассказывать. — Старая жизнь заканчивается, новая вот-вот начнется. Нет еще ни одной ошибки, ни одной радости, ни одного грязного следа на полу… - я улыбнулся, а она завелась:
— И ходют, и ходют! Что за люди? Заразы окаянные! – стала она размахивать руками, завелась – Я вон уже по третьему разу мою! Так ладно, если просто грязно, ладно, моя работа, а так… неаккуратно себя ведут…
— Мань, это ж люди! — я взглянул на нее и снова улыбнулся, она забавная.
— Это не люди, это скоты!.. Эх... ладно
— Так, вот, — продолжила она задумчиво — Я… все на что-то надеюсь и чего-то жду, — она искренне улыбнулась, вздохнула. — В мои годы это странно, но, это ощущение есть, и оно мне нравится.
Я повел бровями, глядя вдаль.
— Ромарио, а ты?
— Мань, я сегодня один.
— Я не самая веселая компания — сидеть со старухой, но если хочешь, приходи! — она улыбнусь, двух зубов у нее не было, я ее обнял. Мировая бабка. Я бросил стаканчик, который уже устал мять в руках и вновь ударился в воспоминания.
— Ромка, я домой уже, давай... Чава.
— Давай баб Мань, отдыхай!
Молодежный сленг от пенсионерки выглядит забавно, но, она среди молодых тут и нахваталась.
Второй раз я их встретил уже в середине года…
.
— О! Вы? — она стояла и улыбалась. Серый плащ, облако русых волос, обаятельная улыбка и красивые глаза. Она все та же – подумал я. Я очень хотел ее увидеть, ждал очередную попутчицу, та сняла заказ, и я был свободен. Стоял, прислонившись к своей машине засунув руки в брюки размышлял, что мне делать дальше. У аэропорта, как всегда рой машин, толпы людей и в этой суматохе надо было где-то приткнуться и мне. И тут она — Лиза. Я ее все-таки встретил, невероятно! Мне было интересно узнать, как они. Столь трогательная история их знакомства мне запомнилась.
— Ну, надо же! — я в ответ заулыбался, приветливо кивнул и провел ее с проезжей части, чтоб нам не мешали машины и мы могли спокойной присесть. У нее была пару сумок. Уложив весь ее багаж, я деликатно начал:
— Вас искали, между прочим?
— Да? — она резко обернулась на меня и испуганными глазами посмотрела. Она была красива, будто готовилась к важному событию, я еще не мог понять к какому. Я понял, что она прекрасно понимает, о ком идет речь.
— И что? — спросила опять она, видя мою паузу. Лиза застыла на месте, изменилась в лице и я понял, что без ответа ответа мы никуда не поедем.
— А что? Как искать?.. Так что без телефона я вас не выпущу! Вы так и знайте!.. Он подошел ко мне — пояснил я о визите Вадима… Нашел меня на площади у аэропорта и спрашивал, как найти Лизу. Волновался.
— Что я скажу? Я не знаю, Москва большая.
— Не надо телефонов, я замуж выхожу. В аэропорту меня встретит муж, хоть и будущий, и мы летим в Питер, тогда на том визите в Питер я там с ним и познакомилась.
— Грустно, парень-то переживает, вы простите меня, не в свои дела вмешиваюсь.
— Нет. Нет. Вы тогда помогли нам, если б не вы, мы бы и не познакомились, ведь вы тогда побежали на другой вход на посадку.
Она положила руки на машину, задумалась и добавила:
— Мы провели с ним лучшие дни нашей жизни, но так долго делать нельзя, у него жена, обязательства – не самая плохая пара, кстати…
— Вы простите меня еще раз, но... а впрочем... не стоит… Поехали — сказал я и мы сели. Бередить девушку мне не хотелось. Да, и просто... глупо! Что ей рассказывать? Что лучшая в мире пара, которую я видел — они. И что? На что это повлияет? Тем более бабы, если они приняли решение, то все, это обсуждать бесполезно.
— Дааа — я глубоко вздохнул. Снял машину с ручника, и мы тронулись с места.
Дальше мы ехали молча. Подъехали. Я взял ее груз. Нашел свободное место, людей было, казалось, миллион, была посадка на рейс, но тем не менее я нашел свободный «пятачок» и поставил ее вещи. Мы немного подождали, и подошёл ее молодой человек. Мужчина был крайне приятной внешности, мне кажется, такой должен женщинам нравится, я уже было собрался уходить, как увидел, что она застыла, у нее был тот же взгляд какой был, когда она впервые увидела Вадима. Я понял — он приехал. В этом не было никаких сомнений. Я обернулся — да с женой, как всегда… Вадим и, по-моему, они сорились. Было сложно понять, что там. Перед ними шел поток пассажиров, супруга ему что-то оживленно рассказывала и махала руками, он то застегивал плащ, то расстегивал.
— Сюда иди — скомандовал я Лизе, она почему-то послушалась. Парень ее дернулся, но она показала жестом — мол, все нормально. Я взял ее под руку и отвел в одну комнату. Наша «комната отдыха». Официально она имела другое название, но на самом деле, мы там бухали даже. Я посадил ее на стул, она разволновалась, смотрела на меня испуганными глазами. Затем я пошел к Вадиму.
— Привет Вадим, — проговорил я и протянул раскрытую ладонь. Он узнал меня и подыграл мне
— Оууу, давно не видел. Привет, привет, — ответил он и захлопал меня по плечу. Я отвел его в сторону и вкратце объяснил, что у меня для него есть. Вадим зашел в комнату. Она встала и подошла к нему. Провела рукой по щеке. Он молчал, ничего не говорил. Затем стал ее целовать. Я закрыл дверь на ключи. Шумоизоляция была там колоссальная поэтому беспокоиться было не о чем. Потом он тихо сказал:
— Ты ведь все равно будешь ко мне бегать.
Они сидели на столе и смотрели в одну точку. Лиза стала одеваться.
— Нет. Вадим, больше ты меня не увидишь. Есть вещи правильные, есть неправильные, нельзя нарушать правильный порядок вещей..
— Ну, о чем ты?! – прикрикнул он.
— Я не знаю, серьёзно, — ответила она и пристально взглянула ему в глаза, желая в них увидеть какое-то объяснение — действительно, о чем она. Вадим не обернулся.
— Пройдет время, ты все равно будешь со мной. Я подожду, Есть вещи, которые должны произойти... Но… я тебя теряю… я так тебя искал! Лиз… — он заплакал. Видя, как сильный мужчина сидит и плачет оттого что от него уходит любимая женщина, можно содрогнуться и восхищаться вместе с тем… Она вышла первая. Супруг, как она говорит, хоть и будущий, не понял, что с ней. Потом вышел и Вадим. Жена все пристально смотрела в глаза пытаясь понять, что случилось, он как школьник отводил взгляд.
Лиза села с будущим мужем на свой рейс, не выдержала и разрыдалась навзрыд. Будущий супруг все пытался понять, что случилось.
Вадим же весь рейс промолчал. Сразил только вопрос жены:
— Ты ее, что ли, видел в аэропорту? Вадим, полгода прошло, а ты все никак не успокоишься! Ты со своей преданностью ничего не сделаешь! Все равно будешь со мной! Порядочный ты, понимаешь?
Он молчал, как всегда уставившись в иллюминатор, а потом сказал:
— Есть определенный порядок вещей, который нарушать нельзя… и снова замолчал и молчал уже до прилета.
.
У меня раздался телефонный звонок. Я прервал свои воспоминания и вытащил руку из перчатки, взял трубку, и моя пассажирка сообщила, что скоро будет.
— Вы простите, я задерживаюсь, но мы успеем к Новому году? — был приятный женский голос, мне даже казалось, я его уже где-то слышал.
— Только по юлианскому календарю? — ответил я с напором.
— Чего? — она возмутилась
— Милая девушка, я вас заждался, приходите побыстрее, пятки к ушам примерзнут!
Мы договорились, и я положил трубку и вновь ударился в воспоминания. На улице уже стало темно. Горели огни, гирлянды. Народа становилось все меньше, все уже дома, я один жду свою попутчицу. Хорошо, я не замёрз совсем. Переминался с ноги на ногу, чтоб как-то двигаться. Возле аэропорта поставили огромную ель, и скучающий Дед Мороз со Снегурочкой «нарезали» очередные круги, вокруг нее, фотографируясь с прохожими.
— Мысли, что ли, греют, — думал я. — Может взять еще кофе?
Надо сказать, мне было так хорошо здесь. Стоять и вспоминать. Я успокоился, мысли и правда, сделали свое дело.
.
Следующий случай произошел летом. Ко мне села странная попутчица. Довольно мила, но вот платье на ней скорее напомнило простыню. Это знаете, как: встала, забыла вылезти из-под оделяла и пошла на работу. Я понимаю, что жара неимоверная, но все же одежда должна быть похожа на одежду. Девушка милая, она кивнула, я открыл двери. Она просила отвести ее к одному ресторану. Всю дорогу молчала. Как-то видно по ней, что волнуется, я и не лезу к пассажирам в такие минуты. Ну, мало ли, что у человека на душе? Ехал, крутил «баранку», поглядывая в зеркало заднего вида. Мы остановились у ресторана. Она расплатилась и вышла. Я сидел и смотрел ей вслед. Была у нее осанка, манера, походка, она была шатенка, среднего роста, каблуки добавляли и так стройности, которой было с избытком, а тут я увидел больше… ее «покрывало» слетело с плечей и… она оказалась голая!
Она была очень красива. Я ее видел со спины и то был сражен совершенством линий, Что там было спереди? Я представляю! Какого-то «черта» я выскочил из машины, и побежала за ней? Неизвестно! Вот не надо мне вмешиваться! Но, увы, я ввязался.
В ресторане.
Открылась дверь, и вошла она… полностью голая. Обомлели все! Охрана опешила и вместо того чтобы что-то сделать, здоровенный детина стоял и любовался красивыми формами. Моя попутчица подошла к столу. За столиком двое — мужчина, по виду, скорее, бизнесмен — белая рубашка, золотые запонки и кольцо на мизинце, с супругой, та мало приятной внешности, но женщина волевая. Жена растерялась и сразу побагровела, мужчина-бизнесмен держался здорово, он и виду не подал.
— Здравствуй, ты сказал, я могу прийти к тебе в любой день, хоть голая. Я пришла. Я рассталась со своим молодым человеком. Он меня отпустил… на мне ничего не было своего, он сказал, чтоб я шла голая. Я пришла.
Мужчина проявлял крайнею выдержку, он внимательно слушал и спросил
— Чай, кофе, что-то покрепче?
И жестом предложил присесть. Моя незнакомка села и открыла меню.
В зале образовалась звенящая тишина, кто-то вытащил мобильники и стал все снимать, кто-то сидел с открытым ртом. Была не атмосфера, а «мечта карманника». Администраторы и охрана растерялись настолько, что просто не знали, как реагировать, у них было все: и пьяные депутаты, и «знакомые» мэра, которые вечно грозят всех «построить», но такого не было... И тут произошло то, чего никто не ожидал, из туалета выбежал маленький сынишка, увидев такую красивую тетю он застыл, мать закрыла глаза ребёнка и проронила первое слово:
— Вить?! Кто это?
Тот опустил глаза и тихо проговорил… — Эта женщина, которую я люблю.
— Что? — довольно громко изумилась жена.
— Это женщина, которую я люблю, — сказал муж чуть громче.
— Что??! — жена уже прикрикнула, видя такую реакцию мужа и столь четкий ответ.
— Это женщина!.. Которую! Я... люблю! — муж орал на весь зал, акцентируя на каждом слове, и при этом еще глядя в глаза супруге.
Моя голая незнакомка разревелась навзрыд. Тут добежал и я, схватил ее, сказал, что со мной. Скатерть я на тот момент попросил у официантов, обернул ее мастерски, и вышел с ней назад к машине. Усадил ее внутрь и сам сел за руль.
Она плакала, тихо, молча, плакала.
— Не могу я его забыть, – проронила она. — Сильно глупо? — она разговорилась и, конечно, разревелась навзрыд. Очень миленькая девушка, с нежным и тонким голоском. Ее «крутизна» куда-то пропала и передо мной возник человек — милый добрый, который всего боится.
— Вы очень красивы – проговорил я.
— Что теперь будет? — промолвила она, вытирая слезы.
— Сейчас увидим, — сказал я рассудительно. Мы увидели. Ее мужчина выбежал, и пытался понять где она. Увидев это, она скомандовала: – Поехали, только быстро.
Я двинулся с места. Какое-то время мы молчали, потом она начала.
— Я поссорилась с Олегом… вы простите, что в это вас втянула — я сделал гримасу — мол, ладно, — и продолжил слушать. —  Из-за Макса, ну, как Макса — начала она с иронией, — Кому Макс, а кому и Максим Леонидович, как он любит повторять — нет, он классный, даже не в этом дело, с ним спокойно, он семью хочет нормальную, а не абы что, жену не любит, я проверяла, только сын держит, а тут я еще, мы познакомились в круизе... Он… мы, как ненормальные, у нас такая страсть, ты сгораешь, зажигаешься заново и опять сгораешь. Мне стыдно было поначалу… Сейчас перед ребенком так неудобно — она переключилась на сегодняшние события и опять разревелась.
— Ну, чего вы? Рассказывайте.
Мой голос подействовал – она продолжила. И вот чувствую, но без него, ну не жизнь это, конечно, новое имя всегда стирает предыдущее, но Макс... есть потери невосполнимые.
— Есть, есть. Согласен с вами полностью. Но вы знаете, что посещает меня? Какие мысли? Мне кажется подобное чувство — «подстава». Понимаете, всегда, всегда!.. Подобные истории оканчиваются хреново. Впечатление будто в нас во всех сбилась «программа»…
— Вот… Может вы и правы... не знаю, надо подумать, а ведь правда — всегда! — оценила она мои слова — А тут на трассе мы поссорились, и Олег говорит:
— Хочешь уйти к своему Максику — вали, только в том, что сейчас на тебе есть свое. Я разделась догола, завелась я, потом я знаю: у меня сиськи красивые… Чего мне стыдиться?… перед ребёнком так неудобно вышло — она опять заплакала.
Я рассмеялся, женская логика, как ни крути, а их аргументы это нечто! Мой смех видно вернул ее в себя,
— Ну, и пришла к вам. Простынь эту взяла – машина проезжала, оттуда вопрос: «Ты че такая одетая», ну и кинули… люди с юмором попались.
— Куда мы едем? — переведя дыхание, поинтересовалась она.
— Ко мне на дачу.
— Куда???
— Да что вы все!!! Что, переспать с вами – смысл жизни? – уже обиделся я. — Там «магаз» хороший вы… такая вся одетая... А потом верну назад.
— Я заплачу, ну, потом я все отдам...
— Хорошо, хорошо. Я привел ее в чувство, все сделал, и она уехала «экипированная», оставил свой телефон, чтоб перезвонила… Катя зовут… я не написал. Очень милая девушка... была б со мной такая... гм... я был бы счастлив. Больше я ее не видел, не знаю, что у этой пары.
.
Я еще какое-то время стоял, мысли перестали крутиться, город совсем погрузился в праздничную тьму, толком-то ее не было: везде горели гирлянды, огни, праздничная мишура. Я давно уже заметил, что людям уж слишком заранее стараются создать праздничное настроение — «продажники» не успевают с вывесками «С Наступающим новым годом!»: то появлялись 20 декабря, то первого декабря, теперь даже 15 ноября, это желание отвлечь людей от проблем.
Пассажиров в аэропорту становилось все меньше, и мне стало одиноко, вроде и праздник скоро, а настроение чего-то стало портиться. Видно перегнул я с воспоминаниями. И тут меня окликнули.
— А вот и я, вы дождались — прозвучал приятный милый голос.
Я обернулся... Лиза!
— Вы?! — я вскрикнул. Вскинул руки вверх. Я был очень рад видеть эту женщину.
— Это я, — вздохнула она. Она была как всегда хороша. Дубленка на ней, мех красивой женщине всегда к лицу. Уложенные локоны, яркая помада подчеркивала четкую линию губ, красивый разрез глаз… Я стоял и любовался.
— А чего вздыхаете? Где ваши вещи? — спросил я.
Лиза опять вздохнула.
— Скоро Новый год, а мне некуда идти, я у вас опять проездом, у меня правда ничего нет, кроме вот этой бутылки водки, но если есть рядом маркет... я… вы простите… неудобно… но вы так много для меня сделали, я пришла сказать вам спасибо...
Мне взгрустнулось, я искренне болел за эту пару, из всего романтичного года они мне запомнились больше всего.
— Вы одна?…
Она не дала договорить
— Я одна, но, а очень нескромно с вами встретить Новый год? Я думала заехать ненадолго, поздравить — уехать, но так вышло, что ехать мне некуда. Скоро уже девять — Лиза держала в руках бутылку водки и переминалась с ноги на ногу.
— Я вас очень рад видеть, и приглашаю со мной встретить Новый год.
Я взял у нее вещи, и мы пошли к машине. Я все боялся спросить: как там у них? И почему не вышло? Подумал — захочет, расскажет сама. Лиза мялась видно, что ей по-прежнему неловко, уже в машине она разговорилась
— Вы большой мне сделали подарок — встреча с таким человеком. Пусть ничего не вышло, но весь год мне было приятно, я думала, что все, может быть, было так реально. Но теперь — нет. Ну, ничего.
— Новый год, время перемен, нас ждет сказочная ночь, Вы в чудеса-то верите? — подключился к беседе я, чтоб поднять ей настроение и просто сменить тональность.
— Я? – она засмеялась.
А я был рад. Мне хотелось, чтоб ей стало повеселее. Я крутил «баранку» и смотрел в окно заднего вида... на нее. Падал снег. Поднялась маленькая метель. Дворники работали — «туда — сюда». А у меня самая дорогая гостья, и я буду не один в новогоднюю ночь, что главное. Мысли грели. Она вроде стала приходить в себя. Взгляд стал повеселее.
— Нет, я уже нет, я не верю в чудеса — ответила она с грустью в глазах и взглянула в окно на разгулявшуюся метель. Снежинки прилипали к окну. Было красиво. И из машины не хотелось выходить.
— Не знаю, мне кажется, что-то может всегда произойти — парировал я, глядя то на нее, то на дорогу.
— Уже столько всего напроисходило, Рома, я уже думала все — вот мое счастье, но я все сделала правильно…
Я молчал, а она переспросила
— Ведь правильно?
Ей хотелось услышать да, но я ответил иначе:
— Лиза, ну, кто знает? Скорее всего, да… Я вот тоже думал, что Новый год встречаю сам, а тут моя любимая гостья! Я болел за вас, вы мне по-хорошему понравились! Вы прекрасно смотритесь вместе. Как по мне — это залог хорошего союза, дружбы, отношений, я много раз это наблюдал. Тут в такси не такое увидишь.
— Гм — она усмехнулась.
— В магазин можно не заезжать, у меня в принципе все дома есть.
— Нет, нет, давайте заедем — настояла она.
— Ок, — я вскоре остановил машину, и мы зашли в маркет.
Купили всё быстро, и вскоре уже подъезжали к дому.
Каково же было удивление, что у дома я увидел несколько человек с пакетами. Дом мой на отшибе, и если кто-то ждет, то, вероятно, меня. Я припарковал машину, а дальний свет оставил включенным. Было уже темно, а фонарь у дома у меня один и он «не справлялся».
Я оставил Лизу в машине, а сам подошел к этой компании. Пока подходил, увидел силуэты…. Моя первая романтическая пара! Я узнал их сразу! По его животу и по тому, что они опять стояли обнявшись. На нем тот же белый свитер во рту сигарета, также небрежно висящая. И рядом она все такая же счастливая, как и год назад! Я рад — у этих все хорошо!
— Рома, мы тут решили заехать сказать спасибо…
— А тут у вас еще гости — начал мужчина. Он показал рукой в сторону девушки, она стояла чуть поодаль переминалась с ноги на ногу, видно ждала долго, и ей стало холодно. Я не мог ее разглядеть отсюда, но...
— Ребята! — я растаял. – Как я рад вас видеть! — я подошел ближе, пожал руку мужчине и поцеловал его спутницу в щеку.
— Если бы не вы тогда, хрен его знает, как все было бы — начала она.
— Мы тут к Новому году кое-что привезли… — пояснил мужчина.
Я перебил их.
— Ребята. Я сейчас. Во-первых, заходите ко мне! Сам гляну, что там еще за гостья, и подойду. Очень прошу вас встретить Новый год у меня, это удобно… — я от всей души их уговаривал. Такого поворота я не ждал, и конечно, было безумно приятно!
Они застеснялись. Переглянулись и приняли мое предложение.
Я направился к девушке, стоящей в сторонке. Подойдя ближе — узнал — Катя! И это было невероятно! Вся компания в сборе.
— С наступающим, Катя!
— Ой, драсьти. Я хотела поздравить и тут оказалась не одна — начала она. Неудобно…
Я остановил ее, рассказал ситуацию и спросил, чем закончилась ее история.
— Вы правы, история действительно закончилась — она погрустнела с этими словами и замолчала.
— Не грустите, Новый год — новые знакомства — я приобнял ее и пригласил в дом. По дороге к дому перезнакомил всех. Началась праздничная суета у меня дома, на одинокой даче... Это было забавно, тепло и очень мило.
Я, конечно, поучаствовал в судьбе каждого из них, но кто я? Попутчик, случайное звено, но как приятно было видеть всю эту предпраздничную суету и понимать, что и этих людей свел я. Когда все были заняты делом, я вышел проверить, закрыты ли ворота, много людей и все так неожиданно. Когда затворял ворота, меня кто-то окликнул.
— Мужик!
Я обернулся. Это был Вадим. Он был уже в сильном подпитии. Я подошел. Шарф у него сполз по шее, ворот рубашки расстегнут, без шапки, которую он все рефлекторно поправлял рукой
— Ты… это… С наступающим!
— Спасибо, тебя также...
— Я че пришел… там, у нас ничего не вышло — он вздохнул, но ты знаешь, ты подарил мне такие минуты, я никогда не был так счастлив, как с этой женщиной, и секс был наполнен смыслом, и вообще все твое существование, и как-то… жил я, понимаешь? Я тут приехал сказать тебе спасибо, и с этими словами протянул мне пакет.
Я понял: там, видно, «закусь». Он еле ворочал языком, еще с большими усилиями стоял на ногах и при каждой фразе жестикулировал.
— Там… разное, икра в основном... Сейчас я знаю, где она, но боюсь туда ехать. Мы вроде и неплохо живем с женой, но как-то… не так, что ли…
Я видел, ему было сложно говорить, но мне не хотелось его перебивать, хоть мороз уже брал свое.
— Мне увидеть ее, вот хоть как-то...
— Можно не «как-то», пошли со мной — махнул я рукой и открыл калитку.
— Куда? — он удивленно взглянул
— Ко мне!
— Погоди, так она с тобой! — крикнул он и собрался меня ударить, но так как на ногах он стоял, мягко говоря, не очень, я быстро его скрутил.
— Дурак, что ли ?! — уже крикнул я. — Пойдем! — я с этими словами взял его под руку и повел. Только мы вошли, она увидела его и замерла. Он еле стоял на ногах. Усадил его на диван. Она подошла. Вадим снял с себя куртку, молча надел ей на плечи и они вышли во двор, и о чем-то долго говорили, я иногда посматривал за ними в окно. То он кивнет… довольный, то она улыбнется… Я спокойный пошел заниматься другими гостями. Он часто заходил и «стрелял» сигарету у моей первой романтической пары, настрелял много. Мужчина даже встал и полез в сумку, вытащил блок Мальборо, его «половинка» пожурила за то, что много курит — это было так обычно и так безумно трогательно! Дом погружался в праздник, и это главное.
У моей голой знакомой — Кати — ничего не вышло. Она мне рассказала, сколько было ссор, скандалов истерик, Максим все не решался уйти от жены, потом решился, но вернулся... Но она так благодарна мне, что я оказался в нужное время в нужном месте. Я успокоил, сказал, что, может, и к лучшему. Не думаю, что она поверила, и слова могут что-то исправить, но держалась она прекрасно. Мы все накрыли на стол и позвали Вадима и Лизу, которые все стояли на крыльце.
Было весело. А потом в средине застолья, я сказал:
— Вы знаете, я вас оставлю… — начались бурные крики: мол, ещё чего? Зачем?
— Нет, нет, надо. Живет тут недалеко баба Маня, она сейчас одна и ей не очень весело, несмотря на то, что она держится молодцом!
— УУУ нет! Мы бабу Маню не бросим, да ребята? — сказала Лиза. Ее все поддержали.
— У меня бабушка Маня была — кто-то сказал.
Мы все оделись и побрели к ней.
Как же она была рада!!! У нее на всех была еда, нас всех поили коньяком и мы накурились кубинских сигар. Рот у нее не закрывался, но надо сказать, это не было пустой болтовней, слушать ее, и правда, было интересно. А смотреть новогодние огоньки с одними теми же лицами, уже ой, как не хотелось.
Все напились и уснули.
Утром я почему-то проснулся первый и подошел к окну. Валил хлопьями снег. Баба Маня сидела на крыльце в кресле, закутавшись в одеяло, из-под которого торчала сигара, и пила коньяк, бокал и бутылка стояли рядом с креслом–качалкой. Я вышел к ней.
— Умру, я, наверное, в этом году, — проговорила она, не оборачиваясь.
— Чего, баба Мань? — удивился я.
— Пожила я, внучек, надо и на тот свет. Честь надо знать. Там такая компания собралась, все бабушку ждут.
— Мань, может не надо — я присел перед ней на колени... Старушка моя прониклась, и с задумчивым видом смотрела в снежную даль. Ельник, бегает белка, только следами разбавляет идеальную снежную гладь.
— Сон мне снился, Ромка, — встревоженно сказала она и взглянула мне в глаза. Деточки мне приснились, пришли за мной, Людочка и Витя и вывели меня из дома, мы шли через лес. Долго шли. Мы улыбались. Все хорошо. Потом я обернулась, а следы на снегу у детишек мои… красные... кровь. Вдали нас ждала машина, такси, на которой они разбились, а когда подошла ближе, смотрю — не она это, а ты на своей шкоде. К чему это, Ромка? — она разволновалась и с надеждой на меня смотрела.
— Мань, поживи еще. Мне точно без тебя будет худо. Ты мой самый близкий друг, нет, есть ребята, девочки, ну, вот так, чтоб душевно... с тобой самые душевные разговоры… а я как тут? Я думаю, это к тому, что я женюсь и заведу тебе внуков… Мань.
— Эх, Ромарио. Да когда-то ты женишься, — провела она рукой по моем чубу, засмеялась.
— Мань, запусти в мир новую жизнь, а потом можешь отчаливать — говорил я игриво.
— Эх, уговорщик хренов, ладно… Вон, обратите внимание на ту девочку, хорошая она, дельная. И имя красивое — Катя. В ней чувствуется стать. Порода!
Я улыбнулся в ответ. И тут зазвонил телефон.
— Заказик, на Иванова, есть свободная машинка…
— Что за манера все уменьшать? — подумал я и принял вызов…. Все, Новый год начался… Дай Бог, пусть будет добрым, светлым и сытым, приеду развезу своих новых друзей, баба Маня всех накормит завтраком, и будет все хорошо. Как же все будет хорошо! Я еще немного постоял, поцеловал бабу Маню, та меня подразнила — сказала, что ведро все равно будет ставить на проходе. Я посмеялся. Затем пошел в машину, сел и подумал: все, начался год, каким он будет? На какое-то мгновение мне показалось, что жизнь остановилась, все замерло и ждёт моего шага, моего движения, и… я его сделал, повернул ключ зажигания… Все, поехали, год начался. Мой новый Новый год.

Моей бабушке посвящается.

.

— Я люблю зиму. Новый год. Праздник — Я положил руки на руль и прислонился к ладоням губами. За окном падал снег, я включил дворники и они мигали передо мной туда-сюда, отчего мысли казались еще спокойнее и умиротвореннее. В машине становилось уютно. Я включил «на обогрев». Уже зажглись фонари. Зимой темнеет рано. Город был весь в снегу. Снегоуборочные машины работали даже сегодня, несмотря на 31 декабря. Отчего зимняя погода имела свой порядок, расчищенные трассы, бульвары, парки. Излишне выпавший снег был перевален на тротуары и уже 10 раз утоптан прохожими. Деревья в зимних шапках и хотя не только деревья, но и каждый фонарный столб имел свою модную зимнюю шапочку вполне стильную и винтажную, все .. как из детства. Снегири орудовали на рябине, буквально кувыркаясь в снегу и стряхивая его с перьев. И все равно, несмотря на все убранство и казалось идеальную зимнюю красоту — валил новый снег.

Давно в городе не было такой роскошной зимы.

Я включил дальний свет в машине. Люди, поправив шарфы, шапки спешили домой. Один мужчина прошел настолько близко с моим стеклом. Место вроде много кругом, но все равно кто-то отирается у машины.

Скоро двенадцать и новый год. Я один. Грустно, но в этот раз видимо «попадалово». К Семеновым я не поехал, да и с Сашкой я поссорился. Оля стала на меня коситься, нравлюсь я ей. Безумно приятно конечно, но — друг — есть друг. Будет неловко, но с другой стороны — рассуждал я — бывает и такое — что ж?

Последний клиент все не появлялся и меня «пробило» на мысли о жизни. Оно и нормально — Новый год — самое оно. Я «бомблю» у аэропорта, уже второй год и что-то менять мне не хочется. На жизнь мне хватает. Заработок у меня хороший, смотря с кем сравнивать, конечно, но.. тем не менее.

Я поправил свою шапку — «минингитку», как называл ее друг и вышел из машины. Застегнул змейку на дубленке, одел перчатки и, раздавливая своими сапогами снег, я решил войти в здание аэропорта выпить кофе. Мы таксисты, все на перекусах. Пока жив. Никакую болезнь, связанную с этим я не подхватил. Что, слава Богу.

Быстро поднялся по лестнице и вошел внутрь.

— Ну, баб Мань!, Ну, мать твою, волшебницу! — я споткнулся об ведро, которое как всегда на одном и том же месте ставила уборщица баба Маша.

— Ромарио — она держала в руках тряпку, на голове у нее как всегда был платок, халат, одетый на теплый свитер — в общем вполне стандартный вид уборщицы. Видя мои «па» — улыбалась.

— Вот ты здоровенный детина, ведро я ставлю на одном и том же месте и ты всегда в него…

— Баб Мань! — завелся я — Смысл слова на проходе, ты понимаешь!? — я нахмурился и улыбнулся, мы дружили с ней. Насколько прикольная бабуля. Ромарио — это она меня так зовет, я — Рома, увидела или услышала где-то имя, и вот прикипело ей, так и пацаны дали такую кличку.

— Ромка прости, старость не радость, хотя.. причем тут я… во всем виноваты евреи — она поправила платок на голове, подвязала халат и взялась за ведро.

Баба Маня, кстати большой специалист по жидо–масонским ложам. Дошел и до нее интернет и, как следствие, ю-туб тоже, в общем — наш президент красавчик, а во всем виноваты евреи.

— Ладно, мать, я за кофе, везу клиента, последнего домой. Вроде могу тебя закинуть — она жила за городом и жалко было бабулю. Сейчас добираться не «сахар».

— Ой, Ромка, ко мне сёдня внучка приехала… Правда уехала уже — баба Маня изменилась в лице и погрустнела.

— А симпатичная?

— Акстись, ребенку 16 лет, ты вон какой здоровый крепкий мужчина, он ручищи какие! Только сиськи и мять… Вот че ты бороду носишь, Ром? — «завелась» она.

Я вздохнул.

— Мать, ну… так чё-то понравилось, — я заулыбался

— Что Верка? Как вы с ней, ты прости, я в старое лезу? И сама я старая — говорила она, выжимая тряпку в ведро.

— Мань, я тебя люблю, ты мне бабушку мою напоминаешь, так, что… все нормально. — ответил я дежурно и пошел к стойке бара. Взял кофе в стаканчике. Перекинулся с барменом парой фраз и вышел на улицу.

Год романтичный выдался. Меня потянуло в воспоминания. Я поставил стаканчик кофе в снег и вспомнил начало года.

Первое января 2,00 ночи.

Я получил тогда вызов Иванова 17. Приехал, у подъезда стояла пара. Он мужчина чуть выше среднего роста в белом свитере под расстёгнутой дубленкой, в губах очень небрежно висящая сигарета. «Прилизанный», «холеный» — такой нравится женщинам. Животик. Ну, как без него, в его возрасте? Было в нем что-то мужское. Харизма. Она чуть меньше, симпатичная, каштановые волосы, большая грудь, сама — чуть ниже среднего роста, одета в зеленый свитер и обтягивающие джинсы. Она что-то кричала ему, била кулаками в грудь, потом он обнял ее и крепко держал, а ей и не хотелось вырываться. Мужчина снял с себя дубленку и накинул ей на плечи. Погода не очень холодная, но все-таки зима, снег и на градуснике минус пять. Так они стояли и молчали.

— Ребята, че стоим? Кого ждем? — я подъехал и высунулся из машины. Они меня видели и никак не реагировали.

Мужчина выпустил дым и сказал:

— Мы не знаем куда ехать.

— Новый год — подключилась его девушка, вздохнула — Сережа сказал, что любит меня и хочет быть со мной… при моем муже и... при его жене, при всей компании. Был жуткий скандал... нас выперли и вот куда ехать мы не знаем. Мне здесь с ним и так хорошо — закончила она и снова к нему прижалась.

Они и правда, могли стоять так долго. Погода была хорошая. С неба еще валил снег.

Мужчина был куда серьезнее, на его лице был виден процесс — нужно что-то делать. Куда идти и правда, было не ясно, а нужно принять решение.

Я закивал головой. Потом сказал:

— А коньяку хотите?

Те оживились, в особенности мужчина.

— Кам хеа — проговорил я в шутку типа по-английски, они согласились и сели ко мне в машину. Я отвез их на одну смотровую площадку, город виден, как на ладони. Работая таксистом, я часто сюда приезжал, подвыпившие клиенты безумно романтичны, а встретить рассвет здесь и правда была неплохая идея. Мы постояли, а потом зашли в одно кафе, оно было через дорогу. Хлопнули по коньяку и я сказал зачем их сюда привез.

— Ребят, вон ЗАГС, вон роддом, вон школа через дорогу, — показал я рукой — думать, что делать лучше здесь! С Новым годом! — поднял рюмку коньяка и ушел.

Жест мой понравился, они заулыбались и поблагодарили меня. Я кивнул и вышел. Машину я оставил там, недалеко мой дом и за руль я, выпивши не садился.

Больше я их не видел, Интересно, что с ними. Смотрятся они гармонично, а как по мне – залог хорошей пары….

.

— Ромка, я с тобой тоже кофе попью — баба Маня еле открывала дверь, навалилась на нее всем весом. Я помог, и она вышла на улицу, держа в руках пластиковый стаканчик.

— Баб Мань, накинь что-нибудь… Куртку, может?

— Та ничего Ромка, пять минут роли не сыграют.

Я повел бровями. Она достала из халата сигару ножницы, мастерски отрезала и стала прикуривать.

— Праздник начался, Ромка.

Я улыбнулся. Она год экономила на Новый год. Ее самый любимый праздник. И эти две недели новогодних праздников, жила, как человек. Она одна осталась, ну, я заеду когда – никогда. Внучка — раз в «триста лет», но вот, что мне в ней нравилось – в свои 75 лет она умела жить. Она никогда попусту не горевала, часто улыбалась и все у нее были какие-то дела и какие-то события. У молодых не всегда так, часто тратят время на всякую «муру» потом сожалеют.

— Как встречать будешь? — спросил я.

— Одна я, Ромка, — закивала она.

Мне не хотелось что-то говорить – на нее слова утешения не особо действовали, как на любого человека сильного.

— Но… ты знаешь мне как-то не скучно… Знаешь в чем смысл жизни? — спросила она так задумчиво. Я замахал головой из стороны в сторону.

— Накопить хорошие воспоминания. Я вот сяду в Новый год, коньяку «хлопну», то Витеньку вспомню своего, то Людочку, у нас много событий было и мне есть, что вспомнить, мне как-то и грустно не бывает, видишь, как Бог послал, они из жизни ушли раньше, а я жива, ну, значить для чего-то. Кто знает? Но вспоминаю их в Новый год – и не скучно мне… ты прости, я ща допью и побегу, прибегу еще я там часть зала не вытерла, а ты бросай сюда стаканчик, баба Маша уберет.

Я приобнял ее и она побежала вытирать часть зала. У нас опять новый собственник и всегда когда новый собственник покупал здание аэропорта, баба Маша шутила.

— О, произошла смена рабовладельца.

А когда я рассказал, что живу на Алексеевке, она парировала

— А, Алексеевское гетто, ясно...

Баба Маня коммунистка, до мозга костей. Забавная бабуля. Перед каждыми выборами она говорила

— Ромка, мы не умеем жить по закону, мы можем жить только по понятиям.

Она любит Новый год. Пьет коньяк и курит дорогие кубинские сигары. Я как-то спросил у нее — Мать, ты говоришь – пенсия на две бутылки коньяка, а ты какой пьешь?

Она с такой гордостью ответила

— Шато ди Мантифо.

Специалист. Знает толк. После каждого Нового года все рассказывает о жизни звезд. Я если что-то забавное из этой сферы слышал, так это только от нее и делился с мужиками, ну так чтоб блеснуть неслыханными знаниями. Я говорил ей — Зачем тебе это мать?

Она пожимала плечами. Смотрела все ток шоу, знала всех дикторов…

Я смотрел ей вслед, потом ударился в воспоминания снова.

Потом ничего. Пассажиры и пассажиры. Пока не появилась она. Она и правда была солнце. Светлый человек, очень нежный и видно по лицу ранимый. Не знаю, как она вообще живет в этой жизни.

Начало весны.

.

— Вот тут сверните, если можно — показала она рукой.

— Ага, понял — я повернул налево и мы срезали и, правда, хороший «круг». Она спешила на рейс, а эту дорогу я не знал. В городе был очередной ремонт дорог и перекопали все, что только можно перекопать. Вскоре были на месте. Мы неплохо успели и должны были сесть без проблем, она попросила помочь ей с сумками. Девушка она обаятельная, а я как-то… помочь, когда просят — не прочь, плюс бывает накинут 20-ку и то приятно. Я схватил сумки, и мы спешно вошли в задние аэропорта. И тут прозвучало… «Регистрация закончена…»

— За мной, быстро!… Только быстро! — скомандовал я. Мы побежали. Петляя между толпами пассажиров, бежали в конец зала. Там регистрация длилась чуть дольше, сегодня была такая смена, и если добежать, то можно успеть — быстро прикидывал я. С сумками это было сложно, но… успели. Как оказалось мы такие не одни, были еще опоздавшие, И за нами оказалось еще человек пять — семь и впереди нас пара муж с женой.

Он среднего роста, шатен в черном пальто и женщина, стройная, красивая, одежда хорошо подчеркивала фигуру и добавляла сексапильности там, где ее было и так с избытком. Почему-то мужчина обернулся. Он держал свою попутчицу за руку. Взгляд его упал на мою попутчицу, да я не сказал ее зовут Лиза, и... он замер. Лиза протянула паспорт и тут же застыла, увидев его. Вышла неловкость. Они стояли и смотрели друг на друга так, будто увидели самое большое в жизни чудо. Лиза первая пришла в себя, она взяла паспорт с билетом, сделала шаг и... оступилась, сломался каблук. Видно из-за спешки, тут еще этот незнакомец ее и «повело». Мужчина вытащил руку из руки супруги и подошел к Лизе. Он наклонился и снял с не туфель, он так трогательно это делал, она стояла и молчала. Супруга же была в растерянности, напряглась, но не устраивала истерики, было жутко неловко всем, и почему-то даже мне... не знаю почему. Лиза, разволновалась, но вместе с тем по лицу было видно, что ей невероятно приятно, она не сводила с незнакомца глаз, мужчина же не дёргался абсолютно, хотя видно, что взгляд супруги «завис» у него на спине.

Начался шум, мол, скоро идти, а мы тут стоим. За нами была еще одна пара, но пожилых людей, молодой человек, видимо летел сам, и еще компания девушек. Шум нарастал. Стюардессы уже думали вызывать охрану. И тут... мужчина поднял голову и как «рявкнул»:

— Ну-ка заткнулись все!

Почему-то это подействовало и все притихли. Скоро все сделал и вернулся к супруге, она встретила его косым взглядом, но позволила взять себя под руку.

В самолете.

— Ну, иди, сходи к ней, Вон она сидит, скучает у окна — довольно резко проговорила супруга. Вадим уставился в иллюминатор и молчал — Иди, давай!

— Марин, прости меня, пожалуйста — Вадим чувствовал свою вину за ситуацию в аэропорту.

— Ты у меня влюбчивый, — вздохнула. — Тут ничего не поделаешь. Но ты верный мужчина.

— Прости меня, пожалуйста. И тут он встал и пошел. Марина не хотела, чтоб он уходил, а потому… что встал — она поняла, что – это видимо нечто.

— Как туфля? — подошел и спросил Вадим. Лиза тоже смотрела в иллюминатор, рядом было свободное место. Вадим присел.

— Ой, спасибо — проговорила она глядя на него влюбленными глазами, — Я так растерялась, а вы, супруга, наверное...

— Ничего, Марина - она с понятием, да и я просто помог.

При этих словах она чуть напряглась, ей хотелось, чтоб это была не просто помощь.

— А вы куда летите? — спросил он

— Питер — сказала она и закивала

— А... сейчас там хорошо, мне всегда весной нравится в Питере — задумчиво произнёс он.

— Я к подруге мы давно не виделись, у нее родился сын, вот и... я теперь мама, только крестная.

— Я чуть дальше, у жены родственники предложили, мы чуть было не опоздал и на рейс.

— Я вот тоже, не понятно почему долго «копалась» и... — она закивала и очень внимательно на него смотрела так же как и в аэропорту, пытаясь вглядеться в каждую впадинку в каждую черточку его лица, глаза.. руки.

— Вы когда назад в Москву? — чтоб разбить паузу спросила Лиза.

— Я пятого, мне скоро на работу.

— А вы... – Вадим сделал паузу, пытаясь узнать, кем она работает.

— Я учитель музыки.

— Да что вы? – он удивлено спросил и повернулся к ней. — Я всегда мечтал научиться играть на гитаре... так и... а у вас какой инструмент?

— Фортепиано.

— Я... я так и не узнал вашего имени

— Лиза.

— Вадим.

— Лиза, вы приедете пятого может мы моги бы с вами встретиться...

— Вы знаете, я…

Тут ему пришлось вернуться к супруге. В самолете возникла внештатная ситуация и попросили всех занять свои места. Больше он не вернулся. У трапа она долго провожала его взглядом, он так и не обернулся…

.

— Ты все ждешь? — подошла ко мне опять баба Маня, и я быстро вернулся из воспоминаний назад в реальность.

— Че-то… нет моей заказчицы, да и ты знаешь, Новый год, я сегодня так накатался… Постою, о жизни подумаю. Передохну чуть-чуть.

— И я с тобой передохну Ромка. Люблю Новый год — баба Маня встала рядом и стала о чем-то задумчиво рассказывать. — Старая жизнь заканчивается, новая вот-вот начнется. Нет еще ни одной ошибки, ни одной радости, ни одного грязного следа на полу… - я улыбнулся, а она завелась:

— И ходют, и ходют! Что за люди? Заразы окаянные! – стала она размахивать руками, завелась – Я вон уже по третьему разу мою! Так ладно, если просто грязно, ладно, моя работа, а так… неаккуратно себя ведут…

— Мань, это ж люди! — я взглянул на нее и снова улыбнулся, она забавная.

— Это не люди, это скоты!.. Эх... ладно

— Так, вот, — продолжила она задумчиво — Я… все на что-то надеюсь и чего-то жду, — она искренне улыбнулась, вздохнула. — В мои годы это странно, но, это ощущение есть, и оно мне нравится.

Я повел бровями, глядя вдаль.

— Ромарио, а ты?

— Мань, я сегодня один.

— Я не самая веселая компания — сидеть со старухой, но если хочешь, приходи! — она улыбнусь, двух зубов у нее не было, я ее обнял. Мировая бабка. Я бросил стаканчик, который уже устал мять в руках и вновь ударился в воспоминания.

— Ромка, я домой уже, давай... Чава.

— Давай баб Мань, отдыхай!

Молодежный сленг от пенсионерки выглядит забавно, но, она среди молодых тут и нахваталась.

Второй раз я их встретил уже в середине года…

.

— О! Вы? — она стояла и улыбалась. Серый плащ, облако русых волос, обаятельная улыбка и красивые глаза. Она все та же – подумал я. Я очень хотел ее увидеть, ждал очередную попутчицу, та сняла заказ, и я был свободен. Стоял, прислонившись к своей машине засунув руки в брюки размышлял, что мне делать дальше. У аэропорта, как всегда рой машин, толпы людей и в этой суматохе надо было где-то приткнуться и мне. И тут она — Лиза. Я ее все-таки встретил, невероятно! Мне было интересно узнать, как они. Столь трогательная история их знакомства мне запомнилась.

— Ну, надо же! — я в ответ заулыбался, приветливо кивнул и провел ее с проезжей части, чтоб нам не мешали машины и мы могли спокойной присесть. У нее была пару сумок. Уложив весь ее багаж, я деликатно начал:

— Вас искали, между прочим?

— Да? — она резко обернулась на меня и испуганными глазами посмотрела. Она была красива, будто готовилась к важному событию, я еще не мог понять к какому. Я понял, что она прекрасно понимает, о ком идет речь.

— И что? — спросила опять она, видя мою паузу. Лиза застыла на месте, изменилась в лице и я понял, что без ответа ответа мы никуда не поедем.

— А что? Как искать?.. Так что без телефона я вас не выпущу! Вы так и знайте!.. Он подошел ко мне — пояснил я о визите Вадима… Нашел меня на площади у аэропорта и спрашивал, как найти Лизу. Волновался.

— Что я скажу? Я не знаю, Москва большая.

— Не надо телефонов, я замуж выхожу. В аэропорту меня встретит муж, хоть и будущий, и мы летим в Питер, тогда на том визите в Питер я там с ним и познакомилась.

— Грустно, парень-то переживает, вы простите меня, не в свои дела вмешиваюсь.

— Нет. Нет. Вы тогда помогли нам, если б не вы, мы бы и не познакомились, ведь вы тогда побежали на другой вход на посадку.

Она положила руки на машину, задумалась и добавила:

— Мы провели с ним лучшие дни нашей жизни, но так долго делать нельзя, у него жена, обязательства – не самая плохая пара, кстати…

— Вы простите меня еще раз, но... а впрочем... не стоит… Поехали — сказал я и мы сели. Бередить девушку мне не хотелось. Да, и просто... глупо! Что ей рассказывать? Что лучшая в мире пара, которую я видел — они. И что? На что это повлияет? Тем более бабы, если они приняли решение, то все, это обсуждать бесполезно.

— Дааа — я глубоко вздохнул. Снял машину с ручника, и мы тронулись с места.

Дальше мы ехали молча. Подъехали. Я взял ее груз. Нашел свободное место, людей было, казалось, миллион, была посадка на рейс, но тем не менее я нашел свободный «пятачок» и поставил ее вещи. Мы немного подождали, и подошёл ее молодой человек. Мужчина был крайне приятной внешности, мне кажется, такой должен женщинам нравится, я уже было собрался уходить, как увидел, что она застыла, у нее был тот же взгляд какой был, когда она впервые увидела Вадима. Я понял — он приехал. В этом не было никаких сомнений. Я обернулся — да с женой, как всегда… Вадим и, по-моему, они сорились. Было сложно понять, что там. Перед ними шел поток пассажиров, супруга ему что-то оживленно рассказывала и махала руками, он то застегивал плащ, то расстегивал.

— Сюда иди — скомандовал я Лизе, она почему-то послушалась. Парень ее дернулся, но она показала жестом — мол, все нормально. Я взял ее под руку и отвел в одну комнату. Наша «комната отдыха». Официально она имела другое название, но на самом деле, мы там бухали даже. Я посадил ее на стул, она разволновалась, смотрела на меня испуганными глазами. Затем я пошел к Вадиму.

— Привет Вадим, — проговорил я и протянул раскрытую ладонь. Он узнал меня и подыграл мне

— Оууу, давно не видел. Привет, привет, — ответил он и захлопал меня по плечу. Я отвел его в сторону и вкратце объяснил, что у меня для него есть. Вадим зашел в комнату. Она встала и подошла к нему. Провела рукой по щеке. Он молчал, ничего не говорил. Затем стал ее целовать. Я закрыл дверь на ключи. Шумоизоляция была там колоссальная поэтому беспокоиться было не о чем. Потом он тихо сказал:

— Ты ведь все равно будешь ко мне бегать.

Они сидели на столе и смотрели в одну точку. Лиза стала одеваться.

— Нет. Вадим, больше ты меня не увидишь. Есть вещи правильные, есть неправильные, нельзя нарушать правильный порядок вещей..

— Ну, о чем ты?! – прикрикнул он.

— Я не знаю, серьёзно, — ответила она и пристально взглянула ему в глаза, желая в них увидеть какое-то объяснение — действительно, о чем она. Вадим не обернулся.

— Пройдет время, ты все равно будешь со мной. Я подожду, Есть вещи, которые должны произойти... Но… я тебя теряю… я так тебя искал! Лиз… — он заплакал. Видя, как сильный мужчина сидит и плачет оттого что от него уходит любимая женщина, можно содрогнуться и восхищаться вместе с тем… Она вышла первая. Супруг, как она говорит, хоть и будущий, не понял, что с ней. Потом вышел и Вадим. Жена все пристально смотрела в глаза пытаясь понять, что случилось, он как школьник отводил взгляд.

Лиза села с будущим мужем на свой рейс, не выдержала и разрыдалась навзрыд. Будущий супруг все пытался понять, что случилось.

Вадим же весь рейс промолчал. Сразил только вопрос жены:

— Ты ее, что ли, видел в аэропорту? Вадим, полгода прошло, а ты все никак не успокоишься! Ты со своей преданностью ничего не сделаешь! Все равно будешь со мной! Порядочный ты, понимаешь?

Он молчал, как всегда уставившись в иллюминатор, а потом сказал:

— Есть определенный порядок вещей, который нарушать нельзя… и снова замолчал и молчал уже до прилета.

.

У меня раздался телефонный звонок. Я прервал свои воспоминания и вытащил руку из перчатки, взял трубку, и моя пассажирка сообщила, что скоро будет.

— Вы простите, я задерживаюсь, но мы успеем к Новому году? — был приятный женский голос, мне даже казалось, я его уже где-то слышал.

— Только по юлианскому календарю? — ответил я с напором.

— Чего? — она возмутилась

— Милая девушка, я вас заждался, приходите побыстрее, пятки к ушам примерзнут!

Мы договорились, и я положил трубку и вновь ударился в воспоминания. На улице уже стало темно. Горели огни, гирлянды. Народа становилось все меньше, все уже дома, я один жду свою попутчицу. Хорошо, я не замёрз совсем. Переминался с ноги на ногу, чтоб как-то двигаться. Возле аэропорта поставили огромную ель, и скучающий Дед Мороз со Снегурочкой «нарезали» очередные круги, вокруг нее, фотографируясь с прохожими.

— Мысли, что ли, греют, — думал я. — Может взять еще кофе?

Надо сказать, мне было так хорошо здесь. Стоять и вспоминать. Я успокоился, мысли и правда, сделали свое дело.

.

Следующий случай произошел летом. Ко мне села странная попутчица. Довольно мила, но вот платье на ней скорее напомнило простыню. Это знаете, как: встала, забыла вылезти из-под оделяла и пошла на работу. Я понимаю, что жара неимоверная, но все же одежда должна быть похожа на одежду. Девушка милая, она кивнула, я открыл двери. Она просила отвести ее к одному ресторану. Всю дорогу молчала. Как-то видно по ней, что волнуется, я и не лезу к пассажирам в такие минуты. Ну, мало ли, что у человека на душе? Ехал, крутил «баранку», поглядывая в зеркало заднего вида. Мы остановились у ресторана. Она расплатилась и вышла. Я сидел и смотрел ей вслед. Была у нее осанка, манера, походка, она была шатенка, среднего роста, каблуки добавляли и так стройности, которой было с избытком, а тут я увидел больше… ее «покрывало» слетело с плечей и… она оказалась голая!

Она была очень красива. Я ее видел со спины и то был сражен совершенством линий, Что там было спереди? Я представляю! Какого-то «черта» я выскочил из машины, и побежала за ней? Неизвестно! Вот не надо мне вмешиваться! Но, увы, я ввязался.

В ресторане.

Открылась дверь, и вошла она… полностью голая. Обомлели все! Охрана опешила и вместо того чтобы что-то сделать, здоровенный детина стоял и любовался красивыми формами. Моя попутчица подошла к столу. За столиком двое — мужчина, по виду, скорее, бизнесмен — белая рубашка, золотые запонки и кольцо на мизинце, с супругой, та мало приятной внешности, но женщина волевая. Жена растерялась и сразу побагровела, мужчина-бизнесмен держался здорово, он и виду не подал.

— Здравствуй, ты сказал, я могу прийти к тебе в любой день, хоть голая. Я пришла. Я рассталась со своим молодым человеком. Он меня отпустил… на мне ничего не было своего, он сказал, чтоб я шла голая. Я пришла.

Мужчина проявлял крайнею выдержку, он внимательно слушал и спросил

— Чай, кофе, что-то покрепче?

И жестом предложил присесть. Моя незнакомка села и открыла меню.

В зале образовалась звенящая тишина, кто-то вытащил мобильники и стал все снимать, кто-то сидел с открытым ртом. Была не атмосфера, а «мечта карманника». Администраторы и охрана растерялись настолько, что просто не знали, как реагировать, у них было все: и пьяные депутаты, и «знакомые» мэра, которые вечно грозят всех «построить», но такого не было... И тут произошло то, чего никто не ожидал, из туалета выбежал маленький сынишка, увидев такую красивую тетю он застыл, мать закрыла глаза ребёнка и проронила первое слово:

— Вить?! Кто это?

Тот опустил глаза и тихо проговорил… — Эта женщина, которую я люблю.

— Что? — довольно громко изумилась жена.

— Это женщина, которую я люблю, — сказал муж чуть громче.

— Что??! — жена уже прикрикнула, видя такую реакцию мужа и столь четкий ответ.

— Это женщина!.. Которую! Я... люблю! — муж орал на весь зал, акцентируя на каждом слове, и при этом еще глядя в глаза супруге.

Моя голая незнакомка разревелась навзрыд. Тут добежал и я, схватил ее, сказал, что со мной. Скатерть я на тот момент попросил у официантов, обернул ее мастерски, и вышел с ней назад к машине. Усадил ее внутрь и сам сел за руль.

Она плакала, тихо, молча, плакала.

— Не могу я его забыть, – проронила она. — Сильно глупо? — она разговорилась и, конечно, разревелась навзрыд. Очень миленькая девушка, с нежным и тонким голоском. Ее «крутизна» куда-то пропала и передо мной возник человек — милый добрый, который всего боится.

— Вы очень красивы – проговорил я.

— Что теперь будет? — промолвила она, вытирая слезы.

— Сейчас увидим, — сказал я рассудительно. Мы увидели. Ее мужчина выбежал, и пытался понять где она. Увидев это, она скомандовала: – Поехали, только быстро.

Я двинулся с места. Какое-то время мы молчали, потом она начала.

— Я поссорилась с Олегом… вы простите, что в это вас втянула — я сделал гримасу — мол, ладно, — и продолжил слушать. —  Из-за Макса, ну, как Макса — начала она с иронией, — Кому Макс, а кому и Максим Леонидович, как он любит повторять — нет, он классный, даже не в этом дело, с ним спокойно, он семью хочет нормальную, а не абы что, жену не любит, я проверяла, только сын держит, а тут я еще, мы познакомились в круизе... Он… мы, как ненормальные, у нас такая страсть, ты сгораешь, зажигаешься заново и опять сгораешь. Мне стыдно было поначалу… Сейчас перед ребенком так неудобно — она переключилась на сегодняшние события и опять разревелась.

— Ну, чего вы? Рассказывайте.

Мой голос подействовал – она продолжила. И вот чувствую, но без него, ну не жизнь это, конечно, новое имя всегда стирает предыдущее, но Макс... есть потери невосполнимые.

— Есть, есть. Согласен с вами полностью. Но вы знаете, что посещает меня? Какие мысли? Мне кажется подобное чувство — «подстава». Понимаете, всегда, всегда!.. Подобные истории оканчиваются хреново. Впечатление будто в нас во всех сбилась «программа»…

— Вот… Может вы и правы... не знаю, надо подумать, а ведь правда — всегда! — оценила она мои слова — А тут на трассе мы поссорились, и Олег говорит:

— Хочешь уйти к своему Максику — вали, только в том, что сейчас на тебе есть свое. Я разделась догола, завелась я, потом я знаю: у меня сиськи красивые… Чего мне стыдиться?… перед ребёнком так неудобно вышло — она опять заплакала.

Я рассмеялся, женская логика, как ни крути, а их аргументы это нечто! Мой смех видно вернул ее в себя,

— Ну, и пришла к вам. Простынь эту взяла – машина проезжала, оттуда вопрос: «Ты че такая одетая», ну и кинули… люди с юмором попались.

— Куда мы едем? — переведя дыхание, поинтересовалась она.

— Ко мне на дачу.

— Куда???

— Да что вы все!!! Что, переспать с вами – смысл жизни? – уже обиделся я. — Там «магаз» хороший вы… такая вся одетая... А потом верну назад.

— Я заплачу, ну, потом я все отдам...

— Хорошо, хорошо. Я привел ее в чувство, все сделал, и она уехала «экипированная», оставил свой телефон, чтоб перезвонила… Катя зовут… я не написал. Очень милая девушка... была б со мной такая... гм... я был бы счастлив. Больше я ее не видел, не знаю, что у этой пары.

.

Я еще какое-то время стоял, мысли перестали крутиться, город совсем погрузился в праздничную тьму, толком-то ее не было: везде горели гирлянды, огни, праздничная мишура. Я давно уже заметил, что людям уж слишком заранее стараются создать праздничное настроение — «продажники» не успевают с вывесками «С Наступающим новым годом!»: то появлялись 20 декабря, то первого декабря, теперь даже 15 ноября, это желание отвлечь людей от проблем.

Пассажиров в аэропорту становилось все меньше, и мне стало одиноко, вроде и праздник скоро, а настроение чего-то стало портиться. Видно перегнул я с воспоминаниями. И тут меня окликнули.

— А вот и я, вы дождались — прозвучал приятный милый голос.

Я обернулся... Лиза!

— Вы?! — я вскрикнул. Вскинул руки вверх. Я был очень рад видеть эту женщину.

— Это я, — вздохнула она. Она была как всегда хороша. Дубленка на ней, мех красивой женщине всегда к лицу. Уложенные локоны, яркая помада подчеркивала четкую линию губ, красивый разрез глаз… Я стоял и любовался.

— А чего вздыхаете? Где ваши вещи? — спросил я.

Лиза опять вздохнула.

— Скоро Новый год, а мне некуда идти, я у вас опять проездом, у меня правда ничего нет, кроме вот этой бутылки водки, но если есть рядом маркет... я… вы простите… неудобно… но вы так много для меня сделали, я пришла сказать вам спасибо...

Мне взгрустнулось, я искренне болел за эту пару, из всего романтичного года они мне запомнились больше всего.

— Вы одна?…

Она не дала договорить

— Я одна, но, а очень нескромно с вами встретить Новый год? Я думала заехать ненадолго, поздравить — уехать, но так вышло, что ехать мне некуда. Скоро уже девять — Лиза держала в руках бутылку водки и переминалась с ноги на ногу.

— Я вас очень рад видеть, и приглашаю со мной встретить Новый год.

Я взял у нее вещи, и мы пошли к машине. Я все боялся спросить: как там у них? И почему не вышло? Подумал — захочет, расскажет сама. Лиза мялась видно, что ей по-прежнему неловко, уже в машине она разговорилась

— Вы большой мне сделали подарок — встреча с таким человеком. Пусть ничего не вышло, но весь год мне было приятно, я думала, что все, может быть, было так реально. Но теперь — нет. Ну, ничего.

— Новый год, время перемен, нас ждет сказочная ночь, Вы в чудеса-то верите? — подключился к беседе я, чтоб поднять ей настроение и просто сменить тональность.

— Я? – она засмеялась.

А я был рад. Мне хотелось, чтоб ей стало повеселее. Я крутил «баранку» и смотрел в окно заднего вида... на нее. Падал снег. Поднялась маленькая метель. Дворники работали — «туда — сюда». А у меня самая дорогая гостья, и я буду не один в новогоднюю ночь, что главное. Мысли грели. Она вроде стала приходить в себя. Взгляд стал повеселее.

— Нет, я уже нет, я не верю в чудеса — ответила она с грустью в глазах и взглянула в окно на разгулявшуюся метель. Снежинки прилипали к окну. Было красиво. И из машины не хотелось выходить.

— Не знаю, мне кажется, что-то может всегда произойти — парировал я, глядя то на нее, то на дорогу.

— Уже столько всего напроисходило, Рома, я уже думала все — вот мое счастье, но я все сделала правильно…

Я молчал, а она переспросила

— Ведь правильно?

Ей хотелось услышать да, но я ответил иначе:

— Лиза, ну, кто знает? Скорее всего, да… Я вот тоже думал, что Новый год встречаю сам, а тут моя любимая гостья! Я болел за вас, вы мне по-хорошему понравились! Вы прекрасно смотритесь вместе. Как по мне — это залог хорошего союза, дружбы, отношений, я много раз это наблюдал. Тут в такси не такое увидишь.

— Гм — она усмехнулась.

— В магазин можно не заезжать, у меня в принципе все дома есть.

— Нет, нет, давайте заедем — настояла она.

— Ок, — я вскоре остановил машину, и мы зашли в маркет.

Купили всё быстро, и вскоре уже подъезжали к дому.

Каково же было удивление, что у дома я увидел несколько человек с пакетами. Дом мой на отшибе, и если кто-то ждет, то, вероятно, меня. Я припарковал машину, а дальний свет оставил включенным. Было уже темно, а фонарь у дома у меня один и он «не справлялся».

Я оставил Лизу в машине, а сам подошел к этой компании. Пока подходил, увидел силуэты…. Моя первая романтическая пара! Я узнал их сразу! По его животу и по тому, что они опять стояли обнявшись. На нем тот же белый свитер во рту сигарета, также небрежно висящая. И рядом она все такая же счастливая, как и год назад! Я рад — у этих все хорошо!

— Рома, мы тут решили заехать сказать спасибо…

— А тут у вас еще гости — начал мужчина. Он показал рукой в сторону девушки, она стояла чуть поодаль переминалась с ноги на ногу, видно ждала долго, и ей стало холодно. Я не мог ее разглядеть отсюда, но...

— Ребята! — я растаял. – Как я рад вас видеть! — я подошел ближе, пожал руку мужчине и поцеловал его спутницу в щеку.

— Если бы не вы тогда, хрен его знает, как все было бы — начала она.

— Мы тут к Новому году кое-что привезли… — пояснил мужчина.

Я перебил их.

— Ребята. Я сейчас. Во-первых, заходите ко мне! Сам гляну, что там еще за гостья, и подойду. Очень прошу вас встретить Новый год у меня, это удобно… — я от всей души их уговаривал. Такого поворота я не ждал, и конечно, было безумно приятно!

Они застеснялись. Переглянулись и приняли мое предложение.

Я направился к девушке, стоящей в сторонке. Подойдя ближе — узнал — Катя! И это было невероятно! Вся компания в сборе.

— С наступающим, Катя!

— Ой, драсьти. Я хотела поздравить и тут оказалась не одна — начала она. Неудобно…

Я остановил ее, рассказал ситуацию и спросил, чем закончилась ее история.

— Вы правы, история действительно закончилась — она погрустнела с этими словами и замолчала.

— Не грустите, Новый год — новые знакомства — я приобнял ее и пригласил в дом. По дороге к дому перезнакомил всех. Началась праздничная суета у меня дома, на одинокой даче... Это было забавно, тепло и очень мило.

Я, конечно, поучаствовал в судьбе каждого из них, но кто я? Попутчик, случайное звено, но как приятно было видеть всю эту предпраздничную суету и понимать, что и этих людей свел я. Когда все были заняты делом, я вышел проверить, закрыты ли ворота, много людей и все так неожиданно. Когда затворял ворота, меня кто-то окликнул.

— Мужик!

Я обернулся. Это был Вадим. Он был уже в сильном подпитии. Я подошел. Шарф у него сполз по шее, ворот рубашки расстегнут, без шапки, которую он все рефлекторно поправлял рукой

— Ты… это… С наступающим!

— Спасибо, тебя также...

— Я че пришел… там, у нас ничего не вышло — он вздохнул, но ты знаешь, ты подарил мне такие минуты, я никогда не был так счастлив, как с этой женщиной, и секс был наполнен смыслом, и вообще все твое существование, и как-то… жил я, понимаешь? Я тут приехал сказать тебе спасибо, и с этими словами протянул мне пакет.

Я понял: там, видно, «закусь». Он еле ворочал языком, еще с большими усилиями стоял на ногах и при каждой фразе жестикулировал.

— Там… разное, икра в основном... Сейчас я знаю, где она, но боюсь туда ехать. Мы вроде и неплохо живем с женой, но как-то… не так, что ли…

Я видел, ему было сложно говорить, но мне не хотелось его перебивать, хоть мороз уже брал свое.

— Мне увидеть ее, вот хоть как-то...

— Можно не «как-то», пошли со мной — махнул я рукой и открыл калитку.

— Куда? — он удивленно взглянул

— Ко мне!

— Погоди, так она с тобой! — крикнул он и собрался меня ударить, но так как на ногах он стоял, мягко говоря, не очень, я быстро его скрутил.

— Дурак, что ли ?! — уже крикнул я. — Пойдем! — я с этими словами взял его под руку и повел. Только мы вошли, она увидела его и замерла. Он еле стоял на ногах. Усадил его на диван. Она подошла. Вадим снял с себя куртку, молча надел ей на плечи и они вышли во двор, и о чем-то долго говорили, я иногда посматривал за ними в окно. То он кивнет… довольный, то она улыбнется… Я спокойный пошел заниматься другими гостями. Он часто заходил и «стрелял» сигарету у моей первой романтической пары, настрелял много. Мужчина даже встал и полез в сумку, вытащил блок Мальборо, его «половинка» пожурила за то, что много курит — это было так обычно и так безумно трогательно! Дом погружался в праздник, и это главное.

У моей голой знакомой — Кати — ничего не вышло. Она мне рассказала, сколько было ссор, скандалов истерик, Максим все не решался уйти от жены, потом решился, но вернулся... Но она так благодарна мне, что я оказался в нужное время в нужном месте. Я успокоил, сказал, что, может, и к лучшему. Не думаю, что она поверила, и слова могут что-то исправить, но держалась она прекрасно. Мы все накрыли на стол и позвали Вадима и Лизу, которые все стояли на крыльце.

Было весело. А потом в средине застолья, я сказал:

— Вы знаете, я вас оставлю… — начались бурные крики: мол, ещё чего? Зачем?

— Нет, нет, надо. Живет тут недалеко баба Маня, она сейчас одна и ей не очень весело, несмотря на то, что она держится молодцом!

— УУУ нет! Мы бабу Маню не бросим, да ребята? — сказала Лиза. Ее все поддержали.

— У меня бабушка Маня была — кто-то сказал.

Мы все оделись и побрели к ней.

Как же она была рада!!! У нее на всех была еда, нас всех поили коньяком и мы накурились кубинских сигар. Рот у нее не закрывался, но надо сказать, это не было пустой болтовней, слушать ее, и правда, было интересно. А смотреть новогодние огоньки с одними теми же лицами, уже ой, как не хотелось.

Все напились и уснули.

Утром я почему-то проснулся первый и подошел к окну. Валил хлопьями снег. Баба Маня сидела на крыльце в кресле, закутавшись в одеяло, из-под которого торчала сигара, и пила коньяк, бокал и бутылка стояли рядом с креслом–качалкой. Я вышел к ней.

— Умру, я, наверное, в этом году, — проговорила она, не оборачиваясь.

— Чего, баба Мань? — удивился я.

— Пожила я, внучек, надо и на тот свет. Честь надо знать. Там такая компания собралась, все бабушку ждут.

— Мань, может не надо — я присел перед ней на колени... Старушка моя прониклась, и с задумчивым видом смотрела в снежную даль. Ельник, бегает белка, только следами разбавляет идеальную снежную гладь.

— Сон мне снился, Ромка, — встревоженно сказала она и взглянула мне в глаза. Деточки мне приснились, пришли за мной, Людочка и Витя и вывели меня из дома, мы шли через лес. Долго шли. Мы улыбались. Все хорошо. Потом я обернулась, а следы на снегу у детишек мои… красные... кровь. Вдали нас ждала машина, такси, на которой они разбились, а когда подошла ближе, смотрю — не она это, а ты на своей шкоде. К чему это, Ромка? — она разволновалась и с надеждой на меня смотрела.

— Мань, поживи еще. Мне точно без тебя будет худо. Ты мой самый близкий друг, нет, есть ребята, девочки, ну, вот так, чтоб душевно... с тобой самые душевные разговоры… а я как тут? Я думаю, это к тому, что я женюсь и заведу тебе внуков… Мань.

— Эх, Ромарио. Да когда-то ты женишься, — провела она рукой по моем чубу, засмеялась.

— Мань, запусти в мир новую жизнь, а потом можешь отчаливать — говорил я игриво.

— Эх, уговорщик хренов, ладно… Вон, обратите внимание на ту девочку, хорошая она, дельная. И имя красивое — Катя. В ней чувствуется стать. Порода!

Я улыбнулся в ответ. И тут зазвонил телефон.

— Заказик, на Иванова, есть свободная машинка…

— Что за манера все уменьшать? — подумал я и принял вызов…. Все, Новый год начался… Дай Бог, пусть будет добрым, светлым и сытым, приеду развезу своих новых друзей, баба Маня всех накормит завтраком, и будет все хорошо. Как же все будет хорошо! Я еще немного постоял, поцеловал бабу Маню, та меня подразнила — сказала, что ведро все равно будет ставить на проходе. Я посмеялся. Затем пошел в машину, сел и подумал: все, начался год, каким он будет? На какое-то мгновение мне показалось, что жизнь остановилась, все замерло и ждёт моего шага, моего движения, и… я его сделал, повернул ключ зажигания… Все, поехали, год начался. Мой новый Новый год.

Раздел

Комментарии

Немного не эта картинка представлялась)))), но в целом подобрали верно!!!