Мудрые мысли Льва Толстого, подаренные ему Николаем Лесковым

73 5 Юрий ПОГОДА (Украина) - 23 декабря 2016 A A+
Литературоведение, Юбилеи
На открытие: Николай Семёнович Лесков (иллюстрация 1)
Мудрые мысли Льва Толстого, подареные ему Николаем Лесковым
Примерно за полгода своей до кончины граф Лев Толстой получил по почте тетрадь своего, вот уже пятнадцать лет как безвременно ушедшего друга, духовно и душевно близкого – Николая Лескова, содержавшую некие сентенции, рассуждения, силлогизмы – словом, глубокие мысли, столь ценимыми яснополянским философом. Близкий человек величайшего русского писателя, литератор П.А. Сергеенко (автор снискавшей достаточно широкую известность в дореволюционной России книги «Как живёт и работает граф Лев Николаевич Толстой», 1898 год), спустя пять лет после смерти своего учителя, так рассказывал об этом замечательном происшествии.
Иллюстрация 2: Первое и второе издания книги Петра Сергеенко «Как живет и работает гр. А.Н. Толстой»
«Весною 1910 г.[ода] один из друзей Л. Н. Толстого прислал в Ясную Поляну рукопись, переписанную на пишущей машинке, с собранием афоризмов Н. С. Лескова. Толстой начал просматривать рукопись и с первых же строк чтения загорался необыкновенным интересом. Некоторые мысли несказанно восхитили его. Он жадно читал рукопись и упивался ее содержанием. Наконец, не выдержал и устремился с драгоценной тетрадью, чтобы поделиться полученными сокровищами с близкими людьми.
- Слушайте! - призывно возгласил Лев Николаевич, входя в так называемую «ремингтонную» комнату, где находились в то время его дочери и В. Ф. Булгаков - секретарь Льва Николаевича. - Слушайте, как это хорошо!
И Л. Н. начал с увлечением читать:
«Лучше ничего не делать, чем делать ничего»...
«Если-бы Христос пришел теперь и отдал в печать Евангелие, - дамы постарались-бы получить Его автограф и больше ничего»...
Но при чтении одного афоризма произошел неожиданный эпизод. Толстой прочел вслух:
«Правило: желать, сходясь с людьми, чтобы они тебя унизили, оскорбили, поставили в неловкое положение, а ты-бы был добр к ним»...
При этих словах голос у Льва Николаевича вдруг пресёкся. Он оборвал чтение и поспешно вышел из комнаты. Слезы душили его от волнения, вызванного претворением прочитанной мысли в душевную эмоцию.
Через некоторое время он, однако, вернулся в «ремингтонную», овладевши собою, и снова начал делиться содержанием драгоценной рукописи, поминутно повторяя:
- Как это верно! Как это глубоко!..
Иллюстрация 3: Лев Толстой диктует дочери Александре Львовне в ремингтонной комнате Ясной поляны
За обедом, и потом за вечерним чаем Л. Н. продолжал говорить с особенным одушевлением о полученной рукописи и цитировал лесковские афоризмы.
Приехали в Ясную Поляну Стаховичи (сестра и брат), потом еще гости. И со всеми Л. Н. радостно делился полученными им сокровищами. Одно только стало смущать его: что, может быть, скоро придется разстаться с драгоценной рукописью и отослать ее. Заботливый В. Ф. Булгаков навел справки по этому поводу и получил от приславшего рукопись извещение, что лесковские афоризмы предоставлены в полное распоряжение Льва Николаевича. Он был в восхищении. Прошло некоторое время.
Толстой, не переставая увлекаться лесковскими афоризмами, обратился с просьбой к своему любимому секретарю, чтобы тот выбрал из драгоценной тетради наиболее яркие и выдающиеся по новизне мысли по известным вопросам. В. Булгаков приступил к осуществлению сделанного ему поручения. Но, после внимательного ознакомления с рукописью, пришёл к неожиданному открытию: что большинство афоризмов, которыми так пленялся Лев Николаевич, принадлежат не Лескову, а... Льву Николаевичу. Лесков же только собрал и сгруппировал их вместе, пользуясь записями из бесед, писем и дневников Толстого.
Когда В. Булгаков сказал Толстому о своем неожиданном открытии, последний отнесся к этому совершенно спокойно. Точно Булгаков сообщил ему о самом обычном явлении. И только через некоторое время, перелистывая рукопись с афоризмами, собранными Лесковым, Л. Н. произнес с особенным чувством:
- Я радуюсь, я узнаю свои мысли…».
«Такова, поистине чудесная, история печатаемых ныне задушевных дум, записанных любящей рукою», - заключал свой рассказ Пётр Алексеевич Сергеенко.
Иллюстрация 4: Пётр Алексеевич Сергеенко
Время появления этой единственной, насколько нам известно, публикации данного замечательного литературного анекдота (т.е. подлинной житейской истории, хотя и не лишённой привкуса забавности) было далеко не самым удачным: шёл второй год Великой войны, за которой последовали две революции, одна из которых тоже была объявлена впоследствии «Великой». Она решительно вычеркнула имя Николая Лескова из литературы. «Самого русского из русских писателей», который, по определению видного литературоведа,  критика и публициста князя Д.П. Святополк-Мирского, «всех глубже и шире знал русский народ таким, каков он есть», объявив его писателем «реакционным, буржуазно-настроенным»; пролетариату, стало быть, не только ненужным, но и вредным.
Досталось, как известно, и Льву Толстому. В цикле публикаций, начавшихся за два года до смерти «одного из наиболее известных русских писателей и мыслителей, одного из величайших писателей мира…» (в связи с его 80-летием) некий почти никому тогда не известный «Н.Ленин» опубликовал в газете «Пролетарий» статью «Лев Толстой как зеркало русской революции», в которой «гениально» поляризовал творчество живого на тот момент классика: с одной стороны тот отразил, дескать, беспросветную жизнь народа и никчемное, гнусное существование представителей «эксплуататорских классов», с другой – и сам он был такой: «помещик, юродствовавший во Христе». Смерть Льва Толстого (а, соответственно, и огромный интерес к нему) тоже были ситуационно использованы: цикл статей того же Ленина под заголовками «Л. Н. Толстой», «Л. Н. Толстой и современное рабочее движение», «Толстой и пролетарская борьба», «Л. Н. Толстой и его эпоха», составившие потом подборку, получившую общее название по заголовку первой публикации, были тиснуты в газетах «Социал-Демократ», «Наш Путь», «Рабочая Газета», «Звезда» за подписью «В. Ильин», «В. И-ин» и, опять же, «Н. Ленин». Толстой, изливавший, по мнению будущего вождя пролетариата, многие воды на мельницу мировой революции, был признан как бы «частично полезным»: «С одной стороны, самый трезвый реализм, срывание всех и всяческих масок». С другой – натурально, дурак дураком: вёл «проповедь одной из самых гнусных вещей, какие только есть на свете, именно: религии, стремление поставить на место попов по казенной должности - попов по нравственному убеждению», производил «культивирование самой утонченной и потому особенно омерзительной поповщины». Предельный утилитаризм в использовании жизни и творчества Льва Толстого был, впрочем, заявлен и здесь: «Святейший синод отлучил Толстого от церкви. Тем лучше. Этот подвиг зачтется ему в час народной расправы с чиновниками в рясах, жандармами во Христе, с темными инквизиторами, которые поддерживали еврейские погромы и прочие подвиги черносотенной царской шайки». Отомстили «за Толстого», как мы все хорошо знаем, действительно «по полной»: разрушением монастырей и церквей, зверскими убийствами священников и мирян. И впрямь: зачем с ними, «жандармами» и «инквизиторами», было церемониться? Которые «зеркало революции нашей» засиживали, будто мухи?
Зато истинные исповедники «толстовства» (имеется в виду не печально известное движение, секта с отказом от воинской службы, поедания мяса, приятием различного рода форм протестантства – которые коммуны, кстати говоря, большевиками тоже были безжалостно репрессированы в 1920-х годах), а люди, принимавшие наследие Толстого (и Лескова, заметим, тоже), в полном объёме и без изъятий - те немало хлебнули горя. Упомянутый любимый секретарь Льва Николаевича – В. Ф. Булгаков – как и многие другие толстовцы, выступавший против диалога с большевиками, был выслан в 1923 году из страны, многие годы провёл в эмиграции, и лишь после Великой Отечественной войны, в 1948 году, вернулся в СССР, чтобы стать затем на почти 20 лет хранителем Дома-музея Л.Н. Толстого в Ясной Поляне. Автор первой публикации «Мудрых мыслей…», ставших поводу к нашему разговору, П.А. Сергеенко, только тем и уцелел, что ушёл в полное общественное небытие, уехав подальше от Москвы: вся его литературная деятельность как писателя, биографа, фельетониста и театрального критика приходится на дореволюционный период.
Иллюстрация 5. Валентин Фёдорович Булгаков - любимый секретарь Л.Н. Толстого.
Любопытно вот ещё что. Лев Толстой (без изъятий), а особенно - Николай Лесков – это некоторые безошибочные индикаторы состояния общества. Как только социализм начинал поворачиваться к людям своим «человеческим лицом», так со стеллажей библиотек с книгами Лескова стали спадать «пломбы», коими были «запечатаны» эти полки. Впервые после 1917 года 11-томное (хотя и далеко не полное) собрание сочинений писателя было опубликовано «во время короткой хрущёвской оттепели…, в 1956-1958 годах». «Полного» нет до сих пор; 30-томник, предпринятый изданием в России ещё в 1996 году, застрял где-то на середине. И это ещё далеко не худший вариант: на Украине, со времён обретения т.н. Независимости, Лев Толстой оставался хотя бы как-то упоминаем, а Николай Лесков - вовсе исключён из программы преподавания в средней школе! Стоит ли после этого удивляться вопиющей безграмотности украинских школьников («книжное чтение – лучшее учение», никто этого правила не в силах отменить), и как следствие – кричащему мировоззренческому невежеству уже не только детей, но и взрослых – которые суть те же дети, лишь повзрослевшие?
Дерзнём заметить, что обойти вниманием писателя «от Бога» (а таковым Лесков является несомненно) – означает для всякого, небезразлично относящегося к своему образованию, сознательно оставить поистине зияющую дыру в своём миропонимании. Николай Семёнович, по мнению классического, до-революционного то есть, литературоведения был ярчайшим представителем т.н. консервативной беллетристики, возникшей «в 1862 г. как один из симптомов реакции, возникшей после всяких внутренних неурядиц и под впечатлением польского восстания». Вступая на литературное поприще, он «сначала вращался в передовых и либеральных кружках», но уже первые публикации «подняли страшную бурю в то горячее и тревожное время; вся пресса накинулась на Лескова; имя его сделалось чуть ли не бранным. Это так потрясло и ожесточило его, что он сразу покончил с левым лагерем, перешёл в правый и первым результатом озлобления был роман "Некуда" (1865 г.)». Персонажи этого произведения – революционер Райнер и нигилистка Лиза Бахарева, «герои своего времени» - получают разочарование на избранных ними жизненных путях, и гибнут: первый, как и его отец – в «огне революции»; вторая, потрясённая смертью Райнера-младшего – «умирает в кругу друзей, оплакавших в ней несчастную жертву современного движения». Им «некуда деться».
Иллюстрация 6: Николай Семёнович Лесков. Фото из раритетного издания: «Истории Русской Словесности» П.Н. Полевого.
Суть романа, впрочем, в ином: «многие заблуждения, распространённые в то время во взволнованном обществе, [были] опровергнуты Лесковым», - писал современный ему литературовед. Ним же, по поводу нового романа Лескова «На ножах», в котором Николай Семёнович «продолжил зло высмеивать нигилистов, представителей складывавшегося в те годы в России революционного движения, в представлении писателя сраставшегося с уголовщиной», где автор, по слову критика, «увлекался в большие крайности», было сказано о проявлении «ума смелого и независимого».
Дело не очень благодарное: в нескольких абзацах рассказать о творчестве даровитейшего писателя, заключающегося в трёх десятках книг. Заметим лишь, что взрослеющий литератор постепенно становится чужд «определённых политических тенденций», и прочно обосновывается на «нейтральной почве исторической и бытовой беллетристики». Общим местом в оценке его творчества является мастерское владение сложнейшими стилистическими приёмами, что подчас было способно сыграть и злую шутку: одно лишь упоминание о том, что-де легенду о Левше он записал «по тамошнему сказу от старого оружейника, тульского выходца» послужили обвинением в простом записывании «фольклора», а не изысканной импровизации. Упоминание пришлось опустить. Данное обстоятельство – прямое указание всякому пишущему читать и перечитывать Лескова: лучшего мастера, способного передать диалог и обстановку, в которой он совершался, дать описание всего, чего угодно.
Огромный пласт творчества Лескова – «создание для России иконостаса её святых и праведников». Здесь и повести «Запечатленный ангел», «Очарованный странник», и большой роман «Соборяне», и цикл рассказов, составивших сборник, так и названный: «Праведники», и серия произведений о подвижниках времён раннего христианства, сюжеты которых были заимствованы из византийского «Пролога» - сборника житий святых и рассказов назидательного свойства. Но к этому же «храмовому комплексу», возведённому Лесковым, следует отнести и «Полунощников», «Гору», «Час воли Божией», и очерк «Поповская чехарда и приходская прихоть», и даже «Мелочи архиерейской жизни» - «ряд картин, рисующих некоторые стороны быта нашей высшей духовной иерархии», - как весьма уклончиво сообщал о том современник писателя. Здесь, конечно, Лесков явно «переступил черту»: известно выражение, которое и теперь случается услышать от некоей бабки-прихожанки: «обсуждай весь мир, но только не своего архиерея»; максиму, законодательно закреплённую в папском догмате непогрешимости. Но у нас-то оно вроде бы так быть не должно?
По времени появления на свет (начало 1880-х) эти «Мелочи…» совпадают с начавшимся сближением Лескова со Львом Толстым, начало которому было положено, кажись, статьёй «Граф Л.Н. Толстой и Ф.М. Достоевский как ересиархи. (Религия страха и религия любви)», написанной как критика на книгу К. Леонтьева «Наши новые христиане» (1882). Далее были «защитительные», по отношению к Толстому, статьи «Лучший богомолец» с подзаголовком «Краткая повесть по Прологу с предисловием и послесловием о "тенденциях" гр. Толстого» (1886), «О куфельном мужике и проч. Заметки по поводу некоторых отзывов о Л. Толстом» (тогда же), и некоторые другие. За чем логично последовало личное знакомство в Москве (1887) и затем - «дружба по переписке», продолжавшаяся вплоть до смерти первого из них, Лескова, 5 марта 1895 года. Естественно, что Николай Семёнович вплоть до своей кончины оставался самым внимательным, самым чутким, хотя и… не всегда и во всём согласным читателем произведений Льва Толстого. О чём свидетельствуют и предлагаемые вашему вниманию извлечения из записанных разговоров Льва Николаевича со своими гостями в Ясной Поляне, его переписки с многочисленными корреспондентами, дневниковых записей. Огромный накопленный массив всей этой «мысленосной руды» был тщательно промыт Николаем Семёновичем на предмет отыскания в ней золотых самородков-умозаключений; порою сей благородный метал был аффинирован собственными замечаниями Лескова, и порою даже отчеканен ним в звонкую монету афоризма (вчитайтесь: найдёте не единажды).
Иллюстрация 7: Граф Л.Н. Толстой в саду Ясной Поляны. Фото из «Истории Русской Словесности» П.Н. Полевого.
Текст подан здесь в правописании, наиболее приближённом к орфографии подлинника (но без «еров», «ятей» и т.д.). Замечания Лескова обозначены скобками и литерой «М.» (вероятно, по псевдониму Николая Семёновича «М. Стебницкий»). Примечания автора данной публикации тоже отмечены отдельно – применением квадратных скобок и ссылкой на собственные инициалы.
***
1. Лучше ничего не делать, чем делать «ничего».
2. Если-бы Христос пришел и отдал в печать Евангелие, - дамы постарались-бы получить его автографы и больше ничего.
3. Великое горе не в том, что люди живут не по совести, но в том, что они живут по чужой, не по своей совести.
4. Если-бы делать выписки, составились-бы те книги, который нужны.
5. Правило: желать, сходясь с людьми, чтобы они тебя унизили, оскорбили, поставили в неловкое положение, а ты-бы был добр к ним.
6. Помнить всегда, что пашня посеяна и на ней всходы (т.-е. нежные условия чужого блага, который нельзя топтать. М).
7. Соперничать с мужиками - нужно меньше его проживать, если не можешь больше его работать.
8. Анархисты совсем правы, только не в насилии.
9. (В спорах) надо учиться молчать. Главное, помнить его, собеседника, пользу. Помнить, что он - губка, в которую хочу себя впитать...
10. От греха - страдание. От страдания - разумение. А от разумения - любовь.
11. (Нужно) быть готовым прослыть дураком, обманщиком, знать, что во всяком случае это будет... Жить для Бога... Презирать суждения людей.
12. Для лечения злых людей необходим хлороформ любви (чтобы не было больно).
13. В той мере, в какой человеку нужны деньги, он не исполняет христианского закона.
14. Злые люди для добрых это то же, что навоз для зерна.
15. (О своем изложении Еванг.[елия]). Многое не понравилось. Много ненужных натяжек (12 февр. 89 г.).
16. Средство служить людям одно - быть лучше.
17. Незнание - плод неясности не от незнания многого, но от многого знания. Возьми так назыв.[аемое] Св. Писание все с Библией. Боже, что за путаница в сознании. Возьми Новый Завет с посланиями - путаница большая. Возьми одно Евангелие - ясность, возьми одно слово Христа из Еванг.[елия] - какой свет!
18. Самая беда это – компромисс, принимаемый за принцип.
19. Я из глубины души достаю с болью и страшным трудом мысль; она замешивается в миллионы таких же мыслей и теряет свое значение (а они не мысли, а подобия их).
20. Многоописание есть бедствие. Нужно установить обычай, чтобы позорно было печатать при жизни, - только после смерти. Сколько осадку село и какая пошла-бы чистая вода.
21. Метод Христа есть по М. Арнольду Sweet reasonableness (любовная
разумность).
22. Надо быть совершенным, как Отец. Не только не робеть от такой гордости, но робеть от мысли о том, что можно забывать это.
23. Его (Бога) познаешь, когда ты в любви. Любовь это Его сила, проходящая чрез тебя, поворачивайся такой стороной, чтобы она проходила через тебя.
24. (Молитва) Обращение, следовательно, внимание к тому, к самому святому в себе, выдвигание его вперед. Святое же во мне есть святое и во всех, есть святое в самом себе, есть Бог. Молитва сильнейшее средство и единственное - вызывать в себе лучшее, что есть, и приучать себя жить им.
25. Человек поклоняется Богу по своему подобию.
Бог личный (которые чтут выше всего силу);
Бог прославляемый (которые чтут выше всего гордость);
Бог искупленья (которые чтут выше всего покаяние);
Бог самоотречения (которые чтут выше всего самоотречение: Будда, Христос).
26. Нужда и страдания не от материальных причин. Помогать нужно духовными дарами, одинаково нужными для бедных и богатых.
27. В науке неправильно одно значение, которое ей придают каждый ученый - справочная контора и их труд - справочные книги (таково построение фразы в оригинале, - прим. Ю.П.).
28. (Свобода - только для Святого: міръ для него перестает быть тюрьмой Quental).
29. О предоставлении Богу жить через меня.
30. Были и есть миллионы, х. число Христов, Будд, делавших дело жизни: они остались нам неизвестными, «но делом жизни они дошли до нас и сделали нас».
31. Христос - Логос, разумение, и он во всем... Надо, можно и должно жить так, чтобы быть Христом неизвестным. Да им в сущности и будешь всегда, т.-е. если ты святой, то ты будешь неизвестным (т.-е. тебя не поймут).
32. Неподчинение Богу - единственный источник зла: «страдать и сомневаться можно только в жизни, противной воле Бога».
33. Помни, что жизнь твоя есть только исполнение воли Бога в чистоте, смирении и любви.
34. Товары часто дешевы потому, что рабочий человек ценится дешево.
35. Не хвалить так же важно, как и не хулить. Ничто так не возбуждает гнева.
36. Жизнь христианская в полном отречении от собственности, безопасности, след.[овательно], насилия.
37. Потребности - питание, половое чувство, общение с людьми - переходят в похоти (обжорство, разврат, тщеславие). Как избежать: пост, чистота, смирение.
38. Молитва, которую напишу на ногте: помни, что ты работник дела Божьего.
39. Разрешение экономических затруднений для отдельного человека состоит в том, чтобы быть нужным.
40. Удаление в общину - грех, ошибка. Отдалить себя, чтобы не грязниться, есть величайшая нечистота.
41. Нужно одно - каждому приближаться к идеалу по мере света.
42. Все надо делать с молитвой, с мыслью о Боге и о Его воле.
43. Искусство, чтобы быть истинным, должно производить доброе. А чтобы
знать доброе, надо иметь міросозерцание, веру. Признак истинного искусства: новое, ясное и искренно-доброе.
44. Чудная пословица: ослабеет человек - слабей воды, окрепнет - крепче камня.
45. Наше дело - дело няньки - возрастить порученную нам жизнь.
46. ...Вызывать перед собою все хорошие черты человека, когда имеешь дело с ним.
47. Единение достигается лишь тогда, когда ищут не единения, а истины.
48. (Добро непосредственно не пересиливает зла: жертва твоя принимается как должное). Nb. Подумать.
49. Нужда принуждает к труду и воздержанию, восполняя слабость личной воли. Почему опасно богатство - снимает естеств.[енную] дисциплину.
50. Наследственность: передается только материальное.
51. Куаферт театральный купил имение, и ему в ноги падают мужики.
52. Человеку, чтобы узнать зло, надо вкусить от плода его, учиться не мозгами, а боками.
53. Одного опыта мало - нужно и знание-разумение.
54. (Буддисты). Всякий грех от незнания, а гнев уже наверное.
55. Главное... знать, что несем крест, и нести любя; работа без охоты становится мучительной.
56. Чтоб не было жестокого неравенства, которое составляет нашу язву... Надо отказаться от роскоши и цивилизации, будучи готовым устроить ее завтра же, только общую и равную. VII. 89.
57. Чтобы понять и сказать истину, надо каяться.
58. Крест жизни - тяжесть, но посылаемый от Бога не мучителен, как пуд муки, несомый для своей семьи.
59. Движение жизни - [изображена волнистая линия], прямая - путь Христов.
60. Чистота - в животной твоей жизни (лишения).
Смирение - в человеческой (унижение).
Любовь - в божеской (вражда).
61. (Составление символа веры есть обречение себя на сектантство: символы не соединяют, а разъединяют).
62. Верно, что ни одно мое усилие для Бога не пропадет.
63. Я горьким опытом узнал, что Царство Божие не придет, если не достигать его любовью.
64. Как Брюллов чуть-чуть изменил в картине и все стало другое. Все искусство в «чуть-чуть» и добрая жизнь там, где «чуть-чуть».
65. Любить можно только, подставляя щеку, только тех, которые бьют. И потому, чтобы иметь счастье любить, надо, чтобы тебя били.
66. Десять грехов по Будде:
3 телесных: убийство, воровство, похоть;
4 словесных: двуязычие, клевета, ложь, лесть;
3 умственных: зависть, гнев, обман.
67. Worlds-advance thought (очевидно, имелось в виду Worlds-advanced thought – Миры-передовой мысли, - прим. Ю.П.). Смерть есть пробуждение от заблуждения в реальности материальной жизни.
68. Люди в глубине души всегда знают, что хорошо и что дурно.
69. Моряк в определении пути руководится не внешним миром, а крошечной компасной стрелкой внутри корабля. Аналогия с совестью.
70. Все горести, неприятности - искушения.
71. Жить перед Богом, а не перед людьми. Все дела всегда переводить в эту «высшую инстанцию».
72. Искусство есть выражение нового содержания (через не подражание, а как зевотой).
73. Если, делая доброе дело, сам чувствуешь вражду или вызываешь у других враждебное чувство - остановись: значит, ты еще не умеешь делать то дело, за которое взялся.
74. Все мы с годами делаемся божественнее.
75. Нужно не противиться злу, а гибнуть во имя истины самому.
76. Нельзя сказать - какое состояние: здоровое или больное более удобно для служения Богу и людям.
77. Надо быть юродивым и в писании, т.-е. не заботиться особенно об отделке внешней.
78. Научи меня, Отец, поступать, как Ты: жалеть, делать и ждать.
79. Если-бы не было групп, хоть семьи, где люди работают для других, то люди не могли-бы жить.
80. Наивыгоднейшее устройство всех получится, когда каждый от сердца скажет: блаженны нищие, блаженны плачущие, гонимые... Когда будут искать блага духовного, совпадающего с жертвой, проверяемого жертвой.
81. Лучшего экономического устройства, чем теперь, - не может быть - пока цель людей есть личное благо. (М. не согласен: благо будет всегда личное, - только нужно его облагородить, сделать духовным).
82. При стремлении к личному благу не достигается ни личное благо, ни общее. При стремлении к самоотречению достигается и личное, и общее.
83. Душа - виноградная лоза, тело - колья, которые поддерживают ее. У нас всё внимание на культуру кольев, - виноград глохнет.
84. Толстой требует не установления Царства Божия на земле, а установления этого Царства внутри нас, 1-е есть внешняя цель и, как всякое внешнее дело, отвлекает от внутреннего - есть род пьянства. Жить только для спасения души.
85. Бог не сердится, не огорчается, не ослабевает, а все тот же добрый, радостный и всемогущий. Таков должен быть и я.
86. Жить в исполнении воли Бога. Но она вся – тайна - иначе жизнь была-бы конченой. Но есть признаки, когда мы поступаем по воле Бога и когда нет. «Как для лошади, которую вожжи пускают идти только в одном направлении».
87. NB. Если испытываешь полную свободу, ничем ненарушаемую, то живешь по воле Бога.
88. Если не чувствуешь враждебности ни к кому и знаешь, что к тебе не чувствуют, ты в воле Бога.
89. Хозяин воротит лошадь с шоссе в грязь - лошадь упирается, не зная, что хозяин, жалея её, едет на постоялый двор, чтобы сложить часть тяжести, и ждет приплода от нее.
90. Радоваться! Радоваться! Начинание жизни - радость. Радуйся на небо, на солнце, на звезды, на траву, деревья, животных, людей. Нарушается эта радость - значит ты ошибся где-нибудь, ищи эту ошибку и исправляй. Нарушается эта радость чаще всего корыстью, честолюбием. И то, и другое удовлетворяется трудами. Избегай труда для себя, мучительного, тяжелого труда. Деятельность для другого не есть труд. Будьте, как дети, радуйтесь всегда. Труд скорее порок, чем добродетель. «Христос не трудился».
91. Камень не может сделаться вредным и даже не полезным. Человек может, и это страшно.
92. Славянофильство - любовь к народу, признание истины в его формах жизни. Петр вывел высшее сословие на тот путь, где видно, что идти дальше некуда... тогда, когда народ не вышел из старого республиканского склада жизни.
93. Превосходная книга Тихона Задонского... Мне кажется, что я присутствую при зажигании костра... Дрова еще холодны и нетронуты, но, несомненно, загорятся все.
94. Жизнь по-Божьи вызывает злость людей (злящиеся люди), выедает грязь во всех закоулках, вычищает сердце до дна. - И это нужно человеку, желающему жить по-Божьи.
95. Не прощай себе, чтобы быть в состоянии прощать другим.
96. Не нужно задавать себе общие цели совершенствования: быть воздержанным, трудолюбивым, добрым и пр., а самые ближайшие практические, на сегодняшний день: задавать возможно частные нравственные задачи.
97. Я чувствую иногда, что я уже живу в нем, в том мире... Младенец, ребенок и юноша живут часто еще там, назади, в прошедшем мире и дурные дела их суть последствия их того сознания прежнего низшего міра.
98. Ограничиваться материальной благотворительностью - «большой грех». Богатые помогают едой и одеждой не из жалости, а потому что совестно. Диоген не мог испытывать другой жалости, кроме жалости за незнание истины.
99. Они помрут от другого воздуха. Что за беда, отвечу я: незачем жить здоровым поколениям людей без знания истины.
100. Толстой с 15 л.[ет] восторгался Руссо.
101. Да я сам не знаю себя, понятия не имею. Во всю длинную жизнь свою, только изредка кое-что из меня виднелось мне.
102. Служить Богу и ближнему можно только через себя, созидать свою деятельность на себе, на своём божественном начале (неизбежно обращать всю свою энергию на себя).
103. Говорить о человеке всегда так, как-бы я говорил ему, желая оставаться с ним другом.
104. Стремиться каждому только к вечному делу общего роста и только во имя его соединяться.
105. Только добро своей души покоряет зло души. (Нужно вызывать в человеке добро и им покорять его зло).
106. Осущест.[вление] (т.е. создание, - прим. Ю.П.) общины: - только подобие доброй жизни, внешнее ей подражание.
107. Человек переживает три фазиса и я, Толст.[ой], переживаю третий.
1-й ф. Человек живет для своих страстей - еда, питье, охота, женщины, тщеславие, гордость и жизнь полна. Так у меня было лет до 30, до седых волос (у многих это раньше гораздо).
2. Интерес блага людей, всех людей человечества... для осуществлен.[ия] Царства Божия (деят.[ельнось] школ, литер.[атура], раб.[ота], и проч.).
3. Служение Богу, исполнение Его воли по отношению к той Его сущности, которая поручена мне. Не самосовершенствования, это было прежде. Это стремление к чистоте божеской... приготовление к той жизни.
108. Не надо сердиться на злых: они прямо утверждают добро в добрых.
109. Науки и искусства без религиозной основы, т.-е. без цели, которой должно служить, непременно баловство, вздор и зло.
110. Не нужно негодовать на глупость жизни. Я знаю, что все это кипит в котле и варится или закисает, и сварится или закиснет. (Люди страдают? Да, ведь, это одно средство познания своих ошибок и исправления пути... Все делают дело Божье, хотят этого или нет).
111. Опровергать, полемизировать никогда не надо. (На тех, которые заблуждаются, надо действовать художеством, тогда захватишь совсем с потрохами и увлечешь куда надо. Спорить, опровергать нельзя, надо увлекать).
112. Единению людей, кроме любви, служит еще истина. Переходом к единой для всех истине люди соединяются между собой. (Суеверие разъединяет людей). Нынешняя наука, потерявшая религиозную основу, разъединяет.
113. Надо чувствовать себя послом Бога:
1. держать себя с достоинством, помня, кого ты представляешь;
2. быть ласковым, учтивым, дипломатом, мудрым, как змей, и
3. в виду иметь одну цель исполнения посольства.
114. У нас впереди идеалы высокие, а жизнь подлая, а у народа жизнь высокая, а идеалы подлые.
115. Личная жизнь - когда мы становимся под углом к действующей в нас силе Божьей, которая и есть мы. Движение жизни есть выпрямление нас по направлению Божьей воли. Выпрямившись, мы - лично исчезаем.
116. Странно! Я недавно стал это живо чувствовать, - то, что когда я умру, то я нисколько не умру, но буду жив во всём другом. Всё, что будет, будет я.
117. Материя - это средства отношения моего сознания с другими сознаниями. Материя - это пределы моей формы и мне подобных.
118. Любовь - это сознание единства и стремление к нему.
119. Мысль о том, что мне надо не мешать проявляться через меня Богу, удивительно утверждая и успокаивая, действует на меня.
120. Грубая ошибка - признание трех духовных начал: истина, добро, красота. Никаких таких начал нет. Если действия человека согласны с истиной, они - добро, а добро - красота. Истина, не имеющая последствием добра: (теория чисел и т. п.), добро, не имеющее в основе своей истины (благотворительность награбленным и т. п.), красота, не имеющая в основании добра (красота цветов, формы женщины и пр.), не суть ни истина, ни добро, но только подобие их.
121. Я сам для себя такой пророк. Я всегда думаю то, что еще не чувствую. И потом очень скоро начинаю чувствовать это самое.
122. Эмерсону сказали, что міръ скоро кончится. Он отвечал: Well, I think I can get along without it (Ну, я думаю, что могу обойтись без него). Очень важно.
123. 1-ая стадия - за зло отплатить;
2 - зло перенести, страдая;
3 - пожалеть злящегося;
4 -  помочь ему.
124. Половой акт потому так увлекателен, что он есть снятие с себя ответственности (исполнение закона жизни) и переложение его на других: не я буду достигать Царства Божия, а мои дети.
125. Важное и самое существенное деление людей: люди с раскаянием и люди без него.
126. Человек с рождения есть непрерывно гибнущее существо. Из погибели физической вылупляется невольно я духовный (не в умственной силе, а в смирении, преданности воле Божьей).
127. Помнить, что всегда умираешь, чтобы употребить в дело умирающую жизнь.
128. Тело - пища духа, леса, при которых строится жизнь. Материалисты - несчастные сумасшедшие.
129. Главная ошибка людей - самая обычная и вредная в том, что мы хотим что-то совершить в жизни: подвиг или хоть дело какое бы то ни было.
130. Дело наше в том, чтобы делать как должно то, что потребуется, т.-е. любовно.
131. Пока я не привел в исполнение то, что я узнал, я боюсь узнавать новое.
132. Материя это пределы меня, моего я... Но есть во мне нечто, не имеющее пределов, и единое - все. Это - вся моя духовная, разумная деятельность.
133. «Иметь целью свое счастье - ад. Благо других, служение Богу - небо, рай». (Из New Christianity). (Новое христианство – прим. Ю.П.).
134. Самоубийство есть усилие проснуться (когда видим дурной сон).
135. Где мы в Боге, т.-е. в истине, там все вместе, где в дьяволе, т.-е. во лжи, там все врозь.
136. Все положения, от положения землевладельца до палача, распределяются по своей нравственности и потому мало бывает хороших в своем положении. Надо (выбирать) то или другое...
137. Злоба, как и любовь, не химическое вещество, а органическое – как дрожжи, закваска.
138. Народов не было и не бывает христианских: есть люди-христиане, и таковые есть между турками, китайцами, индейцами.
139. У каждого человека на груди фонарь, - его разсудок, - и он освещает каждому его путь, его дела - разумные и неразумные.
140. Эпиктет, Сократ, Конфуций, Менций, Сакиа-Муни - это одно; а все Платоны, Аристотели, Декарты, Гегели, Шопенгауеры - совсем другое, как живописцы бывают художники и мастеровые. То мудрость и жизнь, это пустомыслие и слова.
141. Мерило одно: чтобы на тебя, радостно улыбаясь, смотрели сейчас и Бог, и люди. (Я прибавил-бы: и вся живая тварь и ты сам. М.).
142. Стихотворство - сумасшествие, чрезвычайно трудно передать свою мысль другому вообще, а тут задают себе задачу размера и окончаний. À d'autres! (В другом! – прим. Ю.П.)
143. Революция, госуд.[арственная] благотворительность (a la Вильгельм II), корпорация (в Америке) - все это глупые средства, самое глупое последнее. Аналогии с печью, в которой ломают трубу, чтобы тепло не уходило, вгоняют тепло назад, уговаривают его не выходить. Единственное средство показать людям, что богатство не только не есть благо, но отвлекает от истинного блага.
144. Чувствуешь себя личностью, когда слаб. Когда силен - не чувствуешь себя личностью и живешь, и не молишься Богу, как личности.
145. Многие из тех мыслей, которые я высказывал, принадлежат не мне, а людям, чувствующим родство со мною (и пишущим ему). Основная
мысль, скорее чувство, «Крейц.[еровой] сонаты» принадлежит одной женщине славянке, писавшей об угнетении женщ.[ин] половыми требованиями и пр.
146. (Лессинг: многие люди перестают думать, когда думанье начинает быть трудным). Я прибавил-бы: и плодотворным.
147. Искусство жизни - разделить в себе божеское и человеческое. В первом быть непоколебимым, во втором уступать.
148. Только одно есть доброе дело - открытие себе Бога.
149. Роскошная мясная пища ведет к катарру желудка, повальной болезни нашего быта. Сладкая эстетич.[еская] пища - поэмы, сонаты, романы, картины - катарр мозга, неспособность переваривать здоровую пищу.
150. Для Бога нужны не великие, а совершенные дела, только те, что сейчас делаешь, но в совершенстве.
151. Наибольшее сближение с Богом есть наибольшее сосредоточение в настоящем, и наоборот.
152. Уходить от людей - это самоубийство.
153. Молился, чтобы распространить Его истину примером, жертвой, но «Он не велит».
154. Господи, Отец, люблю Тебя, возьми меня. И благодарю Тебя за то, что ты открыл себя мне, не скрывался от меня. 16 VII 90.
155. Любовь описывается у французов - чувственно, у англичан - фарисейно, у немцев - напыщенно. Хотел написать роман любви целомудренной... для которой не возможен переход в чувственн.[ую] и которая лучшая защита от чувственности.
156. Думал лежа в лесу и глядя на дальний лес и небо. Не нужна мне, безполезна мне красота природы, как и красота искусства, гораздо низшая. Другое нужно и радует: а это только развлекает и отвлекает.
157. Искусство - одно из средств различения доброго от злого, одно из средств узнавания хорошего.
158. Не прямое, косвенное добывание себе хлеба есть поедание людей или подчинение и прислуживание людям, поедающим людей.
159. Нести крест свой на каждый день, с каждым человеком всегда начинать жить с начала, забыв все прошлые грехи.
160. «Возьмите иго Мое на себя и пр.». Особенно любит цитир.[овать] эт.[от] стих.
161. Я объяснил личное безсмертие в «О жизни» - неверно.
162. Только со смертью личности, приходя через всемерное осязание Бога, я могу сознавать других, как себя, т.-е. любить их, как себя. 26 VII 90.
163. Физич.[еская] сила тела затем, чтобы, сжигая её, тем светить духовно.
164. Ругаются от науки, как мужики от вина. Стало быть, наука их скверная.
165. Все благо, зла нет. Зло только во времени; не было-бы времени, не было-бы зла.
166. Осуждение остроумное - это под соусом труп. Без соуса отвратился-бы, а под соусом не заметишь, как проглотишь.
167. Любить надо учиться, упражняться, как музыке.
168. Помеха для добра - мы сами.
169. Грустно. И грустно, что грустно. Если-бы помнил: смирение, покорность и любовь - не было-бы грустно.
170. Научный приём, это приём умерщвления живого.
171. Христиане все по слову Христа были гонимы. Которые не были гонимы, не были христиане.
172. Ересь - то, что противно нашей ереси.
173. Вера Христова вся в деле, а не исповедании, исповедание делом.
174. Когда трудишься или страдаешь - некогда, нельзя молиться. Это надо делать прежде.
175. Мы знаем не то, что есть, а что должно быть.
176. Желания ставят тезисы уму.
177. Стремление к наслаждению и всегда сознание ошибки, стремление к труду для других и всегда радость.
178. Не человек вступает в жизнь вечную, а жизнь вечная бывает в человеке.
179. Смутно мы знаем, что мы делаем дело любви, знаем, что мы ведем любовью. И везти есть счастье и радость. И лошадь радуется, когда ее запрягают.
180. Рост жизни - увеличение любви.
181. Сознание греха освобождает от него. Прощаются грехи преодоленные.
182. Мыслить к сроку... Мысль, только тогда мысль и плодотворна, когда она ничем не связана. Так нет же, взяли и заковали ее в условия времени, чтобы обезсилить, обезличить ее. И именно эта форма обезсиленная стремится поглотить все. Философы, мудрецы свои думы высказывают к 1-му числу месяца и пророки тоже.
183. Учение Христа есть учение идеала. Если не идешь вперед, то идешь назад.
184. Исполнение воли Б.[ога] - дело жизни, но в чём воля Бога? (колебание: что делать?) Никакое положение и действие не соответствуют воле Бога. Всякое действие по своей воле, всякая перемена есть непокорность воле Бога. Исполнение же воли Бога, как и Царство его, внутри нас, исполнение не в действиях, а в покорности, в кротком и смиренном отношении к запросам жизни, в которой находимся. 21 XI 90.
185. Но если запросы жизни противны совести? Отнесись к ним с кротостью и смирением, т.-е. отказывайся от исполнения их без хвастовства и озлобления, а с кротостью и смирением.
186. Воля Бога не в том что делать, а как делать.
187. Молитва постоянная: хочу не себе, не людям, но Тебе.
188. Стараюсь не отдаваться надежде на скорое пришествие (смерти), а жить вечною жизнью теперь так же, как буду жить после смерти. То не будет другое, а то-же.
189. Благодаря ценз.[уре] литература есть праздное занятие. Единое, что нужно, что оправдывает занятие литерат.[урой] - вырезается... Обмануть правит.[ельственную] цензуру - нельзя, как думают писатели, как нельзя обмануть человека, которому-бы потихоньку хотели поставить горчичник. Как только начнёт действовать, он сорвет его.
190. Чтобы понять предмет, нужно не вникать в него, разбирать и пр., а нужно очищать свое сердце от желаний, пристрастий и пр.
191. Сверхъестественное сверхъестественно только для людей научного круга; для простых оно не сверхъестественно, чудеса в природе вещей. Мысль Ренана. 91 г.
192. Любишь и радуешься. И стоит только подумать, как о тебе думают люди, чтобы любовь твоя перешла в злобу, а радость - в печаль.
193. Принцип общего блага, благо многих людей вместе столь же пагубно, как и принцип личного блага.
194. Не организацией можно достигнуть наилучшего порядка на земле: отгадать будущую организацию невозможно. Пчелы и муравьи безсознательно следуют своему инстинкту и доходят до целесообразного порядка; так и люди: порядок сам сложится, лишь-бы каждый из нас следовал своему закону жизни, любви, кротости.
195. Если-бы пчелы могли сверх своего инстинкта, как мы называем, ещё придумывать наилучшее устройство своей общественной жизни, они придумали бы такую жизнь, что погибли бы.
196. Они (материалисты) правы, что мысль можно разсматривать, как движ.[имую] вещь, но по любви – жизни - нельзя.
197. Против стачек стачки и капиталисты, котор.[ых] защищает власть, сила, всегда будут сильнее.
198. Чем больше сосредоточиваться в узком определённом деле, тем радостнее и плодотворнее.
199. Как Авраам для Бога занес руку на единственного сына, нужно быть готовым сжечь, уничтожить все то, что любишь.
200. Свобода в безконечном. Есть в человеке бсзконечное, он свободен; нет, - он вещь.
201. Ренан говорить, что «la mort d'un français est un fait moral, tandis que la mort d'un cosaque  n'est qu'un fait phisiologi que» (смерть французов является моральным фактом, в то время как смерть казака является фактом физиологическим – прим. Ю.П.)
202. Нравственным нельзя быть относительно одного человека: нравственным необходимо быть относительно всего: нравств.[енным] быть значит иметь любовь. Нравственность есть жизнь реальная духа, питаемая веществом.
203. Diderot: «Люди будут счастливы только тогда, когда у них не будет царей, начальства, моего и твоего (будут-ли счастливы? М.).
204. Истинная жизнь в самоотречении: доказано потребностью жертв и страдания. Стремление это временами, но оно искренно и сильно. Что оно безсмысленно часто, тем болеее (?) подтверждает его естественность (но еще чаще потребность в захвате? Аргумент слабый. М).
205. Бсзплодность филантропии и социалистич.[еских] организаций. «Нужно, чтобы принцип борьбы заменился принципом жертвы, любви» (?).
206. Благодетельна не только физическая, но и нравственная боль. Она и учит.
207. Генри Джемс: Истинный прогресс есть, как при высекании статуи отнятие всего лишнего.
208. Люди мало знают или оттого, что они много думают о том, что не дано знать: Бог, вечность, дух и пр., или о том, о чем не стоить думать: как мерзнет вода, о теории чисел и пр.
209. Один узкий путь знания, как и добра: знать нужно только то, как жить.
210. Материальная жизнь только тень.
211. Великая истина Лаодзе non agir (франц., не действует, - прим. Ю.П.), ничего не делать, не затевать, а только отдаваться тому, чему считаешь хорошим отдаваться, отдаваться тому, в чем совпадаешь с потоком, с волей Бога.
212. Делаешь зло себе и людям один раз от того, что не сделал, и 10 тысяч раз от того, что сделал.
213. Наборщик, не знающий языка, лучше набирает, не догадываясь по-своему смысла. Так надо и жить, не догадываясь о смысле того, что делаешь, неугадываешь дела, будто-бы нужного Богу, а делать одно за другим то, что велит Бог, набирая букву за буквой.
214. Страдания людей: нужно для этого свою жизнь сделать лучше.
215. Не верить разуму все равно, что не верить обонянию и вкусу для пищи; (Нельзя принимать учение, не поверяя его разумом).
216. Когда человек умирает, то сознание отделяется от него, как созревшее, отпавшее семя, и ищет почвы, чтобы жить снова.
217. Верить в то, что человеку, а потому и человечеству стоить только захотеть, чтобы с корнем вырвать из себя зло.
218. Главная забота людей не прокормиться, а обжорство. Главная деятельность людей направлена на еду. В среднем все едят, я думаю, втрое более того, что нужно по количеству, и в 10 р.[аз] более по ценности труду приобретения.
219. Нравственный упадок, готовность пасть это большей частью состояние сомнамбулизма, когда спят высшие духовные силы... Надо не бороться, все это напрасно, а понять, что спишь, и постараться проснуться (как в кошмаре).
220. Le nоn agir (отсутствие акта действия, - прим. Ю.П.) не есть слабость, покорность; напротив: это проявление высшей силы, принятие в себя воли Б.[ога]. Суета жизни, энергичная деятельность житейская есть большею частью признак слабости, покорности придворные - тип суетлив.[ой] деят.[ельности] и нет более рабского состояния.
221. Знаю несомненно, что совокупление есть мерзость, на которую можно смотреть и думать о ней только под влиянием похоти. Любя женщину и т. д. Даже для того, чтобы иметь детей, не станешь делать этого с женщиной, которую любишь. Пишу это в то время, как сам одержим похотью, с которой не могу бороться. 22 V 90.
222. Ненатуральное скорее признак доброго.
223. (Грусть, печаль не дурны, как дум.[анье]). В унылом настроении весёлость так же неприятна, как в весёлом настроении - грусть (разница в том, что грусть, даже в весельи, хоть и тяжела, но не противна, тогда как веселье - если это не прелестные дети - среди грусти противно).
224. Нужно знать меру и в физич.[еской] работе: через меру она озверяет. Но, зная, что она озверяет, тем более нельзя сваливать ее на других.
225. Все, что во мне, через меня жило, - это Бог (вечное, разумное, любовное), начало жизни. Оно самое и есть я.
226. Я не делаю этого (напр., не избегаю присяги), п. ч. это малость, не стоит того. Все хорошее - малость. Большую малость сделать мерзость, а доброе дело всегда мало, незаметно. Добро совершается не по вулканической, а по нептунич.[еской] теории.
227. Крестьяне в роскоши, в развр.[ате] начинают то, что мы кончаем.
228. Утверждать, что женщина в среднем одарена тою же духовною силою, как и мужчина... значит, умышленно обманывать себя, и во вред женщине. Женщина более слабое духовно существо, т.-е. плоть ее меньше покорна духу. Главная черта женская - меньшая вера велениям разума.
229. Материальное добро не есть добро, как положение красок на картину не есть еще живопись, хотя живопись невозможна без наложения красок. Добро - жертва, трата собственной животной жизни, как свет требует траты горючего материала.
230. Материальное самое большое дело будет, т. е. ничто, а духовно - определённая величина. Нищих всегда имеете, т.-е. всегда есть кому помогать.
231. Добродетель невозможна без воздержания, как любовь без самоотречения.
232. Жизнь - проявление индивидуальности, воспитание стирает её.
233. Вор не тот, кто взял необходимое, а тот, кто удерживает ненужное.
234. Свобода воли есть сознание своей жизни, закона жизни, стремления выполнить его.
235. Помоги, Господи... Разумеется помощь во мне и я взываю к себе, к своей божеской природе или чрез свою божескую природу.
235. Нелепость нашей жизни происходит от власти женщин; власть же женщин происходит от невоздержания мужчин, так что причина безобразной жизни - невоздержание мужчин.
237. Для чего служит мясо яблока: для семени или для едущих? повидимому, для того и другого: лишь-бы пищей жизни. М.
238. Религиозное чувство есть способность провидеть, чувством познавать.
239. Преданность воле Божией есть необходимое условие христ.[ианской] жизни, исключает возможность определенного желания и потому прошения.
240. Религиозное чувство есть провидение (оттого религ.[иозные] люди и называются пророками), такое ясное представление того, что должно быть, что это предст.[аление] служ. [ит] лучш.[им] руков.[одством] жизни.
241. Нерелигиозные люди (или мало религиозные) руководятся тем, что было, преданием, а не тем, что должно быть, и религиозных считают безбожниками.
242. Грех денег... в произвольном употреблении их, в пользовании той властью, какую они дают, не грех употреблять [их] на нужду свою и ближних, грех - на роскошь и т. п.
243. Только тогда и начинается настоящая жизнь, когда не знаешь, что будет. Только тогда творишь жизнь и исполняешь волю Бога. Он знает. Только такая деятельность и служит свидетельством веры в Бога и в Его закон. Только тогда и свобода и жизнь.
244. «Человек бывает силен только тогда, когда он один» (Ибсен).
245. Всякая работа дает возможность человеку уйти из себя в работу. Всякая работа есть раб.[ота] Божьего дела.
Примерно за полгода своей до кончины граф Лев Толстой получил по почте тетрадь своего, вот уже пятнадцать лет как безвременно ушедшего друга, духовно и душевно близкого – Николая Лескова, содержавшую некие сентенции, рассуждения, силлогизмы – словом, глубокие мысли, столь ценимыми яснополянским философом. Близкий человек величайшего русского писателя, литератор П.А. Сергеенко (автор снискавшей достаточно широкую известность в дореволюционной России книги «Как живёт и работает граф Лев Николаевич Толстой», 1898 год), спустя пять лет после смерти своего учителя, так рассказывал об этом замечательном происшествии.
«Весною 1910 г.[ода] один из друзей Л. Н. Толстого прислал в Ясную Поляну рукопись, переписанную на пишущей машинке, с собранием афоризмов Н. С. Лескова. Толстой начал просматривать рукопись и с первых же строк чтения загорался необыкновенным интересом. Некоторые мысли несказанно восхитили его. Он жадно читал рукопись и упивался ее содержанием. Наконец, не выдержал и устремился с драгоценной тетрадью, чтобы поделиться полученными сокровищами с близкими людьми.
- Слушайте! - призывно возгласил Лев Николаевич, входя в так называемую «ремингтонную» комнату, где находились в то время его дочери и В. Ф. Булгаков - секретарь Льва Николаевича. - Слушайте, как это хорошо!
И Л. Н. начал с увлечением читать:
«Лучше ничего не делать, чем делать ничего»...
«Если-бы Христос пришел теперь и отдал в печать Евангелие, - дамы постарались-бы получить Его автограф и больше ничего»...
Но при чтении одного афоризма произошел неожиданный эпизод. Толстой прочел вслух:
«Правило: желать, сходясь с людьми, чтобы они тебя унизили, оскорбили, поставили в неловкое положение, а ты-бы был добр к ним»...
При этих словах голос у Льва Николаевича вдруг пресёкся. Он оборвал чтение и поспешно вышел из комнаты. Слезы душили его от волнения, вызванного претворением прочитанной мысли в душевную эмоцию.
Через некоторое время он, однако, вернулся в «ремингтонную», овладевши собою, и снова начал делиться содержанием драгоценной рукописи, поминутно повторяя:
- Как это верно! Как это глубоко!..
За обедом, и потом за вечерним чаем Л. Н. продолжал говорить с особенным одушевлением о полученной рукописи и цитировал лесковские афоризмы.
Приехали в Ясную Поляну Стаховичи (сестра и брат), потом еще гости. И со всеми Л. Н. радостно делился полученными им сокровищами. Одно только стало смущать его: что, может быть, скоро придется разстаться с драгоценной рукописью и отослать ее. Заботливый В. Ф. Булгаков навел справки по этому поводу и получил от приславшего рукопись извещение, что лесковские афоризмы предоставлены в полное распоряжение Льва Николаевича. Он был в восхищении. Прошло некоторое время.
Толстой, не переставая увлекаться лесковскими афоризмами, обратился с просьбой к своему любимому секретарю, чтобы тот выбрал из драгоценной тетради наиболее яркие и выдающиеся по новизне мысли по известным вопросам. В. Булгаков приступил к осуществлению сделанного ему поручения. Но, после внимательного ознакомления с рукописью, пришёл к неожиданному открытию: что большинство афоризмов, которыми так пленялся Лев Николаевич, принадлежат не Лескову, а... Льву Николаевичу. Лесков же только собрал и сгруппировал их вместе, пользуясь записями из бесед, писем и дневников Толстого.
Когда В. Булгаков сказал Толстому о своем неожиданном открытии, последний отнесся к этому совершенно спокойно. Точно Булгаков сообщил ему о самом обычном явлении. И только через некоторое время, перелистывая рукопись с афоризмами, собранными Лесковым, Л. Н. произнес с особенным чувством:
- Я радуюсь, я узнаю свои мысли…».
«Такова, поистине чудесная, история печатаемых ныне задушевных дум, записанных любящей рукою», - заключал свой рассказ Пётр Алексеевич Сергеенко.
Время появления этой единственной, насколько нам известно, публикации данного замечательного литературного анекдота (т.е. подлинной житейской истории, хотя и не лишённой привкуса забавности) было далеко не самым удачным: шёл второй год Великой войны, за которой последовали две революции, одна из которых тоже была объявлена впоследствии «Великой». Она решительно вычеркнула имя Николая Лескова из литературы. «Самого русского из русских писателей», который, по определению видного литературоведа,  критика и публициста князя Д.П. Святополк-Мирского, «всех глубже и шире знал русский народ таким, каков он есть», объявив его писателем «реакционным, буржуазно-настроенным»; пролетариату, стало быть, не только ненужным, но и вредным.
.
Досталось, как известно, и Льву Толстому. В цикле публикаций, начавшихся за два года до смерти «одного из наиболее известных русских писателей и мыслителей, одного из величайших писателей мира…» (в связи с его 80-летием) некий почти никому тогда не известный «Н.Ленин» опубликовал в газете «Пролетарий» статью «Лев Толстой как зеркало русской революции», в которой «гениально» поляризовал творчество живого на тот момент классика: с одной стороны тот отразил, дескать, беспросветную жизнь народа и никчемное, гнусное существование представителей «эксплуататорских классов», с другой – и сам он был такой: «помещик, юродствовавший во Христе». Смерть Льва Толстого (а, соответственно, и огромный интерес к нему) тоже были ситуационно использованы: цикл статей того же Ленина под заголовками «Л. Н. Толстой», «Л. Н. Толстой и современное рабочее движение», «Толстой и пролетарская борьба», «Л. Н. Толстой и его эпоха», составившие потом подборку, получившую общее название по заголовку первой публикации, были тиснуты в газетах «Социал-Демократ», «Наш Путь», «Рабочая Газета», «Звезда» за подписью «В. Ильин», «В. И-ин» и, опять же, «Н. Ленин». Толстой, изливавший, по мнению будущего вождя пролетариата, многие воды на мельницу мировой революции, был признан как бы «частично полезным»: «С одной стороны, самый трезвый реализм, срывание всех и всяческих масок». С другой – натурально, дурак дураком: вёл «проповедь одной из самых гнусных вещей, какие только есть на свете, именно: религии, стремление поставить на место попов по казенной должности - попов по нравственному убеждению», производил «культивирование самой утонченной и потому особенно омерзительной поповщины». Предельный утилитаризм в использовании жизни и творчества Льва Толстого был, впрочем, заявлен и здесь: «Святейший синод отлучил Толстого от церкви. Тем лучше. Этот подвиг зачтется ему в час народной расправы с чиновниками в рясах, жандармами во Христе, с темными инквизиторами, которые поддерживали еврейские погромы и прочие подвиги черносотенной царской шайки». Отомстили «за Толстого», как мы все хорошо знаем, действительно «по полной»: разрушением монастырей и церквей, зверскими убийствами священников и мирян. И впрямь: зачем с ними, «жандармами» и «инквизиторами», было церемониться? Которые «зеркало революции нашей» засиживали, будто мухи?
.
Зато истинные исповедники «толстовства» (имеется в виду не печально известное движение, секта с отказом от воинской службы, поедания мяса, приятием различного рода форм протестантства – которые коммуны, кстати говоря, большевиками тоже были безжалостно репрессированы в 1920-х годах), а люди, принимавшие наследие Толстого (и Лескова, заметим, тоже), в полном объёме и без изъятий - те немало хлебнули горя. Упомянутый любимый секретарь Льва Николаевича – В. Ф. Булгаков – как и многие другие толстовцы, выступавший против диалога с большевиками, был выслан в 1923 году из страны, многие годы провёл в эмиграции, и лишь после Великой Отечественной войны, в 1948 году, вернулся в СССР, чтобы стать затем на почти 20 лет хранителем Дома-музея Л.Н. Толстого в Ясной Поляне. Автор первой публикации «Мудрых мыслей…», ставших поводу к нашему разговору, П.А. Сергеенко, только тем и уцелел, что ушёл в полное общественное небытие, уехав подальше от Москвы: вся его литературная деятельность как писателя, биографа, фельетониста и театрального критика приходится на дореволюционный период.
Любопытно вот ещё что. Лев Толстой (без изъятий), а особенно - Николай Лесков – это некоторые безошибочные индикаторы состояния общества. Как только социализм начинал поворачиваться к людям своим «человеческим лицом», так со стеллажей библиотек с книгами Лескова стали спадать «пломбы», коими были «запечатаны» эти полки. Впервые после 1917 года 11-томное (хотя и далеко не полное) собрание сочинений писателя было опубликовано «во время короткой хрущёвской оттепели…, в 1956-1958 годах». «Полного» нет до сих пор; 30-томник, предпринятый изданием в России ещё в 1996 году, застрял где-то на середине. И это ещё далеко не худший вариант: на Украине, со времён обретения т.н. Независимости, Лев Толстой оставался хотя бы как-то упоминаем, а Николай Лесков - вовсе исключён из программы преподавания в средней школе! Стоит ли после этого удивляться вопиющей безграмотности украинских школьников («книжное чтение – лучшее учение», никто этого правила не в силах отменить), и как следствие – кричащему мировоззренческому невежеству уже не только детей, но и взрослых – которые суть те же дети, лишь повзрослевшие?
.
Дерзнём заметить, что обойти вниманием писателя «от Бога» (а таковым Лесков является несомненно) – означает для всякого, небезразлично относящегося к своему образованию, сознательно оставить поистине зияющую дыру в своём миропонимании. Николай Семёнович, по мнению классического, до-революционного то есть, литературоведения был ярчайшим представителем т.н. консервативной беллетристики, возникшей «в 1862 г. как один из симптомов реакции, возникшей после всяких внутренних неурядиц и под впечатлением польского восстания». Вступая на литературное поприще, он «сначала вращался в передовых и либеральных кружках», но уже первые публикации «подняли страшную бурю в то горячее и тревожное время; вся пресса накинулась на Лескова; имя его сделалось чуть ли не бранным. Это так потрясло и ожесточило его, что он сразу покончил с левым лагерем, перешёл в правый и первым результатом озлобления был роман "Некуда" (1865 г.)». Персонажи этого произведения – революционер Райнер и нигилистка Лиза Бахарева, «герои своего времени» - получают разочарование на избранных ними жизненных путях, и гибнут: первый, как и его отец – в «огне революции»; вторая, потрясённая смертью Райнера-младшего – «умирает в кругу друзей, оплакавших в ней несчастную жертву современного движения». Им «некуда деться».
Суть романа, впрочем, в ином: «многие заблуждения, распространённые в то время во взволнованном обществе, [были] опровергнуты Лесковым», - писал современный ему литературовед. Ним же, по поводу нового романа Лескова «На ножах», в котором Николай Семёнович «продолжил зло высмеивать нигилистов, представителей складывавшегося в те годы в России революционного движения, в представлении писателя сраставшегося с уголовщиной», где автор, по слову критика, «увлекался в большие крайности», было сказано о проявлении «ума смелого и независимого».
.
Дело не очень благодарное: в нескольких абзацах рассказать о творчестве даровитейшего писателя, заключающегося в трёх десятках книг. Заметим лишь, что взрослеющий литератор постепенно становится чужд «определённых политических тенденций», и прочно обосновывается на «нейтральной почве исторической и бытовой беллетристики». Общим местом в оценке его творчества является мастерское владение сложнейшими стилистическими приёмами, что подчас было способно сыграть и злую шутку: одно лишь упоминание о том, что-де легенду о Левше он записал «по тамошнему сказу от старого оружейника, тульского выходца» послужили обвинением в простом записывании «фольклора», а не изысканной импровизации. Упоминание пришлось опустить. Данное обстоятельство – прямое указание всякому пишущему читать и перечитывать Лескова: лучшего мастера, способного передать диалог и обстановку, в которой он совершался, дать описание всего, чего угодно.
.
Огромный пласт творчества Лескова – «создание для России иконостаса её святых и праведников». Здесь и повести «Запечатленный ангел», «Очарованный странник», и большой роман «Соборяне», и цикл рассказов, составивших сборник, так и названный: «Праведники», и серия произведений о подвижниках времён раннего христианства, сюжеты которых были заимствованы из византийского «Пролога» - сборника житий святых и рассказов назидательного свойства. Но к этому же «храмовому комплексу», возведённому Лесковым, следует отнести и «Полунощников», «Гору», «Час воли Божией», и очерк «Поповская чехарда и приходская прихоть», и даже «Мелочи архиерейской жизни» - «ряд картин, рисующих некоторые стороны быта нашей высшей духовной иерархии», - как весьма уклончиво сообщал о том современник писателя. Здесь, конечно, Лесков явно «переступил черту»: известно выражение, которое и теперь случается услышать от некоей бабки-прихожанки: «обсуждай весь мир, но только не своего архиерея»; максиму, законодательно закреплённую в папском догмате непогрешимости. Но у нас-то оно вроде бы так быть не должно?
.
По времени появления на свет (начало 1880-х) эти «Мелочи…» совпадают с начавшимся сближением Лескова со Львом Толстым, начало которому было положено, кажись, статьёй «Граф Л.Н. Толстой и Ф.М. Достоевский как ересиархи. (Религия страха и религия любви)», написанной как критика на книгу К. Леонтьева «Наши новые христиане» (1882). Далее были «защитительные», по отношению к Толстому, статьи «Лучший богомолец» с подзаголовком «Краткая повесть по Прологу с предисловием и послесловием о "тенденциях" гр. Толстого» (1886), «О куфельном мужике и проч. Заметки по поводу некоторых отзывов о Л. Толстом» (тогда же), и некоторые другие. За чем логично последовало личное знакомство в Москве (1887) и затем - «дружба по переписке», продолжавшаяся вплоть до смерти первого из них, Лескова, 5 марта 1895 года. Естественно, что Николай Семёнович вплоть до своей кончины оставался самым внимательным, самым чутким, хотя и… не всегда и во всём согласным читателем произведений Льва Толстого. О чём свидетельствуют и предлагаемые вашему вниманию извлечения из записанных разговоров Льва Николаевича со своими гостями в Ясной Поляне, его переписки с многочисленными корреспондентами, дневниковых записей. Огромный накопленный массив всей этой «мысленосной руды» был тщательно промыт Николаем Семёновичем на предмет отыскания в ней золотых самородков-умозаключений; порою сей благородный метал был аффинирован собственными замечаниями Лескова, и порою даже отчеканен ним в звонкую монету афоризма (вчитайтесь: найдёте не единажды).
Текст подан здесь в правописании, наиболее приближённом к орфографии подлинника (но без «еров», «ятей» и т.д.). Замечания Лескова обозначены скобками и литерой «М.» (вероятно, по псевдониму Николая Семёновича «М. Стебницкий»). Примечания автора данной публикации тоже отмечены отдельно – применением квадратных скобок и ссылкой на собственные инициалы.
.
***
.
1. Лучше ничего не делать, чем делать «ничего».
2. Если-бы Христос пришел и отдал в печать Евангелие, - дамы постарались-бы получить его автографы и больше ничего.
3. Великое горе не в том, что люди живут не по совести, но в том, что они живут по чужой, не по своей совести.
4. Если-бы делать выписки, составились-бы те книги, который нужны.
5. Правило: желать, сходясь с людьми, чтобы они тебя унизили, оскорбили, поставили в неловкое положение, а ты-бы был добр к ним.
6. Помнить всегда, что пашня посеяна и на ней всходы (т.-е. нежные условия чужого блага, который нельзя топтать. М).
7. Соперничать с мужиками - нужно меньше его проживать, если не можешь больше его работать.
8. Анархисты совсем правы, только не в насилии.
9. (В спорах) надо учиться молчать. Главное, помнить его, собеседника, пользу. Помнить, что он - губка, в которую хочу себя впитать...
10. От греха - страдание. От страдания - разумение. А от разумения - любовь.
11. (Нужно) быть готовым прослыть дураком, обманщиком, знать, что во всяком случае это будет... Жить для Бога... Презирать суждения людей.
12. Для лечения злых людей необходим хлороформ любви (чтобы не было больно).
13. В той мере, в какой человеку нужны деньги, он не исполняет христианского закона.
14. Злые люди для добрых это то же, что навоз для зерна.
15. (О своем изложении Еванг.[елия]). Многое не понравилось. Много ненужных натяжек (12 февр. 89 г.).
16. Средство служить людям одно - быть лучше.
17. Незнание - плод неясности не от незнания многого, но от многого знания. Возьми так назыв.[аемое] Св. Писание все с Библией. Боже, что за путаница в сознании. Возьми Новый Завет с посланиями - путаница большая. Возьми одно Евангелие - ясность, возьми одно слово Христа из Еванг.[елия] - какой свет!
18. Самая беда это – компромисс, принимаемый за принцип.
19. Я из глубины души достаю с болью и страшным трудом мысль; она замешивается в миллионы таких же мыслей и теряет свое значение (а они не мысли, а подобия их).
20. Многоописание есть бедствие. Нужно установить обычай, чтобы позорно было печатать при жизни, - только после смерти. Сколько осадку село и какая пошла-бы чистая вода.
21. Метод Христа есть по М. Арнольду Sweet reasonableness (любовная
разумность).
22. Надо быть совершенным, как Отец. Не только не робеть от такой гордости, но робеть от мысли о том, что можно забывать это.
23. Его (Бога) познаешь, когда ты в любви. Любовь это Его сила, проходящая чрез тебя, поворачивайся такой стороной, чтобы она проходила через тебя.
24. (Молитва) Обращение, следовательно, внимание к тому, к самому святому в себе, выдвигание его вперед. Святое же во мне есть святое и во всех, есть святое в самом себе, есть Бог. Молитва сильнейшее средство и единственное - вызывать в себе лучшее, что есть, и приучать себя жить им.
25. Человек поклоняется Богу по своему подобию.
Бог личный (которые чтут выше всего силу);
Бог прославляемый (которые чтут выше всего гордость);
Бог искупленья (которые чтут выше всего покаяние);
Бог самоотречения (которые чтут выше всего самоотречение: Будда, Христос).
26. Нужда и страдания не от материальных причин. Помогать нужно духовными дарами, одинаково нужными для бедных и богатых.
27. В науке неправильно одно значение, которое ей придают каждый ученый - справочная контора и их труд - справочные книги (таково построение фразы в оригинале, - прим. Ю.П.).
28. (Свобода - только для Святого: міръ для него перестает быть тюрьмой Quental).
29. О предоставлении Богу жить через меня.
30. Были и есть миллионы, х. число Христов, Будд, делавших дело жизни: они остались нам неизвестными, «но делом жизни они дошли до нас и сделали нас».
31. Христос - Логос, разумение, и он во всем... Надо, можно и должно жить так, чтобы быть Христом неизвестным. Да им в сущности и будешь всегда, т.-е. если ты святой, то ты будешь неизвестным (т.-е. тебя не поймут).
32. Неподчинение Богу - единственный источник зла: «страдать и сомневаться можно только в жизни, противной воле Бога».
33. Помни, что жизнь твоя есть только исполнение воли Бога в чистоте, смирении и любви.
34. Товары часто дешевы потому, что рабочий человек ценится дешево.
35. Не хвалить так же важно, как и не хулить. Ничто так не возбуждает гнева.
36. Жизнь христианская в полном отречении от собственности, безопасности, след.[овательно], насилия.
37. Потребности - питание, половое чувство, общение с людьми - переходят в похоти (обжорство, разврат, тщеславие). Как избежать: пост, чистота, смирение.
38. Молитва, которую напишу на ногте: помни, что ты работник дела Божьего.
39. Разрешение экономических затруднений для отдельного человека состоит в том, чтобы быть нужным.
40. Удаление в общину - грех, ошибка. Отдалить себя, чтобы не грязниться, есть величайшая нечистота.
41. Нужно одно - каждому приближаться к идеалу по мере света.
42. Все надо делать с молитвой, с мыслью о Боге и о Его воле.
43. Искусство, чтобы быть истинным, должно производить доброе. А чтобы
знать доброе, надо иметь міросозерцание, веру. Признак истинного искусства: новое, ясное и искренно-доброе.
44. Чудная пословица: ослабеет человек - слабей воды, окрепнет - крепче камня.
45. Наше дело - дело няньки - возрастить порученную нам жизнь.
46. ...Вызывать перед собою все хорошие черты человека, когда имеешь дело с ним.
47. Единение достигается лишь тогда, когда ищут не единения, а истины.
48. (Добро непосредственно не пересиливает зла: жертва твоя принимается как должное). Nb. Подумать.
49. Нужда принуждает к труду и воздержанию, восполняя слабость личной воли. Почему опасно богатство - снимает естеств.[енную] дисциплину.
50. Наследственность: передается только материальное.
51. Куаферт театральный купил имение, и ему в ноги падают мужики.
52. Человеку, чтобы узнать зло, надо вкусить от плода его, учиться не мозгами, а боками.
53. Одного опыта мало - нужно и знание-разумение.
54. (Буддисты). Всякий грех от незнания, а гнев уже наверное.
55. Главное... знать, что несем крест, и нести любя; работа без охоты становится мучительной.
56. Чтоб не было жестокого неравенства, которое составляет нашу язву... Надо отказаться от роскоши и цивилизации, будучи готовым устроить ее завтра же, только общую и равную. VII. 89.
57. Чтобы понять и сказать истину, надо каяться.
58. Крест жизни - тяжесть, но посылаемый от Бога не мучителен, как пуд муки, несомый для своей семьи.
59. Движение жизни - [изображена волнистая линия], прямая - путь Христов.
60. Чистота - в животной твоей жизни (лишения).
Смирение - в человеческой (унижение).
Любовь - в божеской (вражда).
61. (Составление символа веры есть обречение себя на сектантство: символы не соединяют, а разъединяют).
62. Верно, что ни одно мое усилие для Бога не пропадет.
63. Я горьким опытом узнал, что Царство Божие не придет, если не достигать его любовью.
64. Как Брюллов чуть-чуть изменил в картине и все стало другое. Все искусство в «чуть-чуть» и добрая жизнь там, где «чуть-чуть».
65. Любить можно только, подставляя щеку, только тех, которые бьют. И потому, чтобы иметь счастье любить, надо, чтобы тебя били.
66. Десять грехов по Будде:
3 телесных: убийство, воровство, похоть;
4 словесных: двуязычие, клевета, ложь, лесть;
3 умственных: зависть, гнев, обман.
67. Worlds-advance thought (очевидно, имелось в виду Worlds-advanced thought – Миры-передовой мысли, - прим. Ю.П.). Смерть есть пробуждение от заблуждения в реальности материальной жизни.
68. Люди в глубине души всегда знают, что хорошо и что дурно.
69. Моряк в определении пути руководится не внешним миром, а крошечной компасной стрелкой внутри корабля. Аналогия с совестью.
70. Все горести, неприятности - искушения.
71. Жить перед Богом, а не перед людьми. Все дела всегда переводить в эту «высшую инстанцию».
72. Искусство есть выражение нового содержания (через не подражание, а как зевотой).
73. Если, делая доброе дело, сам чувствуешь вражду или вызываешь у других враждебное чувство - остановись: значит, ты еще не умеешь делать то дело, за которое взялся.
74. Все мы с годами делаемся божественнее.
75. Нужно не противиться злу, а гибнуть во имя истины самому.
76. Нельзя сказать - какое состояние: здоровое или больное более удобно для служения Богу и людям.
77. Надо быть юродивым и в писании, т.-е. не заботиться особенно об отделке внешней.
78. Научи меня, Отец, поступать, как Ты: жалеть, делать и ждать.
79. Если-бы не было групп, хоть семьи, где люди работают для других, то люди не могли-бы жить.
80. Наивыгоднейшее устройство всех получится, когда каждый от сердца скажет: блаженны нищие, блаженны плачущие, гонимые... Когда будут искать блага духовного, совпадающего с жертвой, проверяемого жертвой.
81. Лучшего экономического устройства, чем теперь, - не может быть - пока цель людей есть личное благо. (М. не согласен: благо будет всегда личное, - только нужно его облагородить, сделать духовным).
82. При стремлении к личному благу не достигается ни личное благо, ни общее. При стремлении к самоотречению достигается и личное, и общее.
83. Душа - виноградная лоза, тело - колья, которые поддерживают ее. У нас всё внимание на культуру кольев, - виноград глохнет.
84. Толстой требует не установления Царства Божия на земле, а установления этого Царства внутри нас, 1-е есть внешняя цель и, как всякое внешнее дело, отвлекает от внутреннего - есть род пьянства. Жить только для спасения души.
85. Бог не сердится, не огорчается, не ослабевает, а все тот же добрый, радостный и всемогущий. Таков должен быть и я.
86. Жить в исполнении воли Бога. Но она вся – тайна - иначе жизнь была-бы конченой. Но есть признаки, когда мы поступаем по воле Бога и когда нет. «Как для лошади, которую вожжи пускают идти только в одном направлении».
87. NB. Если испытываешь полную свободу, ничем ненарушаемую, то живешь по воле Бога.
88. Если не чувствуешь враждебности ни к кому и знаешь, что к тебе не чувствуют, ты в воле Бога.
89. Хозяин воротит лошадь с шоссе в грязь - лошадь упирается, не зная, что хозяин, жалея её, едет на постоялый двор, чтобы сложить часть тяжести, и ждет приплода от нее.
90. Радоваться! Радоваться! Начинание жизни - радость. Радуйся на небо, на солнце, на звезды, на траву, деревья, животных, людей. Нарушается эта радость - значит ты ошибся где-нибудь, ищи эту ошибку и исправляй. Нарушается эта радость чаще всего корыстью, честолюбием. И то, и другое удовлетворяется трудами. Избегай труда для себя, мучительного, тяжелого труда. Деятельность для другого не есть труд. Будьте, как дети, радуйтесь всегда. Труд скорее порок, чем добродетель. «Христос не трудился».
91. Камень не может сделаться вредным и даже не полезным. Человек может, и это страшно.
92. Славянофильство - любовь к народу, признание истины в его формах жизни. Петр вывел высшее сословие на тот путь, где видно, что идти дальше некуда... тогда, когда народ не вышел из старого республиканского склада жизни.
93. Превосходная книга Тихона Задонского... Мне кажется, что я присутствую при зажигании костра... Дрова еще холодны и нетронуты, но, несомненно, загорятся все.
94. Жизнь по-Божьи вызывает злость людей (злящиеся люди), выедает грязь во всех закоулках, вычищает сердце до дна. - И это нужно человеку, желающему жить по-Божьи.
95. Не прощай себе, чтобы быть в состоянии прощать другим.
96. Не нужно задавать себе общие цели совершенствования: быть воздержанным, трудолюбивым, добрым и пр., а самые ближайшие практические, на сегодняшний день: задавать возможно частные нравственные задачи.
97. Я чувствую иногда, что я уже живу в нем, в том мире... Младенец, ребенок и юноша живут часто еще там, назади, в прошедшем мире и дурные дела их суть последствия их того сознания прежнего низшего міра.
98. Ограничиваться материальной благотворительностью - «большой грех». Богатые помогают едой и одеждой не из жалости, а потому что совестно. Диоген не мог испытывать другой жалости, кроме жалости за незнание истины.
99. Они помрут от другого воздуха. Что за беда, отвечу я: незачем жить здоровым поколениям людей без знания истины.
100. Толстой с 15 л.[ет] восторгался Руссо.
101. Да я сам не знаю себя, понятия не имею. Во всю длинную жизнь свою, только изредка кое-что из меня виднелось мне.
102. Служить Богу и ближнему можно только через себя, созидать свою деятельность на себе, на своём божественном начале (неизбежно обращать всю свою энергию на себя).
103. Говорить о человеке всегда так, как-бы я говорил ему, желая оставаться с ним другом.
104. Стремиться каждому только к вечному делу общего роста и только во имя его соединяться.
105. Только добро своей души покоряет зло души. (Нужно вызывать в человеке добро и им покорять его зло).
106. Осущест.[вление] (т.е. создание, - прим. Ю.П.) общины: - только подобие доброй жизни, внешнее ей подражание.
107. Человек переживает три фазиса и я, Толст.[ой], переживаю третий.
1-й ф. Человек живет для своих страстей - еда, питье, охота, женщины, тщеславие, гордость и жизнь полна. Так у меня было лет до 30, до седых волос (у многих это раньше гораздо).
2. Интерес блага людей, всех людей человечества... для осуществлен.[ия] Царства Божия (деят.[ельнось] школ, литер.[атура], раб.[ота], и проч.).
3. Служение Богу, исполнение Его воли по отношению к той Его сущности, которая поручена мне. Не самосовершенствования, это было прежде. Это стремление к чистоте божеской... приготовление к той жизни.
108. Не надо сердиться на злых: они прямо утверждают добро в добрых.
109. Науки и искусства без религиозной основы, т.-е. без цели, которой должно служить, непременно баловство, вздор и зло.
110. Не нужно негодовать на глупость жизни. Я знаю, что все это кипит в котле и варится или закисает, и сварится или закиснет. (Люди страдают? Да, ведь, это одно средство познания своих ошибок и исправления пути... Все делают дело Божье, хотят этого или нет).
111. Опровергать, полемизировать никогда не надо. (На тех, которые заблуждаются, надо действовать художеством, тогда захватишь совсем с потрохами и увлечешь куда надо. Спорить, опровергать нельзя, надо увлекать).
112. Единению людей, кроме любви, служит еще истина. Переходом к единой для всех истине люди соединяются между собой. (Суеверие разъединяет людей). Нынешняя наука, потерявшая религиозную основу, разъединяет.
113. Надо чувствовать себя послом Бога:
1. держать себя с достоинством, помня, кого ты представляешь;
2. быть ласковым, учтивым, дипломатом, мудрым, как змей, и
3. в виду иметь одну цель исполнения посольства.
114. У нас впереди идеалы высокие, а жизнь подлая, а у народа жизнь высокая, а идеалы подлые.
115. Личная жизнь - когда мы становимся под углом к действующей в нас силе Божьей, которая и есть мы. Движение жизни есть выпрямление нас по направлению Божьей воли. Выпрямившись, мы - лично исчезаем.
116. Странно! Я недавно стал это живо чувствовать, - то, что когда я умру, то я нисколько не умру, но буду жив во всём другом. Всё, что будет, будет я.
117. Материя - это средства отношения моего сознания с другими сознаниями. Материя - это пределы моей формы и мне подобных.
118. Любовь - это сознание единства и стремление к нему.
119. Мысль о том, что мне надо не мешать проявляться через меня Богу, удивительно утверждая и успокаивая, действует на меня.
120. Грубая ошибка - признание трех духовных начал: истина, добро, красота. Никаких таких начал нет. Если действия человека согласны с истиной, они - добро, а добро - красота. Истина, не имеющая последствием добра: (теория чисел и т. п.), добро, не имеющее в основе своей истины (благотворительность награбленным и т. п.), красота, не имеющая в основании добра (красота цветов, формы женщины и пр.), не суть ни истина, ни добро, но только подобие их.
121. Я сам для себя такой пророк. Я всегда думаю то, что еще не чувствую. И потом очень скоро начинаю чувствовать это самое.
122. Эмерсону сказали, что міръ скоро кончится. Он отвечал: Well, I think I can get along without it (Ну, я думаю, что могу обойтись без него). Очень важно.
123. 1-ая стадия - за зло отплатить;
2 - зло перенести, страдая;
3 - пожалеть злящегося;
4 -  помочь ему.
124. Половой акт потому так увлекателен, что он есть снятие с себя ответственности (исполнение закона жизни) и переложение его на других: не я буду достигать Царства Божия, а мои дети.
125. Важное и самое существенное деление людей: люди с раскаянием и люди без него.
126. Человек с рождения есть непрерывно гибнущее существо. Из погибели физической вылупляется невольно я духовный (не в умственной силе, а в смирении, преданности воле Божьей).
127. Помнить, что всегда умираешь, чтобы употребить в дело умирающую жизнь.
128. Тело - пища духа, леса, при которых строится жизнь. Материалисты - несчастные сумасшедшие.
129. Главная ошибка людей - самая обычная и вредная в том, что мы хотим что-то совершить в жизни: подвиг или хоть дело какое бы то ни было.
130. Дело наше в том, чтобы делать как должно то, что потребуется, т.-е. любовно.
131. Пока я не привел в исполнение то, что я узнал, я боюсь узнавать новое.
132. Материя это пределы меня, моего я... Но есть во мне нечто, не имеющее пределов, и единое - все. Это - вся моя духовная, разумная деятельность.
133. «Иметь целью свое счастье - ад. Благо других, служение Богу - небо, рай». (Из New Christianity). (Новое христианство – прим. Ю.П.).
134. Самоубийство есть усилие проснуться (когда видим дурной сон).
135. Где мы в Боге, т.-е. в истине, там все вместе, где в дьяволе, т.-е. во лжи, там все врозь.
136. Все положения, от положения землевладельца до палача, распределяются по своей нравственности и потому мало бывает хороших в своем положении. Надо (выбирать) то или другое...
137. Злоба, как и любовь, не химическое вещество, а органическое – как дрожжи, закваска.
138. Народов не было и не бывает христианских: есть люди-христиане, и таковые есть между турками, китайцами, индейцами.
139. У каждого человека на груди фонарь, - его разсудок, - и он освещает каждому его путь, его дела - разумные и неразумные.
140. Эпиктет, Сократ, Конфуций, Менций, Сакиа-Муни - это одно; а все Платоны, Аристотели, Декарты, Гегели, Шопенгауеры - совсем другое, как живописцы бывают художники и мастеровые. То мудрость и жизнь, это пустомыслие и слова.
141. Мерило одно: чтобы на тебя, радостно улыбаясь, смотрели сейчас и Бог, и люди. (Я прибавил-бы: и вся живая тварь и ты сам. М.).
142. Стихотворство - сумасшествие, чрезвычайно трудно передать свою мысль другому вообще, а тут задают себе задачу размера и окончаний. À d'autres! (В другом! – прим. Ю.П.)
143. Революция, госуд.[арственная] благотворительность (a la Вильгельм II), корпорация (в Америке) - все это глупые средства, самое глупое последнее. Аналогии с печью, в которой ломают трубу, чтобы тепло не уходило, вгоняют тепло назад, уговаривают его не выходить. Единственное средство показать людям, что богатство не только не есть благо, но отвлекает от истинного блага.
144. Чувствуешь себя личностью, когда слаб. Когда силен - не чувствуешь себя личностью и живешь, и не молишься Богу, как личности.
145. Многие из тех мыслей, которые я высказывал, принадлежат не мне, а людям, чувствующим родство со мною (и пишущим ему). Основная
мысль, скорее чувство, «Крейц.[еровой] сонаты» принадлежит одной женщине славянке, писавшей об угнетении женщ.[ин] половыми требованиями и пр.
146. (Лессинг: многие люди перестают думать, когда думанье начинает быть трудным). Я прибавил-бы: и плодотворным.
147. Искусство жизни - разделить в себе божеское и человеческое. В первом быть непоколебимым, во втором уступать.
148. Только одно есть доброе дело - открытие себе Бога.
149. Роскошная мясная пища ведет к катарру желудка, повальной болезни нашего быта. Сладкая эстетич.[еская] пища - поэмы, сонаты, романы, картины - катарр мозга, неспособность переваривать здоровую пищу.
150. Для Бога нужны не великие, а совершенные дела, только те, что сейчас делаешь, но в совершенстве.
151. Наибольшее сближение с Богом есть наибольшее сосредоточение в настоящем, и наоборот.
152. Уходить от людей - это самоубийство.
153. Молился, чтобы распространить Его истину примером, жертвой, но «Он не велит».
154. Господи, Отец, люблю Тебя, возьми меня. И благодарю Тебя за то, что ты открыл себя мне, не скрывался от меня. 16 VII 90.
155. Любовь описывается у французов - чувственно, у англичан - фарисейно, у немцев - напыщенно. Хотел написать роман любви целомудренной... для которой не возможен переход в чувственн.[ую] и которая лучшая защита от чувственности.
156. Думал лежа в лесу и глядя на дальний лес и небо. Не нужна мне, безполезна мне красота природы, как и красота искусства, гораздо низшая. Другое нужно и радует: а это только развлекает и отвлекает.
157. Искусство - одно из средств различения доброго от злого, одно из средств узнавания хорошего.
158. Не прямое, косвенное добывание себе хлеба есть поедание людей или подчинение и прислуживание людям, поедающим людей.
159. Нести крест свой на каждый день, с каждым человеком всегда начинать жить с начала, забыв все прошлые грехи.
160. «Возьмите иго Мое на себя и пр.». Особенно любит цитир.[овать] эт.[от] стих.
161. Я объяснил личное безсмертие в «О жизни» - неверно.
162. Только со смертью личности, приходя через всемерное осязание Бога, я могу сознавать других, как себя, т.-е. любить их, как себя. 26 VII 90.
163. Физич.[еская] сила тела затем, чтобы, сжигая её, тем светить духовно.
164. Ругаются от науки, как мужики от вина. Стало быть, наука их скверная.
165. Все благо, зла нет. Зло только во времени; не было-бы времени, не было-бы зла.
166. Осуждение остроумное - это под соусом труп. Без соуса отвратился-бы, а под соусом не заметишь, как проглотишь.
167. Любить надо учиться, упражняться, как музыке.
168. Помеха для добра - мы сами.
169. Грустно. И грустно, что грустно. Если-бы помнил: смирение, покорность и любовь - не было-бы грустно.
170. Научный приём, это приём умерщвления живого.
171. Христиане все по слову Христа были гонимы. Которые не были гонимы, не были христиане.
172. Ересь - то, что противно нашей ереси.
173. Вера Христова вся в деле, а не исповедании, исповедание делом.
174. Когда трудишься или страдаешь - некогда, нельзя молиться. Это надо делать прежде.
175. Мы знаем не то, что есть, а что должно быть.
176. Желания ставят тезисы уму.
177. Стремление к наслаждению и всегда сознание ошибки, стремление к труду для других и всегда радость.
178. Не человек вступает в жизнь вечную, а жизнь вечная бывает в человеке.
179. Смутно мы знаем, что мы делаем дело любви, знаем, что мы ведем любовью. И везти есть счастье и радость. И лошадь радуется, когда ее запрягают.
180. Рост жизни - увеличение любви.
181. Сознание греха освобождает от него. Прощаются грехи преодоленные.
182. Мыслить к сроку... Мысль, только тогда мысль и плодотворна, когда она ничем не связана. Так нет же, взяли и заковали ее в условия времени, чтобы обезсилить, обезличить ее. И именно эта форма обезсиленная стремится поглотить все. Философы, мудрецы свои думы высказывают к 1-му числу месяца и пророки тоже.
183. Учение Христа есть учение идеала. Если не идешь вперед, то идешь назад.
184. Исполнение воли Б.[ога] - дело жизни, но в чём воля Бога? (колебание: что делать?) Никакое положение и действие не соответствуют воле Бога. Всякое действие по своей воле, всякая перемена есть непокорность воле Бога. Исполнение же воли Бога, как и Царство его, внутри нас, исполнение не в действиях, а в покорности, в кротком и смиренном отношении к запросам жизни, в которой находимся. 21 XI 90.
185. Но если запросы жизни противны совести? Отнесись к ним с кротостью и смирением, т.-е. отказывайся от исполнения их без хвастовства и озлобления, а с кротостью и смирением.
186. Воля Бога не в том что делать, а как делать.
187. Молитва постоянная: хочу не себе, не людям, но Тебе.
188. Стараюсь не отдаваться надежде на скорое пришествие (смерти), а жить вечною жизнью теперь так же, как буду жить после смерти. То не будет другое, а то-же.
189. Благодаря ценз.[уре] литература есть праздное занятие. Единое, что нужно, что оправдывает занятие литерат.[урой] - вырезается... Обмануть правит.[ельственную] цензуру - нельзя, как думают писатели, как нельзя обмануть человека, которому-бы потихоньку хотели поставить горчичник. Как только начнёт действовать, он сорвет его.
190. Чтобы понять предмет, нужно не вникать в него, разбирать и пр., а нужно очищать свое сердце от желаний, пристрастий и пр.
191. Сверхъестественное сверхъестественно только для людей научного круга; для простых оно не сверхъестественно, чудеса в природе вещей. Мысль Ренана. 91 г.
192. Любишь и радуешься. И стоит только подумать, как о тебе думают люди, чтобы любовь твоя перешла в злобу, а радость - в печаль.
193. Принцип общего блага, благо многих людей вместе столь же пагубно, как и принцип личного блага.
194. Не организацией можно достигнуть наилучшего порядка на земле: отгадать будущую организацию невозможно. Пчелы и муравьи безсознательно следуют своему инстинкту и доходят до целесообразного порядка; так и люди: порядок сам сложится, лишь-бы каждый из нас следовал своему закону жизни, любви, кротости.
195. Если-бы пчелы могли сверх своего инстинкта, как мы называем, ещё придумывать наилучшее устройство своей общественной жизни, они придумали бы такую жизнь, что погибли бы.
196. Они (материалисты) правы, что мысль можно разсматривать, как движ.[имую] вещь, но по любви – жизни - нельзя.
197. Против стачек стачки и капиталисты, котор.[ых] защищает власть, сила, всегда будут сильнее.
198. Чем больше сосредоточиваться в узком определённом деле, тем радостнее и плодотворнее.
199. Как Авраам для Бога занес руку на единственного сына, нужно быть готовым сжечь, уничтожить все то, что любишь.
200. Свобода в безконечном. Есть в человеке бсзконечное, он свободен; нет, - он вещь.
201. Ренан говорить, что «la mort d'un français est un fait moral, tandis que la mort d'un cosaque  n'est qu'un fait phisiologi que» (смерть французов является моральным фактом, в то время как смерть казака является фактом физиологическим – прим. Ю.П.)
202. Нравственным нельзя быть относительно одного человека: нравственным необходимо быть относительно всего: нравств.[енным] быть значит иметь любовь. Нравственность есть жизнь реальная духа, питаемая веществом.
203. Diderot: «Люди будут счастливы только тогда, когда у них не будет царей, начальства, моего и твоего (будут-ли счастливы? М.).
204. Истинная жизнь в самоотречении: доказано потребностью жертв и страдания. Стремление это временами, но оно искренно и сильно. Что оно безсмысленно часто, тем болеее (?) подтверждает его естественность (но еще чаще потребность в захвате? Аргумент слабый. М).
205. Бсзплодность филантропии и социалистич.[еских] организаций. «Нужно, чтобы принцип борьбы заменился принципом жертвы, любви» (?).
206. Благодетельна не только физическая, но и нравственная боль. Она и учит.
207. Генри Джемс: Истинный прогресс есть, как при высекании статуи отнятие всего лишнего.
208. Люди мало знают или оттого, что они много думают о том, что не дано знать: Бог, вечность, дух и пр., или о том, о чем не стоить думать: как мерзнет вода, о теории чисел и пр.
209. Один узкий путь знания, как и добра: знать нужно только то, как жить.
210. Материальная жизнь только тень.
211. Великая истина Лаодзе non agir (франц., не действует, - прим. Ю.П.), ничего не делать, не затевать, а только отдаваться тому, чему считаешь хорошим отдаваться, отдаваться тому, в чем совпадаешь с потоком, с волей Бога.
212. Делаешь зло себе и людям один раз от того, что не сделал, и 10 тысяч раз от того, что сделал.
213. Наборщик, не знающий языка, лучше набирает, не догадываясь по-своему смысла. Так надо и жить, не догадываясь о смысле того, что делаешь, неугадываешь дела, будто-бы нужного Богу, а делать одно за другим то, что велит Бог, набирая букву за буквой.
214. Страдания людей: нужно для этого свою жизнь сделать лучше.
215. Не верить разуму все равно, что не верить обонянию и вкусу для пищи; (Нельзя принимать учение, не поверяя его разумом).
216. Когда человек умирает, то сознание отделяется от него, как созревшее, отпавшее семя, и ищет почвы, чтобы жить снова.
217. Верить в то, что человеку, а потому и человечеству стоить только захотеть, чтобы с корнем вырвать из себя зло.
218. Главная забота людей не прокормиться, а обжорство. Главная деятельность людей направлена на еду. В среднем все едят, я думаю, втрое более того, что нужно по количеству, и в 10 р.[аз] более по ценности труду приобретения.
219. Нравственный упадок, готовность пасть это большей частью состояние сомнамбулизма, когда спят высшие духовные силы... Надо не бороться, все это напрасно, а понять, что спишь, и постараться проснуться (как в кошмаре).
220. Le nоn agir (отсутствие акта действия, - прим. Ю.П.) не есть слабость, покорность; напротив: это проявление высшей силы, принятие в себя воли Б.[ога]. Суета жизни, энергичная деятельность житейская есть большею частью признак слабости, покорности придворные - тип суетлив.[ой] деят.[ельности] и нет более рабского состояния.
221. Знаю несомненно, что совокупление есть мерзость, на которую можно смотреть и думать о ней только под влиянием похоти. Любя женщину и т. д. Даже для того, чтобы иметь детей, не станешь делать этого с женщиной, которую любишь. Пишу это в то время, как сам одержим похотью, с которой не могу бороться. 22 V 90.
222. Ненатуральное скорее признак доброго.
223. (Грусть, печаль не дурны, как дум.[анье]). В унылом настроении весёлость так же неприятна, как в весёлом настроении - грусть (разница в том, что грусть, даже в весельи, хоть и тяжела, но не противна, тогда как веселье - если это не прелестные дети - среди грусти противно).
224. Нужно знать меру и в физич.[еской] работе: через меру она озверяет. Но, зная, что она озверяет, тем более нельзя сваливать ее на других.
225. Все, что во мне, через меня жило, - это Бог (вечное, разумное, любовное), начало жизни. Оно самое и есть я.
226. Я не делаю этого (напр., не избегаю присяги), п. ч. это малость, не стоит того. Все хорошее - малость. Большую малость сделать мерзость, а доброе дело всегда мало, незаметно. Добро совершается не по вулканической, а по нептунич.[еской] теории.
227. Крестьяне в роскоши, в развр.[ате] начинают то, что мы кончаем.
228. Утверждать, что женщина в среднем одарена тою же духовною силою, как и мужчина... значит, умышленно обманывать себя, и во вред женщине. Женщина более слабое духовно существо, т.-е. плоть ее меньше покорна духу. Главная черта женская - меньшая вера велениям разума.
229. Материальное добро не есть добро, как положение красок на картину не есть еще живопись, хотя живопись невозможна без наложения красок. Добро - жертва, трата собственной животной жизни, как свет требует траты горючего материала.
230. Материальное самое большое дело будет, т. е. ничто, а духовно - определённая величина. Нищих всегда имеете, т.-е. всегда есть кому помогать.
231. Добродетель невозможна без воздержания, как любовь без самоотречения.
232. Жизнь - проявление индивидуальности, воспитание стирает её.
233. Вор не тот, кто взял необходимое, а тот, кто удерживает ненужное.
234. Свобода воли есть сознание своей жизни, закона жизни, стремления выполнить его.
235. Помоги, Господи... Разумеется помощь во мне и я взываю к себе, к своей божеской природе или чрез свою божескую природу.
235. Нелепость нашей жизни происходит от власти женщин; власть же женщин происходит от невоздержания мужчин, так что причина безобразной жизни - невоздержание мужчин.
237. Для чего служит мясо яблока: для семени или для едущих? повидимому, для того и другого: лишь-бы пищей жизни. М.
238. Религиозное чувство есть способность провидеть, чувством познавать.
239. Преданность воле Божией есть необходимое условие христ.[ианской] жизни, исключает возможность определенного желания и потому прошения.
240. Религиозное чувство есть провидение (оттого религ.[иозные] люди и называются пророками), такое ясное представление того, что должно быть, что это предст.[аление] служ. [ит] лучш.[им] руков.[одством] жизни.
241. Нерелигиозные люди (или мало религиозные) руководятся тем, что было, преданием, а не тем, что должно быть, и религиозных считают безбожниками.
242. Грех денег... в произвольном употреблении их, в пользовании той властью, какую они дают, не грех употреблять [их] на нужду свою и ближних, грех - на роскошь и т. п.
243. Только тогда и начинается настоящая жизнь, когда не знаешь, что будет. Только тогда творишь жизнь и исполняешь волю Бога. Он знает. Только такая деятельность и служит свидетельством веры в Бога и в Его закон. Только тогда и свобода и жизнь.
244. «Человек бывает силен только тогда, когда он один» (Ибсен).
245. Всякая работа дает возможность человеку уйти из себя в работу. Всякая работа есть раб.[ота] Божьего дела.