Почём у «творцов» тщеславие

1 1 Алексей КУРГАНОВ - 27 декабря 2016 A A+
Почём у «творцов»  тщеславие? (мысли по поводу)
Тщеславие – тема, конечно, очень «скользкая». Обсуждать один из семи библейских грехов – не слишком ли это «круто»? Нет. Не слишком. Время от времени надо (хотя и противно). Насчёт полезности – не знаю. Но всё равно стоит. Хотя бы для напоминания.
.
Начну с конкретного примера. У  меня есть один знакомый (не близкий, но друг друга знаем), который просто-таки обожает называть (или обозначать?) себя самыми широкими, как бы это точнее сказать, не титулами – определениями. В аннотациях, на презентациях, на встречах с читателями представляется «скромно»: поэт, прозаик, драматург, литературовед, переводчик. Этакий элегантно-«скромный»  джентльменско-писательский набор.  Типа «и жнец, и косец, и на дуде игрец». Если совсем просто, что говорится, запанибратски: живой классик. Очень приятно. Аж мороз по коже и, как пел Высоцкий, «холодно спине». Кроме того, в представлениях к публикациям он обязательно добавляет: создатель новой (!) поэтической (!!) формы. И чуть не забыл: обязательно перечисляет награды-почётные грамоты, ордена и медали. Нет-нет, это награды не правительственные и даже не ведомственные. Они от общественных организаций. То есть, никакой материальной выгоды не несущие. Только моральное удовлетворение. Но в этом – ничего эгоистичного, ничего циничного и нескромного. «Ласковое слово и кошке приятно».
.
И опять же: никаких насмешек, никаких претензий! Наоборот: понимаю и сочувствую. Ну, нравится человеку называться джентльменским набором – что ж поделаешь! Имеет полное право, тем более, что иногда он выдаёт совсем недурственные и поэтические, и прозаические тексты. И тем не менее… Помню, однажды я по наивности, в разговоре с ним привёл слова Евгения Шварца, известного сказочника, что самому себя называть писателем, это всё равно, что называть себя красавцем. «Поэт-прозаик- космонавт» обиделся. На кого? На Шварца, конечно! Не на меня же! На меня-то за что обижаться! Я в красавцы не лезу. У меня бородавка на носу. И хронический радикулит. И водку пью с удовольствием. И не всегда по необходимости. Иногда и просто так. Что говорится, под своё дурацкое настроение.
.
Неожиданно подумал: почему многие (к счастью, не все), кто пишет стихи, называют себя поэтами? Откуда берётся эта уверенность, что они – именно поэты, а не просто граждане-товарищи, рифмующие строки? Аналогия: почему те, кто хоть раз в жизни увидел корову, не называют себя мастерами машинного доения? А те, кто хоть раз проехал в трамвае – трамвайными кондукторами? Достойные же профессии! Уважительные занятия! Почему ими никто не гордится?
.
По уровню амбициозности поэзию можно сравнить, пожалуй, с телевидением, где каждый, извините (хотя извиняться абсолютно не за что), прыщ считает себя крутым телевизионным профессионалом. Понятно, что прыщей на нашем телевизионном «теле» от такого повального самомнения меньше не становиться. Больше того: налицо тенденция к их размножению (в медицине есть термин – «бактериальное осеменение»). Это даже не болезнь, а БЕДА, но беда, к сожалению, неизлечимая. Вот поэтому и заполонили наши экраны сонмища вездесущих проныристых кавээнщиков – ребят, как известно, цепко-хватких, но по сути НИЧЕГО, кроме как хохмить не умеющих. И что совершено замечательно: на хотящих УМЕТЬ! Им комфортно именно ТАК, на любительском уровне! Потому что сегодня на нашем ТВ даже не время – ЭПОХА дилетантов!
.
Возвращаюсь к литераторам. А с другой стороны, кто сказал, что сочинитель литературных текстов не имеет права быть амбициозным? Амбиции, повышенная самооценка – разве они не являются стимуляторами творчества? Позволю небольшой экскурс в историю. В 1907 году в Париже русские начинающие поэты организовали литературный журнал “Сириус”. Каждую неделю они собирались и обсуждали свои сочинения. Самым плодовитым из всех был некий юноша с круглым лицом и претензией на аристократичность. На каждое собрание он приносил не менее двух рассказов и гору стихов. Никто его тексты всерьёз не воспринимал, потому что считали их совершенно бесталанными. Юноша, однако, не опускал руки, приносил новое, и опять подвергался жесточайшей критике. Звали его Алексей Николаевич Толстой. Что им двигало? Всё те же амбиции. Всё та же повышенная самооценка. Которая, как показало время, была совершенно правильной.
.
Да, есть здесь и ловушка (точнее, «обманка»), о которой в своё время очень метко сказал Владимир Солоухин: «За стихи берётся каждый, очевидно не считая это трудным. Тогда как стихосложение наиболее труднодоступная из всех возможных профессий. Нет повести печальнее на свете, чем повесть о несбывшемся поэте». И как тут не вспомнить «наше всё», Александра Сергеевича: «Не тот поэт, кто рифмы плесть умеет, и перьями скрипя, бумаги не жалеет». И опять же очень метко сказал в своё время Юрий Поляков, главред «Литературной Газеты: писатель не тот, который пишет, а тот, которого читают.
.
Вывод: гражданин сочиняющий, не относись серьёзно. К чему? Да практически ко всему. А уж к антуражу, то есть, ко всем этим заваньицам, грамоткам и «железячкам» тем более. Играйся в них, но не переигрывай. Иначе навредишь в первую очередь самому себе. Тебе это надо?
Мысли по поводу
.
Тщеславие – тема, конечно, очень «скользкая». Обсуждать один из семи библейских грехов – не слишком ли это «круто»? Нет. Не слишком. Время от времени надо (хотя и противно). Насчёт полезности – не знаю. Но всё равно стоит. Хотя бы для напоминания.
.
Начну с конкретного примера. У  меня есть один знакомый (не близкий, но друг друга знаем), который просто-таки обожает называть (или обозначать?) себя самыми широкими, как бы это точнее сказать, не титулами – определениями. В аннотациях, на презентациях, на встречах с читателями представляется «скромно»: поэт, прозаик, драматург, литературовед, переводчик. Этакий элегантно-«скромный»  джентльменско-писательский набор.  Типа «и жнец, и косец, и на дуде игрец». Если совсем просто, что говорится, запанибратски: живой классик. Очень приятно. Аж мороз по коже и, как пел Высоцкий, «холодно спине». Кроме того, в представлениях к публикациям он обязательно добавляет: создатель новой (!) поэтической (!!) формы. И чуть не забыл: обязательно перечисляет награды-почётные грамоты, ордена и медали. Нет-нет, это награды не правительственные и даже не ведомственные. Они от общественных организаций. То есть, никакой материальной выгоды не несущие. Только моральное удовлетворение. Но в этом – ничего эгоистичного, ничего циничного и нескромного. «Ласковое слово и кошке приятно».
.
И опять же: никаких насмешек, никаких претензий! Наоборот: понимаю и сочувствую. Ну, нравится человеку называться джентльменским набором – что ж поделаешь! Имеет полное право, тем более, что иногда он выдаёт совсем недурственные и поэтические, и прозаические тексты. И тем не менее… Помню, однажды я по наивности, в разговоре с ним привёл слова Евгения Шварца, известного сказочника, что самому себя называть писателем, это всё равно, что называть себя красавцем. «Поэт-прозаик- космонавт» обиделся. На кого? На Шварца, конечно! Не на меня же! На меня-то за что обижаться! Я в красавцы не лезу. У меня бородавка на носу. И хронический радикулит. И водку пью с удовольствием. И не всегда по необходимости. Иногда и просто так. Что говорится, под своё дурацкое настроение.
.
Неожиданно подумал: почему многие (к счастью, не все), кто пишет стихи, называют себя поэтами? Откуда берётся эта уверенность, что они – именно поэты, а не просто граждане-товарищи, рифмующие строки? Аналогия: почему те, кто хоть раз в жизни увидел корову, не называют себя мастерами машинного доения? А те, кто хоть раз проехал в трамвае – трамвайными кондукторами? Достойные же профессии! Уважительные занятия! Почему ими никто не гордится?
.
По уровню амбициозности поэзию можно сравнить, пожалуй, с телевидением, где каждый, извините (хотя извиняться абсолютно не за что), прыщ считает себя крутым телевизионным профессионалом. Понятно, что прыщей на нашем телевизионном «теле» от такого повального самомнения меньше не становиться. Больше того: налицо тенденция к их размножению (в медицине есть термин – «бактериальное осеменение»). Это даже не болезнь, а БЕДА, но беда, к сожалению, неизлечимая. Вот поэтому и заполонили наши экраны сонмища вездесущих проныристых кавээнщиков – ребят, как известно, цепко-хватких, но по сути НИЧЕГО, кроме как хохмить не умеющих. И что совершено замечательно: на хотящих УМЕТЬ! Им комфортно именно ТАК, на любительском уровне! Потому что сегодня на нашем ТВ даже не время – ЭПОХА дилетантов!
.
Возвращаюсь к литераторам. А с другой стороны, кто сказал, что сочинитель литературных текстов не имеет права быть амбициозным? Амбиции, повышенная самооценка – разве они не являются стимуляторами творчества? Позволю небольшой экскурс в историю. В 1907 году в Париже русские начинающие поэты организовали литературный журнал “Сириус”. Каждую неделю они собирались и обсуждали свои сочинения. Самым плодовитым из всех был некий юноша с круглым лицом и претензией на аристократичность. На каждое собрание он приносил не менее двух рассказов и гору стихов. Никто его тексты всерьёз не воспринимал, потому что считали их совершенно бесталанными. Юноша, однако, не опускал руки, приносил новое, и опять подвергался жесточайшей критике. Звали его Алексей Николаевич Толстой. Что им двигало? Всё те же амбиции. Всё та же повышенная самооценка. Которая, как показало время, была совершенно правильной.
.
Да, есть здесь и ловушка (точнее, «обманка»), о которой в своё время очень метко сказал Владимир Солоухин: «За стихи берётся каждый, очевидно не считая это трудным. Тогда как стихосложение наиболее труднодоступная из всех возможных профессий. Нет повести печальнее на свете, чем повесть о несбывшемся поэте». И как тут не вспомнить «наше всё», Александра Сергеевича: «Не тот поэт, кто рифмы плесть умеет, и перьями скрипя, бумаги не жалеет». И опять же очень метко сказал в своё время Юрий Поляков, главред «Литературной Газеты: писатель не тот, который пишет, а тот, которого читают.
.
Вывод: гражданин сочиняющий, не относись серьёзно. К чему? Да практически ко всему. А уж к антуражу, то есть, ко всем этим заваньицам, грамоткам и «железячкам» тем более. Играйся в них, но не переигрывай. Иначе навредишь в первую очередь самому себе. Тебе это надо?
.
Изображение: "Натюрморт - Аллегория тщеславия жизни человека".  Худ. Хармен Стинвик.

Комментарии

Стало быть, писатели - это фантасты и детективщики, по определению малоуважаемого болтуна Полякова.

Добавить комментарий

CAPTCHA
This question is for testing whether or not you are a human visitor and to prevent automated spam submissions.