Украина. «Волынский» синдром

Украина. «Волынский» синдром
Владислав Скворцов
Украине не даёт покоя призрак Волыни. После того, как в июле 2016 г. Сейм Польши признал Волынскую резню геноцидом польского народа, Киев пытается отыграть историю назад. Информационно-терминологическая война ведётся по широкому фронту.
.
Памятуя фразу Ницше «Фактов не существует, есть лишь интерпретация фактов», Украинский институт национальной памяти (УИНП), как главная идеологическая структура режима Порошенко, принялась вовсю искажать факты вовлечённости украинских националистов из ОУН-УПА, дивизии СС «Галичина» и т.п. военизированных формирований к массовым казням польского населения Волыни, Галиции, восточной Польши.
.
Для начала срочно пустили в раскрутку термин «украинско-польская война». Вообще-то, война под конкретно таким названием истории известна только одна – война между Польшей и Западно-Украинской Народной республикой в 1918-1919 г., когда польская армия и Украинская галицкая армия не могли поделить Львов, Перемышль и прочие города.
.
Но УИНП, в попытках смыть с украинского национализма грязь и кровь Волынской резни, нашёл ещё одну украинско-польскую войну – 1943-1944 гг. Как раз на эти годы приходился пик кровавых акций ОУН-УПА против польского населения, в т.ч. т.н. Кровавая неделя – период с 11 по 18 июля 1943 г., когда ОУН-УПА атаковали одновременно около сотни польских деревень.
.
Первые убийства поляков украинские националисты начали ещё в 1930-х гг. Силы были не равны, националистам ничего путного добиться этими убийствами не удавалось. Всё изменилось с приходом гитлеровцев: с их помощью ОУН-УПА принялась за масштабное истребление этнических поляков.
.
Украинские историки, действуя по методичкам и рекомендациям УИНП, застолбили период 1943-1944 гг. под «своё» событие – украинско-польскую войну. Дескать, в ходе этой войны обе стороны совершали неблаговидные поступки, так что резолюция польского Сейма о геноциде поляков карателями из ОУН-УПА – односторонний и предвзятый шаг.
.
Чтобы заболтать-закрутить-запутать тему геноцида, УИНП предпринял целый ряд мер: занялся поиском «свидетелей украинско-польской войны 1943-1944 гг.», документированием и публикацией их «воспоминаний», помогает иностранным журналистам встретиться с этими «свидетелями».
.
Работа принесла предсказуемые плоды. Во-первых, оказывается, украинско-польская война началась вовсе не с Волынской резни, а с нападений поляков на украинцев на Холмщине (центр – г. Хелм, сейчас в составе Польши). На Волыни погибло больше поляков, зато на Холмщине – наоборот, гибли, в основном, украинцы. Вот и всё, все квиты! Холмщина – Волынь: один – один.
.
Во-вторых, волынские украинцы прошли-де, через настоящую войну, а кто-то пытается эту войну сузить до рамок массовых казней одного народа другим народом (казни поляков украинцами).
В-третьих, при национальном конфликте поделить жертв по этническому признаку невозможно, люди гибли с обеих сторон, и говорить о вине украинцев перед поляками некорректно.
И, в-четвёртых, Волынская резня – неверный термин. Исторически оправданно называть эти события Волынской трагедией. Вот и весь сказ от УИНП.
.
Понятно, зачем «резню» поменяли на «трагедию». Раз была резня, значит, были исполнители резни и их жертвы. Если же это назвать не резнёй, а трагедией, тут можно долго лить воду, меняя местами преступников и невинно убиенных.
.
Понятно, зачем срочно нашли соответствия Волынской резне в действиях польской стороны (события на Холмщине). Понятно, зачем стараются расширить «исторический контекст» случившегося на Волыни: так легче спрятать преступления ОУН-УПА в ворохе прочих исторических событий, выдумав массу ложны посылок и следствий.
.
Только вряд ли это спасёт Украину от позора, уготованного ей действиями её же властей. Каждый может ошибиться, но только глупец будет настаивать на своей ошибке, - гласит народная мудрость.
.
Ставка на украинский национализм – это преступление, ошибка, гнусность. Всё что угодно, только не здоровый патриотизм. Отказываясь признаться в этом, режим Порошенко создаёт Украине дополнительные проблемы в отношениях с Европой.
.
На официальном уровне страны ЕС, делают вид, будто не знают о пронацистском характере украинской власти. Даже пресловутое решение Сейма Польши было принято правящей партией «Право и справедливость» под давлением оппозиции и простых поляков, откровенно требовавших от Варшавы в соцсетях, на митингах, пикетах и прочих политических акциях признать казни волынских поляков геноцидом польского народа.
.
Фильм режиссёра Войцеха Смажовского «Волынь», недавно вышедший на экраны, ещё больше обострил проблему. В первые два дня премьерного показа его посмотрели 230 тыс. поляков. «Этот фильм просто замораживает тебя в кресле», - отозвался о работе В. Смажовского один из польских журналистов.
.
УИНП призывает спешить с формированием встречного, проукраинского мифа в пику кинокартине В. Смажовского и мнению всех польских историков о событиях на Волыни 1943-1944 г. Как заявили псевдо-историки из УИНП, только 8% украинцев знают про украинско-польскую войну 1943-1944 гг. Остальные воспринимают эти события как один из моментов на фоне Второй мировой.
.
Но ведь лгунишки из УИНП сами призывали рассматривать волынскую трагедию в более широком историческом контексте. Или их не устраивает сам контекст? Тогда почему претензии не к ним самим, а к контексту, который есть застывшие в истории события?
.
Такими вопросами УИНП, эта фабрика лжи, не задаётся. В его недрах кипит работа по переформатированию сознания граждан Украины с целью привить украинцам вирус бандеризма, поражающего человека в мозг и совесть.
.
В мае 2016 г. журналист Foreign Policy Джош Коэн в одной из публикаций назвал исторические «изыскания» УИНП фальсификацией.  Россказни об украинско-польской войне 1943-1944 гг. –  тоже фальшь.
.
Украина больна «волынским» синдромом, но пытается спасти себя враньём и подлостью.  А это – путь в никуда.
Украине не даёт покоя призрак Волыни. После того, как в июле 2016 г. Сейм Польши признал Волынскую резню геноцидом польского народа, Киев пытается отыграть историю назад. Информационно-терминологическая война ведётся по широкому фронту.
.
Памятуя фразу Ницше «Фактов не существует, есть лишь интерпретация фактов», Украинский институт национальной памяти (УИНП), как главная идеологическая структура режима Порошенко, принялась вовсю искажать факты вовлечённости украинских националистов из ОУН-УПА, дивизии СС «Галичина» и т.п. военизированных формирований к массовым казням польского населения Волыни, Галиции, восточной Польши.
.
Для начала срочно пустили в раскрутку термин «украинско-польская война». Вообще-то, война под конкретно таким названием истории известна только одна – война между Польшей и Западно-Украинской Народной республикой в 1918-1919 г., когда польская армия и Украинская галицкая армия не могли поделить Львов, Перемышль и прочие города.
.
Но УИНП, в попытках смыть с украинского национализма грязь и кровь Волынской резни, нашёл ещё одну украинско-польскую войну – 1943-1944 гг. Как раз на эти годы приходился пик кровавых акций ОУН-УПА против польского населения, в т.ч. т.н. Кровавая неделя – период с 11 по 18 июля 1943 г., когда ОУН-УПА атаковали одновременно около сотни польских деревень.
.
Первые убийства поляков украинские националисты начали ещё в 1930-х гг. Силы были не равны, националистам ничего путного добиться этими убийствами не удавалось. Всё изменилось с приходом гитлеровцев: с их помощью ОУН-УПА принялась за масштабное истребление этнических поляков.
.
Украинские историки, действуя по методичкам и рекомендациям УИНП, застолбили период 1943-1944 гг. под «своё» событие – украинско-польскую войну. Дескать, в ходе этой войны обе стороны совершали неблаговидные поступки, так что резолюция польского Сейма о геноциде поляков карателями из ОУН-УПА – односторонний и предвзятый шаг.
.
Чтобы заболтать-закрутить-запутать тему геноцида, УИНП предпринял целый ряд мер: занялся поиском «свидетелей украинско-польской войны 1943-1944 гг.», документированием и публикацией их «воспоминаний», помогает иностранным журналистам встретиться с этими «свидетелями».
.
Работа принесла предсказуемые плоды. Во-первых, оказывается, украинско-польская война началась вовсе не с Волынской резни, а с нападений поляков на украинцев на Холмщине (центр – г. Хелм, сейчас в составе Польши). На Волыни погибло больше поляков, зато на Холмщине – наоборот, гибли, в основном, украинцы. Вот и всё, все квиты! Холмщина – Волынь: один – один.
.
Во-вторых, волынские украинцы прошли-де, через настоящую войну, а кто-то пытается эту войну сузить до рамок массовых казней одного народа другим народом (казни поляков украинцами).
В-третьих, при национальном конфликте поделить жертв по этническому признаку невозможно, люди гибли с обеих сторон, и говорить о вине украинцев перед поляками некорректно.
И, в-четвёртых, Волынская резня – неверный термин. Исторически оправданно называть эти события Волынской трагедией. Вот и весь сказ от УИНП.
.
Понятно, зачем «резню» поменяли на «трагедию». Раз была резня, значит, были исполнители резни и их жертвы. Если же это назвать не резнёй, а трагедией, тут можно долго лить воду, меняя местами преступников и невинно убиенных.
.
Понятно, зачем срочно нашли соответствия Волынской резне в действиях польской стороны (события на Холмщине). Понятно, зачем стараются расширить «исторический контекст» случившегося на Волыни: так легче спрятать преступления ОУН-УПА в ворохе прочих исторических событий, выдумав массу ложны посылок и следствий.
.
Только вряд ли это спасёт Украину от позора, уготованного ей действиями её же властей. Каждый может ошибиться, но только глупец будет настаивать на своей ошибке, - гласит народная мудрость.
.
Ставка на украинский национализм – это преступление, ошибка, гнусность. Всё что угодно, только не здоровый патриотизм. Отказываясь признаться в этом, режим Порошенко создаёт Украине дополнительные проблемы в отношениях с Европой.
.
На официальном уровне страны ЕС, делают вид, будто не знают о пронацистском характере украинской власти. Даже пресловутое решение Сейма Польши было принято правящей партией «Право и справедливость» под давлением оппозиции и простых поляков, откровенно требовавших от Варшавы в соцсетях, на митингах, пикетах и прочих политических акциях признать казни волынских поляков геноцидом польского народа.
.
Фильм режиссёра Войцеха Смажовского «Волынь», недавно вышедший на экраны, ещё больше обострил проблему. В первые два дня премьерного показа его посмотрели 230 тыс. поляков. «Этот фильм просто замораживает тебя в кресле», - отозвался о работе В. Смажовского один из польских журналистов.
.
УИНП призывает спешить с формированием встречного, проукраинского мифа в пику кинокартине В. Смажовского и мнению всех польских историков о событиях на Волыни 1943-1944 г. Как заявили псевдо-историки из УИНП, только 8% украинцев знают про украинско-польскую войну 1943-1944 гг. Остальные воспринимают эти события как один из моментов на фоне Второй мировой.
.
Но ведь лгунишки из УИНП сами призывали рассматривать волынскую трагедию в более широком историческом контексте. Или их не устраивает сам контекст? Тогда почему претензии не к ним самим, а к контексту, который есть застывшие в истории события?
.
Такими вопросами УИНП, эта фабрика лжи, не задаётся. В его недрах кипит работа по переформатированию сознания граждан Украины с целью привить украинцам вирус бандеризма, поражающего человека в мозг и совесть.
.
В мае 2016 г. журналист Foreign Policy Джош Коэн в одной из публикаций назвал исторические «изыскания» УИНП фальсификацией.  Россказни об украинско-польской войне 1943-1944 гг. –  тоже фальшь.
.
Украина больна «волынским» синдромом, но пытается спасти себя враньём и подлостью.  А это – путь в никуда.