Сетевой литературный журнал издание Фонда «Русское единство»
Москва, № 89 Март 2017
Сегодня Среда, 29 марта
Мнение редакции не всегда совпадает с мнением авторов О журнале Редакция Контакты
Материал из журнала № 88 Февраль 2017

Февраль-1917… что же тогда было?..

2 комментариев (см. ниже)
Сергей Смолянников
Февраль-1917…  что же тогда было?..
Мир вступил в год 2017-й. Каким он будет, и какие итоги мы подведем, станет известно ближе к декабрю, но есть особенность, которую нельзя упустить из поля зрения, особенно с учетом того, что это год столетий российских революций, действительно перевернувших  ход всей мировой истории. Из всех источников историографической направленности известно, что между событиями 21 февраля 1917-го и 25 октября того же 1917-го прошло ровно 260 дней. Для вековой истории – это крайне малозначительный период. Но по сути, это события всемирно-исторического значения, перевернувшие все устои мирового развития той поры. И с учетом их важности в России и Украине подошли к вопросу памяти тех событий и их анализу.
Интересен текст распоряжения Президента России о подготовке к проведению мероприятий, посвященных 100-летию революции 1917-го в России, в котором нет категорических директив о праздновании или поминовении, а есть продуманные рекомендации историческим обществам, общественным организациям, заинтересованным научным и образовательным организациям и местным органам власти совместно с оргкомитетом принять участие в подготовке и проведению указанных мероприятий. При этом, и это очень важно, нет ни одной конкретной установки отмечать то-то и так-то, как и нет конкретной ссылки на конкретные лица той поры или исторические персоналии.
На другой стороне «увековечивания памяти тех дней» есть указ украинского президента (вышедшего ранее распоряжения российского коллеги) о том, что 2017-й год станет годом Украинской революции. Но был ли Февраль-1917 революцией, вот в чем вопрос…
.
Еще со школьных скамей советского периода нам было четко сказано, что предтечей Великого Октября была Февральская буржуазно-демократическая революция, и все… А дальше были «Ленинские апрельские тезисы» и сама Великая Октябрьская социалистическая революция. Но в последнее время, особенно с учетом пересмотра исторических догм вместо Февральской  буржуазно-демократической революция все чаще стали звучать такие исторические термины, как нейтрально-воспринимаемый всеми «Февраль-1917» или более резкое «Февральский переворот». И с последним наименованием все же стоит согласиться, ибо за самим названием стоит страшная правда потери и государства, и государственного управления, и государственного предательства, и государственной измены, приведшей к самому страшному – бессмысленной бойни. А дело было так (все данные взяты из достоверных исторических источников той поры, долгое время, являющихся засекреченными в архивах Музея Революции):
.
Конец 1916-го для Российской империи был не самым удачным, с военной точки зрения. Но и ее противники – Германия, Австро-Венгрия и Турция были в таком же положении. И тем не менее, вопрос о будущей победе русского оружия вместе с «антантовскими» союзниками уже начал витать в воздухе. Наступающий 1917-й должен был стать переломным в первой мировой мясорубке, что подтверждает и факт прибытия Николая II в Могилев в Ставку, дабы командовать завершающим победным броском.
И именно в это время в российской столице произошло то, чего не ожидали в царской ставке, но ждали в Лондоне, Берлине, Вене, Будапеште, Софии и Стамбуле – восстал петроградский гарнизон, поддержанный рабочими стачками.
Но ни восстания как такового (первоначально), ни стачечного организованного движения в самой российской столице не было. Был заговор депутатов Государственной Думы, пытавшихся строить парламентскую Россию на манер своих английских коллег, была и отличная работа германских и британских спецслужб, результатом, которой, и был совершенный февральский переворот. О том, что «главной задачей» было свержение самодержавия и построение буржуазно-парламентской страны вещала историческая наука советского периода, вот только молчала она о том, что задача была другой – посеять хаос и разрушить всю систему государственного устройства России.
.
К 19 февраля (все даты даются по старому стилю) 1917-го «благодаря» информации из Таврического дворца, где заседали «либералы-депутаты», о нарушении поставок хлеба и молока в столицу, начались волнения среди рабочих оборонных заводов Петрограда. Задержки с поставками, действительно, были, но они не носили катастрофический характер, тем более что вагоны с мукой уже прорывались по заснеженным рельсам. Но расшатанному «демократическими волнами» петроградскому обществу этого было уже достаточно. И началось.
День 21 февраля вписан в историю началом стачек и «немногочисленными» разгромами булочных и молочных лавок на Петроградской стороне, а далее по всей столице. Но это не совсем так. Разгромы лавок были, но не только молочных, но и винных, и табачных.
Поддержанные не самыми трезвыми рабочими солдаты резервных полков стали браво атаковать винные лавки и табачные, причем, повсеместно по всему городу. К утру 22 февраля Петроград представлял собой ужасное зрелище – толпы пьяных солдат при поддержке рабочих, «взяли» столицу.
Так начиналась «народная революция». И это подлинная репродукция той поры.
А к 23 февраля уже встала вся столица, стояли заводы и фабрики, стоял транспорт, лишь только пьяные толпы не стояли на месте, а всеразрушающими волнами хаотично разбредались по столице. И теперь уже никто не мог остановить эту вооруженные толпу – ни полиция, ни казаки, ни юнкера.
Даже вооруженные стычки 26 февраля, в ходе которых было убито и ранено около ста человек, уже не могли ничего изменить. А 27 числа и началось полномасштабное вооруженное восстание, вылившееся в бунт, в ненависть ко всему прошлому, в массовые убийства офицеров петроградского гарнизона и полицейских чинов.
Досталось и Государственной Думе, как «главному штабу оппозиции»  во главе с верным монархистом Родзянко – и ее разогнали, но было это чуть позже.
.
А самое страшное было впереди. Из учебников истории и иллюстраций к нему мы знали, что Февраль-1917 был, вроде бы, относительно мало кровопролитным, мол, были кое-какие стычки с верными царскими войсками, но рабочие батальоны петроградской милиции, поддержанные солдатскими комитетами, навели «революционный» порядок.
Такая репродукция сопровождала исторический раздел, посвященный Февралю-1917, в которой был показан штурм «юнкерской крепости»
А это фотография той поры и того же места, которая четко указывает на здание «Литовского замка», а точнее, тюрьмы, которую штурмовали «революционные матросики» и «сознательный пролетариат»
27 февраля в шесть утра «революционные матросы» флотского экипажа вместе с рабочими судостроительных предприятий захватили Литовский замок. Были выпущены все заключенные, в том числе уголовники. Политические заключенные присоединились к восставшим и возглавили колонну демонстрантов под красными флагами, а уголовники «прошлись» по останкам разрушенных магазинов и лавок. А почерневшие стены Литовского замка еще долго стояли неубранными и разрушенными.
Точно такой же печальный вид имели сожженные полицейские части Петрограда, окружной суд, здания музеев и картинных галерей.
«Революционные солдаты» расправляются с «золотопогонниками»
Солдаты запасных полков, опьяненные свободой (как и опьяненные реально), убили в эти февральские дни более десяти полицейских и пятерых офицеров.
В те страшные дни петроградской «свободы» силы Балтийского флота, скованного льдами, были в Кронштадте и Гельсинфорсе, как главной базе. Командование флота в базах, было прекрасно осведомлено о начале смутных событий. Стремясь избежать распространения брожения на матросов, командование попыталось скрыть от них новости из столицы. Но, как говорится, «матросский телеграф» сработал более оперативно и в ночь с 28 февраля на 1 марта началось то, чего и боялось флотское начальство.
.
Части Балтийского флотского экипажа, а также матросы, самовольно покинувшие корабли, по льду вышли на улицы и направились к дому адмирала Вирена. В это же время восстали и остальные части береговой артиллерии. Начались убийства морских офицеров.
Неуправляемая «революционная» флотская масса вышла на лед Кронштадта и Гельсинфорса с целью убийства лучших офицеров флота…
Первым был зверски убит (поднят на штыки) вахтенный начальник (вахтенный офицер) линкора «Андрей Первозванный» лейтенант Георгий Бубнов (племянник прославленного российского конструктора подводных лодок Ивана Григорьевича Бубнова) отказавшийся снять Андреевский флаг и заменить его на красный – революционный. Именно эта смерть опьянила матросскую толпу, расправившуюся с офицерами балтийских линкоров.
Далее этой же вооруженной толпой, управляемой «умелой западной рукой» был зверски убит герой обороны Порт-Артура командир Кронштадтской военно-морской базы адмирал Роберт Николаевич Вирен. Таким же зверским образом в те же ужасные дни «смуты» Россия лишилась представителя славного морского рода Бутаковых – опьяненно-разъяренной «революционной» матросской толпой был убит начальник штаба Кронштадской военно-морской базы контр-адмирал Александр Григорьевич Бутаков.
.
А за Кронштадтом кровавый мятеж докатился и до финской столицы и крепости Свеаборг, где все такой же опьяненно-оболваненной матросской  толпой были убиты и растерзаны (в прямом смысле этого слова) командиры Балтийского флота – вице-адмирал Непенин Андриан (в официальных источниках Адриан) Иванович и контр-адмирал Небольсин Аркадий Константинович. Там же в Свеаборге был зверски убит командир военно-морской крепости генерал-лейтенант по флоту Протопопов Вениамин Николаевич и молодой талантливый инженер-кораблестроитель Лев Георгиевич Кириллов.
Кроме них российский флот потерял начальника учебного минного отряда контр-адмирала Рейна Николая Готлибовича, командира 1-го Балтийского флотского экипажа генерал-майора по флоту Стронского Николая Васильевича, генерал-майора по Адмиралтейству Гирса Александра Константиновича (его брат Владимир Константинович был расстрелян чуть позже).
.
Страшная судьба быть расстрелянными своими же матросами была в эти дни уготована командирам боевых кораблей, таким как (данные из Центрального военно-морского архива): Николай Иванович Повалишин, Константин Иванович Степанов, Николай Николаевич Ивков, Михаил Ильич Никольский,  Василий Александрович Яновский, Юрий Петрович Пекарский, Кирилл Гильдебрант, Михаил Поливанов, Лев Константинович Львов, Александр Матвеевич Басов, Владимир Илларионович Сохачевский, Николай Константинович Львов, Николай Кулибин,  Борис Дмитриевич Висковатов и многие другие.
.
Сегодня, по документальным сведениям Центрального военно-морского архива известно лишь приблизительное общее количество жертв среди офицеров флота только за те дни февраля 1917-го на Балтийском флоте, и достигает оно более сотни погибших лучших моряков. Только скупые данные полицейского управления свидетельствуют о страшной трагедии, которая подтверждена официальными данными полиции: «За два дня мятежа по военно-морскому ведомству было убито 95 человек офицерского состава флота, в том числе в Гельсингфорсе – 45, Кронштадте – 40, Ревеле – 5, Петрограде – 4. Пропали без вести 11 и покончили с собой 4 офицера. Кроме того, погибло более 20 кондукторов». В те же страшные дни, по более уточненным данным, свыше шести сот морских офицеров было арестовано. Многие из них просидели заложниками в тюрьмах до 1918 года, а затем были расстреляны или утоплены в баржах в Финском заливе во время проведения «красного революционного  террора».
Ряд современных историков «либерального типа» пытаются оправдать те страшные события тем, что  мол, в газетах того времени писалось, что офи-церы были убиты «лицами, одетыми в матрос¬скую форму». Этим утверждением они хо¬тели бы оправдать матросскую массу, свалив вину на каких-то «посторонних флоту лиц». Но это не соответствовало действительности и не подтверждалось фактами. Убийцы были настоящими матросами, а отнюдь не «ряжеными». Обращает на себя внимание организованная подвижность этих убийц. Определенные группы и отдель¬ные лица ходили и убивали там, где они могли застать свои жертвы, причем можно констати¬ровать явное стремление именно обезглавить российский флот, «грамотно» спланированным образом…
Фотографии морских офицеров – жертв того страшного террора на Балтике
Всмотритесь в эти лица – это и есть подло убитые разъяренной «революционной» матросской массой цвет военно-морской российской мощи, а именно: Бутаков, Небольсин, Никольский, Бубнов, Повалишин, Степанов… Долгие годы эти фотографии не были доступны простому смертному. Но сегодня, надеюсь, наступили другие времена, и мы обязаны знать правду. В том числе, правду и о том, что же представляла собой «революция», вошедшая в историю, как Февраль-1917. Одни историки видят в ней чисто русский бунтарский дух. Другие – преклонение парламентской верхушки перед западноевропейским образом того времени, что и привело к трагедии. Третьи – германский след, направленный на уничтожение верхушки армии и флота.
А видимо, следует соединить все воедино и сказать честно, что государственный переворот, все же был явным определением тех событий, причем с элементами революционности англо-германского типа.
И соединение всех этих политических наполнений  привело не только к самому перевороту, но и полному уничтожению государственного строя и государственного управления, что, в конечном итоге, вылилось в принятие общего политического меморандума, после отречения последнего российского императора. Вчитайтесь в его строки, чтобы понять, как программа по уничтожению российской государственности, была воплощена в жизнь (приведена языком оригинала):
.
«1) Полная и немедленная амнистия по всем делам политическим и религиозным, в том числе террористическим покушениям, военным восстаниям, аграрным преступлениям и т. д.;
2) Свобода слова, печати, союзов, собраний и стачек, с распространением политических свобод на военнослужащих в пределах, допустимых военно-техническими условиями;
3) Отмена всех сословных, вероисповедных и национальных ограничений;
4) Немедленная подготовка к созыву, на началах всеобщего, равного, тайного и прямого голосования, Учредительного собрания, которое установит форму правления и конституцию страны;
5) Замена полиции народной милицией с выборным начальством, подчинённым органам местного самоуправления;
6) Выборы в органы местного самоуправления на основе всеобщего, прямого, равного и тайного голосования;
7) Неразоружение и невывод из Петрограда воинских частей, принимавших участие в революционном движении;
8) При сохранении строгой военной дисциплины в строю и при несении военной службы — устранение для солдат всех ограничений в пользовании общественными правами, предоставленными всем остальным гражданам».
.
Думаю, комментарии излишни, как и призывы к тому, чтобы говорить об опасности повторения в современной, как российской истории, так и истории бывших союзных республик того, что уже когда-то было.
А было то, что российский парламент превратился в сборище (прямом и переносном смысле этого слова) разнородной вооруженной массы боевиков, что, видим мы и сегодня на Украине…
Государственная Дума той поры, по замыслу и исполнению «англо-германских революционных лидеров» стала «Верховным Сбором Боевиков»
Достаточно прочитать официальную надпись в верхней части фотографии, где четко указано рукой полицейского чина (в расширенном варианте): «Председатель Государственной Думы  М.В. Родзянко приветствует прибывшие войска». Но если внимательно всмотреться в фотографию, то увидим, что это и есть лицо «нового российского парламентаризма», где лишь треть это «солдатские и  матросские депутаты», а остальные «новоделанные народные избранники» из числа примазавшихся к «революции», дабы в последствии снять с нее сливки и самими стать, таким образом, этими самыми «сливками нового российского общества».
.
А «новая политическая жизнь» той поры стала развиваться со скоростью арифметической прогрессии, реалиями которой стало массовое появление новых партий с различными платформами «нового политического устройства», вот только главным их кредо был дух сильной продажности. А карикатуристы, реалисты той поры, дали в графике точное определение их «честной платформы».
Лучше и правдивее не скажешь.
И к великому сожалению, история вновь может повториться, причем, как у классика: «История повторяется дважды — сначала в виде трагедии, потом в виде фарса». Соответственно, изучая и анализируя историю вековой давности, следует сделать нам все так, чтобы более это не повторилось, ни как фарс, ни как трагедия.
Мир вступил в год 2017-й. Каким он будет, и какие итоги мы подведем, станет известно ближе к декабрю, но есть особенность, которую нельзя упустить из поля зрения, особенно с учетом того, что это год столетий российских революций, действительно повернувших  ход всей мировой истории. Из всех источников историографической направленности известно, что между событиями 21 февраля 1917-го и 25 октября того же 1917-го прошло ровно 260 дней. Для вековой истории – это крайне малозначительный период. Но по сути, это события всемирно-исторического значения, перевернувшие все устои мирового развития той поры. И с учетом их важности в России и Украине подошли к вопросу памяти тех событий и их анализу.
Интересен текст распоряжения Президента России о подготовке к проведению мероприятий, посвященных 100-летию революции 1917-го в России, в котором нет категорических директив о праздновании или поминовении, а есть продуманные рекомендации историческим обществам, общественным организациям, заинтересованным научным и образовательным организациям и местным органам власти совместно с оргкомитетом принять участие в подготовке и проведению указанных мероприятий. При этом, и это очень важно, нет ни одной конкретной установки отмечать то-то и так-то, как и нет конкретной ссылки на конкретные лица той поры или исторические персоналии.
На другой стороне «увековечивания памяти тех дней» есть указ украинского президента (вышедшего ранее распоряжения российского коллеги) о том, что 2017-й год станет годом Украинской революции. Но был ли Февраль-1917 революцией, вот в чем вопрос…
.
Еще со школьных скамей советского периода нам было четко сказано, что предтечей Великого Октября была Февральская буржуазно-демократическая революция, и все… А дальше были «Ленинские апрельские тезисы» и сама Великая Октябрьская социалистическая революция. Но в последнее время, особенно с учетом пересмотра исторических догм вместо Февральской  буржуазно-демократической революция все чаще стали звучать такие исторические термины, как нейтрально-воспринимаемый всеми «Февраль-1917» или более резкое «Февральский переворот». И с последним наименованием все же стоит согласиться, ибо за самим названием стоит страшная правда потери и государства, и государственного управления, и государственного предательства, и государственной измены, приведшей к самому страшному – бессмысленной бойни. А дело было так (все данные взяты из достоверных исторических источников той поры, долгое время, являющихся засекреченными в архивах Музея Революции):
.
Конец 1916-го для Российской империи был не самым удачным, с военной точки зрения. Но и ее противники – Германия, Австро-Венгрия и Турция были в таком же положении. И тем не менее, вопрос о будущей победе русского оружия вместе с «антантовскими» союзниками уже начал витать в воздухе. Наступающий 1917-й должен был стать переломным в первой мировой мясорубке, что подтверждает и факт прибытия Николая II в Могилев в Ставку, дабы командовать завершающим победным броском.
И именно в это время в российской столице произошло то, чего не ожидали в царской ставке, но ждали в Лондоне, Берлине, Вене, Будапеште, Софии и Стамбуле – восстал петроградский гарнизон, поддержанный рабочими стачками.
Но ни восстания как такового (первоначально), ни стачечного организованного движения в самой российской столице не было. Был заговор депутатов Государственной Думы, пытавшихся строить парламентскую Россию на манер своих английских коллег, была и отличная работа германских и британских спецслужб, результатом, которой, и был совершенный февральский переворот. О том, что «главной задачей» было свержение самодержавия и построение буржуазно-парламентской страны вещала историческая наука советского периода, вот только молчала она о том, что задача была другой – посеять хаос и разрушить всю систему государственного устройства России.
.
К 19 февраля (все даты даются по старому стилю) 1917-го «благодаря» информации из Таврического дворца, где заседали «либералы-депутаты», о нарушении поставок хлеба и молока в столицу, начались волнения среди рабочих оборонных заводов Петрограда. Задержки с поставками, действительно, были, но они не носили катастрофический характер, тем более что вагоны с мукой уже прорывались по заснеженным рельсам. Но расшатанному «демократическими волнами» петроградскому обществу этого было уже достаточно. И началось.
День 21 февраля вписан в историю началом стачек и «немногочисленными» разгромами булочных и молочных лавок на Петроградской стороне, а далее по всей столице. Но это не совсем так. Разгромы лавок были, но не только молочных, но и винных, и табачных.
Поддержанные не самыми трезвыми рабочими солдаты резервных полков стали браво атаковать винные лавки и табачные, причем, повсеместно по всему городу. К утру 22 февраля Петроград представлял собой ужасное зрелище – толпы пьяных солдат при поддержке рабочих, «взяли» столицу.
.
А к 23 февраля уже встала вся столица, стояли заводы и фабрики, стоял транспорт, лишь только пьяные толпы не стояли на месте, а всеразрушающими волнами хаотично разбредались по столице. И теперь уже никто не мог остановить эту вооруженные толпу – ни полиция, ни казаки, ни юнкера.
Даже вооруженные стычки 26 февраля, в ходе которых было убито и ранено около ста человек, уже не могли ничего изменить. А 27 числа и началось полномасштабное вооруженное восстание, вылившееся в бунт, в ненависть ко всему прошлому, в массовые убийства офицеров петроградского гарнизона и полицейских чинов.
Досталось и Государственной Думе, как «главному штабу оппозиции»  во главе с верным монархистом Родзянко – и ее разогнали, но было это чуть позже.
.
А самое страшное было впереди. Из учебников истории и иллюстраций к нему мы знали, что Февраль-1917 был, вроде бы, относительно мало кровопролитным, мол, были кое-какие стычки с верными царскими войсками, но рабочие батальоны петроградской милиции, поддержанные солдатскими комитетами, навели «революционный» порядок.
27 февраля в шесть утра «революционные матросы» флотского экипажа вместе с рабочими судостроительных предприятий захватили Литовский замок. Были выпущены все заключенные, в том числе уголовники. Политические заключенные присоединились к восставшим и возглавили колонну демонстрантов под красными флагами, а уголовники «прошлись» по останкам разрушенных магазинов и лавок. А почерневшие стены Литовского замка еще долго стояли неубранными и разрушенными.
Точно такой же печальный вид имели сожженные полицейские части Петрограда, окружной суд, здания музеев и картинных галерей.
.
Солдаты запасных полков, опьяненные свободой (как и опьяненные реально), убили в эти февральские дни более десяти полицейских и пятерых офицеров.
В те страшные дни петроградской «свободы» силы Балтийского флота, скованного льдами, были в Кронштадте и Гельсинфорсе, как главной базе. Командование флота в базах, было прекрасно осведомлено о начале смутных событий. Стремясь избежать распространения брожения на матросов, командование попыталось скрыть от них новости из столицы. Но, как говорится, «матросский телеграф» сработал более оперативно и в ночь с 28 февраля на 1 марта началось то, чего и боялось флотское начальство.
.
Части Балтийского флотского экипажа, а также матросы, самовольно покинувшие корабли, по льду вышли на улицы и направились к дому адмирала Вирена. В это же время восстали и остальные части береговой артиллерии. Начались убийства морских офицеров.
Первым был зверски убит (поднят на штыки) вахтенный начальник (вахтенный офицер) линкора «Андрей Первозванный» лейтенант Георгий Бубнов (племянник прославленного российского конструктора подводных лодок Ивана Григорьевича Бубнова) отказавшийся снять Андреевский флаг и заменить его на красный – революционный. Именно эта смерть опьянила матросскую толпу, расправившуюся с офицерами балтийских линкоров.
Далее этой же вооруженной толпой, управляемой «умелой западной рукой» был зверски убит герой обороны Порт-Артура командир Кронштадтской военно-морской базы адмирал Роберт Николаевич Вирен. Таким же зверским образом в те же ужасные дни «смуты» Россия лишилась представителя славного морского рода Бутаковых – опьяненно-разъяренной «революционной» матросской толпой был убит начальник штаба Кронштадской военно-морской базы контр-адмирал Александр Григорьевич Бутаков.
.
А за Кронштадтом кровавый мятеж докатился и до финской столицы и крепости Свеаборг, где все такой же опьяненно-оболваненной матросской  толпой были убиты и растерзаны (в прямом смысле этого слова) командиры Балтийского флота – вице-адмирал Непенин Андриан (в официальных источниках Адриан) Иванович и контр-адмирал Небольсин Аркадий Константинович. Там же в Свеаборге был зверски убит командир военно-морской крепости генерал-лейтенант по флоту Протопопов Вениамин Николаевич и молодой талантливый инженер-кораблестроитель Лев Георгиевич Кириллов.
Кроме них российский флот потерял начальника учебного минного отряда контр-адмирала Рейна Николая Готлибовича, командира 1-го Балтийского флотского экипажа генерал-майора по флоту Стронского Николая Васильевича, генерал-майора по Адмиралтейству Гирса Александра Константиновича (его брат Владимир Константинович был расстрелян чуть позже).
.
Страшная судьба быть расстрелянными своими же матросами была в эти дни уготована командирам боевых кораблей, таким как (данные из Центрального военно-морского архива): Николай Иванович Повалишин, Константин Иванович Степанов, Николай Николаевич Ивков, Михаил Ильич Никольский,  Василий Александрович Яновский, Юрий Петрович Пекарский, Кирилл Гильдебрант, Михаил Поливанов, Лев Константинович Львов, Александр Матвеевич Басов, Владимир Илларионович Сохачевский, Николай Константинович Львов, Николай Кулибин,  Борис Дмитриевич Висковатов и многие другие.
.
Сегодня, по документальным сведениям Центрального военно-морского архива известно лишь приблизительное общее количество жертв среди офицеров флота только за те дни февраля 1917-го на Балтийском флоте, и достигает оно более сотни погибших лучших моряков. Только скупые данные полицейского управления свидетельствуют о страшной трагедии, которая подтверждена официальными данными полиции: «За два дня мятежа по военно-морскому ведомству было убито 95 человек офицерского состава флота, в том числе в Гельсингфорсе – 45, Кронштадте – 40, Ревеле – 5, Петрограде – 4. Пропали без вести 11 и покончили с собой 4 офицера. Кроме того, погибло более 20 кондукторов». В те же страшные дни, по более уточненным данным, свыше шести сот морских офицеров было арестовано. Многие из них просидели заложниками в тюрьмах до 1918 года, а затем были расстреляны или утоплены в баржах в Финском заливе во время проведения «красного революционного  террора».
Ряд современных историков «либерального типа» пытаются оправдать те страшные события тем, что  мол, в газетах того времени писалось, что офицеры были убиты «лицами, одетыми в матрос¬скую форму». Этим утверждением они хотели бы оправдать матросскую массу, свалив вину на каких-то «посторонних флоту лиц». Но это не соответствовало действительности и не подтверждалось фактами. Убийцы были настоящими матросами, а отнюдь не «ряжеными». Обращает на себя внимание организованная подвижность этих убийц. Определенные группы и отдельные лица ходили и убивали там, где они могли застать свои жертвы, причем можно констатировать явное стремление именно обезглавить российский флот, «грамотно» спланированным образом…
Всмотритесь в эти лица – это и есть подло убитые разъяренной «революционной» матросской массой цвет военно-морской российской мощи, а именно: Бутаков, Небольсин, Никольский, Бубнов, Повалишин, Степанов… Долгие годы эти фотографии не были доступны простому смертному. Но сегодня, надеюсь, наступили другие времена, и мы обязаны знать правду. В том числе, правду и о том, что же представляла собой «революция», вошедшая в историю, как Февраль-1917. Одни историки видят в ней чисто русский бунтарский дух. Другие – преклонение парламентской верхушки перед западноевропейским образом того времени, что и привело к трагедии. Третьи – германский след, направленный на уничтожение верхушки армии и флота.
А видимо, следует соединить все воедино и сказать честно, что государственный переворот, все же был явным определением тех событий, причем с элементами революционности англо-германского типа.
И соединение всех этих политических наполнений  привело не только к самому перевороту, но и полному уничтожению государственного строя и государственного управления, что, в конечном итоге, вылилось в принятие общего политического меморандума, после отречения последнего российского императора. Вчитайтесь в его строки, чтобы понять, как программа по уничтожению российской государственности, была воплощена в жизнь (приведена языком оригинала):
.
«1) Полная и немедленная амнистия по всем делам политическим и религиозным, в том числе террористическим покушениям, военным восстаниям, аграрным преступлениям и т. д.;
2) Свобода слова, печати, союзов, собраний и стачек, с распространением политических свобод на военнослужащих в пределах, допустимых военно-техническими условиями;
3) Отмена всех сословных, вероисповедных и национальных ограничений;
4) Немедленная подготовка к созыву, на началах всеобщего, равного, тайного и прямого голосования, Учредительного собрания, которое установит форму правления и конституцию страны;
5) Замена полиции народной милицией с выборным начальством, подчинённым органам местного самоуправления;
6) Выборы в органы местного самоуправления на основе всеобщего, прямого, равного и тайного голосования;
7) Неразоружение и невывод из Петрограда воинских частей, принимавших участие в революционном движении;
8 ) При сохранении строгой военной дисциплины в строю и при несении военной службы — устранение для солдат всех ограничений в пользовании общественными правами, предоставленными всем остальным гражданам».
.
Думаю, комментарии излишни, как и призывы к тому, чтобы говорить об опасности повторения в современной, как российской истории, так и истории бывших союзных республик того, что уже когда-то было.
А было то, что российский парламент превратился в сборище (прямом и переносном смысле этого слова) разнородной вооруженной массы боевиков, что, видим мы и сегодня на Украине…
Достаточно прочитать официальную надпись в верхней части фотографии, где четко указано рукой полицейского чина (в расширенном варианте): «Председатель Государственной Думы  М.В. Родзянко приветствует прибывшие войска». Но если внимательно всмотреться в фотографию, то увидим, что это и есть лицо «нового российского парламентаризма», где лишь треть это «солдатские и  матросские депутаты», а остальные «новоделанные народные избранники» из числа примазавшихся к «революции», дабы в последствии снять с нее сливки и самими стать, таким образом, этими самыми «сливками нового российского общества».
.
А «новая политическая жизнь» той поры стала развиваться со скоростью арифметической прогрессии, реалиями которой стало массовое появление новых партий с различными платформами «нового политического устройства», вот только главным их кредо был дух сильной продажности. А карикатуристы, реалисты той поры, дали в графике точное определение их «честной платформы».
Лучше и правдивее не скажешь.
И к великому сожалению, история вновь может повториться, причем, как у классика: «История повторяется дважды — сначала в виде трагедии, потом в виде фарса». Соответственно, изучая и анализируя историю вековой давности, следует сделать нам все так, чтобы более это не повторилось, ни как фарс, ни как трагедия.



  • Веиеран 22.02.2017 7:59 пп

    Важно, чтобы все сегодня поняли о том, что нельзя забывать историю, ибо, как известно, она повторяется дважды. И то, что сегодня происходит с некогда братским народом – это уже трагедия. Автору спасибо за напоминание.

  • Георгий 05.03.2017 8:39 пп

    И больше всего огорчает тот факт что весь этот февральский «Пир сумашедших» некому было остановить. К сожалению не было у «кровавого царского режима» своего СМЕРША, который расстреливал бы бунтарей на месте как при «добром отце всех народов- Сталине».

***

Ваш комментарий

(обязательно)
(обязательно, не публикуется)
Сообщение

Ключевые
слова

Самые комментируемые
за месяц



© Сетевой журнал «Камертон», 
2009
Список всех выпусков:
Сделано в CreativePeople 
и Студии Евгения Муравьёва в 2009 году