Раздался тихий иск

0 0 Николай ПОДГОРНЫЙ - 14 марта 2017 A A+

Есть ли шансы у Киева выиграть суд против России в Гааге

.

На минувшей неделе в Международном суде ООН состоялись предварительные слушания по иску Украины против России. В связи с Крымом и конфликтом в Донбассе Киев выдвинул Москве обвинения в нарушении нескольких конвенций ООН. Финальный вердикт может быть объявлен через годы, однако Украина ожидает благоприятного для себя промежуточного решения суда уже в ближайшее время. В чем состоит план Киева и какие есть трудности для его реализации.

.

Россия должна заплатить!

.

О намерении Украины судиться с Россией в Международном суде ООН в Гааге стало известно 16 января. Именно в этот день президент страны Петр Порошенко собрал совещание с довольно странным, на первый взгляд, подбором участников. В гости к украинскому лидеру пожаловали главный киевский специалист по крымским татарам депутат Рады Мустафа Джемилев, заместитель главы МИД Елена Зеркаль (позже выяснилось, что именно она возглавит украинскую делегацию в Гааге), а также несколько сотрудников администрации главы государства, курирующих внешнеполитическую тематику. Солировал Порошенко, в очередной раз заявивший о том, что Россия якобы уже три года «грубо нарушает международное право, осуществляет незаконную аннексию Крыма и оккупацию части Донбасса, реализует политику уничтожения и дискриминации на аннексированном полуострове». Украина же, по его словам, тоже не лыком шита и все это время готовилась нанести ответный удар, причем «исключительно в формате международного права».

.

Сделав на камеры дополнительный акцент, что вся работа проводилась по его поручению, Порошенко торжественно объявил о завершении длительной досудебной подготовки иска в Международный суд ООН в Гааге. Из его речи стало понятно, что Киев в рамках этого дела намерен обвинить Москву в нарушении двух конвенций ООН — по противодействию финансированию терроризма и ликвидации всех форм расовой дискриминации. «Россия должна заплатить свою цену за агрессию», — убеждал сам себя Порошенко. Впрочем, о том, какие именно бонусы намерена получить Украина от этого процесса, он предусмотрительно умолчал. Это вполне логично: украинский президент уже неоднократно со своими предсказаниями, что называется, садился в лужу.

.

Вечером того же дня МИД Украины сообщил, что иск в суд ООН подан официально. В дипломатическом ведомстве этот шаг назвали «историческим», а также не удержались от громкого заявления о том, что «право на нашей стороне», что в цивилизованном обществе, несомненно, должно рассматриваться как попытка давления на суд. А уже буквально на следующий день министр иностранных дел Павел Климкин конкретизировал цели Киева. «Мы хотим, чтобы мир, и в данном случае Международный суд ООН, который является высшей судебной инстанцией, четко сказал: "Россия нарушила международное право". Но потом мы хотим реституции своих прав и, конечно, мы хотим соответствующей компенсации», — утешил себя оптимистичным прогнозом глава украинской дипломатии на специальном брифинге.

.

Затем последовала пауза. И лишь в конце февраля, уже за считаные дни до слушаний, Порошенко официально утвердил состав делегации для участия в процессе. Помимо вышеупомянутой Зеркаль, в Гаагу направились представители администрации Порошенко, Генпрокуратуры, Службы безопасности Украины и даже руководитель секретариата уполномоченного Верховной Рады по правам человека. Перед началом слушаний глава украинской делегации выступила с бодрым комментарием о том, что Украину, несомненно, ждет в Гааге полный успех. «Решение суда (...) поставит Россию перед дилеммой: либо прекратить свое противоправное поведение, либо окончательно превратиться в страну-парию, с которой никто не будет иметь дел (…). Ключевая позиция в иске Украины — защита жизни и прав людей, подвергающихся дискриминации. Человеческое достоинство является высшей ценностью. Поэтому отстаивать позицию Украины морально легко, хотя и сложно юридически», — размышляла Зеркаль. Чуть позже в эфире одного из телеканалов она подтвердила уверенность в удовлетворении судом иска против России, но с весьма необычным для юридической практики объяснением: «Мы очень уверены в этом, потому что мы на светлой стороне».

.

Хитрый план Украины

.

Предварительные слушания по этому делу в Международном суде ООН в Гааге прошли с 6 по 9 марта. Согласно формату, из четырех дней, которые суд выделил для рассмотрения иска Киева на нынешнем этапе, по два выделялись для выступлений каждой стороне: 6 и 8 марта свою позицию представляла Украина, 7 и 9 марта — Россия. Пересказывать тезисы украинской стороны смысла нет, они не содержат ничего принципиально нового. Иск представляет собой квинтэссенцию трехлетней антироссийской пропагандистской работы режима Порошенко. Самое важное, что оперативного решения от суда не ждет никто. Даже в Киеве признают, что рассмотрение иска может занять 5-7 лет. «Очень быстрого решения не будет (...) Такого рода иски Международным судом ООН не рассматривались очень давно (…), необходимо выполнить много подготовительных процедур», — объясняла первый заместитель министра юстиции Украины Наталья Севостьянова.

.

Основной интерес властей Украины сейчас — в возможном введении судом так называемых временных мер в отношении России. А вот это — вопрос самого ближайшего будущего. По мнению украинского МИД, по результатам состоявшихся 6-9 марта дебатов такие меры могут быть приняты (или же нет) буквально в ближайший месяц или два, причем решение суда обязательно к исполнению и обжалованию не подлежит.

.

«Временные меры» от украинской стороны поражают воображение, и совершенно очевидно, что они заведомо невыполнимы. Например, чего стоят только требования восстановить деятельность «Меджлиса крымско-татарского народа» (признан экстремистским и запрещен в России) и прекратить действия, «препятствующие применению украинского языка в образовании в Крыму» (в Киеве, вероятно, не знают, что в Крыму украинский — один из трех государственных языков). Но, конечно, главная задача Киева — подать гражданскую войну в Донбассе как террористическую деятельность России. «Мы просим, чтобы Российская Федерация прекратила переводы денег со своей территории, обучение персонала или передачу вооружения, которое может нанести вред гражданам Украины, и другие виды помощи так называемым Луганской и Донецкой народным республикам. Российская сторона должна прекратить любую материальную или финансовую поддержку групп, которым предоставлялась такая помощь», — убеждала Елена Зеркаль в ходе своего выступления.

.

Украинские чиновники не скрывают, на какой именно ход событий рассчитывает официальный Киев. «Мы обращаемся в суд, чтобы они приняли первичные меры, которые бы сделали невозможным дальнейшее ухудшение ситуации (…). Решение является обязательным для России. В случае невыполнения решения будут дополнительные правовые юридические последствия», — поясняет вице-премьер-министр по вопросам европейской и евроатлантической интеграции Иванна Климпуш-Цинцадзе. А глава украинской делегации уже мечтает, как на последующих заседаниях Совета Безопасности ООН Киев каждый раз будет требовать отчета о выполнении Россией обязательного для всех решения Международного суда ООН. «Это поменяет саму манеру общения с Россией. Кроме того, никто не мешает нам дополнительно обратиться в суд ООН, чтобы он ужесточил меры в связи с тем, что РФ не соблюдает решение суда», — мечтает Зеркаль. О том, что решение суда может оказаться не в пользу Украины, в Киеве из-за всеобщей эйфории, похоже, никто не задумывается.

.

Москва на пространные заявления Киева, само собой, ответила. В МИД России отметили, что Киев использует процесс «для озвучивания политизированных обвинений, выходящих за пределы юрисдикции суда». Более того, российская сторона передала в Международный суд ООН документы, отражающие позицию Москвы по конфликту в Донбассе. В 800-страничном досье содержатся материалы, подлинность которых можно подтвердить с помощью открытых источников: были предоставлены скриншоты из социальных сетей и архив новостей, в частности, украинских средств массовой информации. «Россия изложила свою позицию, привела доказательства того, что Украина не обосновала надлежащим образом свои претензии, а также изложила объективную картину ситуации на юго-востоке Украины и в Крыму», — прокомментировали во внешнеполитическом ведомстве.

.

В частности, Москва на слушаниях полностью отвергла обвинения Украины в поддержке терроризма и поставках оружия в зону конфликта на юго-востоке страны. Директор департамента МИД по вопросам новых вызовов и угроз Илья Рогачев указал, что «первичным источником оружия военнослужащим ДНР и ЛНР являются складские запасы, которые достались Украине в наследство в 1991 году от Советской армии», причем основная часть складов могла находиться в шахтах Донбасса. А официальный представитель Кремля Дмитрий Песков в свою очередь отметил, что «Киеву виднее, откуда могут доставать оружие представители Донбасса и где это оружие, собственно, складировалось».

.

С такими патриотами и враги не нужны

.

Однако нельзя сказать, что первые слушания в Гааге вызвали полное и безоговорочное одобрение в украинском политикуме и экспертных кругах. Основная претензия к властям состоит в том, что в исковом заявлении, несмотря на множественные намеки, Россия прямо не называется «агрессором» и ничего не говорится об «аннексии» Крыма. Даже в целом лояльно настроенные эксперты поспешили выразить свой скептицизм. «Этот суд ничего нам не принесет. Он будет более успешным для РФ, поэтому они уже выcказали мнение, что признают решение», — комментировал в телеэфире политический эксперт Олег Жданов. По мнению политолога, доказать утверждение о том, что Россия финансирует терроризм, «практически невозможно», и потому каких-либо прагматических решений, которые бы помогли в дальнейшем разрешении нынешнего кризиса, ждать не стоит.

.

Еще дальше пошел одиозный представитель парламентской фракции Радикальной партии Игорь Мосийчук, который в настоящее время готовит запросы в МИД и администрацию президента с просьбой разъяснить, почему позиция Украины в Международном суде ООН такая слабая. «Украина не называет территории оккупированными, Украина настаивает на том, что просто РФ поставляет вооружение каким-то террористическим организациям. У меня вопрос: а Украина признала ЛНР и ДНР террористическими организациями? Нет, согласно действующего законодательства», — приводит пример Мосийчук, отмечая, что таких вопросов на самом деле очень много.

.

Большой резонанс в стране вызвал комментарий бывшего министра юстиции Украины Елены Лукаш, которая полагает, что поданный иск «удивителен в своей наивности и незамысловатости». Попутно Лукаш поднимает ряд очень неприятных вопросов, оставшихся на первых порах без внимания из-за всеобщего ажиотажа: что конкретно может дать вердикт, сколько стоит обслуживание этого процесса налогоплательщикам и что можно сказать про открытую информацию ООН о причастности как раз украинских властей к грубым и системным нарушениям норм международного права, прав человека и международного гуманитарного права? Характерно, что свой пост в социальной сети Лукаш дополнила красноречивой картинкой: «Опыт Украины показал — чтобы развалить страну, враги не нужны, достаточно своих патриотов».

.

Отдельные горячие головы даже поспешили иронически объявить главу украинской делегации в Гааге… «агентом Кремля», поскольку та, мол, своими выступлениями «откровенно подставила Порошенко и всю его трехгодичную систему пропаганды перед мировой общественностью и правосудием».

.

Как могут развиваться дальнейшие события? Разумеется, если вердикт суда о «временных мерах» можно будет трактовать для Украины хоть в малейшей степени позитивно, страну ждет невиданное пиар-шоу за право называться главным творцом «победы над Россией». Но что если Киев категорически не устроит полученный результат? Тут палитра реакций может быть самой широкой — от ротации в правительстве и МИД Украины до хорошего повода организовать на волне недовольства импичмент самому Порошенко, который изначально взял ответственность за иск на себя. Желающие, можно не сомневаться, найдутся.

.

Источник