"Умираю и опять рождаюсь..."

Димчо ДЕБЕЛЯНОВ
«УМИРАЮ И ОПЯТЬ РОЖДАЮСЬ...»
Перевод с болгарского Ивана Голубничего
Димчо Дебелянов (1887 - 1916) – признанный классик болгарской поэзии. Родился в 1887 г. в городе Копривштица в семье ремесленника. Учился в гимназии в Пловдиве и в Софии, позже – на юридическом, а впоследствии на историко-филологическом факультете Софийского университета. Работал чиновником метеорологической службы, стенографистом Народного собрания, корректором, журналистом. Впервые выступил в печати в 1906 г. Был близок кругу молодых болгарских символистов – Л.Стоянова, Н.Лилиева и др. На начальном этапе своего творческого становления испытал влияние прославленных болгарских поэтов П.Славейкова и П.Яворова, а также весьма влиятельных в то время французских и русских символистов. Этот период творчества Д.Дебелянова отличает обречённость и безысходность тональности его поэзии, тоска по несбыточному, скорбь по несовершенству мира, неприятие мелочных обывательских радостей. Со временем, под влиянием жизненных обстоятельств и достижения творческой зрелости, Д.Дебелянов заметно эволюционировал в направлении традиционных, реалистических форм и мотивов. В творчестве Д.Дебелянова отчётливо просматривается влияние русской поэзии – как классического периода (А.Пушкин, М.Лермонтов, Е.Боратынский, Ф.Тютчев), так и «Серебряного века» (прежде всего, А.Блок). В целом поэзию Д.Дебелянова характеризует напряжённость ритмов, контрастность образов, красота поэтического голоса.
В 1914 г., с началом Первой Мировой войны, Димчо Дебелянов ушёл добровольцем на фронт. Погиб поэт в 1916 г., совсем немного не дожив до тридцати лет.
Впервые отдельным изданием стихи поэта были изданы в 1920 г. Книга «Стихотворения» была восторженно принята болгарским народом и впоследствии выдержала несколько переизданий.
На русский язык стихи Д.Дебелянова переводились такими корифеями отечественной школы художественного перевода, как В.Соколов, Д.Самойлов, А.Арго, А.Гатов. Однако полноценного представления российскому читателю творчества Димчо Дебелянова пока не было, хотя ряд поэтов-переводчиков уже проделали значительную работу в этом направлении. Предлагаемая подборка является одним из фрагментов этой работы. Большинство переводов, представленных здесь, публикуется впервые.
Посвящение
.
I.
.
Той, что кромешной ночью заглянула
В мой бедный дом, как призрак неземной,
И жизнь иную в грудь мою вдохнула,
Блаженством райским дух наполнив мой!
.
Что в сердце расцвела моём, как роза,
И, как звезда, мне озаряет путь,
Что утлый ялик мой ведёт сквозь грозы
Навстречу счастью, вдаль, куда-нибудь!
.
Той, что, объята скорбью беспросветной,
Когда паду в неравном я бою,
Придёт к моей могиле в час заветный
Оплакать жизнь пропавшую мою!..
.
II.
.
Когда цветёт младая вишня,
То, одурманенный весной,
Лежу под ней, и ветер дышит
Пыльцой душистой надо мной.
.
Но нынче утром, на рассвете
Смерть победила красоту.
И не пыльцу вздымает ветер,
А почерневшую листву.
.
III.
.
О, запах уст, малиной напоённых,
О, сладкий, о, весенний запах их!
И тот блажен, кто первым в час влюблённый
Отведает малину уст твоих!
.
Подснежник в волосах твоих смеётся,
Что бриллиант, сияя в дебрях кос…
О, тот блажен, кто ночью обовьётся
Душистым золотом твоих волос!..
.
IV.
Солнце утонуло за горою,
Над землёю тишина плывёт;
Бледный месяц тёмною порою
Серебро с небес пустынных льёт.
.
Странник упокоился навеки,
Издалёка к дому воротясь –
Тихо шепчут молодые ветки,
Над моей могилою клонясь.
.
V.
.
Всё храню его я – первое письмо,
Что тебе писал я, свет души моей,
До того, как сердце холод пронизал!
Всё храню его я – каждый день и час
Всё его читая в грусти и слезах!
.
Написал тебе я – первые слова,
И связал словами – огненным пером
Раненое сердце, что пустынный храм –
С жизнью беспросветной, что глухая ночь –
То, что и доныне всё сияет там.
.
Здесь и схоронил я – первую мечту,
Что тобой зовётся, ей зовёшься ты.
Схоронил её я в дальнем уголке,
В одиноком сердце, и уже взошли
На её могиле грустные цветы!..
.
***
.
Шумит поток в долине где-то,
Тревожа память давних дней —
По этой тропке неприметной
Я шёл когда-то рядом с ней.
.
Шёл дождь неслышно, безучастно,
А нас объял восторг немой
Перед волной большого счастья,
Перед влюблённою весной.
.
Но пусть несказанными будут
Слова, печальны и горьки,
О том, что мы познали чудо
И снова стали далеки.
.
***
.
Люблю созерцать я сквозь тёмные ветки
Деревьев, склонившихся передо мной,
Как тени бегут, уплывая навеки
В далёкий пылающий зной.
.
И чутко внимая небесным заклятьям,
Испуганным звёздам ответить спеша,
Великую тайну хочу разгадать я,
Которой во мраке томится душа.
.
И снова роняю в ночные колени
Слезу о покинувшей мир красоте,
Слезу о своих безответных моленьях
И рано погибшей мечте.
.
***
.
И все деревья верили сначала,
Что солнце вновь лучи на них уронит,
Но этой ночью небо ликовало,
И снег засыпал их пустые кроны.
.
Умолкли и в тоске окаменели
Под бременем сменившейся одежды —
И грёзы их в рассветный час созрели
В бесплодности несбывшейся надежды.
.
Мечты
.
I.
.
В ранний час рассветный конь младой
В поле скачет, гривою сверкая —
То юнак спешит к родному краю.
Ах, но где же мой родимый дом?
.
В поле путеводною звездой
Огнь пылает — путники ночуют, —
Весело по родине тоскуют.
Ах, но где же мой родимый дом?
.
Третий день кончается дождём,
Злая осень землю полонила —
И страданье душу опалило.
Ах, но где же мой родимый дом?
.
II.
.
Берёзы сладко задремали
В объятьях трепетных ночных,
И ветки их невзрачны стали,
Листву златую уронив.
.
Один под этим небом тёмным,
Смотрю на звёзды и молчу,
И там, с тоской в душе бездомной,
Во тьме звезду свою ищу.
.
И вдруг душой овладевает
О дне несбыточном мечта,
Где вечно счастье пребывает,
Где вечно правит красота.
.
Где жизнь во всём согласна с Богом,
Где молодость всегда права...
С берёз осенних на дорогу
Летит увядшая листва...
.
Смерть
.
Лишь тихо веет ветер ароматный,
А мир, заворожённый, крепко спит.
Лежат просторы дали необъятной,
И светлый ангел сон на них кропит.
.
Последний возглас дня, что умирает,
В невидимые волны упадёт…
Крыло меня святое осеняет,
И сладкий голос в даль меня зовёт.
.
На беспредельном небе звёзд бессчётно,
Что призваны на этот пир святой.
И вот уже душа в восторге кротком
Уснула в бесконечности златой.
.
Видения
.
Доносятся из рощи рыданья и проклятья,
Там смерть крылом скользнула по кронам и траве –
В тоске неутолимой и в ледяных объятьях
Берёза горько плачет о сброшенной листве.
.
В груди моей блуждают проклятья и рыданья,
И сердце наполняют бездонной пустотой –
Здесь, посреди погоста, под голубым сияньем,
Душа моя рыдает над детскою мечтой.
.
Отдохновение
.
Ты приди, и влюблено, и чутко,
Дорогая, меня разбуди,
В час, когда пробуждается утро
На затерянном в бездне пути;
Ты приди и болезненно-нежно
Ароматы разлей над душой,
И о счастье далёком, безбрежном
Сладкозвучную песню запой.
.
Пробуждённый тобою, я встану,
Прогоню омертвляющий сон,
И с тобою, зарёю желанной,
Голубою мечтой вдохновлён –
Устремляясь к созвездьям небесным,
Смело глядя на диск золотой –
Полечу над равниной и бездной,
Полечу над печалью и тьмой.
.
О, тогда лишь желанным явленьем
Сновиденья мои разгони
На лазурной заре, без смущенья,
И полночный мой сон не брани.
Но покуда лучи не пробились,
Пусть хранит примиряющий сон
Заплутавшего в тёмных глубинах,
В чёрных безднах застывших времён.
.
Отошедшая
.
И молодость, и белые цветы
Вечерней страсти жара не познали.
Идёт она в сиянье красоты,
Чтоб радость пробудить в чужой печали;
В её очах восторженные грёзы,
Как две новорождённые звезды,
И две младые, жаждущие розы
Раскрылись ярко на её груди.
.
Однажды ночью, посмотрев едва,
Она меня на встречу пригласила,
Но, грешные отвергнувши слова,
Моя душа невинность сохранила,
Ведь в ней томилась в чистом сне блаженном
Весна, цветами белыми полна —
.
А ныне всяк взирает с сожаленьем:
Они цветут, но отцвела она…
.
Полёт
.
Par delà le soleil, par delà les éthers*
Ch.Baudelaire
.
От мерзости дней, суеты повседневной
Блажен, кто достойно свой дух отвратит,
Порвёт он вериги постылые гневно
И в небо пылающим вихрем взлетит.
.
Там, жаждущий смерти, бесстрашно и твёрдо
Над вечным покоем свершая полёт,
Средь звёзд повстречается с молнией гордой,
И, царственным счастьем убитый, падёт.
.
* За солнцем, за эфирами
Ш.Бодлер
.
Nevermore
.
Нас разделяют тоска и сомнение,
Знаю, далёк ты, как в небе звезда,
Но снова, как луч векового затмения,
Жду, ты придёшь… Но придёшь ли ты?
— Нет, никогда!
.
Рано проснувшись, блуждаю в смятении,
Глядя во мрак, где чернеет беда,
И с клятвами, с муками, в переплетении,
Жду я рассвета… Придёт ли он?
— Нет, никогда!
.
Сад мой Неволя засыпала жадная
Снегом, и он опочил навсегда,
А гимны и смех в эту ночь непроглядную
Ждут, чтобы грянуть… Но грянут ли?
— Нет, никогда!
.
Песня
.
Усталость над грёзой моей слишком рано
Простёрла большие крыла.
Скорблю о заре, той заре долгожданной,
Которая здесь умерла.
.
Скорблю о росе, что бесследно иссохла
На бледных и чахлых листах,
О песне скорблю, что сегодня заглохла
На юных бессильных устах.
.
Весенние дни
.
Вот на заре зефиры прилетают
На крыльях стрекозиных молодых
И жизненные соки проливают
В заглохшие долины и сады.
.
Предчувствуя непознанную радость
Стать урожаем чистого зерна,
Бдят в глубине, как золотые клады,
Наполненные влагой семена.
.
А крокусы вблизи потоков чистых
В дремоте топят зимнюю печаль,
И в чашах их, янтарно-золотистых,
Рассветные моления звучат.
.
Едва сгорит румяная зарница,
С востока, где пылающий предел,
На золотой прекрасной колеснице
В даль полетит новорождённый день.
.
В его очах огонь весны желанной,
Уста благоухают, как цветы,
А белые рассветные туманы
Мгновенно тают на его пути.
.
И тёплый луч сияющим полётом
Пронзает очарованные дни,
Переполняя бездны и высоты
Восторгом жизни, юности, весны.
.
Лунный блеск
.
Свет лунный с полночного неба
Струится,  загадку тая –
Как тени, печальные вербы
Вдоль тёмной дороги стоят.
.
Ночной ветерок налетел, и
Сменил обжигающий зной,
Как будто сонм ангелов белых
Принёс долгожданный покой.
.
Звездой, ненароком пролитой
Из бездны молчащих высот,
Внимает душа: из долины
Поток свои воды несёт.
.
И, грёзе подвластен туманной,
Плыву я в холодных лучах,
Ласкаемый памятью давней
О тех лучезарных очах.
.
Ночью
.
Трепещущей лунной волною
Печаль застилает безрадостный путь.
Позор испытав и страданье иное,
Как сладко душа захотела уснуть.
.
В долинах лишь ветер гуляет,
Ни серп не дрожит, ни бряцает коса –
Как будто сонм ангелов мир окропляет
И вниз опадает святая роса.
.
Звезда с высоты упадает;
Пустынно молчат небеса надо мной
И слышит волна, как волна пробегает
В глубоком потоке, заросшем травой.
.
Дрожу я, я таю, плыву я
В стихии покоя и хрупких лучей,
Смирённый, как будто я снова целую
Сиянье любимых очей.
.
***
.
Помнишь ли дворик в родной стороне,
Тихий наш двор с белоснежными вишнями? –
Ах, не врывайтесь в темницу ко мне,
Воспоминанья и жалобы лишние –
Я заключённый в темнице глухой,
Прошлые жалобы, воспоминания,
Стража – позор несмываемый мой,
Прошлое – это моё наказание!
.
Помнишь ли, помнишь ли тихий наш двор,
Шёпот и смех вдалеке за деревьями? –
Ах, не будите сияющий хор,
Ангелов хор из минувшего времени –
Я заточён за железный затвор,
Воспоминанья и жалобы лишние,
Это лишь сон – безмятежный наш двор,
Это лишь сон с белоснежными вишнями!
.
***
.
Вернуться бы к родительскому дому,
Когда закат смиренно догорает
И ночь, неслышно расточая дрёму,
Несчастных и скорбящих обнимает.
Как бремя, бросив чёрную усталость,
Что дни тебе лихие завещали –
Ты робким шагом потревожишь радость
Тому, кого любили здесь и ждали.
.
Старушка-мать обнимет у порога,
И ты, склонивши голову, утонешь
В её улыбке, ласковой и строгой,
И будешь звать её, как звать на помощь…
И в дом вернёшься, после дальних странствий
Последний твой приют неразделённый,
Шепча слова неслышные в пространство,
В икону взгляд уставив утомлённый:
Вернулся, чтоб заката дожидаться,
Ведь солнце краткий путь твой исчерпало…
.
О тайный вопль прозревшего скитальца,
Что Родину увидел запоздало!
.
Молитва
.
Закрой уста мои рукою,
Когда в скитаниях мятежных
Душа потребует покоя
И затоскует безутешно;
Рукой своею охрани мя,
Чтоб в вечных муках и страданьях
Не осквернить святое имя
Нечистым словом отрицанья!
.
***
.
Я помнить бы тебя хотел такой:
Бездомна, безнадёжна и уныла,
Сплетаешь руку ты с моей рукой,
И прямо к сердцу скорбный лик склонила.
В зловонной мгле томятся города,
А здесь дрожат деревья на свободе.
И оттого лишь, что любовь свята,
С тобою мы расстанемся сегодня.
.
«Приди, когда я буду уходить,
И принеси свой взгляд мне на прощанье,
Чтоб после верность вспоминать в печали
В тот час, когда Она нас победит!»
– О, Морна, бурей сорванный цветок,
Оставь печаль, и верь – весна настанет,
Незавершённым сновиденьем станет,
И ты ко мне вернёшься в этот срок!
.
Над нами ночь, ещё страшнее нам,
Нетопыри распластывают крылья,
И утешает лишь твоё бессилье,
И в веру я свою не верю сам.
И вдруг мою ты отпускаешь руку,
Уходишь вдаль, сливаясь с темнотой,
Уставшая оплакивать разлуку. –
Я помнить бы тебя хотел такой …
.
Письмо
.
День тихо в дальний край отчалил,
Принёсши зной и благодать,
И ночь пустынную оставил
На город слёзы проливать.
.
Сегодня ночью посвящаю
Печаль тебе я навсегда,
И, озарённый, вспоминаю,
Как в первый раз услышал «Да!»
.
Чёрная песня
.
Умираю и опять рождаюсь –
Противоречивая душа.
Днём неутомимо созидая,
Ночью начинаю разрушать.
.
Позову ли день светло-смиренный –
Ураган над морем загремит.
Бури ль пожелаю – и мгновенно
Всякий шум затихнет, в тот же миг.
.
О заре пылающей мечтаю,
О заре слепящей, неземной,
И весной, как в осень, умираю,
Осенью воскреснув, как весной.
.
И в бесстрастном времени сгорает
Жизнь моя – упавшая звезда,
Грёзу о прощении теряя
В пустоте великой навсегда.
28 марта 2017 г. исполняется 130 лет со дня рождения великого болгарского поэта Димчо Дебелянова (1887 - 1916).
Димчо Дебелянов – признанный классик болгарской поэзии. Родился в 1887 г. в городе Копривштица в семье ремесленника. Учился в гимназии в Пловдиве и в Софии, позже – на юридическом, а впоследствии на историко-филологическом факультете Софийского университета. Работал чиновником метеорологической службы, стенографистом Народного собрания, корректором, журналистом. Впервые выступил в печати в 1906 г. Был близок кругу молодых болгарских символистов – Л.Стоянова, Н.Лилиева и др. На начальном этапе своего творческого становления испытал влияние прославленных болгарских поэтов П.Славейкова и П.Яворова, а также весьма влиятельных в то время французских и русских символистов. Этот период творчества Д.Дебелянова отличает обречённость и безысходность тональности его поэзии, тоска по несбыточному, скорбь по несовершенству мира, неприятие мелочных обывательских радостей. Со временем, под влиянием жизненных обстоятельств и достижения творческой зрелости, Д.Дебелянов заметно эволюционировал в направлении традиционных, реалистических форм и мотивов. В творчестве Д.Дебелянова отчётливо просматривается влияние русской поэзии – как классического периода (А.Пушкин, М.Лермонтов, Е.Боратынский, Ф.Тютчев), так и «Серебряного века» (прежде всего, А.Блок). В целом поэзию Д.Дебелянова характеризует напряжённость ритмов, контрастность образов, красота поэтического голоса.
В 1914 г., с началом Первой Мировой войны, Димчо Дебелянов ушёл добровольцем на фронт. Погиб поэт в 1916 г., совсем немного не дожив до тридцати лет.
Впервые отдельным изданием стихи поэта были изданы в 1920 г. Книга «Стихотворения» была восторженно принята болгарским народом и впоследствии выдержала несколько переизданий. Журнал КАМЕРТОН публикует подборку поэта в переводах Светланы Замлеловой и Ивана Голубничего.
.
Перевод с болгарского Светланы Замлеловой:
.
***
Я чахну мучительно в логове скверном,
и солнце чуждаться привыкло меня.
Я с Жизнью в разлуке и знаю наверно,
что горше разлука мне день ото дня.
.
Неужто во мраке молитва простая
отныне заглохнет, неужто тоска
в груди расцветёт, и мечта золотая
во прах обратится ужель на века.
.
Утро
.
Покой и мир – за бурей вслед,
сменяет тьму безбрежный свет.
.
А над дорогой – без забот
лучи играют хоровод.
.
Лежит дорога широка,
и реет птица в облаках.
.
Сегодня, лишь взошла заря,
поверил солнцу я не зря,
.
от света щедрого хмельной
иду по ниве золотой
.
и слышу, радостно-смущён,
мне утро вторит в унисон
.
дыханьем сладостным цветов:
она придёт в конце концов…
.
Светлой памяти
.
Вспоминаю тебя как любимую книгу –
день и ночь предо мною раскрыта она…
Средь лучей и цветов наслаждаюсь сполна,
безразличен я к мраку и к зимнему игу.
.
Там мечты пробуждает любая строка,
в свете солнца тону – золотом, необъятном,
ты ко мне прилетишь ветерком ароматным
и останешься рядом со мной на века.
.
Будем жить мы в стране, где покой не смущала
ни пустая молва, ни глухая печаль;
наши чувства прозрачны как горный хрусталь,
и в коронах из звёзд вечность нас обвенчала.
.
Средь лучей и цветов наслаждаюсь сполна,
не подвластна душа страха тёмного игу…
Вспоминаю тебя как любимую книгу,
день и ночь предо мною раскрыта она…
.
Угасающие звуки
.
I
.
Толпятся годы за спиной, притихшие
как призраки с тоской в пустых очах –
бесцельные мечты, мечты погибшие
в томлении о солнечных лучах.
.
Лишь изредка – на миг – доступен сладостный
дух мая, с ним – жемчужная роса,
и снова слёзы, снова путь безрадостный,
рыдания и в тучах небеса.
.
II
.
Скорбь надо мной простёрла свои крылья –
влекусь тропой тоски, судьбу кляня,
и счастье никогда не станет былью,
и нечему утешить здесь меня.
.
А как мечталось, будто покорится
нам радости немая высота,
и воспарим с тобою словно птицы
над пропастью, где смрад и суета!..
.
III
.
Нахлынув властно, унеслась
последней радости волна
и между нами расползлась
неудержимо тишина.
.
Мой зов к тебе заглох давно
ему во тьме судьба пропасть
любви исчезнуть суждено
сгорает пламенная страсть
.
IV
.
В глаза твои смотрел, миг улучив,
о, дивная весна, о красота!
Я о любви твоей давно мечтал,
о том, что чувства будут горячи.
.
И радости объяла полнота –
я слышал лишь, как голос твой звучит:
– Приди, вот и зажглись твои лучи,
и счастья золотого день настал.
.
Золотой пепел
.
Привёл тебя путём необычайным
в свой храм, куда для всех скрывал я вход –
разрушил первозданность прежней тайны,
всё о себе сказав наперечёт.
.
И предложил: срывай за плодом плод,
что для тебя созрели неслучайно –
и там, где ночь сплела дремучий свод,
и рано утром в радости бескрайней.
.
Дерзай, презри мерцание и дым –
на первый свой костёр взошли бы сами,
и тёмный страх тебя да не смутит,
.
ведь ни о чём с тобою не скорбим!
– Знай, пепел золотой навеки с нами,
хотя бы молодость в огне сгорит.
.
Распутье в будущее
.
Посреди непрестанной борьбы
на урочном распутье святом
никому не уйти от судьбы.
.
И сойдутся своим чередом
два влеченья. А голос трубы
их во мрак позовёт. Но потом
.
Вдруг объявит одно на словах:
«Возвестим же безбрежный простор,
возвестим же свободу в сердцах!»
.
Но другое ответит: «Затвор
дорог нам. И пусть холод и страх,
но дадим мы жестокий отпор».
.
И наступит торжественным днём
после долгой, тяжёлой борьбы
час победы и смерти. Кругом
.
Под тревожные звуки трубы
разыграется, вспыхнет огнём
бой, когда не уйти от судьбы.
.
На далёком распутье святом…
.
Светлая вера
.
Мир одряхлел, грядут иные дни,
вдруг раскуются и падут оковы.
И где лежат развалины одни,
там Истине алтарь воздвигнут новый.
.
Светило прочь прогонит темноту,
лучами небосвод обнимет сонный.
Под стяги, что целуют высоту,
бесчисленные встанут легионы.
.
В глазах лучи играют взапуски,
и больше не пугает встреча с тьмою,
что выйдет единенью вопреки,
отбросив тень зловещую. Пустое!..
.
Всё решено, назад уж не свернуть.
Вот виден берег в пурпуре и злате…
О, вера светлая в прекрасный путь!
Как сердцу радостно в твоих объятьях!
.
Печаль
.
Проснусь – и снова день со мной играет в прятки,
а сладостную ночь уж поглотил восток.
Что ждёт меня – мне день расскажет по порядку,
но знать хочу: ещё ли ждёт меня злой рок?
.
Чело нахмурив, ты придёшь на мой порог,
седые волосы распустишь в беспорядке,
бледна, тревожна – ты всегда приходишь в срок.
Уйду – за мною поплетёшься без оглядки.
.
В отчаянье, в беде – давно тебя познал.
В чертоги радости приоткрывал я дверцу,
но счастья пригубив, я горечи вкушал,
.
и в дальнем уголке измученного сердца
посевам доброго не суждено взойти.
Печаль, ты спутница на жизненном пути!
.
***
.
Мне грудь разъедает кровавая рана,
я жизни не рад на беду…
Но помню одно и твержу неустанно:
дороже тебя не найду…
.
Приди же скорее, приди с утешеньем –
судьба ведь не так уж и зла;
мне имя твоё – что дневное свеченье,
моё – что кромешная мгла…
.
Бездушная жизнь обманула жестоко,
мне светлые крылья сковав.
Поник головою, из ямы глубокой
бросал я проклятий слова.
.
А было же время, когда наслаждался,
мечтал о победной борьбе,
с безумною страстью борьбе отдавался,
в бою повинуясь трубе.
.
Но рано я принял тоски приношенье –
судьба ведь не так уж и зла;
приди же скорее, приди с утешеньем,
при свете рассеется мгла.
.
Зияет в груди моей алая рана,
я жизни не рад на беду…
Но помню одно и твержу неустанно:
дороже тебя не найду…
.
В темнице
.
И на воле сумеешь
осознать, что ты – раб.
Пламенеешь и тлеешь,
то всесилен, то слаб.
.
Тут сгораешь от зноя,
там познал холода.
И лишила покоя,
надломила вражда.
.
И от солнца едва ли
вновь прибудет гонец.
Понесёшь все печали
миллиона сердец.
.
Будто пленник в темнице.
Но повсюду с тобой –
если в силах решиться –
гнев безумно-святой.
.
Спит город
.
Вот и спит наш город без забот.
И в ночи неверной верный сын,
я брожу – бездомен и один.
А за мною дождь идёт, идёт…
.
У стены у черной прозвучит
гулким эхом скорый, дробный шаг.
И печаль, что прошлое никак
не забудет, следом поспешит.
.
Только память вздрогнула, и вот
милый образ вспомнился, сродни
озарявшим отрочества дни.
А печаль растёт, растёт, растёт…
.
Принесла, придя однажды, жар
на прелестных, пламенных устах.
Но мечтой осталась Красота,
и отвергнул тленный этот дар.
.
Всё, что было… – незачем про то!
Тьма и лёд в скорбящей стороне,
но оттуда ясно слышен мне
скорбный крик: за что же? Ах, за что?..
.
Вот и спит наш город без забот.
И в ночи неверной верный сын,
я брожу – бездомен и один.
А за мною дождь идёт, идёт…
.
***
.
Твой образ тревожит
дрожащую память
как призрак печальный.
И вот уж пора –
влекусь за тобою,
и трепетно манят
в тумане вечернем
два чёрных пера.
.
За встречей последней
увижу забвенье.
Страдая повсюду,
я падал, вставал.
Ни ночь не покоит,
ни день, к сожаленью,
давно уже лаской
меня не встречал.
.
И вот упокоил
с тоской беспощадной
надежду и младость.
Но всё же, любя –
погибну, погибну
с утехой отрадной,
что в сумерках чёрных
я помню тебя.
.
Пенчо Славейкову
.
Средь рабства тьмы, под чёрным сводом
рождён для царственной судьбы.
и каждый день свой год за годом
бросал на жертвенник борьбы.
.
Ты видел тот предел бесплодный,
где слабый луч исчез во мгле,
где всякий трепет благородный
вдруг замирал в кипящем зле.
.
И где слепых безумцев сонмы,
чья пища – подлая хула
лишь к одному презренью склонны,
бесчинные творят дела.
.
Но, жрец и воин по призванью,
то милосерден, то кровав,
пойдёшь на крест без колебаний,
свои святыни не предав.
.
Не зря терпел судьбы удары.
там, где царила темнота,
дымились чёрные пожары –
ликуют мощь и красота.
.
Но ты дождёшься дня прекрасней.
тот день велик и горделив,
как солнце, что во мраке гаснет,
сияньем сумрак озарив.
.
Отшельники
.
Сосна на той вершине – страж забытый,
разбита бурей и томима жаждой,
в тот час, как буря зарождалась скрыто,
я приглушённый слышал стон однажды.
И если к пыльным стогнам я, робея,
решусь вернуться и в толпе останусь,
воспоминания меня согреют,
боль утишат от всякой новой раны.
.
И в гордой муке муку я познаю
и различу, как со скалы гранитной
стон донесётся, вскоре замирая,
сосна на той вершине – страж забытый.
.
Лес
.
Там, на краю степи широкой, где щедро солнце льёт лучи,
И где ручей, охвачен зноем, успокоительно журчит,
Там, в недрах девственных покойно, сон безмятежен поутру,
И непреклонные колонны в притихшем высятся бору.
Там дремлют старые преданья, звенит тревожно тишина
Среди безмолвного потока, где за волной идёт волна.
Когда в степи многоголосой умолкнет хор людских страстей,
В приюте верном в час вечерний наступит отдых без затей.
.
И знает путник утомлённый, что в тихом шёпоте листов
Он прошлого услышит голос и различит печальный зов.
Но на заре, лишь смолкнет шелест, тоска растает, словно дым,
Он вновь подумает, что жизнью вполне обласкан и любим.
А днём, чей лик отобразила давно притихшая вода,
Поймёт, как мудро, что однажды мечты уснули навсегда.
.
Увы, но день навстречу смерти неукротимо устремлён,
В объятья тлена – ведь повсюду свои следы оставил он.
Но лес – дворец уединенья – забыть позволит и простить,
Последнюю изведать радость, скорбь напоследок приютить.
.
Там, на краю степи широкой, где щедро солнце льёт лучи,
И где ручей, охвачен зноем, успокоительно журчит,
Там, в недрах девственных покойно, сон безмятежен поутру,
И непреклонные колонны в притихшем высятся бору.
.
Жертвоприношение
.
В огнях закатных пиршество угасло,
растаял вечер в тишине волны,
и над сердцами, где нужда не властна,
он крылья необъятные склонил.
.
И молча в сонные вошли чертоги,
где пир другой готовила нам ночь,
венцы свои оставив на пороге,
мы не сумели жажду превозмочь!
И тот, в чьей власти соблазнить Диану,
к нам приступил – и не услышав, как,
я пламенем и страстью обуянный,
вдруг очутился в огненных тисках.
.
С восторгом я внимал, когда впивались
уста в мои уста. Казалось мне,
я в криках потону, что разбивались
волне подобно – пламенной волне.
.
Исполненный блаженства, я был нежен
навстречу страсти, вспыхнувшей в глазах.
Но из последних сил я веки смежил
и ниц упал с улыбкой на устах.
________
Нектар сладчайший я вкусил в минуту,
когда вполне меня оставил сон.
А надо мною – бледный дым, как будто
над алтарём, что внове освящён.
.....................................................................................................................................
.
Перевод с болгарского Ивана Голубничего:
.
Посвящение
.
I.
.
Той, что кромешной ночью заглянула
В мой бедный дом, как призрак неземной,
И жизнь иную в грудь мою вдохнула,
Блаженством райским дух наполнив мой!
.
Что в сердце расцвела моём, как роза,
И, как звезда, мне озаряет путь,
Что утлый ялик мой ведёт сквозь грозы
Навстречу счастью, вдаль, куда-нибудь!
.
Той, что, объята скорбью беспросветной,
Когда паду в неравном я бою,
Придёт к моей могиле в час заветный
Оплакать жизнь пропавшую мою!..
.
II.
.
Когда цветёт младая вишня,
То, одурманенный весной,
Лежу под ней, и ветер дышит
Пыльцой душистой надо мной.
.
Но нынче утром, на рассвете
Смерть победила красоту.
И не пыльцу вздымает ветер,
А почерневшую листву.
.
III.
.
О, запах уст, малиной напоённых,
О, сладкий, о, весенний запах их!
И тот блажен, кто первым в час влюблённый
Отведает малину уст твоих!
.
Подснежник в волосах твоих смеётся,
Что бриллиант, сияя в дебрях кос…
О, тот блажен, кто ночью обовьётся
Душистым золотом твоих волос!..
.
IV.
.
Солнце утонуло за горою,
Над землёю тишина плывёт;
Бледный месяц тёмною порою
Серебро с небес пустынных льёт.
.
Странник упокоился навеки,
Издалёка к дому воротясь –
Тихо шепчут молодые ветки,
Над моей могилою клонясь.
.
V.
.
Всё храню его я – первое письмо,
Что тебе писал я, свет души моей,
До того, как сердце холод пронизал!
Всё храню его я – каждый день и час
Всё его читая в грусти и слезах!
.
Написал тебе я – первые слова,
И связал словами – огненным пером
Раненое сердце, что пустынный храм –
С жизнью беспросветной, что глухая ночь –
То, что и доныне всё сияет там.
.
Здесь и схоронил я – первую мечту,
Что тобой зовётся, ей зовёшься ты.
Схоронил её я в дальнем уголке,
В одиноком сердце, и уже взошли
На её могиле грустные цветы!..
.
***
.
Шумит поток в долине где-то,
Тревожа память давних дней —
По этой тропке неприметной
Я шёл когда-то рядом с ней.
.
Шёл дождь неслышно, безучастно,
А нас объял восторг немой
Перед волной большого счастья,
Перед влюблённою весной.
.
Но пусть несказанными будут
Слова, печальны и горьки,
О том, что мы познали чудо
И снова стали далеки.
.
***
.
Люблю созерцать я сквозь тёмные ветки
Деревьев, склонившихся передо мной,
Как тени бегут, уплывая навеки
В далёкий пылающий зной.
.
И чутко внимая небесным заклятьям,
Испуганным звёздам ответить спеша,
Великую тайну хочу разгадать я,
Которой во мраке томится душа.
.
И снова роняю в ночные колени
Слезу о покинувшей мир красоте,
Слезу о своих безответных моленьях
И рано погибшей мечте.
.
***
.
И все деревья верили сначала,
Что солнце вновь лучи на них уронит,
Но этой ночью небо ликовало,
И снег засыпал их пустые кроны.
.
Умолкли и в тоске окаменели
Под бременем сменившейся одежды —
И грёзы их в рассветный час созрели
В бесплодности несбывшейся надежды.
.
Мечты
.
I.
.
В ранний час рассветный конь младой
В поле скачет, гривою сверкая —
То юнак спешит к родному краю.
Ах, но где же мой родимый дом?
.
В поле путеводною звездой
Огнь пылает — путники ночуют, —
Весело по родине тоскуют.
Ах, но где же мой родимый дом?
.
Третий день кончается дождём,
Злая осень землю полонила —
И страданье душу опалило.
Ах, но где же мой родимый дом?
.
II.
.
Берёзы сладко задремали
В объятьях трепетных ночных,
И ветки их невзрачны стали,
Листву златую уронив.
.
Один под этим небом тёмным,
Смотрю на звёзды и молчу,
И там, с тоской в душе бездомной,
Во тьме звезду свою ищу.
.
И вдруг душой овладевает
О дне несбыточном мечта,
Где вечно счастье пребывает,
Где вечно правит красота.
.
Где жизнь во всём согласна с Богом,
Где молодость всегда права...
С берёз осенних на дорогу
Летит увядшая листва...
.
Смерть
.
Лишь тихо веет ветер ароматный,
А мир, заворожённый, крепко спит.
Лежат просторы дали необъятной,
И светлый ангел сон на них кропит.
.
Последний возглас дня, что умирает,
В невидимые волны упадёт…
Крыло меня святое осеняет,
И сладкий голос в даль меня зовёт.
.
На беспредельном небе звёзд бессчётно,
Что призваны на этот пир святой.
И вот уже душа в восторге кротком
Уснула в бесконечности златой.
.
Видения
.
Доносятся из рощи рыданья и проклятья,
Там смерть крылом скользнула по кронам и траве –
В тоске неутолимой и в ледяных объятьях
Берёза горько плачет о сброшенной листве.
.
В груди моей блуждают проклятья и рыданья,
И сердце наполняют бездонной пустотой –
Здесь, посреди погоста, под голубым сияньем,
Душа моя рыдает над детскою мечтой.
.
Отдохновение
.
Ты приди, и влюблено, и чутко,
Дорогая, меня разбуди,
В час, когда пробуждается утро
На затерянном в бездне пути;
Ты приди и болезненно-нежно
Ароматы разлей над душой,
И о счастье далёком, безбрежном
Сладкозвучную песню запой.
.
Пробуждённый тобою, я встану,
Прогоню омертвляющий сон,
И с тобою, зарёю желанной,
Голубою мечтой вдохновлён –
Устремляясь к созвездьям небесным,
Смело глядя на диск золотой –
Полечу над равниной и бездной,
Полечу над печалью и тьмой.
.
О, тогда лишь желанным явленьем
Сновиденья мои разгони
На лазурной заре, без смущенья,
И полночный мой сон не брани.
Но покуда лучи не пробились,
Пусть хранит примиряющий сон
Заплутавшего в тёмных глубинах,
В чёрных безднах застывших времён.
.
Отошедшая
.
И молодость, и белые цветы
Вечерней страсти жара не познали.
Идёт она в сиянье красоты,
Чтоб радость пробудить в чужой печали;
В её очах восторженные грёзы,
Как две новорождённые звезды,
И две младые, жаждущие розы
Раскрылись ярко на её груди.
.
Однажды ночью, посмотрев едва,
Она меня на встречу пригласила,
Но, грешные отвергнувши слова,
Моя душа невинность сохранила,
Ведь в ней томилась в чистом сне блаженном
Весна, цветами белыми полна —
.
А ныне всяк взирает с сожаленьем:
Они цветут, но отцвела она…
.
Полёт
.
Par delà le soleil, par delà les éthers*
Ch.Baudelaire
.
От мерзости дней, суеты повседневной
Блажен, кто достойно свой дух отвратит,
Порвёт он вериги постылые гневно
И в небо пылающим вихрем взлетит.
.
Там, жаждущий смерти, бесстрашно и твёрдо
Над вечным покоем свершая полёт,
Средь звёзд повстречается с молнией гордой,
И, царственным счастьем убитый, падёт.
.
* За солнцем, за эфирами
Ш.Бодлер
.
Nevermore
.
Нас разделяют тоска и сомнение,
Знаю, далёк ты, как в небе звезда,
Но снова, как луч векового затмения,
Жду, ты придёшь… Но придёшь ли ты?
— Нет, никогда!
.
Рано проснувшись, блуждаю в смятении,
Глядя во мрак, где чернеет беда,
И с клятвами, с муками, в переплетении,
Жду я рассвета… Придёт ли он?
— Нет, никогда!
.
Сад мой Неволя засыпала жадная
Снегом, и он опочил навсегда,
А гимны и смех в эту ночь непроглядную
Ждут, чтобы грянуть… Но грянут ли?
— Нет, никогда!
.
Песня
.
Усталость над грёзой моей слишком рано
Простёрла большие крыла.
Скорблю о заре, той заре долгожданной,
Которая здесь умерла.
.
Скорблю о росе, что бесследно иссохла
На бледных и чахлых листах,
О песне скорблю, что сегодня заглохла
На юных бессильных устах.
.
Весенние дни
.
Вот на заре зефиры прилетают
На крыльях стрекозиных молодых
И жизненные соки проливают
В заглохшие долины и сады.
.
Предчувствуя непознанную радость
Стать урожаем чистого зерна,
Бдят в глубине, как золотые клады,
Наполненные влагой семена.
.
А крокусы вблизи потоков чистых
В дремоте топят зимнюю печаль,
И в чашах их, янтарно-золотистых,
Рассветные моления звучат.
.
Едва сгорит румяная зарница,
С востока, где пылающий предел,
На золотой прекрасной колеснице
В даль полетит новорождённый день.
.
В его очах огонь весны желанной,
Уста благоухают, как цветы,
А белые рассветные туманы
Мгновенно тают на его пути.
.
И тёплый луч сияющим полётом
Пронзает очарованные дни,
Переполняя бездны и высоты
Восторгом жизни, юности, весны.
.
Лунный блеск
.
Свет лунный с полночного неба
Струится,  загадку тая –
Как тени, печальные вербы
Вдоль тёмной дороги стоят.
.
Ночной ветерок налетел, и
Сменил обжигающий зной,
Как будто сонм ангелов белых
Принёс долгожданный покой.
.
Звездой, ненароком пролитой
Из бездны молчащих высот,
Внимает душа: из долины
Поток свои воды несёт.
.
И, грёзе подвластен туманной,
Плыву я в холодных лучах,
Ласкаемый памятью давней
О тех лучезарных очах.
.
Ночью
.
Трепещущей лунной волною
Печаль застилает безрадостный путь.
Позор испытав и страданье иное,
Как сладко душа захотела уснуть.
.
В долинах лишь ветер гуляет,
Ни серп не дрожит, ни бряцает коса –
Как будто сонм ангелов мир окропляет
И вниз опадает святая роса.
.
Звезда с высоты упадает;
Пустынно молчат небеса надо мной
И слышит волна, как волна пробегает
В глубоком потоке, заросшем травой.
.
Дрожу я, я таю, плыву я
В стихии покоя и хрупких лучей,
Смирённый, как будто я снова целую
Сиянье любимых очей.
.
***
.
Помнишь ли дворик в родной стороне,
Тихий наш двор с белоснежными вишнями? –
Ах, не врывайтесь в темницу ко мне,
Воспоминанья и жалобы лишние –
Я заключённый в темнице глухой,
Прошлые жалобы, воспоминания,
Стража – позор несмываемый мой,
Прошлое – это моё наказание!
.
Помнишь ли, помнишь ли тихий наш двор,
Шёпот и смех вдалеке за деревьями? –
Ах, не будите сияющий хор,
Ангелов хор из минувшего времени –
Я заточён за железный затвор,
Воспоминанья и жалобы лишние,
Это лишь сон – безмятежный наш двор,
Это лишь сон с белоснежными вишнями!
.
***
.
Вернуться бы к родительскому дому,
Когда закат смиренно догорает
И ночь, неслышно расточая дрёму,
Несчастных и скорбящих обнимает.
Как бремя, бросив чёрную усталость,
Что дни тебе лихие завещали –
Ты робким шагом потревожишь радость
Тому, кого любили здесь и ждали.
.
Старушка-мать обнимет у порога,
И ты, склонивши голову, утонешь
В её улыбке, ласковой и строгой,
И будешь звать её, как звать на помощь…
И в дом вернёшься, после дальних странствий
Последний твой приют неразделённый,
Шепча слова неслышные в пространство,
В икону взгляд уставив утомлённый:
Вернулся, чтоб заката дожидаться,
Ведь солнце краткий путь твой исчерпало…
.
О тайный вопль прозревшего скитальца,
Что Родину увидел запоздало!
.
Молитва
.
Закрой уста мои рукою,
Когда в скитаниях мятежных
Душа потребует покоя
И затоскует безутешно;
Рукой своею охрани мя,
Чтоб в вечных муках и страданьях
Не осквернить святое имя
Нечистым словом отрицанья!
.
***
.
Я помнить бы тебя хотел такой:
Бездомна, безнадёжна и уныла,
Сплетаешь руку ты с моей рукой,
И прямо к сердцу скорбный лик склонила.
В зловонной мгле томятся города,
А здесь дрожат деревья на свободе.
И оттого лишь, что любовь свята,
С тобою мы расстанемся сегодня.
.
«Приди, когда я буду уходить,
И принеси свой взгляд мне на прощанье,
Чтоб после верность вспоминать в печали
В тот час, когда Она нас победит!»
– О, Морна, бурей сорванный цветок,
Оставь печаль, и верь – весна настанет,
Незавершённым сновиденьем станет,
И ты ко мне вернёшься в этот срок!
.
Над нами ночь, ещё страшнее нам,
Нетопыри распластывают крылья,
И утешает лишь твоё бессилье,
И в веру я свою не верю сам.
И вдруг мою ты отпускаешь руку,
Уходишь вдаль, сливаясь с темнотой,
Уставшая оплакивать разлуку. –
Я помнить бы тебя хотел такой …
.
Письмо
.
День тихо в дальний край отчалил,
Принёсши зной и благодать,
И ночь пустынную оставил
На город слёзы проливать.
.
Сегодня ночью посвящаю
Печаль тебе я навсегда,
И, озарённый, вспоминаю,
Как в первый раз услышал «Да!»
.
Чёрная песня
.
Умираю и опять рождаюсь –
Противоречивая душа.
Днём неутомимо созидая,
Ночью начинаю разрушать.
.
Позову ли день светло-смиренный –
Ураган над морем загремит.
Бури ль пожелаю – и мгновенно
Всякий шум затихнет, в тот же миг.
.
О заре пылающей мечтаю,
О заре слепящей, неземной,
И весной, как в осень, умираю,
Осенью воскреснув, как весной.
.
И в бесстрастном времени сгорает
Жизнь моя – упавшая звезда,
Грёзу о прощении теряя
В пустоте великой навсегда.
Раздел

Комментарии

"Скорбь надо мной простёрла свои крылья –
влекусь тропой тоски, судьбу кляня,
и счастье никогда не станет былью,
и нечему утешить здесь меня." - мне понравился этот момент.... Почему?! Автор, г-жа Светлана Замлелова представила просто одну статью...но о Ком? О Димчо Дебелянове, -поэте, чьи стихи так же популярны и известны в Болгарии, как и за ее пределами. А самое важное ПEРЕВОД! Г-жа Светланa Замлеловa выучила болгарский за то , что на этом языке Димчо Дебелянов писал свои удивительные стихи!

Блягадарю, г-жу Светлану Замлелову
.

Как хорошо, что в России переводят нашего великого болгарского поэта. Переводы замечательные! Браво и спасибо!

рано он повзрослел...

Все переводы очень красивые. Спасибо!

Хочу присоединиться к благодарности, уже высказанной в комментариях. Переводы прекрасны, и прекрасно, что состоялось знакомство с Поэтом. В России его почти не знают, к сожалению. А жаль...

Раньше о нём ничего не знал. Спасибо, просветили.

Потрясающие в скорби и разочарованиях стихи. Или - перевод. Красивый поэтический язык, не оторваться. Спасибо Ивану Голубничему и ж.Камертон за знакомство с замечательным болгарским поэтом Димчо Дебеляновым.

О славянских литературах и писателях мы знаем очень мало. Почти ничего. Кого, кроме Вазова, назовут в России из болгарских писателей? Да и Вазова не все вспомнят. Так что такие публикации очень важны для просвещения. Хорошо бы и дальше продолжить - болгарские, югославские писатели. Хорошо бы и современных авторов. Было бы интересно.

Анна, я, к стыду своему, и Вазова не знаю. Вы правы: такие публикации нужны, хотя бы ради просвещения нас, тёмных.

Добавить комментарий