Тбилисо

Своих гостей я люблю водить по Тбилиси зрелой осенью, когда погода – как в волшебной сказке; всё утопает в бархатно-благородном многоцветии, и самый воздух по-настоящему бодрит. Я живу в самом сердце Старого города – в знаменитом убане (кварталах) Сололаки, в двух шагах от дома, где подолгу останавливался Есенин и в полутора шагах от тифлисского дома князей Чавчавадзе, где росла Нина, будущая супруга Александра Грибоедова... Впрочем, это только навскидку в голову пришло. А если поглубже копать, «все были здесь, и прокурор здесь, только вас ждали», как говорилось в культовой советской кинокомедии.

Тот Старый Тбилиси,  расположенный в юго-восточной части города, по обоим берегам Куры, территориально сформировался в XII веке, и по сей день его границы остаются неизменными. Я часто шучу (впрочем, это шутка-реалия), что на окраинах – в Глдани, Диди Дигоми и т.д., я бывал реже, чем в Москве или в Питере, а то и вовсе не бывал – нет у меня там дел никаких, и знакомых тоже нет. Мой тбилисский мир - родные узкие улочки, рассчитанные не на «Джипы», и тем более автобусы, а на осликов с крестьянским молоком и мацони (простоквашей). 

Да вот, к слову, помню, в детстве, во двор к нам приходил мацонщик по имени Карузо. И «килы» (горшочки) у него были настоящие глиняные, и голос, как писал классик, (о запахе сыра, правда), в двести лошадиных сил. Спустившись на рассвете из Окрокана в первый же сололакский двор, он одним боевым кличем будил весь убан, вплоть до бывшей Вильяминовской. И из всех окон раздавались призывы: «Карузо! Карузо!». Ну чем вам не балконы итальянских оперных театров!

Карузо любил опрокидывать кувшинчики с мацони, похваляясь, как сейчас говорят, «консистенцией продукта». Но когда однажды случился конфуз, и мацони выплеснулось прямо на лысинку младенца, важно восседавшего на руках у заспанной мамаши, Карузо, оскорблённый в лучших чувствах после затрещины не уловившего юмора отца семейства, пропал на несколько дней, и явился, временно сменив амплуа, с двумя корзинами неколотых грецких орехов. «Ахали какали! Ахали какали!» (свежие орехи) - услышали мы его новый репертуар. Я никогда не забуду, как взрослые люди буквальным образом надули в штаны, когда крайне изумлённый гость из Питера, наивно принялся вопрошать: «Кто это они ахали, и почему они ахали, и почему он кричит, что они ахали и какали?».

Вспоминается и наш убанский красильщик дядя Степан и его жена тётя Эля, которая, как выяснилось во время переписи 40-летней давности, была вовсе и не Эля, а Гидроэлектростанция. Когда двор отсмеялся на славу после этой новости, дядя Степан, любивший меня и всегда угощавший кулёчком изюма, буркнул однажды: «Они главное не знают».

- А что, дядя Степан?- спросил я, напрягшись.

- Ты хороший мальчик, шутку понимаешь. Главное в ЗАГСе было. Когда не могли сказать: «Дорогие Степан и Гидроэлектростанция!»

Но лучшим экземпляром своей коллекции, фрагментами которой делюсь, я считаю… плакат. И вот почему. Тогда же, в детстве моём, жил в Сололаки знаменитый донжуан Автандил Цалкаламанидзе. И чего это Гоголь и Грибоедов мучились с «говорящими фамилиями»! Автандил Цалкаламанидзе был одновременно гурманом и обжорой в своём деле. Этот и вправду мог уговорить любую, особым вниманием пользовались у него приезжие дамочки. И надо же было нашей районной управе установить табличку «Берегись АВТО!» прямо над крыльцом его легендарного холостяцкого дома…

Но продолжим прогулку – вниз по моей родной улице Ладо Асатиани (бывшей Энгельса, бывшей Бебутовской) - намётанный глаз различит в зданиях черты многовековой застройки. Выше, на горе, можно увидеть развалины цитадели Нарикала, достроенной в XVI—XVII веках, а в ареале набережной - церковь Метехи, кафедральный собор Сиони, бани царя Ростома церковь Анчисхати, пожалуй, самое древнее сохранившееся в Тбилиси здание.

В Анчисхати я могу вам показать даже архитектурные детали, датируемые V веком, но преобладающее большинство застроек относится к веку  XIX. 

В Тбилиси вообще могло бы остаться гораздо больше следов древности, если бы не... Страшное нашествие разъярённого Ага-Магомет хана, буквально сравнявшего древний город с землёй.

Об этой трагедии написаны тома, но если быть кратким, гнев персидского правителя вызвал отказ царя Ираклия II признать его законным властителем, присоединиться к нему и жить с ним в мире и согласии. Не добившись желаемого, Ага-Магомет использует как предлог союз Ираклия с Россией и разбивает царскую армию в кровопролитной Крцанисской битве.Вступив в Тбилиси, победитель подвергает столицу полному разгрому и сожжению, буквально не оставив камня на камне; большинство населения (22 тысячи человек, по тем временам колоссальная цифра), главным образом женщины и дети, угнаны в рабство.

Вот почему сегодняшний Тбилиси практически застраивался в годы гостевания по соседству с моим домом Пушкина и Грибоедова, Лермонтова и Полонского...

Как отмечает в предисловии к замечательному альбому «Тбилисская фасадная скульптура» руководитель проекта, коллега по интересам и добрый мой приятель Давид Хоштария, «расположенный на пересечении Европы и Азии, мультинациональный и мультирелигиозный город, обладающий собственной душой и отличающийся собственным стилем жизни, представляет собой неповторимый феномен... С 1801 года (даты перехода под протекторат Россиийской империи – В.С.) Тбилиси (Тифлис) сохранял гланую политическую, экономичекую и административную функцию Кавказа. Этот город называли «Царицей Кавказа», четвёртым городом империи после Петербурга, Москвы и Варшавы. Немаловажно, что в Тифлисе имелись свои «Царские врата». Здесь располагалось множество государственных ведомств: банки, трудовые биржи, консульства, оперный и драматический театры, музеи, клубы, фешенебельные гостиницы, рестораны, магазины...

Примечательно, что в многофункциональной городской деяятельности принимали участие русские, немцы, поляки, французы, итальянцы, евреи, персы... Не говоря уже о том, что Тифлис был не только грузинским, но и армяно-азербайджанским общественно-культурным центром.

Современники называли Тифлис самым космополитичным городом в мире. В городе реально работал механизм, который мы сейчас называем «культурным диалогом». Каждая община, проживающая в городе, имела возможность для полнокровной деятельности, причём в самом вольном ключе. Карикатуры для азербайджанских журналистов рисовал немец Оскар Шмерлинг, грузинским народным хором руководил и дирижировал чех Йозеф РатильЛютеранин Альберт Зальцман проектировал католический костёл, а православный Михаил Непринцев – армянскую семинарию. На сцене грузинского княжеского дома-театра выступали с представлениями не только грузинские, но и армянские, и русские любительские труппы. А в зале гостиницы Фридриха Ветцеля свой первый спектакль поставила осетинская труппа.

Многообразным был и этнический состав благотворительных и попечительских комитетов, профессиональных объединений. Но особенно колоритно выглядела на их фоне сфера просвещения. В отличие от, скажем, Александрии, где жившие там арабы, мавры и евреи существовали словно бы в параллельных мирах, не заводя практически ни деловых, ни тем более личных связей, тбилисские наставники молодёжи разных национальностей и вероисповеданий проявляли немалую прыть в организации разного рода конкурсов, костюмированных шоу, как сказали бы сейчас, и т.д.

Тесные межэтнические отношения грузин и армян были известны издревле, но в XIX веке они были «расцвечены» «новыми тифлисцами», как уже говорилось, - русскими, немцами, французами, да ещё и поляками. С русскими всё ясно, а вот неисповедимые пути появления европейских товарищей на грузинской земле – тема отдельной толстенной монографии, может, и не одной. 

К примеру, первые поляки оказались в Грузии отнюдь не по собственному хотению. Это были ссыльные, наказанные за участие в польском восстании 1831 года.

Первая группа немецких колонистов – 31 семья – прибыла в Тбилиси в сентябре 1817 года. Их сразу же зауважали за трудолюбие, аккуратность и отличное знание своих ремёсел и занятий. Уже в 1819 году в Грузии были созданы шесть немецких поселений.

Что касается французов... После разрушительного нашествия персов, о котором уже говорилось, виноградники были вырублены, как источник зла, каковым, согласно Корану, является вино. С переходом под протекторат России в Грузии постепенно началось возрождение виноделия, и с этой целью в Тифлис были приглашены французские (чему уж тут дивиться!) специалисты.

Что касается итальянцев, отношения Грузинской Церкви с Римом берут начало ещё в VII веке, с дискуссии по монофизитству между Католикосом Кирионом и Римским папой Григорием I. Эта история также достойна отдельного научного исследования или эпического произведения, но мы, минуя многовековые исторические перипетии, обратим взоры на период после вхождения Грузии в состав Российской империи, когда состояние Католической церкви существенно стабилизировалось; были построены костёлы в Тбилиси и в Батуми.

Батумский костёл-красавец десятилетия простоял с погнутым крестом. Всё дело в том, что в годы воинствующего атеизма верхолазам приказали сбить оба креста с куполов. Первый забравшийся и принявшийся крушить крест сорвался и разбился насмерть. Второй, заметно искрививший крест молотом, непостижимым образом подскользнулся, несмотря на спецобувь, и – тоже в лепёшку.

Больше никого не смогли уговорить. Даже под угрозой расстрела.

Всему этому была очевидицей моя прабабушка Софья, но она скончалась, когда мне было два годика, и эту историю я записал по расскказу её сына. Впрочем, о «католическом» фиаско красных комиссаров знают все старые батумцы. 

Евреи живут на грузинской земле вот уже 26 веков.

История христианизации Грузии не является темой нашего очерка, но в связи с его магистральной линией необходимо отметить, что святой апостол Андрей Первозванный, проповедовавший здесь учение Спасителя, знал, что шёл в страну,  где хранилась великая Ветхозаветная святыня  - мантия Пророка Ильи, которую принесли евреи, гонимые Навуходоносором, и величайшая святыня христианства – нешвенный  Хитон Господа Иисуса Христа, который после распятия Спасителя мцхетский еврей Элиоз, свидетель казни, привёз в столицу Картли, где проживал.

Вот какая подлинная история связана с этим событием:

«Первая по времени святая Грузинской Церкви – блаженная Сидония, мцхетская иудейка, сестра раввина Элиоза. Она не видела Христа, но, услышав о Нем, поверила в Него сразу как в Мессию и Спасителя мира, поверила всей силой и любовью своего сердца. И когда ее брат вместе с паломниками отправлялся в Иерусалим (это было в год казни Спасителя), она умоляла его привезти с собой во Мцхета, как великое благословение, какую-нибудь вещь, принадлежащую Христу. Элиоз исполнил просьбу своей сестры. Он находился у Голгофы при распятии Спасителя, купил Его Хитон у одного из воинов-совершителей казни и привез это бесценное сокровище во Мцхета. Святая Сидония встретила брата у ворот. Он рассказал ей, что произошло на Голгофе, и отдал Хитон. Сидония прижала Хитон к груди и от великой скорби о крестных страданиях Спасителя и великой благодати, исходящей от Хитона Господня, бездыханная упала на землю. Весь город собрался возле мёртвой девы.

Узнал об этом царь Амазаер (Адарнас) и захотел взять Хитон, чтобы самому облечься в него. Но никакая сила не могла разжать рук мертвой девушки. Ее погребли в царском саду вместе с Хитоном на груди. На этом месте вырос могучий кедр, который покрыл могилу Сидонии своими корнями. Этот кедр, как печать на ее могиле, стоял три столетия. Жители Мцхета заметили, что больные птицы прилетали к кедру, садились на его ветви, клевали хвою и улетали здоровыми; что даже дикие звери приходили к кедру и поедали опавшую хвою. Прошли многие годы, люди забыли о Хитоне Господнем и могиле Сидонии, но сам кедр, названный Столпом Животворящим (Светицховели) пользовался благоговейным почитанием народа», - пишет известный тбилисский  богослов  отец Рафаил (Карелин) в книге «Икона «Слава Грузинской Православной Церкви».

Позднее на срезе этого кедра был возведён храм Светицховели, о котором известно всему просвещённому миру.

Итак, в результате столь крепкого межэтнического тифлисского «коктейля» складывались забавные ситуации: в немецких колониях пили кахетинское вино, в садах Ортачала, где любили пировать князья, подавали, в том числе, и европейскую мадеру, в моду вошёл кофе и шоколад, походы в оперу и серные бани; русские и европейские «новые тифлисцы» сполна вкусили прелесть кутежей в духанах, под звуки зурны и дудуки и сладкоречивые тосты тамады.

Появилась и «собственная гордость» - звание «тифлисец» получило окрас своего рода титула, подчёркивающего особую идентичность, независимо от национальной или конфессиональной принадлежности.

Архитектура – душа города...

С древних времён бытует поверье, что душа человека таится в его печени. Проводя параллель, правомерно было бы утверждать, что душа города – в его архитектуре. Архитектура Тбилиси являет собой завораживающий сплав церковного зодчества и светского стиля (это в основном – модерн, сочетающий в себе элементы рококо и барокко в сочетании с тенденциями тех, двухсотлетней давности, времён). Но о городской архитектуре речь ещё впереди. Мы же акцентируем внимание на храмовой архитектуре – неисчерпаемом источнике духовности и просвещения.

Далее предлагаем адаптированные автоцитаты из материала, написанного для журнала «Восток свыше» (см. Владимир САРИШВИЛИ// От Сиони – до Кашвети. Прогулка по православному Тбилиси//МОСКОВСКИЙ ПАТРИАРХАТ/ТАШКЕНТСКАЯ И УЗБЕКИСТАНСКАЯ ЕПАРХИЯ//Восток Свыше//ДУХОВНЫЙ,  ЛИТЕРАТУРНО-ИСТОРИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ//ВЫПУСК XXXIV, № 3. ТАШКЕНТ. 2014).

Для приезжих самым изумляющим всегда было известие о том, что на обозримом взглядом пространстве от места основания Тбилиси святым царём Вахтангом Горгасали  до  проспекта, носящего имя другого святого царя Давида Агмашенебели, соседствуют грузинская, армянская, русская церкви, католические костёлы, еврейская синагога и мусульманская мечеть.

Не случайно потрясённый этой картиной американский сенатор ещё в советские времена заявил во всеуслышание: «И после этого кто-то будет говорить, что интернационал – это детище Карла Маркса?!».

Вниз – по улице Ладо Асатиани, тончайшего грузинского лирика, умершего 26-летним юношей, спускаемся к кафедральному собору Сиони (VI век), одной из главных храмовых святынь  Грузии.

Сионский собор

Сиони, или Сионский собор Успения Божьей Матери назван в честь Иерусалимского Сиона.  Согласно легенде, первая церковь на том самом месте была построена царём Вахтангом Горгасали в V веке.

Трудно вспомнить ещё какой-либо христианский храм, который столько раз на протяжении многих веков подвергался бы такому безжалостному, остервенелому разорению, но всякий раз восставал из пепла, потрясая своим великолепием. Фрески и иконостас Сиони выполнены учеником Карла Брюллова,  русским художником XIX века, князем Григорием Гагариным, несмотря на свой любительский статус, оставшемся в истории подлинным летописцем жизни народов Кавказа и, в особенности, Тифлиса, где его дом был центром культурной жизни середины позапрошлого века.

В Сиони хранится величайшая святыня Грузии — крест Равноапостольной Нино, наиболее почитаемой женщины в лике святых Грузии. Крест этот был, по преданию, скреплён из двух ветвей виноградной лозы и перевит прядью волос Просветительницы Грузии. Вот что об этом

«Пришло время, когда Пресвятая Богородица просветила Иверскую страну через Свою избранницу – святую Нину. Приснодева благословила на апостольский подвиг деву, инокиню, посвятившую себя Богу с детских лет, и сделала ее Апостолом Грузии.

Лоза – символ Грузинской Церкви. В Сионском соборе  хранится крест из виноградной лозы, обвитый волосами святой Нины.

Благодатью и силой святой Нино, христианство приняли царь Мириан и царица Нана.

Грузинская Церковь приход в царство духовных лиц и крещение страны датирует 326 годом. Эту дату подтверждает историк V века Созимон Саламанский, автор хроники "Церковная история", где указано, что официальное принятие христианства в Грузии состоялось сразу после окончания I Вселенского Собора (325 г.).

Что касается Западной Грузии, здесь распространение христианства и существование церкви в 1-й половине IV века бесспорно, что подтверждается участием Бичвинтского епископа Стратофила на Никейском Вселенском соборе.

По просьбе царя Мириана, византийский император Константин Великий, для крещения царя, его семьи и народа, прислал духовных лиц, под руководством епископа Иоанна. До приезда духовных лиц, в Мцхета, там, где покоился Хитон Господен, началось строительство церкви.

После официального принятия христианства, император, святой Константин и святая Елена, его супруга, прислали в Грузию часть Животворящего креста и доску, на которой во время распятия стоял Господь, также и икону Спасителя.

Начиная с этого времени, Грузия и её церковь твёрдо встали на путь христианства и всегда непоколебимо защищали православное учение. Византийский историк VI века Прокопий Кесарийский замечает, что "Иберы есть христиане и правила веры соблюдают лучше, чем все, кого мы знаем".

В десяти минутах ходьбы от Сиони находится Музей грузинского искусства, бывшая Духовная семинария, в которой учился (вот они, парадоксы истории!) юный Иосиф Джугашвили. Здесь, в Золотом фонде, хранится Хахульский триптих,  жемчужина искусства христианского Востока. Триптих выполнен из золота, серебра, драгоценных камней и эмалей в первой половине XII века как обрамление для иконы Богоматери X века. Здесь же - Анчисхатская икона Спасителя - самый ранний образец иконописи в Грузии, датируется VI веком. Икона эта мыслится спасительницей Грузии. Уже много лет активно действует довольно многочисленное движение за возвращение иконы Анчисхати в родное лоно – одноимённую церковь, о которой уже упоминалось. Список иконы установлен в портике у входа в музей, и «анчийцы» ведут там круглосуточное дежурство, проводят богослужения, периодически – акции протеста. Однако светские власти непреклонны – в церкви, по их мнению, икона погибнет, поскольку древнейшая святыня нуждается в постоянном наблюдении, особом температурном режиме, и т.д.

И здесь же, в Золотом Фонде, – великое произведение церковного прикладного искусства – золотой нагрудный крест святой царицы Тамары XII века, с изумрудами, рубинами и жемчугами.

История знает необычайный пример самопожертвования, когда одновременно около ста тысяч человек приняли смерть за веру. В 1226 г. жители Тбилиси отказались выполнить приказ хорезм-шаха Джалал-ед-дина - пройти и осквернить иконы, положенные на мосту. Все они были казнены - мужчины и женщины, дети и старики. Тбилисский  богослов, архимандрит Рафаил (Карелин) пишет в книге «Икона «Слава Грузинской Православной Церкви»:

«На границе Грузии появился хорезмийский царевич Джалал-эд-дин с огромным войском, как Аттила под стенами Рима. Тбилиси пал (жертвой измены). Джалал-эд-дин решил одержать еще одну победу: обратить жителей Тбилиси в ислам или превратить Тбилиси в чашу крови. С Сионского собора сбросили купол и на кровлю поставили трон, где сел Джалал-эд-дин. Из Собора вынесли на Метехский мост иконы. Вдоль перил встали хорезмийцы с обнаженными мечами. Христиане Тбилиси должны были рядами переходить по мосту на другую сторону реки и в знак отречения от Христа плевать на лики икон, которые они всю жизнь почитали благоговейным лобызанием, перед которыми с детских лет молились и просили у Бога благословения. (Отказавшихся от отречения) хорезмийцы рубили мечами и сбрасывали с моста раненых и мертвых. Иконы были залиты кровью мучеников. По трупам можно было перейти с одного берега на другой, не замочив ног в воде».

Ещё одно разрушение Сиони произошло во время нашествия  Тимурленга в 1386 г. Затем удар нанесла стихия – серьёзные повреждения учинило церкви землетрясение 1668 г.

И, наконец, в 1795 году Сиони был разрушен и осквернён по приказу Ага-Магомед хана, одного из самых жестоких властителей Востока.

Начиная с XII века, после реконструкции, осуществлённой Давидом Агмашенебели, планировка церкви по существу не менялась. И даже после реставрации 1980-83 гг. храм Сиони, несмотря на сложную строительную историю, сохранил свой средневековый облик. Поодаль от собора две колокольни — одна старинная, трехъярусная, XV века постройки, разрушенная персами и восстановленная в XX веке, другая — типичный образчик русского классицизма (построена в 1812 г.).

Сионский кафедральный собор представляет собой центрально-купольное сооружение с развитой восточной частью в виде выступающих граненых апсид. Купол Сиони покоится на сводах, опирающихся на алтарные стены и два столба. Как своды, так и арки имеют стрельчатое очертание, что, по-видимому, является результатом переделок XVII века. Наружная орнаментика сдержанна и суха по рисунку. Сравнительно больше орнаментирован барабан купола. Как снаружи, так и внутри собора можно проследить несколько строительных слоев, и поэтому датировать его точно не представляется возможным, хотя дошедшая до нас композиция характерна для архитектуры Грузии зрелого средневековья (XII—XIII веков).

В настоящее время, несмотря на высокий статус храма, выглядит он довольно скромно и сдержанно. Единственным украшением собора является высокая башня с остроконечным шатровым куполом, возвышающаяся над центральной частью Сиони. Купол находится на сводах, смыкающих алтарные стены и две отдалённые от них колонны, формы которых напоминают стрелы.

Тбилиси – подлинный кладезь для всего просвещённого православного мира и просто любителей истории. Храмы и монастыри – наиболее характерные и интересные достопримечательности города. В Грузии только храмов святого Георгия, одного из самых почитаемых в стране святых, насчитывается 365.

Почему же именно великомученик Георгий Каппадокиец, к слову сказать, родственник Равноапостольной Нины, стал самым почитаемым в стране святым, покровителем Грузии? Он был блистательным полководцем, любимцем императора, но предпочел мучения за Христа мирской славе и умер, как подобает воину, в духовном бою, в котором сама смерть его стала победой. Образ святого Георгия, поражающего дракона, образ бесстрашного витязя, небесного покровителя воинов – стал особенно близок Грузии, прежде всего потому, что ей самой часто приходилось вступать в единоборство с грозными и могучими врагами.  И это – одна из главных причин того, что после Иисуса Христа и Девы Марии имя святого Георгия Каппадокийского грузины чаще всего призывают в молитвах, особенно – в горных областях.

Многие века храмы и монастыри служили не просто молитвенными сооружениями, но и очагами богословия, науки и искусства, становились просветительскими центрами, а также защитой от многочисленных завоевателей, что отразилось на их внешнем виде - это смешение монументальных черт крепости и храма.

Церковь святой Марии (Анчисхати) находится в основной части Старого города, на берегу Куры, в нескольких десятках шагов от столичной резиденции Католикоса-Патриарха всея Грузии Илии II.

На западном фасаде храма сохранился от самой ранней части строения высеченный медальон с крестом.

Анчисхати - была построена в царствование преемника Вахтанга Горгасала — Дачи Уджармели (VI век). Старое название этой церкви неизвестно, а нынешнее - «Анчисхати» церковь получила в XVII веке, когда сюда перенесли икону из Анчийского монастыря. Анчи находился в Кларджети — южной провинции средневековой Грузии, по большевистскому росчерку пера отошедшей к Турции. 

Особое внимание привлекает оклад иконы, представляющий собой один из великолепных образцов чеканного искусства, выполненный по поручению анчийского епископа Иоанна Рканели на пожертвование святой царицы Тамары золотых дел мастером Бекой Опизари, о чем свидетельствует надпись на нижней части оклада: «Повелением и пожалованием боговенчанной великой царицы цариц Тамары, я, Иоанн Анчийский из Ркани, приступил к благословенному украшению сей священной иконы. Да будет она покровом и хранителем ее царства отныне, и присно, и во веки веков. Чеканна рукою Беки, Христе помилуй его».

Тбилисская церковь Анчисхати представляет собой трехнефную базилику — один из пленительнейших памятников грузинской раннехристианской архитектуры. В течение веков базилика Анчисхати меняла свой облик, наиболее сильным переделкам она подверглась в XVII веке, при проведении восстановительных работ. Изменения коснулись, как внешнего вида, так и интерьера, особенно верхних частей сооружения. К этому периоду относятся кирпичные устои и арки. Старейшими фрагментами являются отдельные части стен Анчисхати, возведенные квадрами с горизонтальными швами, оконные проемы на восточном фасаде, подковообразная форма главной арки и оконного проема в алтаре, а также абсида... В 1958 г. были проведены реставрационные работы Анчисхати, с целью максимально возможного освобождения памятника от поздних наслоений. Пол был опущен до первоначального уровня, были снесены пристроенная в XIX веке колокольня с западного фасада и надстроенный на базилику ложный купол. В результате реставрационных работ был раскрыт слой стенной живописи XVII века. В облицовке восточного и западного фасадов и в нижней части южного ясно читается древняя кладка большими гладко тесанными квадрами с розными швами. Привлекают внимание открытый на западном фасаде после сноса пристроенной колокольни Анчисхати необычный резной рельеф в виде равноконечного креста в медальоне, а также люнет западной двери. Параллели этих мотивов мы находим в грузинской раннехристианской архитектуре, в том числе на замечательном памятнике V века — Болнисской базилике.

В небольшом отдалении от западного фасада базилики Анчисхати, на более высокой отметке улицы Шавтели стоит двухъярусная колокольня, первый этаж который представляет собой арочный проход в ограде. Над проходом находилось жилое помещение, интерьер которого отделан килевидными арками и нишами. Весь объем колокольни возведен в кирпиче, за исключением самой звонницы, выстроенной в камне. Сохранившаяся над воротами надпись свидетельствует о том, что колокольня была возведена в 1675 г. Католикосом Доментием. «Мы, благословенный Христом царевич, Католикос Доментий, построили колокольню сию и возобновили церковь сию в поминание души моей в царствование над Карталинией Шах-Наваза». Католикос Доментий приходился царю дядей. Архитектура колокольни характерна для позднефеодальной Грузии, когда иранское влияние проникает и в зодчество (характер кирпичной кладки, стрельчатые арки). До нашествия персов в 1795 г. на южной стороне церковного двора находилось жилище свиты Католикоса. Здесь же был выстроен дом Магалашвили — управителя делами Католикоса. Дом же самого Католикоса стоял в северной части двора.

Церковь Метехи (1278-1289 гг.)

Из окон и двора Анчисхати открывается вид на храм Метехи (Успенский) – еще один символ Тбилиси. Он был построен в XII веке, по преданию здесь молилась царица Тамара. В 1235 г. его сожгли монголы, но в 1278-1289гг., при царе Деметре II, храм был восстановлен. В течение XV века он был снова разрушен, на этот раз персами, а в XVI-XVII веках грузинские цари не раз перестраивали Метехи.

Сегодня взору туристов предстает небольшое, но высокое кирпичное строение квадратного плана, в центре которого высится круглая башенка с остроконечной крышей. Это все, что осталось от древней крепости, куда входили замок, монастырь и храм. В VIII веке на Метехской скале, как гласит легенда, принял мученическую смерть святой Або Тбилели, мусульманский юноша, жестоко убитый за измену исламу захватившими Тбилиси арабами. Уже в наше время, в той части скалы, где принял смерть святой Або, была высечена небольшая церковь.

Но вернёмся к главной достопримечательности скалы Метехи - живописно поставленной на гребень скалы Успенской церкви. В XIX веке церковь была перестроена под казармы казачьего полка, а при всесильном антихристе Лаврентии Берии чуть было не снесена (за протесты против её сноса художник Дмитрий Шеварднадзе заплатил собственной жизнью). С 1988 г. церковь вновь стала действующей (в своё время первый президент Грузии Звиад Гамсахурдия объявил голодовку, требуя возвращения храма Грузинской Церкви).

В XVII веке прилегающая к церкви территория была обращена в крепость, а на другой стороне реки появилась мечеть Шах-Аббаса. С присоединением Грузии к России необходимость в укреплениях отпала, на их месте была обустроена тюрьма. При Сталине тюрьму закрыли, но заодно снесли и часть старинной застройки квартала (что было мотивировано строительством моста через Мтквари).

Смотровая площадка Метехи - самая лучшая в городе. Отсюда открываются великолепные виды на Старый город, крепость и легендарный район Авлабар – эти окрестности лицезреем сегодня мы, лицезрели и грузинские цари на протяжении столетий -  раньше по соседству с Метехи стоял царский дворец, снесенный по приказу того же Берии.

В храме захоронена первая великомученица грузинская – царица Шушаник, убитая мужем-огнепоклонником в V веке.

А прямо перед храмом Метехи стоит современный памятник - бронзовая конная статуя основателя города, святого царя Вахтанга Горгасали.

Нарикала

Нарикала

Первое, что приковывает взор при взгляде со смотровой площадке Метехи – расположенные на противоположном склоне Сололакского хребта, части горной цепи, окружающей Тбилиси, – древняя крепость Нарикала и недавно восстановленная церковь святого Николая XII века. Нарикала – святыня и легендарный щит Тбилиси, ограждавший его от захватчиков. Функционально Нарикала можно сравнить с городским кремлём или цитаделью. Но при этом здесь никогда не было главных храмов или дворцов, в чем отличие Нарикала от  многих других «кремлей». Предназначение этой крепости было чисто оборонительным.

По преданиям, какие-то застройки были здесь уже в V веке, но о самой крепости известно с VI века. В 627 г. город осаждала византийская армия императора Ираклия и, невзирая на ожесточённое сопротивление, в конце концов крепость пала. В VIII веке город стал столицей Тбилисского Эмирата. 400 лет крепость принадлежала арабам, затем стала столичной крепостью Грузинского Царства. Нарикала была ещё и кормилицей Тбилиси, потому что крепостные стены спускались к реке Мтквари, и правители замка имели полный контроль над торговыми путями.

За всю историю существования крепости история не сохранила случая, чтобы её взяли штурмом.

Есть версия, что название крепости "Нарин-Кала" («Малая крепость») дали.   захватчики-монголы.  До того она носила название «Шурис-цихе» («Завидная крепость»).

К XVIII веку Нарикала превратилась в довольно сложное фортификационное сооружение. На вершине скалы находилась Нарикала в узком смысле слова – её видно и сейчас. Ниже находилась Верхняя Крепость. Еще одна линия стен с бастионами шла к Мтквари и далее, по берегу реки, которая сейчас протекает через Ботанический сад, - это был Нижний город.

В 1827 году крепость понесла непоправимый урон от мощнейшего землетрясения. Однако в наши дни она отреставрирована грамотно и эстетически весьма впечатляюще.

Еще один участок стены тянулся по Сололакскому хребту. Вдоль стены сейчас протоптана тропинка, по которой туристы любят гулять, любуясь Ботаническим садом, расположенным далеко внизу.

Спускаемся с плато Метехи, и через старинную улицу, ныне носящую имя генерала Константина Леселидзе, через площадь, ныне именуемую площадью Свободы (названий тбилисские улицы и площади сменили несчётно) – выходим на главный проспект – имени создателя «Витязя в тигровой шкуре» Шота Руставели. Поэму Руставели называют «конституцией грузинской души». А проспект, носящий имя её создателя – сердцем Грузии. Гостивший в Тбилиси американский художник и писатель Рокуэлл Кент сравнил его с прыжком раненой лани. И не только потому, что этот проспект изящно изогнут – глубина сравнения в том, что его плиты впитали в себя много крови борцов за свободу земли грузинской – от героически сражавшихся юнкеров, расстрелянных большевиками, до девочек, порубленных ровно четверть века назад сапёрными лопатами советских десантников-детдомовцев, не знавших материнской ласки.

Прокладывался проспект в XIX веке, при наместнике Кавказа графе Михаиле Воронцове и назывался Головинским (по имени одного из предшественников Воронцова) до 1918 г., когда получил имя Шота Руставели. Проспект недлинный, всего полтора километра, поэтому неспешная прогулка никого не утомит. Тбилисцы утверждают, что при прокладке проспекта Воронцов пожалел старика, чей огород оказался на пути, и приказал обойти его. И по этой причине проспект изогнут. В другой версии это был не огород, а церквушка.

Кашвети (1910 г.)

Кашвети (церковь святого Георгия). Это достаточно современная церковь, которую возвели в 1910 году. Строительство было начато в 1904 году. Архитектором проекта был Леопольд Бильфельд, который выполнил проект по образцу шедевра грузинского средневекового зодчества Самтависи XI века. Фрески в церкви были выполнены в 1947 г., рукой самого известного, после Пиросмани, грузинского художника Ладо Гудиашвили. Славу церкви принесла роспись алтарной апсиды.

До Кашвети образца начала прошлого века на этом же самом месте, стояла другая церковь. Она была выложена из кирпича в 1742 году, князем Гиви Амилахвари. Старая церковь носила то же название – Кашвети. Однако и это была не первая церковь на этом месте. Более ранние исторические записи указывают на то, что на этом месте церковь стояла еще с VI века.

Название церкви связано с изумительным по своему драматизму преданием:

При жизни одного из высокочтимых в Грузии святых – преподобного Давида Гареджийского, чудотворный образ которого ныне находится в храме, некая монахиня забеременела.

Преподобный Давид Гареджийский пришел в Грузию из Сирии в середине VI века вместе с преподобным Иоанном Зедазнийским, в числе его 12 учеников.

В первое время святые отцы поселились на горе Зедазени, недалеко от Мцхета. Позднее преподобный Давид со своим учеником Лукианом поселился в окрестностях Тбилиси на горе Мтацминда (“Святая Гора”).

Каждый четверг Преподобный спускался в город и наставлял жителей в основах христианской веры. За это на него ополчились жрецы-огнепоклонники. Они подговорили одну обольщенную инокиню свалить на него вину ее позора. Будучи вызван жителями на суд, Преподобный подошел к этой девице и, коснувшись посохом ее чрева, спросил: «Я ли твой отец?» Из утробы раздался голос: «Нет» - и был назван истинный виновник  падения инокини. И после этого на глазах удивленного народа она родила камень.

На грузинском языке «ква» — «камень», а «шва» — «родить». С того дня церковь стали называть К(в)ашвети, а камень, который родила монахиня, как утверждают, был заложен в фундамент.

В память о таком дивном небесном заступничестве Преподобный испросил у Господа на горе Мтацминда целебный источник, к которому до сих пор приходят грузинки, да и гостьи Грузии, в своих женских немощах. Женщине, задумавшей сокровенное желание, надо смочить в родниковой воде камушек и приложить его к церковной стене. Если камушек удержится, значит, Всевышний услышал молитву, и желание счастливицы исполнится!

Впоследствии 13 ассирийских святых отцов, как их называют в Грузии, удалились на юго-восток, в пустынную местность Гареджи. Здесь подвижники ископали себе в горе кельи и поселились в них. В последующем около них стали селиться и другие пустынножители и образовалась знаменитая Давидо-Гареджийская Лавра. Но это уже уводит нас от стержня повествования.

Церковь святого  Давида (XIX век)

Основание церкви на горе Мтацминда, как уже говорилось, приписывается святому Давиду Гареджийскому. По преданию, он поселился на склоне горы в VI веке. Вначале была сооружена келья, затем часовня и, наконец, храм в традиционном грузинском стиле. Нынешняя купольная церковь святого Давида возводилась в течение десяти лет во второй половине XIX века.

Лурджи монастери (XII век)

Церковь Лурджи монастери (Синий монастырь) возведена и названа в эпоху царицы Тамары в конце XII века. Церковь не раз перестраивалась, и свой современный вид обрела в 1873 г. Названа так из-за синих глазурованных плит, покрывавших ее кровлю.

Церковь Дидубийской Божьей Матери (1883 г.)

Церковь Дидубийской Божьей Матери находится на проспекте Акакия Церетели, в 15 минутах езды от Старого города. Она была сооружена на месте древней церкви, построенной Георгием III в честь рождения дочери, царицы Тамары. По легенде, здесь происходило венчание царицы Тамары с Давидом Сослани.

Можно назвать ещё не менее десятка старинных тбилисских церквей с богатой историей и целым свитком хранимых ими преданий. Но у нас всё-таки не Энциклопедия грузинских храмов. Поэтому снова в путь. Нам надо проехать 20 километров к северу от Тбилиси, где находится центр духовной жизни грузинской нации – символ воцарения христианства в Грузии, древняя столица Мцхета со знаменитым монастырем Джвари и собором Светицховели, упомянутом выше. Теперь же – подробный рассказ об этой жемчужине церковного зодчества.

Светицховели (XI век)

Светицховели

Один из главных, а быть может, и наиглавнейший из соборов Грузинской Православной Церкви – кафедральный собор XI века в честь 12 апостолов - Светицховели («Столп Животворящий»).

Храм был возведен в 1010— 1029 гг.  на месте первой в Грузии христианской церкви IV века над могилой святой Сидонии. По преданию, каменное здание этого собора впервые воздвигалось в V веке. Легенда гласит, что церковь, сооружавшаяся над могилой Сидонии, неоднократно разрушалась, прежде чем строители успевали заложить в здание последний камень. Так продолжалось до тех пор, пока кто-то не догадался первый столб в этом храме выстругать из ствола дерева, выросшего над  могилой Сидонии. Отсюда пошло и название собора.

Хитон Господень – величайшая святыня Грузинской церкви. В сакральном плане Хитон Господень, находящийся ныне, как в царственном кивоте, в соборе Светицховели, можно сравнить с духовным солнцем, льющим из недр земли свой незримый свет, или с подземным родником, который невидим для глаз, но питает собой корни цветов и растений.

Внутри собора Светицховели построена часовня, похожая по форме на кувуклию – ту, которую воздвиг император Константин над гробом Господним в Иерусалимском храме Воскресения. Хитон Господень, привезенный из Иерусалима во Мцхета, связал духовными узами Палестину и Грузию, храм Воскресения и Светицховели. В сакральном плане Хитон Господень – это столп духовного пламени, достигающий небес. Это место, где Ангелы нисходят на землю, а души людей в молитве восходят к небесам. В Евангелии говорится о том, как страдающая неизлечимой болезнью женщина, подойдя в толпе к Спасителю, тайно прикоснулась к Его Хитону и мгновенно исцелилась от недуга (Лк. 8, 43–48). И сегодня исцеления от Хитона Господня получают те, кто приходит к нему с верой и благоговением.

Собор Светицховели, где хранится Хитон, - это сердце Грузинской Церкви, закованное в камень и гранит. Имя «Сидония» на финикийском языке значит «рыба». Рыба – символ христианина, так как в воде, при крещении, человек получает вечную жизнь.

Светицховели – это тот мистический центр, в котором сходятся и от которого расходятся световые лучи-радиусы, соединяющие Светицховели с каждым монастырем и храмом Грузии. А Сидония – его вратарница, которая отворяет для достойных дверь в священное пространство храма, во Святая Святых, наполненное незримым духовным светом, напояет благодатью Хитона Господня, как водой бессмертия, всех, с верой входящих в Мцхетский собор. Хитон Господень, обагренный кровью Спасителя, – это краеугольный камень Грузинской Церкви и ее сияющий венец.

Монументальный собор Светицховели представляет собой крестово-купольное, вытянутое по продольной оси здание, фасады его отделаны декоративными арками и резьбой. От высокого крестообразного фасада симметрично с двух сторон отходят приделы, украшенные арочными рельефами. За фасадом, как бы вторым ярусом поднимается основное здание собора. Оно прямоугольное в плане, и в середине его возвышается граненый барабан, увенчанный остроконечным куполом с 16 окнами. Фасады храма украшены каменной резьбой, характерной для грузинской архитектуры конца X - начала XI веков. Арки обрамляют оконные проемы, резные рельефы и ниши. Среди рельефов на стенах храма можно видеть фигуры летящих ангелов - фрагменты предыдущего храма.

Карнизы и обрамления окон сплошь покрыты резным рельефным орнаментом, который гармонично сливается с другими декоративными украшениями в общий архитектурно-художественный образ всего здания.

Интерьер храма прост и полон света. Фрагменты росписи, сохранившейся на стенах храма, выполнены в основном в XVI-XVII веках. Во фрагментах фресок можно увидеть сцены из легенды о Хитоне Господнем, связанной со строительством храма Светицховели.

Под большой аркой располагается легендарный «Животворящий Столп».

Перед алтарем находится захоронение грузинских царей, в том числе Вахтанга Горгасали – основателя Тбилиси, Ираклия II – царя Кахетии, царей династии Багратиони и других. Ещё одна особенность планировки заключалась в том, что центральный объём расширен к западу, поскольку храм был местом служения Патриарха Грузии, и на богослужения стекались массы народа. Таким образом, здание как бы состояло из двух половин, причём каждая из них по размеру могла бы быть самостоятельным храмом.

Надо отметить, что с IX века, когда на территории Грузии образовались независимые царства, к следующему столетию достигшие политической и экономической стабильности, архитектура откликнулась на это появлением больших торжественных крестово-купольных храмов. И наиболее выдающимся примером такой постройки был собор Светицховели в Мцхете. С его строительством тоже связано исполненное драматизма предание. Для возведения храма был приглашен зодчий Арсукидзе. По окончании строительства оказалось, что построенный им шедевр значительно превосходит творения его учителя. Тогда оскорбленный учитель оклеветал ученика, и мастеру отрубили руку. По другой версии, руку Арсукидзе отсекли по приказу царя, чтобы никогда не смог он построить ничего подобного Светицховели. Вполне вероятно, что этот факт не из области легенд, а действительно имел место, так как над одной из арок фасада собора, действительно, помещен рельеф с изображением руки, держащей угольник. Надпись под рельефом гласит: «Рука раба Божьего Арсукидзе. Помяните».

Грузинские зодчие в то время полюбили монументальные формы со ступенчато нарастающими к центру объёмами. Храмы этого времени, сдержанно украшенные орнаментом и скульптурой, выглядят такими же незыблемыми и вечными, как окружающие их горы. Таковы, например, постройки монастыря в Гелати, заложенного объединителем Грузии Давидом Агмашенебели (Строителем) в начале XII столетия. Но не будем забегать вперёд и остановимся у ещё одной жемчужины храмовой архитектуры Грузии -

Джвари (монастырь Святого Креста) (VI век)

Джвари

Джвари (храм Креста) – знаменитый храм, как бы «выросший» из горы у слияния рек Мтквари и Арагви, позднее прямо напротив него в Мцхете был построен собор Светицховели.

Джвари был построен правителем Восточной Грузии над деревянным крестом, поставленным на горе самой Равноапостольной Нино - Просветительницей. Во второй половине VI века, рядом с крестом был построен малый храм Джвари (сохранился в руинах), а в 604 г. было закончено строительство большого Джвари, дошедшего до нас почти в неизменном виде.

Храм Джвари – одно из самых замечательных достижений древней грузинской архитектуры; построен на самом краю скалы, которую он как бы продолжает. Обозреть его можно со всех сторон, и даже с далекого расстояния. Храм отличается гармоничностью пропорций, на его фасадах – рельефы с изображением ктиторов. Столь же гармонично и внутреннее пространство Джвари.

Многим, не видевшим этот монастырь даже на фотографиях, он знаком по  «Мцыри» Михаила Лермонтова (действие поэмы происходит именно в этом монастыре).

Говоря о Мцхета, основанном во 2-й половине I тысячелетия до н. э., невозможно ограничиться упоминанием только Джвари и Светицховели. История припасла для нас ещё немало интересного. По преданию, город основал легендарный Мцхетос. «После смерти царя Картлоса его жена разделила земли между сыновьями. Среди них старший Мцхетос — поселился в месте стока рек Арагви и Мтквари, построил город и назвал его своим именем», - гласят старинные летописи.

Испанский автор XIX века Хуан Ван-Хален, побывавший в этих местах, говоря о Мцхете, также отмечал, что один из ближайших потомков Ноя, именно Месхет, основатель города, избрал его своею столицей, и не столько из-за прелести места, сколько из-за его удобного расположения. Город отстоит на пятьдесят лиг от Арарата — горы, к коей пристал после потопа Ноев ковчег.

Со времён принятия христианства (и до того) грузинскому народу на протяжении веков приходилось почти постоянно бороться против внешних врагов-завоевателей - персов и арабов, турок-селджуков и хорезмийцев, монголов и турок-османов. Грузинский народ, в тяжелейшей борьбе, смог сохранить государственность и защитить православие. На протяжении веков борьба за государственность отождествлялась с борьбой за православие. За веру Христову приняло мученическую смерть множество людей, как духовного звания, так и мирян.

И всё же, невзирая на великие бедствия и разорительные набеги, искусство и наука в Грузии оставались на поражающей воображение высоте.

 

Гелати

В 1106 г. великий грузинский царь Давид IV Агмашенебели основал Гелатский монастырь и при нём академию, признанную во всём тогдашнем православном мире  величайшей богословской и научной школой. На самом деле Давид был прозван народом «Агмашенебели», что никак не подразумевает диплом инженера-строителя. Это слово почти непереводимо, по сути безэквивалентно, и желательно оставлять его в грузинском звучании. «Агмашенебели» - это и возродитель, и восстановитель, и объединитель… А его детище Гелати - выдающийся памятник грузинского зодчества, центр духовной и научной жизни Средневековья, усыпальница грузинских царей, культовое место для паломников. Он расположен в 11 км от города Кутаиси и находится под охраной ЮНЕСКО как объект культурного и исторического мирового наследия. Впрочем, так же, как и памятники Мцхета.

Под общим названием Гелати объединен хорошо сохранившийся богатый исторический архитектурный комплекс, в состав которого входили древний монастырь, колокольня, церковь и академия. Давид Агмашенебели, желая создать у себя на родине крупный просветительский центр, собрал в Гелатской академии лучших грузинских ученых. В Гелати находилась большая, богатая библиотека, в академии преподавали и просто вели научную деятельность многие просвещенные люди своего времени.

Гелатская академия была устроена по образцу константинопольского университета; на грузинский язык переводились сочинения греческих философов и даже древнегреческие мифы и поэмы Гомера. Неудивительно, что мозаика, украшающая апсиду собора в Гелати, также имеет немало общего с византийским искусством.

Главным строением комплекса является Церковь Успения Пресвятой Богородицы.

В этом храме сохранились знаменитые гелатские мозаики и фрески, датируемые XII-XVIII столетиями. Особенно ценятся росписи с изображением Божьей Матери. На северной стене храма находится фреска с изображением царя Давида Агмашенебели. Помимо этого, в комплекс Гелати входит крестово-купольная церковь Святого Георгия Победоносца (XIII век), которая является уменьшенной копией главного Гелатского храма. Церковь расписана фресками XVI века. Также к ансамблю относится двухэтажная церковь Святого Николая Чудотворца (XIII век).

С XII по XIV века монастырь был собственностью царского дома. Царь Давид наделил его громадными земельными угодьями, одарил несметными сокровищами – трофеями своих победоносных войн с внешними врагами. В монастыре находились такие религиозные святыни, как Хахульская икона Божьей Матери и Ацкурская икона Божьей Матери, а также древние рукописи и многие другие реликвии.

Царь Давид приказал устроить в монастыре усыпальницу для представителей царской фамилии. Здесь похоронены почти все цари объединенной Грузии: Деметре I, Георгий III, и даже предположительно царица Тамара. Сам Давид Агмашенебели завещал похоронить себя так, чтобы каждый входящий наступал на его останки ногами. Так, по преданию, царь раскаивался за свою гордыню. В 1510 году Гелати был сожжен турецкими захватчиками. После этого цари Имеретии Баграт III и Георгий II основательно отреставрировали монастырь. В XVII столетии в монастыре вновь были проведены масштабные реставрационные работы.

В тот же исторический период в Грузии действовала и вторая известная академия - Икалто.

Грузины строили церкви и монастыри не только в Грузии, но и в Палестине, Сирии, Кипре, Болгарии. Особенно выделяются Крестовый монастырь в Иерусалиме (сейчас в юрисдикции Иерусалимского патриархата), монастырь святого Иакова (в юрисдикции армянской церкви), Ивирон на горе Афон (с этим монастырём связана история чудотворной иконы Пресвятой Богородицы), Петрицони в Болгарии.

В разное время в Грузии и за её пределами работали известные грузинские богословы, философы, писатели и переводчики Пётр Ибер, Ефрем Малый, Евфимий и Гиоргий Святогорцы, Иоанн Петрици и др.

Предлагаемый обзор грузинского церковного зодчества никак нельзя назвать полнообъемлющим. Мы посетили лишь центральную Грузию, немного уклонившись в сторону Кутаиси. Но мы не были в высокогорной Сванети и Хевсурети, не ознакомились с их уникальной историей христианства, в которую гармонично вплетаются традиции предков дохристианских времён. Мы не побывали во многих краях – на юге, на западе, на северной границе с Россией, да и в Тбилиси осталось немало храмов, таящих такие дары для любознательного странника… Но мы сможем вернуться ещё к разговору об архитектуре и культуре любимой моей родины – Сакартвело, известной всем под именем Грузия…

Раздел