Имею честь быть жителем Донбасса!

Наше знакомство с Еленой Лонюк-Забайкальской состоялось случайно – я пришел по приглашению деканата филологического факультета Донецкого университета на встречу студентов с поэтами. И сначала не обратил внимания на эту смуглую и черноволосую, небольшого роста молодую женщину. Но вот уже практически «под занавес» мероприятия ей предоставили слово. Однако начала она не с чтения стихов, а со своеобразного отчета о своей весьма необычной, как принято сейчас говорить, «волонтерской» работе. Будничным тоном рассказывала Лена о себе и своих соратниках, которые не только и не столько доставляют гуманитарную помощь в прифронтовые районы ДНР, на передовую, в дома престарелых, больницы и госпитали детские дома, но и обязательно выступают там с небольшими концертами. Закончив свой рассказ, она начала читать стихотворение, и ее голос вдруг зазвучал металлом:

«Имею честь быть жителем Донбасса!
Хочу о том вам с гордостью сказать

Что в каждом миге прожитого часа
Мы эту честь сумели отстоять».

Дальше она говорила о земляках – вчерашних шахтерах и студентах, водителях, врачах, учителях, вставших на защиту своего дома, о тех, кто обеспечивает тыл, о дедах и отцах, раздавивших фашистскую гадину в ее логове.

«И вами я горжусь, мои дончане -
В вас сила есть и совесть тоже есть!
В Донбассе жить, трудиться вместе с вами -
Имею честь!»

- отчеканила последнюю строку Елена. И аудитория, внимавшая в полной тишине стихам, еще какое-то время хранила молчание, после чего взорвалась аплодисментами.

По окончании мероприятия мы с Еленой условились созвониться и встретиться, но долгое время разные обстоятельства откладывали нашу встречу. Наконец договорились сбежаться у входа в отделение детской гематологии Донецкой областной центральной клинической больницы. «Нам удалось достать очень нужное для больных детишек лекарство», - пояснила мне по телефону Лена. В больницу я не пошел – для соблюдения санитарных правил надо было надевать бахилы, а продающий их автомат давно и упорно отказался выполнять свои прямые обязанности.

«Как обрадовалась этому препарату заведующая отделением! - сообщила мне по выходе из корпуса Елена. – Но мы рады не меньше, а то и больше – помогли одному, а может, и нескольким ребятам». Сопровождавший ее молчаливый парень согласно кивнул «Ну, что, поехали?», - предложил он. В видавшем виды трудяге-пикапчике мы подъехали к торговому центру «Континент», где, поднявшись на последний этаж, обосновались за столиком в углу небольшого зала относительно уютного кафе. И здесь за чашкой кофе и состоялась наша беседа с необычной, как оказалось, поэтессой.

- Лена, во-первых, откуда столько необычная фамилия? – поинтересовался я.

- А это память о родине – я ведь родилась в Забайкалье, а точнее – на границе. Мой дедушка офицер-пограничник, и там прослужил до увольнения в запас. Там и жила вся наша семья, там я и родилась.

- А отец – тоже пограничник?

- Нет, работа и папы и мамы связана с геологией и горной промышленностью. Поэтому и переехали потом в Донбасс, а точнее - в Макеевку. И Донбасс стал для меня второй родиной. Здесь изумительная природа и изумительные люди, которых сейчас пытаются уничтожить те, кто не стоит и мизинца многих из наших земляков.

- Лена, Вы, выступая перед студентами, говорили о концертах, с которыми вы совмещаете доставку гуманитарки. Хотелось бы услышать об этом поподробнее.

- Да так получилось, что вообще-то для меня благотворительность давно, еще задолго до войны, стала как бы второй профессией. Не могла, да и сейчас не могу смотреть равнодушно на брошенных собак и кошек. И в мирное время помогала им, чем могла, организовывала сбор средств, чтобы приобрести еду для питомцев собачьих приютов. Но война сместила акценты – теперь помощь нужна пострадавшим людям. Хотя, если честно, о животных тоже стараюсь не забывать – при любой возможности привожу им еду. А что касается концертов… Знаете, тех, кто развозит гуманитарку по нужным адресам, и без нас хватает. А вот такой коллектив, как у нас, еще поискать надо. Да вот и Игорь подтвердит, - кивает она на своего спутника.

И я вспоминаю – этот парень, Игорь Сердюк, тоже выступал тогда в университете, но он был с гитарой и исполнил несколько своих песен.

- Игорь, Вы тогда, предваряя свое выступление, рассказали о творческом коллективе с весьма символическим названием…

- «Донбасский характер», - уточняет бард. – А с другим характером разве пойдут добровольцы в нашу команду, которая отправляется «гастролировать» в опасные для здоровья, а то и для жизни, места?

- А что в программах ваших концертов?

- Стихи и песни.

- Авторские?

- Чаще – нет, - продолжает разговор Елена. – Вот на одном из последних концертов, который мы давали в доме престарелых, зрительницы попросили исполнить «Поговори со мною, мама». И наши девочки были готовы выполнить эту заявку – у них в репертуаре немало советских лирических песен, которые греют душу не одному поколению. И будут согревать вопреки усилиям нынешних украинских «декоммунизаторов». И песни Игоря слушают внимательно, вникая в стихи – они о нас, о нашей сегодняшней жизни и о затянувшейся благодаря уже проклятому всеми «минскому перемирию» войне. Хотя… Устали от этой войны люди. Вот приехали мы не так давно на передовую, бойцы собрались, но попросили меня прочитать… детские стихи. Хорошо, что у меня есть такие. Когда читала, смотрела на лица и молодых парней, и взрослых мужиков в камуфляже – на глазах разглаживались суровые складки на их лицах, пусть и ненадолго.

- Лена, а что Вы им читали?

- Да вот эти несколько коротеньких стишков:

«У кота внутри мотор,
Кот заводит разговор,
Он мурлычет очень звонко:
«Выходи гулять, Аленка!
Брось мне мячик - я поймаю,
Хочешь, в прятки поиграю,
Будем целый день гулять,
Незачем одной скучать!»

МЫШЬ

В сыре мышь прогрызла дырку,
Сделала себе квартирку
Только грустно стало ей,
Позвала она гостей.
Гости жили три недели
И квартирку дружно съели!

БЕЛКА

На ветвях у мамы-белки
Дел-хлопот невпроворот.
Поиграть бы ей в горелки,
Да работа не дает.
Заполняет кладовую:
Шишки, желуди, грибы...
В зиму все уйдет лихую,
Не надейся на «кабы».
И несет прилежно мама
Кисть рябины, клюквы нить.
Жаль, что нет у ней кармана,
Чтоб побольше положить!»

- Лена, а давно Вы пишете стихи?

- Да с самого детства. Только никогда и никому их не показывала, писала, как сейчас модно говорить, «в стол». И, думаю, до сих пор бы так и продолжалось, если бы случайно не сказала о том, что пытаюсь писать, донецкой поэтессе Галине Боженко, которая заинтересовалась ими и попросила показать. И я могу смело сказать – Галина Николаевна стала не просто моим учителем и редактором, она же заставила меня читать стихи со сцены. Боже, как я на первых порах боялась аудитории! Какое-то время даже пыталась спрятаться за стойку микрофона! А потом постепенно пришла уверенность в себе, в своих стихах. Да и зритель наш, донбасский, благодарный и благодушный – он деликатно «не заметит» твой промах, но щедро поддержит в случае удачи. Все по-честному…

- Лена, Вы пытались издать свои стихи?

- Если честно, то нет – в прежние годы как-то не сладилось у меня с профессиональными поэтами, которые тогда объединяла местная ячейка «Спилки пысьмэнныкив Украины», приветствовавших лишь тех, кто писал виршы «дэржавною мовою». Это об официальном признании меня, как поэта. А сейчас нет времени заниматься подготовкой к печати того, что написала чаще всего второпях, на одном дыхании. Может быть, когда-нибудь потом. Хотя, поверьте, мне гораздо важнее сейчас читать свои стихи, как модно говорить, «он-лайн», вживую, глядя в глаза тем, кому стремишься донести выстраданное тобой. И чувствовать их реакцию еще до того, как произносишь последние слова последней строфы.

- Лена, мне вот врезались в память строки одного из Ваших стихотворений, как мне показалось, почти автобиографического, вернее – отражающего биографию всей вашей команды с позывным «Донбасский характер»:

«Гремит, гремит - покоя нету.
Мы - словно ангелы в аду.
Наверно, «съехала» планета -
Летит в бреду…»

Чем, по-Вашему, лечить это безумие?

- Не знаю, отвечу ли я на этот вопрос. Но вот есть у меня стихотворение «Намоли мне икону, мама...»

Намоли мне икону, мама,

Чтобы я под защитой была

Твоего душевного храма,

Чтоб спокойно ночью спала,

Чтобы радостны были рассветы,

Чтобы счастливы были дни

Под покровом иконы этой,

Всей душой ее мне намоли.

Да вложи в нее сердца терпенье,

Материнские мудрость и свет.

Пусть икона твоя, как спасение,

Укрывает меня от бед.

Намоли мне, мама, икону –

Пусть исходит с нее благодать,

Чтоб под песнь колокольного звона

Я училась себя обретать!

Намоли мне икону, мама…

Раздел