По ком звонит колокол

Кровавая свадьба в прифронтовом Золочеве

В связи с неонацистским шабашом на Украине мне вспомнилась история  полувековой давности. В то время я работал в газете «Вечерний Харьков», где вел раздел уголовной хроники.

Жил я в писательском доме «Слово», неподалеку от знаменитого здания «Госпром», в котором располагалась наша редакция. Выходя утром на работу, обнаружил на стене первого этажа призыв на украинском языке: «Бий жидiв i комiсарiв!»

Несмотря на то, что ни «жидом», ни «комиссаром» я не был, от этой надписи, нацарапанной углем на штукатурке огромными буквами, на меня повеяло могильным холодом. Я понимал, что в доме «Слово» она появилась отнюдь не случайно — здание располагалось на углу улиц Культуры и Ярослава Галана. Писатель-фронтовик, антифашист, непримиримый борец с идеологией украинского национализма, Галан был зверски убит бандеровцами Стахуром и Лукашевичем 24 октября 1949 года во Львове, в своем рабочем кабинете по приказу главаря новоярычевского районного провода ОУН (организация украинских националистов) Щенанского по прозвищу Буй-Тур.

Ярослав Галан.jpg

Фото. Ярослав Галан. В своём кабинете он был зверски убит бандеровскими головорезами.

Вот как описывал Ярослав Галан зверства оуновцев в своем памфлете «Чему нет названия»:

«Четырнадцатилетняя девочка не может спокойно смотреть на мясо. (...) Несколько месяцев назад в Воробьиную ночь к крестьянской хате недалеко от города Сарны (Ровенская область Украины — авт.) пришли вооруженные люди и закололи ножами хозяев. Девочка расширенными от ужаса глазами смотрела на агонию своих родителей. Один из бандитов приложил острие ножа к горлу ребенка, но в последнюю минуту в его мозгу родилась новая «идея»: «Живи во славу Степана Бандеры! А чтобы, чего доброго, не умерла с голоду, мы оставим тебе продукты. А ну, хлопцы, нарубайте ей свинины!..» «Хлопцам» это предложение понравилось. Через несколько минут перед оцепеневшей от ужаса девочкой выросла гора мяса из истекающих кровью отца и матери...»

Зверства бандеровцев.jpg

Фото. И такие «подвиги» на счету т. н. «героев Украины».

По дороге в редакцию я сделал крюк и заглянул к своим товарищам в областное управление МВД — поделиться этой новостью. В кабинете старшего опера Гриши Филипчика я застал судмедэксперта Толю Покуса и незнакомого мне человека весьма преклонного, по моим тогдашним представлениям, возраста. Они горячо обсуждали обстоятельства очередного дела и при моем появлении, естественно, замолкли. Мое сообщение не произвело на них никакого впечатления. Позже я узнал, что именно тогда, летом 1969 года, в западных областях Украины активизировалось националистическое подполье, эхо которого докатились и до Харькова...

— Знакомься, — выслушав меня, сказал Гриша. — Начальник нашего ОКИ* подполковник Литвиненко. Он, кстати, знает о бандеровцах не по наслышке...

Летом 1944 года в результате Львовско-Сандомирской операции войска 1-го Украинского фронта завершили освобождение Правоборежной Украины от немецко-фашистских захватчиков. События, о которых рассказал мне подполковник Литвиненко, происходили в городе Золочеве, расположенном в 60 километрах от Львова. В звании лейтенанта молодой эксперт-криминалист служил тогда в одной из частей войск НКВД по охране тыла Красной Армии.

Золочевский замок.jpg

 Фото. Золочевский замок, у которого в июле 1941 года гитлеровские каратели расстреляли
две тысячи мирных жителей Золочева.

— Леса Львовщины были буквально нашпигованы бандеровскими бандформированиями, недобитыми гитлеровцами из отступавших частей вермахта и их венгерских союзников, отрядами польской АК — Армии Крайовой**. В Золочеве и окрестных селах также весьма активно действовало подполье ОУН-УПА*** — рассказывал подполковник. — Убийства и похищения офицеров Красной Армии, работников советских и партийных органов, восстановленных в освобожденных районах, сельских активистов следовали одно за другим. Так что и нам, войскам охраны тыла, и СМЕРШУ, и милиции работы хватало...

Тем не менее, по словам Литвиненко, Золочев, как и вся Львовщина, постепенно возвращался к мирной жизни, хотя давалось это ему с трудом. Город тяжело перенес немецкую оккупацию. Перед войной значительную часть его населения составляли евреи. Число их заметно увеличилось в 1939 году — за счет беженцев из Польши. Оккупанты расправлялись с ними главным образом руками бандеровцев. Город был взят немцами 1 июля 1941 года, а уже 4 июля во время погрома ими было уничтожено около четырех тысяч евреев, две тысячи из которых были расстреляны прямо в центре города, перед замком. В августе при отправке в лагерь смерти Белжец погибли две с половиной тысячи безвинных лююдей. С декабря 1941 по апрель 1943 года в Золочевском гетто оккупанты и их пособники истребили около 9 тысяч евреев. Их расстреливали за городом и закапывали во рву...

Бандеровцы ведут евреев на расстрел.jpg

Бандеровцы ведут на расстрел группу евреев.

Но мирная жизнь брала свое. И, конечно, же первым и главным ее проявлением была любовь. В местном костеле все чаще звучали свадебные колокола. Готовился к свадьбе и стрелковый батальон, в котором пулеметным взводом командовал младший лейтенант Василий Сокур. Его невестой была местная красавица — черноокая и чернобровая Ганна. Она работала вольнонаемной поварихой в столовой комсостава и с первых же дней стала предметом обожания многих молодых офицеров. Но полюбился ей голубоглазый баянист Василий. Товарищи по оружию приготовили молодым подарки: жениху трофейный аккордеон фирмы Hohner, невесте — расшитый серебрянными бляшками новенький кептарь****, обнаруженный в вещах какого-то немецкого офицера. Свадьба была назначена, как я припоминаю, на воскресенье, 10 сентября. А вечером в пятницу младший лейтенант пошел провожать Ганну и в расположение части не вернулся. Его истерзанное тело было обнаружено в сточной канаве на окраине города, в противоположной стороне от дома, где жила его невеста. Перед смертью офицера подвергли жестоким пыткам: на груди его была выжжена, видимо, паяльной лампой пятиконечная звезда, глаза выколоты, кожа на спине содрана полосами. Отрезанный половой орган юноши был вставлен в его окровавленный рот...

Весть о зверской расправе над Василием всколыхнула его однополчан. Батальон был поднят по тревоге, прочесали окрестные леса, уничтожив одну из бандеровских боевок и частично истребив, частично взяв в плен группу прятавшихся в лесах гитлеровцев. Единственный из схваченных живьем бандеровцев ничего не знал о расправе над советским офицером.

Между тем следственная группа, в состав которой входил эксперт-криминалист Литвиненко, приступила к поискам преступников.

— Свидетелей, которые могли бы дать хоть какую-то зацепку следствию, среди местных жителей не нашлось, — продолжал подполковник. — Может быть, кто-нибудь что-то и знал, но предпочитал молчать, страшась мести бандитов. Тело офицера, судя по следам колес, обнаруженных непосредственно рядом с телом погибшего, его палачи на окраину города привезли на конной повозке — это единственное, что удалось выяснить. Но куда вели эти следы, установить не удалось — прошедший ночью ливень, гусеницы и скаты проследовавшей к фронту военной техники превратили грунтовой шлях в сплошное месиво. Казалось, следствие зашло в тупик.

Однако при боле тщательном осмотре тела в ранах на спине замученного офицера я обнаружил вкрапления металлических опилок. Стало ясно, что пытали Василия Сокура в какой-то слесарной мастерской. Навели справки. Единственной «слюсарною майстернею» в Золочеве владел отец его невесты. Причастность Ганны к расправе над Василием уже ни у кого не вызывала сомнения. Сама же «невеста», облачившись в траур, изображала безутешное горе.

Вновь открывшиеся обстоятельства гибели младшего лейтенанта приказано было держать в строжайшем секрете. За домом Ганны и слесарной мастерской было установлено скрытое наблюдение. Однажды ночью сидевшие в засаде оперативники засекли вблизи мастерской движение людей. Боевиков брали по одному, чтобы не допустить огневого столкновения. Однако полностью избежать его не удалось: Ганна и ее отец отстреливались до последнего патрона и были уничтожены. В ходе следствия выяснилось, что именно она, будучи членом районного «провода» ОУН, возглавляла в Золочеве бандеровское подполье. И собственноручно истязала человека, который считал ее своей суженой...

Памятник замученным евреям в г. Золочеве.jpg

Фото. Памятник замученным евреям в г. Золочеве (Львовская обл.).

 


ПРИМЕЧАНИЯ:

* ОКИ — отдел криминалистических исследований. 
** Армия Крайова (АК) — вооруженные формирования польского подполья во время Второй мировой войны. Политическое руководство АК осуществлялось Лондонским правительством Польши.
*** ОУН — Организация украинских националистов. УПА — Украинская повстанчесткая армия, боевое крыло ОУН. Идейный руководитель ОУН-УПА — Степан Бандера.
**** Кептарь — нарядная овчиная безрукавка, одежда жителей Карпат, в частности, гуцулов. 
 

Добавить комментарий

CAPTCHA
This question is for testing whether or not you are a human visitor and to prevent automated spam submissions.