Четвёртая Речь Посполитая?

В 2005 году польский этнограф Ярослав Лещинский издал книгу «Речь Посполитая Четырёх Народов», в которой, рассуждая о перспективах развития польской нации и польского государства, напомнил о давней идее создания нового издания Речи Посполитой – очередной, по счёту уже четвёртой империи (или конфедерации – как кому больше нравится – для сути вопроса это не принципиально) четырёх народов, ранее входивших в состав Речи Посполитой – поляков, белорусов, украинцев и литовцев. Естественно, объединяющей нацией этого «лоскутного» государства наподобие Австрийской империи и австрийцев должны вновь стать поляки.

Эта идея основывается на общем геополитическом прошлом – федеративном государстве, объединявшем в составе Речи Посполитой собственно Королевство Польское или Корону (поляки и украинцы) и Великое княжество Литовское, имевшее автономию (белорусы и литовцы) или Княжество.

Сейчас Польша и Литва входят в Евросоюз, Украина на перепутье, но подписала с ЕС соглашение об ассоциации, а Белоруссия строит с Россией Союзное государство, а также Евразийский экономический союз (в который помимо России и Белоруссии входят Казахстан, Киргизия и Армения).

Если Украина всеми силами стремится в сторону Европы (по крайней мере, её нынешнее руководство, да и добрая половина населения), то Белоруссия использует свою политику многовекторности сугубо для диверсификации экономических связей, рассчитывая получить определённые дивиденды от торговли с ЕС. Стремится в Евросоюз и проводить многовекторную политику, оставаясь в составе ЕАЭС и Союзного государства с Россией – всё же «две большие разницы», как говорят в Одессе. При всей внешней демонстрации хороших отношений между Украиной и Белоруссией и лично Петром Порошенко и Александром Лукашенко и стремлением последнего наладить отношения с Европой, курс как внешнеполитический, так и внутриполитический у обоих государств остаётся принципиально различным. Этот нынешний украино-белорусский относительный альянс крайне непрочен и продиктован текущими экономическими и политическими интересами обоих славянских государств и их руководства, являясь предельно прагматичным.

В последнее время обострились отношения Литвы и Белоруссии из-за попыток Вильнюса помешать или хотя бы выставить в негативном свете строительство Белорусской АЭС в Островецком районе, проводимое на средства кредита и с помощью России. Литва под нажимом Евросоюза фактически закрыла свою Игналинскую АЭС, построенную ещё в советское время, поэтому введение в строй Белорусской АЭС приведёт к серьёзному изменению ситуации на рынке электроэнергии в регионе. Конечно, ЕС будет всячески блокировать торговлю белорусской электроэнергией на своей территории, но чисто экономические интересы могут возобладать над политическими. Да и в последнем случае Белоруссия, старательно декларируя многовекторность и необходимость выстраивания отношений, как с Западом (ЕС), так и с Востоком (Россия и ЕАЭС), вполне может получить послабления в этом вопросе. А это означает, что Белоруссия вырвется в энергетической сфере вперёд, а Литва, наоборот, уйдёт на задворки энергорынка.

Ко всему прочему существует и проблема Вильно (Вильнюса) и Виленского края. Эти территории многие белорусы (и в особенности – националистически настроенные) считают белорусскими.

К слову, Польша эти же земли считала своими и в своё время перед началом Второй мировой войны и вовсе их оккупировала, насильно присоединив к польскому государству.

В Виленском крае до сих пор проживает немало этнических белорусов и поляков, хотя Литва и пытается их ассимилировать, подталкивая жителей этих мест к смене фамилий на литовский манер.

Такие же территориальные проблемы (не на уровне государств, а на уровне культурных элит) есть между Польшей и Белоруссией. Многие в Белоруссии считают своими Белосток и бывшую Белостокскую область. В Польше же немало тех, кто хотел бы вернуть в состав польского государства так называемые Кресы Всходни – Брестскую, Гродненскую, половину Витебской и часть Минской областей Белоруссии. По обе стороны границы население постепенно ассимилируется. Белорусы в Польше говорят в основном по-польски, хотя зачастую в качестве второго стараются сохранить и родной язык. То же можно сказать и о поляках в Белоруссии – они говорят в основном по-русски, но часть сохраняет в качестве второго языка и родной польский.

И там, и там много смешанных браков и постепенно проблема утрачивает свою актуальность – думаю, через одно-два поколения все белорусы в Польше фактически станут неотличимы от поляков, будучи уже и сейчас большими поляками, нежели поляки белорусские. А белорусские поляки будут ничем не отличаться от белорусов, будучи уже и сейчас на бытовом уровне большими белорусами, нежели белорусы в самой Польше.

Всё это же в полной мере относится и к Западной Украине и приграничным с Украиной польским территориям. К тому же в украино-польских отношениях серьёзной проблемой стала тема Волынской резни и преступлений украинских националистов в отношении этнических поляков.

Эта же тема, хотя пока и находится в тлеющем состоянии, может немало омрачить и украино-белорусские отношения, так как украинские националисты немало зверствовали на территории белорусского Полесья, принимали участие в карательных операциях (в том числе при сжигании знаменитой Хатыни и других белорусских деревень).

В Белоруссии далеко не лучшим образом проявили себя и литовские националисты, также активно сотрудничавшие с фашистами в годы Великой Отечественной войны.

Если же говорить о более далёкой истории, то лоскутная Речь Посполитая постоянно сотрясалась от религиозно-конфессиональных и национально-освободительных войн. В итоге казацко-крестьянские восстания, противоречия между католиками, православными и протестантами Речь Посполитую и погубили. С тех исторических пор между поляками и всеми остальными, украинцами и белорусами, белорусами и литовцами существует немало взаимных претензий и обид.

Сказанного выше уже достаточно для того, чтобы было понятно, что идея воссоздания Четвёртой Речи Посполитой или Речи Посполитой Четырёх Народов с польским лидерством выглядит, мягко говоря, весьма утопичной

Но представим себе, что такой проект всё же удалось бы осуществить. В этом случае на западной границе Российской Федерации возникло бы мощное государственное образование с населением на текущий момент 95,3 млн. человек, что вполне сравнимо с нынешней Российской Федерацией и составляет почти 2/3 от её населения (148 млн. чел). При этом на долю Украины пришлось бы 46,7% (44,5 млн. человек) населения, Польши – 40,4% (38,5 млн. человек), Белоруссии – 10% (9,5 млн. человек), а Литвы – всего 2,9% (2,8 млн. человек).

Неминуемо бы встал вопрос о языке данного государственного образования. Допустим, одним из языков стал бы польский. А вторым? Наивно думать, что белорусы, украинцы и те же литовцы массово бы перешли на польский. Да, белорусы лучше тех же русских понимают поляков, особенно после небольшой практики, но свободно научиться говорить и писать для белорусов и тем более остальных не поляков не так-то просто.

Как ни странно, вторым государственным языком мог бы быть только… русский, так ненавидимый националистами Украины, Белоруссии и Литвы – именно русский является единственным языком, на котором говорит почти всё не польское население предполагаемого новообразования. Фактически неминуемо русский наряду с польским занял бы лидирующие позиции де-факто, хотя в каждом из регионов сохранялся бы и третий язык – украинский, белорусский и литовский.

Насколько новая Речь Посполитая обладала бы экономической мощью, в том числе в сравнении с Российской Федерацией?

По данным 2016 года ВВП (разные источники дают несколько разные данные) Польши составляет 473,5 млрд. долларов, Украины – 83,6 млрд. долларов, Белоруссии – 45,9 млрд. долларов, Литвы – 43 млрд. долларов. В совокупности это – 649,6 млрд. долларов. В Российской Федерации ВВП по итогам 2016 года ВВП почти в два раза выше – 1 132,7 млрд. долларов.

Достаточно показательна и доля ВВП на душу населения – в потенциальной Речи Посполитой на текущий момент – 6 816 долларов. В России – 7 653. 

Однако более показателен разрез потенциальной Речи Посполитой по её «составным компонентам». В Польше ВВП на душу населения составляет 12 299 долларов, в Литве – 15 357 долларов, в Белоруссии – 4 832 доллара, а на Украине и того ниже – 1 879 долларов.

В отношении ВВП вопрос наиболее сложный и я подсчитывал цифры исходя из соотношения наиболее распространённых сведений о ВВП и численности населения в той или иной стране. Цифры у различных исследователей и экономистов разнятся, но взаимные пропорции в любом случае примерно те же.

Теперь посмотрим для сравнения на ситуацию Союзного государства России и Белоруссии. Совокупное население на 2016 год составляет 157,5 млн. человек, а совокупный ВВП – 1 178,6 млрд. долларов. В Союзном государстве России и Белоруссии ВВП на душу населения составляет 7 483 доллара.

Чтобы не усложнять наш анализ, не станем подробно разбирать ЕАЭС в смысле рассматриваемых цифр и показателей, однако представим, что к Союзу России и Белоруссии присоединилась бы Украина.

В этом случае общее население восточнославянской федерации составило бы 202 млн. человек, ВВП – 1 262,2 млрд. долларов, а ВВП на душу населения – 6 249 долларов. С учётом потенциального восстановления экономики Украины цифры эти могут существенно вырасти.

О чём говорят эти цифры? Я не сторонник напрямую увязывать ВВП на душу населения с реальным благосостоянием, однако совершенно очевидно, что чем выше ВВП, тем, как правило, выше и уровень благосостояния – эти два показателя если и не тождественны, то тесно увязаны друг с другом. Литве абсолютно не нужно растворение в Речи Посполитой и падение своего уровня благосостояния. То же ожидает и Польшу. И если Белоруссию ещё можно хоть как-то поднять до уровня Литвы и Польши, то Украина – абсолютно неподъёмный груз. Важно и другое – и Белоруссия, и Украина выигрывают от интеграции как в рамках союза с Россией, так и в рамках потенциальной Речи Посполитой. Но для Белоруссии экономически более выгоден союз с Россией (при декларировании многовекторности и извлечении плюсов и на Западе), а вот для Украины не всё так очевидно. В том числе и в этих цифрах кроется разгадка разности курсов Белоруссии и Украины в геополитическом плане.

Экономически совершенно очевидна несостоятельность проекта новой Речи Посполитой. К тому же из истории хорошо известно, что Польша (как и почти все другие страны, за исключением России) никогда не вкладывалась в развитие «окраин» и непольских территорий. До 1939 года в Западной Белоруссии, оккупированной Варшавой, уровень жизни был намного ниже, нежели в «коронных землях» и выравнивать его никто не собирался. Да и не было у Польши такой возможности.

Как мы помним, в прошлом Речь Посполитая развалилась и из-за религиозных конфликтов. В случае воссоздания Речи православные и католики оказались бы примерно в равном количестве с большими организационными и финансовыми возможностями у католиков, которые они бы традиционно использовали. Это явно не способствовало бы некой консолидации новообразования.

Таким образом, очевидно, что проект воссоздания новой Речи Посполитой силами Польши не реален и не по силам Варшаве. То же касается и возможности отрыва Белоруссии от России, о чём немало пишется в последнее время. Нужно также учесть, что за 10 первых лет членства в Евросоюзе Польша получила от ЕС около 100 млрд. долларов, а до 2021 года получит ещё 100 млрд. долларов. У Литвы цифры на порядок меньше, но с учётом численности её населения – сравнимы по показателям на душу населения. Но сейчас Евросоюз столкнулся с рядом трудностей и ему, особенно с перспективой приёма балканских стран в его ряды, явно не до Белоруссии и уж тем более Украины, несмотря на все заверения в «ассоциациях» и «дружбе». Поэтому Евросоюз финансировать создание новой Речи Посполитой также не в состоянии. К тому же лидеры – Франция, и в особенности Германия не заинтересованы в усилении Польши.

Этот проект по силам только США, поэтому не зря в последнее время много говорится о внимании в Вашингтоне к проектам Балто-Черноморского союза, Междуморья, модернизации «Восточного парнёрства», «борьбы с газовым монополизмом России в поставках в Европу», расширения проекта новой Речи Посполитой за счёт присоединения Румынии, Молдавии, Латвии и, потенциально, других стран Восточной Европы. Но создание Четвёртой Речи Посполитой потребовало бы от США «инвестировать» в проект многие сотни миллиардов, а, скорее всего, триллионы долларов, которые, с учётом всех вышеописанных проблем, могли бы просто вылететь в трубу. Поэтому США хоть и в состоянии профинансировать, по крайней мере, попытку создания такого образования, особенно если ЕС и далее будет терять свою целостность и монолитность, но цена вопроса слишком велика даже для США.

Полагаю, что данная идея так и останется лишь идеей. Куда проще объединить Австрию с Германией, Марокко с Тунисом или же Чили и Аргентину. Но даже там этого не происходит, так как этого не хотят местные правящие элиты в первую очередь. В нашем же случае вся эта утопия ещё более очевидна.

Однако это не означает, что данная идея не будет иметь продолжения. Будет, но куда дешевле и приземлённее. Очевидно, что под эгидой США, Евросоюза и собственно Польши (в порядке убывания возможностей и финансирования) будет развиваться региональное сотрудничество в сферах экономики, культуры, общественной жизни, спорта, медицины, образования, поиска общих исторических оценок и подходов, молодёжных обменов и т.д. Существенно вырастет и пропаганда «золотого века» Речи Посполитой и Великого княжества Литовского. Всё это можно наблюдать уже сегодня в Белоруссии. Есть и практическая форма этого процесса – Польша активно выдаёт всем желающим жителями белорусских территорий, оккупированных Варшавой в 1920-1939 годах и их прямым потомкам карту поляка при соблюдении ряда формальностей. Цель очевидна – вовлечение Белоруссии и Украины в орбиту европейского и американского влияния. Это происходит и будет происходить постепенно, почти незаметно, но упорно и неуклонно, день за днём. 

Россия же так и не решила вопрос о карте российского соотечественника, российского гражданства для желающих белорусов. Нет и союзного гражданства России и Белоруссии. 

Итогом такой активности с Запада и отсутствие адекватных ответов (прежде всего экономических и юридических) со стороны России может стать формирование реального «санитарного кордона» у российских границ на Западе (с Белоруссией или без – это не так принципиально в данном случае), постепенное экономическое отставание России и её растворение в качестве сырьевого придатка.

Как в космосе более слабая по гравитации звезда не может сохранить свои планеты или даже себя саму под воздействием приливных сил куда более мощных центров притяжения, так и Россия в обозримой перспективе будет проигрывать на данном фронте. К сожалению, по ВВП Россия находится всего лишь после Испании и Австралии на 14 месте в мире, опережая Мексику и Индонезию и явно слабее как США, так и Евросоюза.

В этих условиях есть только один путь – максимальное вовлечение Белоруссии в сферу экономических взаимоотношений и связей с Россией, кооперация предприятий, вхождение белорусской элиты в состав элиты российской. Речь не идёт о «кормлении» Белоруссии – не станем лукавить и забывать о том, что Белоруссия свой ВВП формирует хоть во многом и на переработке российской нефти, но на переработке и продукции собственной, а не на прямой продаже ресурсов недр за границу, как это, к сожалению, происходит в Российской Федерации. Вопрос, в конечном счёте, не в США, Евроосоюзе и идеях Польши о воссоздании Речи Посполитой. Вопрос – в решении собственных экономических и демографических проблем Россией, выработке ясной и стратегически выверенной политики в отношении Белоруссии и стран ЕАЭС и потенциальных союзников. 

По Украине вопрос особый. Я всегда считал, что без Украины и Белоруссии решение вопроса реального геополитического  восстановления России после распада Советского Союза почти не реален. Но тема Украины, как и России – отдельная и слишком большая и болезненная. Оставим её на потом.

А Четвёртой Речи Посполитой не будет, по моему убеждению, но сами эти идеи и их появление говорят о том, что у нас самих хватает проблем…