«Тысяча чертей и одна ведьма!»

23 0 Игорь ФУНТ - 30 августа 2017 A A+

К 105-летию со дня рождения Виталия Губарева. Яркого представителя Золотого фонда детской литературы.

В сущности все люди – дети. 
И маленькие и взрослые.
Губарев

Свойство зеркальце имело:
говорить оно умело...
Пушкин

Не идут часы никак – 
И ни тик и ни так,
Но я знаю сделать как,
Чтоб ходили тик да так.

Начнём, как всегда, издалека… С краткой ретроспективы оттепельных мечтаний социализма. Когда герой нашего очерка Виталий Георгиевич Губарев писал основные свои произведения для детей и юношества. 
Это и самая известная его волшебная повесть «Королевство кривых зеркал», 1951 г. В дальнейшем переделанная в пьесу. И далее – создан кинофильм, ставший чрезвычайно популярным (1963, реж. А. Роу). Ставший блокбастером, как сейчас говорится. 
Истинной находкой писателя оказались «зеркальные» слова, имена героев: Яло, Гурд, Абаж. Все поколения малышни пользуются этим знаменитым шифром, секретничая и играя, одновременно обучаясь непростому искусству словотворчества. 
Это и пиратская сказка «Трое на острове» (1959), к которой мы ещё вернёмся в конце текста. Ведущая детей через опасные похождения в борьбе с колоритными персонажами: Рыжим Псом, Рваным Ухом, Кошачьим зубом. Разговаривающих с Юркой, Милой и Борей по всем канонам пиратства: «Тысяча чертей и одна ведьма! Клянусь брюхом акулы, это будет самое весёлое представление в мире! Ну-ка, развяжите птенцов!» – Грезившие приключениями мальчишки и девчонки учились ценить уют своего родного дома и нежную заботу родителей. 

…Позвольте отвлечься ненадолго. И вспомнить советский комикс 1960 года выпуска. Производства студии «Диафильм», авторства В. Струковой, В. Шевченко, художника – Л. Смехова. Некую утопию на тему того, какой будет Страна Советов в годовщину Великой Октябрьской революции. То есть нынешней осенью 2017 года.
Работа называется: «В 2017 году». С точки зрения сочинителей, к этому времени в СССР уже должны были появиться фотонные ракеты, роботы, телевидеофоны и атомные поезда. Технологии используются для улучшения климата Дальнего Востока. Для освоения не только космоса, но и недр Земли.
В этих условиях СССР продолжает бороться с империализмом, испытывающим запрещённое «мезонное» оружие. Всего в диафильме 45 слайдов.
«…Над городом медленно плыла летающая станция управления погодой. Ликующая столица готовилась к 100-летию Великого Октября. Это торжество совпало с большой победой советской науки над природой», – возвышенно повествуется с экрана. 
И действительно, сразу захотелось вспомнить, что жили мы тогда ради прекрасного светлого завтра. Сызмала мечтая о чудесных свершениях. И литература, и кино, – особенно детские, – нас к этому подталкивали: мы изобретали, моделировали, строгали, клеили-прибивали-прикручивали. 
Детско-юношеский образовательный пласт вполне был насыщен отечественно-зарубежными приключениями, сказками, дивными стихами, дивной прозой: от старообрядческих былин прошлого, через беззаботную прозу жизни Носова, Драгунского, к нереальному будущему с лунными станциями Клушанцева-Уэллса, подводными беляевскими городами. Вплоть до встречи с инопланетянами и полётов на мыслепланах из «Путешествия на Утреннюю звезду» Виталия Губарева.
Вообще же, светлого будущего с летающими станциями управления погодой, усмиряющими ураганы, и подземными мегаполисами глазами 1930 – 1970-х гг. так и не случилось… А ведь это несколько поколений-мечтателей! 
Это именно тот генетический код, который мы пытаемся объяснить самим себе теперь – с позиций, когда ничего грандиозного, в принципе, не удалось. И ничего не понятно в концепте экономической составляющей быта простых людей: повысятся ли, в конце концов, пенсии, когда станет нормальной медицина, улучшится ли жизнь учителей, почему непрестанные реформы образования ведут только к ухудшению последнего? Одни вопросы… 
Мало того, наши деды грезили об утопии, пусть коммунистической, не суть. Но всё-таки об утопии – виртуальной, незримой. Правда, основанной отнюдь не на виртуальных вещах, впитанных с молоком матери, книгами, двором и ремнём отца по праздникам, невзирая на господствующий в СССР атеизм: не предай, не убий, не обмани, не укради. Что в полной мере отразилось в публицистической работе В. Губарева «Комсомольский билет» о Зое Космодемьянской (1951). 
Русская фантастика же была слишком фантастична. Что и показано на примере диафильма, где о сонмах невидальщин мы, – люди 21 века, – даже и не мечтаем! 
Советская фантастика, в свою очередь, – к тому же ещё и слишком научна. Не зря Циолковский говорил о Беляеве: «Достаточно научно для фантастики». А Уэллс о западном science-fiction: «…невероятно много фантастики и столь же невероятно мало науки». 
Вот, кстати, тот самый знаменитый диафильм:

В 1985 г. по «Королевству кривых зеркал» тоже был издан комикс в виде оригинальной книжки. С изображением героев сказки есть почтовые марки. Естественно, давно ставшие раритетными. 

Искусство для детей во всей его жанровой полифонии было представлено в СССР довольно мощно. Не осталось, кажется, такой несбыточной мечты, в которую не проникли бы литература, искусство, – не осуществив её с помощью затейливого авторского вымысла. Прекрасно разбираясь в детской психологии, писатели, композиторы, поэты решали важные нравственные задачи. Делая переход от выдумки к реальности лёгким и незаметным. Показывая ценность дружбы, семьи, труда: фундамент здорового общества. 
Герои невообразимых весёлых перипетий вынуждены были постоянно адресоваться к школьным знаниям, вспоминать рекомендации старших, историю, географию, чтобы с честью преодолеть все опасности.
Да, мы подразумеваем старшее поколение, выросшее исключительно на литературе, в меньшей степени выросшее на кинофильмах, и в мизерной – на телевидении. В силу его, телевидения, труднодоступности, скажем так. 
Книги Виталия Губарева, невзирая на присутствие (уж куда деваться!) идеологического пафоса, сыграли огромную роль в то время. Наряду со сказками, также документальными повестями о Великой Отечественной войне и послевоенном мире («Монтигомо – Ястребиный коготь», 1965) Виталий Георгиевич в тщательнейшем ракурсе рассматривает далёкое прошлое. В повестях «Преданье старины глубокой», «Часы веков». Эти сказки богаты историческими сведениями об укладе жизни Древней Руси, первобытных людей. 
В «Предании старины глубокой» Губарев утверждает: «Есть такие скучные люди, которые не верят в Волшебство. Не верь этим людям, дружок! Я даже знаю некоторых волшебников: Любовь, Дружба, Честность. Красивые имена, правда?» – Например, в стране из повести «В Тридевятом царстве» спортсменка-лыжница Оксана, – превратившись по воле случая в принцессу, – изменяет несправедливые законы некоего вымышленного царства-государства. И находит друзей только лишь благодаря честности, отзывчивости и сердечности. 
Среди его героев, – кроме обыкновенных Оли, Лёшки, Никиты, – есть исторические лица: князь Игорь, жители Великого Новгорода; персонажи русского фольклора: Илья Муромец, Добрыня Никитич. Автор виртуозно свивает воедино детский разговорный язык с классической патетикой, отрывками из «Песни о вещем Олеге» Пушкина, куплетами-прибаутками, стихами, придуманными словообразами, фразеологизмами. В общем, вполне себе эклектично и очень похоже на нынешний компьютерный язык со множеством вставок, ссылок и сносок на всевозможные временные пласты: компиляция сказки, исторического романа, мемуаристики, фантастики. 
Неспокойная ребятня Губарева привлекательна ещё и тем, что порой напоминает взрослых своей не по годам разумностью, рассудительностью. Заставляя маленького читателя как бы подтягиваться в знаниях и умениях до уровня губаревских героев. Удивляя современников пионерской непримиримостью, стремлением всё изменить по-своему. Поэтому произведения Виталия Георгиевича любимы многими поколениями детей. По их мотивам созданы пьесы для театра, киносценарии, мультики. 
Талантливый журналист-репортёр, профессиональный писательский труд Губарев начинал в 1930-е годы. Оставившие горький след в истории нашей страны. Неудивительно, что первые его вещи были сделаны под влиянием политических событий той непростой и, увы, далеко не сказочной эпохи. 
Печатался же и вовсе со школьной скамьи. От стенгазет и самиздата – до ростовского журнала «Горн». В 16 лет – он уже полноправный член Российской ассоциации пролетарских писателей. Да и время было такое… скорое на подъём. Взрослеть приходилось быстро – жизнь была напитана всполохами войны. От недавно прошедшей гражданской – до предчувствия, предощущения новой, страшной.
Так, земляк-ростовчанин Шолохов в 15 лет начальник продотряда. Почти одногодок Твардовский – со школы корреспондент. Островский в 16 лет – уже на фронте. Шестнадцатилетний Гайдар – «фельдмаршал»-комвзвода, воюющий с белогвардейско-петлюровскими бандами. 
В 1932 г. Губарев участвовал в расследовании дела об убийстве деревенского мальчика Павлика Морозова. Возведённого позже в ранг идеологемы «пионера-героя». Накопленный в результате скрупулезных расследований материал, освещённый во многих газетных статьях, лёг впоследствии в основу повести «Павлик Морозов», 1933. (Названий было несколько, – авт.) 
И хотя недолгая жизнь Павлика вызывала и до сих пор вызывает различные толкования-суждения в СМИ, тем не менее, фабула книги являет собой правдивое изложение крестьянского быта и переплетений сюжетных фиоритур предвоенного времени:
«Иной раз, подвыпив, дед Серёга поучал внука сипловатым весёлым голоском:
– Ты, Пашка, знай: ежели ты не подомнёшь соседа, так он тебя подомнёт! Учись так жить, чтобы не ты на соседа, а сосед на тебя работал! Жизнь так устроена, что человек человеку волк!
– Да нет же, дедуня, – посмеивался Павел, – не прав ты! Человек человеку не волк, а друг! Надо так жить, чтобы не одному тебе, а всем хорошо было…»

Имеется некая послевоенная потешная легенда об этой книге. 

Говорят, пьесой о Павлике Морозове (1952) осуществлена была мечта Всеволода Мейерхольда, расстрелянного в 1940 г. «Стараниями Губарева пьеса выдвинута на Сталинскую премию, – рассказывает журналист, корреспондент «МК», «Известий» и др. Олег Фочкин. – В день, когда должны были огласить список лауреатов, любитель розыгрышей композитор Никита Богословский устроил банкет и пригласил Губарева. 
Гости сели за стол, включили радио. Раздался глубокий бас легендарного Левитана: «Список лауреатов Первой степени… Список лауреатов Второй степени… Третьей… – И наконец: – Драматургу Виталию Губареву, – с драматическим усилением громкости, – за пьесу “Павлик Морозов”… Нихрена!!» – Гости оторопели.
А когда поняли, что источником розыгрыша был редкий в те годы магнитофон, – расхохотались. Розыгрыш весело обмыли. И хорошо, что никто не донёс! Что носило бы двоякий смысл, учитывая тему пьесы». – Впрочем, это был уже не 1937-й. Может быть, поэтому и обошлось…

Закончим же наш небольшой очерк о замечательном писателе-дончанине, корреспонденте и главреде газеты «Пионерская правда» Виталии Губареве мультфильмом по его пиратской сказке «Трое на острове» (1986, реж. Ю. Прытков).
С музыкой великолепного композитора Евгения Птичкина, автора сверхпопулярных в свою бытность песен «У беды глаза зелёные», «Ромашки спрятались»:

 

Раздел