Сомнительная слава

866 4 Наталия ЯНКОВА (Германия) - 06 сентября 2017 A A+

Серебренников, приехав из Ростова в столицу, по приглашению Аллы Демидовой для съёмок фильма по Бунину «Тёмные аллеи», сразу уловил тренд, только не столичный и не российский, а западный.

С момента решения о создании Гоголь-Центра на базе театра им. Гоголя, имя Серебренникова сопровождают скандалы. Театр был не из лучших, вылезал на репертуаре. Но Серебренников решил рубануть по нему радикально.

Прежде всего, он уволил артистов, многие их которых проработали там всю жизнь. В Москве были и другие малоуспешные театры. Но новый режиссёр мог сделать из театра Гоголя что-то более театральное, чем новаторский центр с экспериментальными сомнительными перформансами и не выгонять людей на улицу.

Постановка в Большом балета «Нуреев» и его то ли перенос, то ли запрещение стало большим скандалом. Вообще всё его творчество основано на эпатаже и скандале. 

Бесспорно, человек он яркий, талантливый, способный быстро реагировать на всевозможные веяния. Не случайно, в его постановках классических произведенийй из «раньшего времени» он использует современные элементы не только сегодняшнего дня - смартфоны или ноут-буки.

Надо сказать, что это всё уже давно существует на Западе, задолго до Серебренникова, но уже после Мейерхольда. Так что первенство всё-таки у нашей режессёрской школы.

Лет двадцать назад я была в Опере Ганновера в Германии. Давали «Дона Джованьо».

Кроме музыки Моцарта, там не было ничего привычного. Прежде всего, либретто.  Возможно, существует их несколько. Но вот постановка поразила обилием технических атрибутов из нашего времени. Это мобильные телефоны (смартфонов ещё тогда не было) и видеокамеры, которыми постоянно пользовались персонажи.

Главным всё-таки был автомобиль, въехавший на сцену, на капоте и крыше которого, а также внутри, было основное действие.

Там же, но уже в драматическом театре, в спектакле «Король Лир» дочери помещают Лира в дом престарелых. А в другой шекспировской пьесе, на роль Офелии была приглашена немецкая порно-звезда. 

Постановки Серебренникова вливаются в этот поток очень органично. Он использует свой талант, направляя его в сторону абсурдности, востребованной на Западе, где он работает уже давно как театральный, оперный и балетный режиссёр.

Из последних его работ на Западе можно назвать в 2012 году в Берлинской «Komische Oper» театральный эксперимент «American Lulu».

В 2015 году была альтернативная версия «Salome» Рихарда Штрауса. В постановке Серебренникова действие переносится в эпоху ИГИЛ.

Даже немецкая пресса признаёт, что реакция на его экспериментальные постановки, как называют в Германии такое пренебрежительное обращение с оригинальным классическим материалом, была полярной - от уничтожающей критики до восторга.

И вот Кирилл Серебренников неожиданно получил престижную европейскую театральную премию, которую учредила Комиссия Евросоюза в 1986 году. С 1990 года дополнительно вручается и премия художникам, находящимся «в зените своего театрального успеха».

Премии удостоены многие признанные мастера, среди которых, например, Изабель Юппер и Джереми Айронс.

Все удивлены необычной процедуре присуждения премии в случае Серебренникова. Номинированные на эту премию, ждут её несколько лет, после многократных заявок. Но в этот раз, знаменитость получила премию сразу.

Незадолго до этого, в интервью «Süddeusche Zeitung» Серебренников сказал, что правоохранительные органы отобрали у него заграничный паспорт, хотя он должен в сентябре ставить в оперном театре Штутгарта оперу-сказку «Hänsel und Gretel» Энгельберта Хампердинка.

Пока ни полиция, ни Гоголь-центр не комментируют это сообщение, сетует немецкая пресса, которая сообщает, что в мае этого года прошли обыски в Гоголь-Центре и в квартире мастера. 

Похоже, что эта европейская театральная премия была так спешно выдана Серебренникову, как реакция на его «преследования» в России, как интерпретируют западные СМИ претензии, предъявленные к Серебренникову.

Западные СМИ не пишут об огромных суммах бюджетных денег, выданных режиссёру на постановки в Гоголь-Центре и не только, о нецелевом расходовании этих средств его подчинёнными, о котором он якобы не знал.

Но зато охотно публикуют высказывания других деятелей литературы и искусства о душной атмосфере в России. Вот, например, писатель Виктор Ерофеев после сообщений об обысках у Серебренникова в интервью Deutsche Welle, в котором он говорил о цензуре отметил: «В России не осталось шансов для свободного искусства». 

По этому же поводу, в телепередаче Жанны Немцовой на «Deutsche Welle», сообщается, что «другому художнику-акционисту Павленскому, преследуемому в России», Франция предоставила убежище.

Чулпан Хаматова в интервью «Deutsche Welle» назвала Серебренникова своим другом, которому доверяет, как себе. Она говорит о чудовищной несправедливости в отношении его фирмы. «Кирилл не вор», объявила Хаматова.

Серебренников всё время на слуху в Германии. Регулярно выходят его интервью в «Süddeutsche Zeitung» - влиятельной немецкой газете. 

Надо сказать, и это не секрет, что немецкие, как и другие западные СМИ, смакуют творческую жизнь российских деятелей культуры, которых якобы притесняют на родине. Интересно, что это касается, в основном, таких обласканных властями режиссёров, как Звягинцев и Серебренников. 

После появления «Левиафана», на главном немецком телеканале был лживый репортаж о том, как Звягинцева преследуют за то, что он в этом фильме «обличает преступную сущность российской власти, из-за чего его не увидят российские зрители», но ни слова о том, что фильм был снят на бюджетные деньги. И фильм увидели российские зрители. Другое дело, что не все хотели его смотреть, но об этом немецким телезрителям не сообщалось.

Скорее всего, Серебренников выйдет сухим из воды. Накажут других. Но для его творческой биографии и продвижения на Западе такие истории нужны. Возможно он тоже получит убежище, как его коллега Павленский.

Но Серебренников ценен для Запада именно тем, что он - «жертва режима». И Серебренников это понимает. Если он будет жить на Западе, интерес к нему пропадёт. Поэтому он будет цепляться за Россию, получая от неё деньги и отвечая ей хулой.