Из истории органов госбезопасности СССР и России

185 0 Юрий ПРИХОДЬКО (Украина) - 20 декабря 2017 A A+

К столетию создания ВЧК

После прихода большевиков к власти в октябре 1917 года перед ними возникла необходимость создания специальной силовой структуры, которая смогла бы защитить страну от внешних и внутренних контрреволюционных сил. В этой связи 20 декабря была образована Всероссийская чрезвычайная комиссия (ВЧК) по борьбе с контрреволюцией и саботажем. Этому детищу Октября в нынешнем году исполняется 100 лет. Тогда в народе его называли «чрезвычайкой», а самих сотрудников – «чекистами». Возглавил орган «диктатуры пролетариата» пламенный революционер Феликс Дзержинский, который обозначил свои критерии по отношению к личному составу комиссии: «У чекиста должны быть чистые руки, горячее сердце и холодная голова».

Чрезвычайная обстановка требовала и соответствующих мер реагирования, а создавать Комиссию и определять её приоритеты приходилось с нуля. Ситуация осложнялась идейными расхождениями во взглядах её вождей и видимости перспектив дальнейшего развития. На тот момент у большевиков было два лидера – Владимир Ульянов (Ленин) и Лев Давыдович Бронштейн (Троцкий), который руководил захватом власти от Временного правительства. Троцкий, как «гражданин мира», считал, что русские – это дрова в костре мировой пролетарской революции и не больше. Его взгляды лучше всего могут охарактеризовать строки из Интернационала: «Весь мир насилья мы разрушим до основанья, а затем мы наш, мы новый мир построим…».

После Октября Россия оказалась в кольце фронтов сил внутренней и внешней контрреволюции. Архивы по истории ВЧК свидетельствуют, что многих своих противников советская власть отпускала из мест заключения под честное слово или подписку о прекращении подрывной деятельности. Однако большинство из них не сдержали своих обещаний. В условиях складывающейся обстановки в феврале 1918 года сотрудники ВЧК получили право, сообразуясь с революционной целесообразностью, расстреливать своих врагов на месте без суда и следствия, согласно лозунгу «Отечество в опасности!». Высшую меру наказания было разрешено применять в отношении «неприятельских агентов, спекулянтов, громил, германских шпионов», а позднее «всех лиц, прикосновенных к белогвардейским организациям, заговорам и мятежам». 

«Красный террор» в ответ на «Белый террор» - такой была реакция революционной власти в создавшейся экстремальной ситуации. В этот судьбоносный момент ВЧК выполнила своё предназначение. Однако, по мере формирования основ социализма менялись задачи и структура органов госбезопасности, но неизменными оставались их приоритеты: контрразведка, разведка, защита экономики и политический сыск. Окончание гражданской войны и спад волны крестьянских волнений сделали неоправданным дальнейшее существование разросшегося репрессивного аппарата, чья деятельность практически не имела правовых ограничений. Поэтому перед руководством страны встал вопрос о его реформировании. В феврале 1922 года ВЧК была упразднена, а её полномочия перешли к Государственному политическому управлению (ГПУ).

10 июля 1934 был образован Народный комиссариат внутренних дел (НКВД), который был общесоюзным, а ГПУ включалось в него в виде структурного подразделения. Принципиальное новшество заключалось в том, что упразднялась его судебная коллегия Наркомат возглавил Генрих Ягода, который 28 марта 1937 года был арестован за антигосударственную деятельность. Главой НКВД был назначен Николай Ежов, но через пять лет и он был арестован. На следствии Ежов признался в подготовке государственного переворота. Третьим народным комиссаром внутренних дел стал Лаврентий Берия, руководивший ведомством до самой смерти Сталина. 
В 1937 году в системе НКВД были созданы печально известные «тройки». Это была комиссия из трёх человек (должностные лица самого ведомства, прокуроры и руководящие партработники областного масштаба). «Тройка» заочно выносила приговоры «врагам народа», основываясь только на неподтвержденных документально оперативных материалах. Особенностью этого процесса было отсутствие протоколов и минимальное количество документов, на основании которых выносились решение о виновности подсудимого. Вердикт «тройки» обжалованию не подлежал. За годы их работы были осуждены сотни тысяч человек, а добрая половина из них - приговорена к расстрелу.
Очередная реорганизация органов госбезопасности началась в 1954 году после смерти Сталина и прихода к власти Никиты Хрущёва. 13 марта был образован Комитет государственной безопасности путём выделения из МГБ управлений, служб и отделов, имевших отношение к функциям контрразведки. В сферу деятельности нового специального органа входили внешняя разведка, оперативно-розыскная деятельность, охрана государственной границы и борьба с национализмом и антисоветской деятельностью. Действия ведомства стали более утончёнными. Активно применялась слежка, общественное осуждение, профилактические беседы, принуждение к выезду за границу, заключение в психиатрические клиники, политические судебные процессы. 

По сравнению с НКВД, новый орган имел более низкий статус: он был не министерством в составе правительства, а комитетом при правительстве. Объяснялось это тем, что партийная верхушка хотела обезопасить себя от появления нового Берии – человека, способного отстранить её от власти ради осуществления собственных политических проектов. В этой связи Никита Хрущёв уволил Наркома с должности и осуществил пропагандистскую кампанию по поводу репрессий 1936-38 годов, а сам Берия был осужден и расстрелян за антигосударственную деятельность. Впоследствии несколько тысяч осуждённых были реабилитированы, в том числе и лица, приговоренные «тройками» НКВД.  При этом многие из них были оправданы не по обстоятельствам невиновности, а по причине отсутствия процессуально оформленных доказательных материалов.  

Впоследствии, будучи отстранённым от власти, Хрущев разоткровенничался и начал писать мемуары. Вот как примитивно, со своей «кочки» зрения, он описывает события 1937 года в Москве в записях, опубликованных в США: «Людей буквально хватали и тащили резать. Люди тонули бесследно, как в океане. Когда начались аресты руководителей партии, профсоюзов, военных товарищей, директоров заводов и фабрик, были арестованы два моих помощника. Оба – исключительно честные и порядочные люди. Я не мог допустить, что эти двое, Рабинович и Финкель, могут быть действительно «врагами народа»». Откуда, да и зачем, Хрущёву было знать, что уже в канун второй мировой войны Германия и США усиленно работали над ослаблением СССР, внедряя в советское общество своих пособников, в том числе из числа сторонников Льва Бронштейна. 

При этом Никита Сергеевич «скромно» умалчивает, что, как секретарь Московского горкома ВКП(б) и будучи членом этой самой «тройки», он лично был причастен к творимому произволу в отношении лиц, подозреваемых в принадлежности к «врагам народа». В таком же ключе он освещал в своих мемуарах тему репрессий и в Украине, куда был назначен в конце 1938 года первым секретарём ЦК компартии. Так что Никита Сергеевич не только искоренял сталинско-бериевский произвол, но и ради себя любимого скрывал личную причастность к деятельности этих самых «троек». Видимо, не случайно, редактор одного из томов мемуаров Хрущёва, профессор Эдвард Кранкшоу и журналист в издательстве TIME в «Предисловии» к материалам признавал, что редакция решила публиковать эту книгу не как документальный источник об описанных автором событиям, а для того, чтобы показать, сколь примитивный, необразованный, непредсказуемый и вздорный человек десять лет находился во главе ядерной супердержавы.

Но возникает вопрос: а не могли ли быть оплакиваемые Хрущёвым рабиновичи и финкели предшественниками действующих в брежневско-горбачёвские времена агентов влияния, похоронивших Советский Союз по стратегическим планам Запада? Сегодня опубликовано достаточно много материалов о деятельности этой агентуры в структурах власти и рядах КПСС в преддверии распада СССР. Известны и их имена — это Гавриил Попов, Герман Греф, Анатолий Чубайс, Александр Яковлев и десятки других «либералов», толпившихся вокруг «Мишки меченого» и Бориса Ельцина, пребывавшего во хмелю. Именно на партийно-государственной элите лежит ответственность за развал великой страны, особенно в период, так называемой, перестройки.

В восьмидесятые годы американская программа внедрения в СССР агентов влияния приобретает системный характер. По некоторым данным, с 1985 по 1992 год США инвестировали «в процесс демократизации СССР» 90 миллиардов долларов. На эти деньги покупались услуги нужных людей, направлялась специальная техника, инструкторы, литература и прочее. Через сеть представительств Института Крибла подготовку прошли сотни человек, составивших кадровый костяк разрушителей СССР, в том числе видные журналисты и работники телевидения. Таким образом, в СССР была сформирована «пятая колонна», существовавшая в составе Межрегиональной депутатской группы и других политических структур, задания которым по развалу СССР были реализованы почти по всем пунктам.  

Факты указывают, что программа эта была известна высшему руководству страны, но на неё намеренно закрывали глаза те люди, которые прямо или косвенно работали в интересах Запада. По свидетельству бывшего председателя КГБ СССР Владимира Крючкова, руководство страны знало об этих планах из специального документа, который назывался «О планах ЦРУ по приобретению агентуры влияния среди советских граждан», разработанного мировой «закулисой». Во всяком случае, к началу восьмидесятых годов США имели десятки своих единомышленников в высших эшелонах власти Советского Союза. Роль некоторых из них достаточно ясна, а результаты их деятельности очевидны.

Горбачёв знал из сводок КГБ СССР о подготовке агентов влияния, известны ему были и списки «выпускников», однако он ничего не сделал, для того, чтобы остановить этот процесс. Более того, получив сведения о разветвлённой сети противников СССР, он запрещает органам госбезопасности предпринимать какие-либо меры по пресечению их преступных намерений. Он всеми силами прикрывает «крестного отца» агентуры влияния А. Яковлева, несмотря на то, что содержание сведений о нем не позволяло сомневаться в истинной подоплёке его деятельности: судьба СССР была предрешена. В декабре 1991 года официально состоялся Беловежский сговор, после которого Запад праздновал долгожданную победу над Россией.

Но в этот сложнейший период истории страны нашлись патриотические силы, которые повернули колесо отечественной судьбы вспять. Повернули не без участия чекистов. Президент России Владимир Путин свою гражданскую закалку прошел именно в органах КГБ: он сумел внедриться в окружение Ельцина и выждать своего часа. Видимо, не случайно, бывший премьер-министр правительства РФ, любимчик Бориса Ельцина Михаил Касьянов в своём интервью украинскому еженедельнику «Бульвар Гордона» (ноябрь, 2017, №46) заявил, что «как минимум, в первые три года (президентства) Путин необходимые реформы поддерживал, и ничего сверхъестественного не происходило, чтобы можно было думать о смене политического курса, ну а потом уже, после моего ухода… он стал проявляться таким, каким есть на самом деле, то есть человеком с менталитетом сотрудника Комитета госбезопасности».

Сегодня Владимир Путин входит в тройку мировых лидеров и имеет высокий рейтинг доверия граждан своей страны, уверенно набирающей экономическую и военную мощь и влияние. Он прекрасно играет в политические шахматы и при необходимости может поставить своим оппонентам кому «шах», а кому и «мат». В решении государственных проблем ему реально помогают органы ФСБ. Чекисты нового поколения эффективно искореняют коррупцию в органах власти, невзирая на ранги, звания и должности причастных лиц: губернаторы, сенаторы, мэры, министры, полковники и генералы, своевременно пресекают готовящиеся акции шпионажа, диверсий и террора, надёжно отслеживают оперативную обстановку в сфере российских интересов за рубежом.
 О высоком профессионализме сотрудников ФСБ свидетельствует, например, история с украинской лётчицей Надеждой Савченко, причастной к гибели двоих российских журналистов. Путем проведения специальной комбинации она была взята в плен и вывезена в Россию, а после следствия приговорена судом к 22-м годам отсидки, но была Президентом Путиным помилована. По мнению зарубежных СМИ, Россия освободила Надежду под нажимом общественного протеста. Автор же данного материала придерживается иного мнения: Москва действовала по собственному сценарию в своих же интересах.

После приговора Надежде предстояло пребывать в лагере для заключённых среди российских женщин, склонных к справедливости в понимании уголовного мира. Они заведомо начали бы мстить «хохлушке» за гибель журналистов, а зарубежные СМИ и правозащитные организации начали бы смаковать на все лады каждый случай этой мести. Таким образом, Россия наживала себе головную боль с обеспечением для Савченко «комфортной» жизни. Но ФСБ нашла адекватное решение с учётом психологических особенностей подсудимой и её склонности к экстремистским выходкам. Были прогнозированы все её возможные вывихи и выверты,  и она, после двух лет следствия и осуждения, была помилована, но с дальним прицелом. В итоге получилось так, что с момента её возвращения из России головная боль о её дальнейшей судьбе перешла от Москвы к Киеву.

Возвратилась она в Украину национальной героиней по поводу «мужественного» поведения в застенках ФСБ. В аэропорту её встречала сама Юлия Тимошенко, лидер партии «Батькивщина», по списку которой Савченко уже числилась депутатом Верховной Рады под первым номером. Президент страны вручил ей орден «Героя Украины», воздав всяческие почести. Выбившись «из грязи в князи» и окрыленная свалившейся на неё славой, Надежда начала чудотворить, делая различные заявления и совершая публичные выходки, одна глупее другой. Дорисовалась до того, что нажила себе кучу врагов, была исключена из «Батькивщины» и объявлена агентом Кремля (теперь уже «из князей в грязи»). Недавно бывшая кумир русоненавистников зарегистрировала свою политическую партию и теперь претендует на президентскую корону.

Но я, как автор материала, отклонился от времен ВЧК-НКВД во всём их многообразии. Будучи инженером по образованию, а не профессиональным историком, я воздерживаюсь от категорических суждений по поводу репрессий, с позиции бывшего работника КГБ СССР, имеющего определенные познания о событиях тех лет, а также с точки зрения обладателя красного диплома офицера с высшим специальным образованием. С позиции своего служебного прошлого могу сказать, что не всё было так однозначно, как повествует в своих воспоминаниях Никита Хрущёв или пишет Александр Солженицын и его однодумцы из общества «Мемориал» о злодеяниях ГУЛАГа и «кровавого» Иосифа. 
К великому сожалению, культ личности Сталина действительно имел место со всеми его издержками, к которым были причастны и сотрудники органов НКВД, выполняя жесткую установку вождя по борьбе с врагами советской власти. В условиях сложной экономической и политической обстановки под категорию врагов народа подчас попадали как реальные его противники, так и мнимые, которые высказывали суждения, отличавшиеся от указаний вышестоящих чиновников или были причастны к сбоям в работе отечественной экономики. А сбои эти были неизбежны: при огромном размахе индустриализации народного хозяйства: план ГОЭЛРО, строительство новых и реконструкция действующих железнодорожных линий, сооружение Волго-Донского канала и метро и многое другое. 

В 1930 году было развёрнуто строительство около 1500 объектов, 50 из которых поглощали почти половину всех капиталовложений: Днепрогэс, металлургические заводы в Магниитогорске, Челябинске, Новокузнецке, тракторные заводы, «Уралвагонзавод».  И всё это в условиях, когда не было ни грантовой поддержки Запада, ни кредитов МВФ. При этом басмаческое движение в Туркестане насчитывало до 500 тысяч сабель, да и белоэмигрантское движение не сидело, сложа руки. Проблемы на границах, особенно со стороны Польши и Японии были постоянными. Естественно, что в этой ситуации органы госбезопасности, не могли находиться в стороне от происходящих событий.

Но в результате маниакальной ненависти Сталина к врагам советской власти среди узников ГУЛАГа оказывались тысячи патриотов, которые были искренне преданы своей Родине. Время показало, что Сталин был убежденным сторонником социализма, но пройдя через царские тюрьмы и ссылки, порой действовал чрезмерно жестоко. Его личность до сих пор вызывает острые споры в отношении заслуг перед СССР и роковых ошибок. Но его радикализм был обусловлен складывающимися обстоятельствами того времени. Троцкий, в отличие от сдержанного и прагматичного Сталина, был человеком импульсивным и категоричным. Его идейное противоборство со Сталиным сказывалось и на негативных последствиях деятельности ВЧК, ГПУ и НКВД: Эти расхождения во взглядах стали причиной многих неоправданных  репрессий, ответственность за которые возлагается исключительно на Сталина, хотя многие историки склоняются к мнению, что окажись на его месте Троцкий, крови могло быть значительно больше. 

Сегодня остаётся лишь осмысливать это советское прошлое, с тем, чтобы не повторять ошибок в деятельности его спецслужб. Не следует забыть и дату образования ВЧК, которая в советские времена отмечалась, как «День чекиста». В этой связи мне, как профессионалу КГБ СССР, прослужившему в России добрую половину своего воинского стажа, хочется выразить солидарность с бывшими сослуживцами, а также представителями молодых поколений, надёжно оберегающих интересы Родины в это сложное время, когда мир балансирует на грани третьей мировой войны. Хочется выразить уверенность, что сотрудники органов ФСБ будут беспредельно верны своей Родине и высоким гражданским идеалам, и принципам основоположника ВЧК Феликса Дзержинского.

А 30 октября с.г. Президент России Владимир Путин вместе с Патриархом Московским и Всея Руси Кириллом  возложили цветы к мемориалу «Стена скорби», посвященному жертвам политических репрессий. «Сегодня мы открываем грандиозный, пронзительный монумент - и по смыслу, и по своему воплощению. Он взывает к нашей совести, чувствам, к осмыслению периода репрессий, состраданию их жертв», - заявил глава государства. «Нам и нашим потомкам надо помнить о трагедии репрессий, о тех причинах, которые их породили. Но это не значит - призывать к сведению счетов. Нельзя снова подталкивать общество к опасной черте противостояния», - подчеркнул президент. К этим словам бывшего подполковника КГБ СССР трудно что-то добавить.

Раздел